supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное
supernatural - сверхъестественное
 •  Главная  •  Медиа   •  Галерея   •  Фанфикшен   •  Профиль  •  Форумы  • 
 
Навигация
Эпизоды / Медиа
· Сезон 1
· Сезон 6
· Сезон 7-Форум
· Сезон 7-Медиа
· Фильмы
· Сезон 8 -Форум
· Сезон 8 -Медиа
· Обратная связь. Любимые герои.
· Сезон 9
· Сезон 10
· Сезон 11
· Сезон 12
· Сезон 13
О сериале
· Новости
· Джеффри Дин Морган
 Сверхъестественные твитты
· Спойлеры
· 
· 
Перекресток
· Supernatural Diaries
Творчество
· Фанфикшен
· Фан-арт
· Лит. ФЕСТ 2010-2011
· WinterFest - 2012.
 ·
Общение
· Форумы
Конвенции
· 2010
· 2011
· 2012
· 2013
· осень 2017
· 2018
Эксклюзив - Интервью
· Интервью Михаила Тихонова.
· Интервью Владимира Герасимова
Статьи/Интервью/Публикации
· 2010-2015
· 2016
Supernatural Issue
· Выпуск № 1
· Выпуск № 2
· Выпуск № 3
· Выпуск № 4
· Выпуск № 5
· Выпуск № 6
· Выпуск № 7
· Выпуск № 8
· Выпуск № 9
· Выпуск № 10
· Выпуск № 11
· Выпуск № 12
· Выпуск № 13
· Выпуск № 14
· Выпуск № 15
Ссылки
Новая серия
13.10

"Блудные сестры"

18 января 2018 года.
_______________
Цитата недели
Дин:Когда-нибудь придёт и наш черёд. И если меня прикончат, знайте - я зла не держу. Безоговорочно прощаю вас за всё дерьмо, что вы натворили.
Сэм:Кое-кто наворотил дел.
Дин:Ну... прощаю всё.
6.16. И никого не стало.
Наши Дневники































Информация

Rambler's Top100



Рейтинг@Mail.ru
Сверхъестественное в России :: View topic - А без музыки…
Навигация по форумам :: Сверхъестественное в России ::
Forum FAQ :: Search :: Memberlist :: Usergroups :: Profile :: Log in to check your private messages :: Log in

А без музыки…

 
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести
View previous topic :: View next topic  
Author Message
oldcat
Медиум


Joined: Dec 09, 2011
Posts: 74

PostPosted: Fri Dec 16, 2011 1:19 am 
Post subject: А без музыки…
Reply with quote

НАЗВАНИЕ: А без музыки…
АВТОР: oldcat
ЖАНРЫ: Humor, Action, AU
РЕЙТИНГ: PG-13
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: без ограничений
ДИСКЛЕЙМЕР: Винчестеры (3 экз.), Б. Сингер, а. Кастиэль, Кроули, Ева, Рафаил - персонажи принадлежат Э. Крипке, остальные – мои.
СОДЕРЖАНИЕ: логически продолжает «Душеведение как наука», кому понравилось – осилит. Больше действия и посторонних персонажей.
СТАТУС: закончен

… А нынче целый мир идет на нас войною,
Он чует нашу кровь – тем хуже для него!
Душа моя чиста, друзья мои со мною,
И, значит, мы еще посмотрим, кто кого!
С. Трофимов


Компанию Дин обнаружил на кухне. Постоял немного под дверью, прислушиваясь к разговору.
- Никаких секретов, - в голосе доктора Петрова чувствовалась легкая растерянность. – Я же терапевт, причем неплохой. А терапевт обязан уметь слушать. Причем не слова, а ритм, модуляции, фальшь, в конце концов… Я заметил, что очень многие хорошие врачи обладают музыкальным слухом, иначе очень трудно… А с вашим душеведом вообще красота, все равно что объемные картинки смотреть.
- Какие еще картинки?!
О, это уже Сэмми. Похоже, картинки и все с ними связанное еще долго будет вызывать у братика только скверные эмоции.
- Это и я знаю, - фыркнул Бобби, - когда наляпано всякой ерунды, фигурок там, точечек, ничего не понять, а всмотришься правильно – возникает стереокартинка. Я даже собирал такие одно время…
- И что, - Дин решил легализоваться и сунул голову в дверь, - ты хочешь сказать, что любой, кто правильно слушает, сможет понять эту лабуду?
- Скорее всего, - пожал плечами Петров. – Не думаю, чтобы я был каким-то там особенным. Чаю хочешь?
Никто из сидевших за столом не удивился его появлению. Сэм отсалютовал брату чашкой, а Бобби – половинкой коржика. Идиллия, будто и не случилось ничего. И чайник кто-то вымыл. Поскольку ни Сэму, ни – тем более – Сингеру такая идея даже в голову прийти не могла, Дин решил, что это докторских рук дело.
- А я от него опять хихикать не начну? – спросил он с подозрением, заглядывая в чашку как в ров с крокодилами.
- Не должен, - серьезно отозвался Бобби. – По второй пьем, и ничего. Мы с Джорджем сначала чего покрепче хотели, но передумали. Пока.
Дин размешал сахар.
- Что ж так? – он постарался собрать в этом коротком вопросе все мировые запасы сарказма. – Неужели стеночку заметили?!
- Пораньше тебя, - проворчал Сингер, ничуть не обидевшись. – Джорджу пришлось через нее пройти.
- Проползти, - уточнил Джордж. – Я уже подробно изложил свои впечатления, пока длился ваш с мистером Слоуном концерт. Славный джем получился… Куда, кстати, наш душевед делся?
Дин вздохнул. Свое желание приобщиться к вокальному искусству он приписывал исключительно остаточному действию Петровских препаратов. Дин ожидал похмелья, но была только усталость. Да и та не впечатляла, бывало и гораздо хуже.
- Пошел, кажется, пройтись. Может, отлить надо, я там знаю… Но, по-моему, собирался вернуться. Такое у меня впечатление осталось, - Дин вздохнул еще горше. – Со стеной-то что?
- Драконы. По всем признакам, - произнес Сэм, допивая чай. – Может быть, что-то еще, но данных не хватает. Решаем, как провести разведку.
Глядя на ясноглазого, как всегда перед боем собранного, прежнего Сэма, Дин на секунду выпал из тревожной реальности. Вот они сидят у Бобби на кухне, чаи гоняют, угощают приятного гостя байками из охотничьей жизни, а гость сам насчет баек непромах, потом расскажет что-нибудь медицинское… Мистер Слоун вернется, на хоботе сыграет, Кас где-то недалеко вертится, можно позвать в компанию… Хорошо!
Нет. Не хорошо. Дин с усилием отогнал сладкие грезы.
- Как же ты, мил человек, жив остался, если драконы?!
- Понятия не имею, - развел руками Петров. – Сам удивляюсь.
- Пропустили его, Дин, это и ежу понятно, - сказал Бобби. – Только зачем?
- А что Кас думает по этому поводу? – с надеждой спросил Дин.
Бобби степенно подул в чашку, шумно отхлебнул и ответствовал:
- Проснется – сам спросишь.

- Уже проснулся. Спрашивай.
Кастиэль, как всегда, появился на том самом месте, от которого Дин отвел глаза секунду назад. Ангел уже успел привычно экипироваться, только всклокочен был сверх меры.
- Раз в полгода заснул, - продолжал он, держась за голову. – Раз в полгода! И чтобы такая гадость приснилась!
Два вопроса прозвучали одновременно:
- Как рука?
И:
- А что снилось?
Второй вопрос Кас проигнорировал полностью, а над первым думал какое-то время, потом принялся вынимать из правого рукава безобразно грязные ошметки бинта. Все молча следили за этим непростым действом. Когда был извлечен последний клок, Кастиэль сформировал из натасканного тряпья неопрятный серо-бурый ком и с деревянным поклоном протянул доктору Петрову.
- Благодарю за помощь, это, кажется, ваше.
Доктор до того ошалел, что со встречным поклоном принял эту дрянь и застыл, не зная, что делать дальше. Охотники наслаждались ситуацией.
- Предлагаю вложить сию корпию в хрустальный сосуд и сдать в ближайший филиал церкви Свидетелей Иеговы по спекулятивной цене, - дрожащим от сдерживаемого смеха голосом произнес Сэм.
- Не, - Дин усиленно тер переносицу для сохранения серьезного вида. – Адвентисты Седьмого Дня больше дадут. Они эту фигню растащат по ниточкам и выставят на благотворительный аукцион. Как средство для исцеления от всего.
- Только инструкцию по применению составьте. За подписями дипломированного ангела и действующего врача, - продолжал резвиться Сэм. По глазам было видно, что он эту инструкцию уже начинает составлять. И приличного в ней будет ой как мало.
- А-а-атставить! – скомандовал Бобби. – Джордж, мусорник под раковиной. Дин, ты, кажется, хотел что-то спросить у Каса. Сэм, все инструкции составят и без тебя, рожей ты не вышел инструкции к святым мощам составлять…
Сестры получили по серьгам, и обстановка разрядилась.
- Если вы про тьму за домом, то это действительно драконы, - сказал Кастиэль, дожевывая в задумчивости последний коржик. – И еще кое-какие твари из чистилища. Ева, по всему, вместе с ними. Не спрашивайте, почему они не нападают. Я сам жду донесений. Не хочу огорчать присутствующих, но приятные сюрпризы на сегодня, похоже, кончились…

* * *

На улице было неуютно. Винчестеры и Кас ожидали новостей, хороших или дурных, недалеко от крыльца Сингеровской берлоги. Недвижный воздух пах болотом и тревогой. Ни единый звук не нарушал мертвой тишины вокруг дома, продуваемого обычно всеми ветрами. Даже автосвалка замерла, хотя в недрах разлагающихся машин всегда что-то поскрипывало, пощелкивало и шуршало. Джон Винчестер в редкие минуты хорошего настроения говорил сыновьям, что так старые автомобили рассказывают друг другу сказки.
- Где же твой разведчик, Кас? – спросил Сэм, чтобы нарушить эту враждебную тишину.
- Уже здесь, - ангел пристально всматривался в пустоту перед собой. – Рахиль, я слышу, что ты здесь. Прятаться не от кого.
Стройная фигура в деловом костюме возникла в шаге от Кастиэля. Рахиль пригладила и без того безупречную прическу жестом школьной отличницы.
- Что удалось узнать? – Кас испытующе смотрел на соратницу.
Но ответ ее был необычен. Еще полшага вперед, разворот, мгновенный розблеск серого металла, удар…
- Кас!!! – страшно заорал Дин, бросаясь вперед и понимая, что опоздал.
Кастиэль протянул руку в останавливающем жесте.
- Дин, не надо, - прохрипел он, разгибаясь. На лице ангела проступило странное выражение.
Белокурая Рахиль тупо рассматривала согнутый в дугу кинжал.
- Я и не знала, что ты стал носить кольчугу, мой генерал, - оскалившись, прошипела она. – Что же ты остановил своих псов?! Ведь теперь я безоружна?!
Кас сел прямо на пожухлую траву.
- Попробую ответить по порядку, - сказал он, рассматривая солидную дыру в плаще. - Кольчуги я не ношу, да и какая кольчуга остановит наше оружие?.. Это Бу, и кто кого носит, я бы поспорил.
В подтверждение его слов Бу высунулась из-за галстука и зашипела ничуть не хуже Рахили.
- И второе, - невозмутимо вел дальше Кас, - когда я, не в силах остановиться, пожирал фарш в какой-то паршивой забегаловке, Пан Глад, всадник Апокалипсиса, назвал меня Диновым псом. Вы бы разобрались между собой, что ли… А то я путаюсь в этих собачьих отношениях.
Рахиль растерянно хлопала глазами. Дин понял, что драка откладывется, и уселся на землю чуть в стороне. Сэм предусмотрительно остался за спиной гостьи.
– Я ответил на твои вопросы. Теперь твоя очередь. За что, Рахиль?

…Информация, которую Рахиль выплеснула после неудачого покушения, была подобна потоку самого черного яду, который только можно представить. Пожалуй, только легендарная Калакутта могла бы составить конкуренцию этой отраве. Захлебываясь ненавистью, теряя остатки миловидного облика, лейтенант мятежной армии швыряла в лицо своему бывшему командиру обвинение за обвинением.
Оказывется, пока тот занимался проблемами «этих мокриц», произошло нечто из ряда вон выходящее. Во-первых, открылись врата Чистилища, и нечисть по неизвестным причинам образовала кольцо вокруг дома Бобби Сингера. Во-вторых, войска Ада во главе с покойным Кроули осадили открывшиеся врата, и едва ли их целью была помощь вдовам и сиротам. Штаб Кастиэлевой армии в результате недолгого совещания пришел к выводу, что в центре заварушки находится их командующий, и он там один (людей, конечно, в расчет не брали). Дальше мнения разделились: часть ангелов призывала к выжидательной тактике, но часть, во главе с пылким Даниилом, рвалась на выручку Касу. Решающим фактором стало то, что Даниил был первым замом, а ангелы, даже мятежные, субординацию блюдут. Атака, по словам Рахили, была спланирована кое-как, главная ставка делалась на внезапность. Но их ждали! Мало того, как только завязалась драка с демонами, в спину нападавшим ударил передовой отряд Рафаиловых ратей! Демоны и ангелы в полном согласии беспощадно метелили их, взятых в клещи, и шансов на прорыв не было. Ни одного. Рахиль отбивалась из последних сил, когда два вампира и дракон буквально вышвырнули ее из боя. Она очутилась внутри заколдованного круга, в тишине и покое. И обнаружила здесь Кастиэля, который вел себя так, будто происходящее его не касалось! И имел к тому же наглость требовать от нее отчета!
- Ты же уверял, что Кроули мертв! Кому ты нас продал, Кас?! Нечисти?! Аду?! Откупился от Рафаила?! Ради чего, командир?.. Так, значит, ты трактуешь свою хваленую свободу? – рычание Рахили стало страшным, Дин подобрался, ожидая нападения, но женщина-ангел не двинулась с места.
Кас глядел на нее снизу вверх.
- Ты не поверишь мне, - сказал он ровным голосом, - поэтому оправдываться не буду. Тот факт, что я ничего не знал, не снимает с меня ответственности за случившееся. Равно как и то, что я не отдавал приказа наступать. Уходи, Рахиль. Отсюда можно. Уходи, иначе я за себя не ручаюсь.
И Рахиль растворилась в тяжелом вязком воздухе, предварительно плюнув Кастиэлю под ноги.
- Кас, ты не виноват, что твои подчиненные полезли на рожон… - начал было Дин, но осекся под укоризненным взглядом брата.
А Кастиэль встал, вытряхнул из рукава Брунхильду и в щепки разнес сарай, в котором Бобби хранил груды совершенно необходимой ему гнутой, мятой, ржавой и давленой рухляди. При этом ангел произносил такие слова, что лингвистически чуткий доктор Петров, высунувшийся было на шум, побежал пить валерьянкины капли.
Дин только восхищенно цокал языком, когда с треском разлеталась очередная доска, а вот Сэм выглядел изрядно встревоженным. Он тер левый висок, что служило у него признаком крайней степени озабоченности, поглядывал на старшего брата, явно не решаясь заговорить, а потом вообще поднял с земли змеецепь и принялся накручивать ее на руку. И Бу, не признававшая никаких фамильярностей, терпела!
Бобби смотрел на казнь сарайчика с крыльца дома, скорбными вздохами провожая каждый милый сердцу обломок.

Наконец пыль осела.
- Александр Македонский, конечно, великий герой, но зачем сарайчики-то ломать? – не совсем понятно высказался доктор Петров, уныло бродя между обломков.
Кас стоял посреди учиненного разгрома, опустив руки и вперив взор в землю.
- Ну что, полегчало? – нарочито бодро спросил Дин. – Спустил пары?
- Немного, - ответил ангел замороженным голосом. – Зато теперь я знаю, что делать. Подойдите все сюда, пожалуйста.
Винчестеры, Бобби и Петров просьбу выполнили.
- Из-за сильных эфирных возмущений телепортация в радиусе нескольких тысяч миль затруднена. Но мы с мистером Слоуном – надеюсь, он уже дома – провели отличный канал прямо от этого места. И наш канал сохраняет стабильность даже в таких сложных условиях, - Кас сделал многозначительную паузу, но никакой реакции слушателей не дождался и продолжил. – Поэтому сейчас я отправлю вас в безопасное место, а сам попробую разобраться в том, что происходит.
По мере осознания Кастиэлевых слов физиономия Дина вытягивалась все больше и больше.
- Это как – отправлю? – вознегодовал он. – Что значит – сам попробую?! Ты никак шутить научился?!
- Плохая шутка вышла, Кас, - поддержал его Бобби достаточно спокойным тоном. – Я лично никуда отсюда не собираюсь. Здесь мой дом и моя жизнь. Хватит одного сарайчика. Я остаюсь.
Кастиэль поднял голову. Его глаза светились ярко-голубым пронзительным светом, а лицо напоминало гипсовую маску. Если он и шутил, то сейчас шутки уже наверняка закончились.
- Это был не вопрос, - произнес он. При этом губы его шевелились не в такт словам, от чего было особенно жутко. – Это была констатация факта.
И ангел раскинул руки. Воздух задрожал, как, бывает, дрожит он над раскаленным летним зноем асфальтом. Дин почувствовал, что земля уходит из-под ног, а перед глазами плывет радуга.

Но это ощущение прошло так же быстро, как и появилось. Старший Винчестер обнаружил, что стоит на четвереньках, под ладонями и коленями хрустят обломки бывшего сингеровского сарая, а где-то очень рядом не то грузят листовую медь, не то два исключительно больших кота решают территориальные вопросы. Когда несколькими секундами позже желудок вернулся из трахеи на подобающее ему место, Дин понял, что в лязге и визге прослушивается голос Сэма, только узнать трудно, потому что младшенький очень редко пользовался своим голсом на полную мощность.
- Ты вообще о чем-нибудь думал?! – маралом ревел Сэм. – Кому, в ж..., нужны такие подвиги?! Мало мне одного балбеса! Ты же даже не знаешь... – рев перешел в надсадное сипение, - остался ли хоть кто-то в живых, а уже готов положить голову на плаху!..
- Я дожен!.. – второй голос был совсем незнакомым, поскольку Дин никогда не слышал, как орет Кас. – Это не ваша война! Вы не должны подыхать за чужие ошибки!.. За мои ошибки!..
- А тебе, значит, просто-таки необходимо подохнуть! Мало тебе, орлу старому, крыльев!.. Тебе еще нимб великомученика подавай! Неймётся!..
Дин, преодолевая голвокружение, поднялся на ноги и развернулся на звук. Зрелище того стоило.
По многострадальным руинам метался опутанный змеецепью Кастиэль, а на концах цепи всеми своими килограммами повис Сэм, обуяный праведной яростью. Кас тоже не страдал от избытка хорошего настроения, но все же Дин вздохнул с облегчением. Злющий, расхристанный, с полуоторванной полой плаща, мотающий Сэма как мячик на веревочке, это все-таки был его друг, а не застывшая маска идола.
Слегка пошатываясь, Дин ринулся в свалку и повис непосредственно на плечах ангела, сбил с ног, прижал к земле.
- Кас, не дури!.. Сэмми прав, ты не торопись! – Дин старался говорить убедительно. – Я ведь тоже думал, что могу со всем на свете сам справиться, но, понимаешь, мир, похоже, не так устроен. Ты только прикинь, как все выходит! Ни я без Сэма, ни Сэм без меня не дожили бы до сегодня, это точно тебе говорю! А когда наших сил не хватило, когда я в Ад загремел и начал Апокалипсис, так ты помог... Пусть по своим причинам, но помог же... И потом... Есть все-таки что-то в этой фразочке, ну, что каждому по силам... Когда сил не хватает, кто-нибудь обязательно поможет! Кас, ну послушай ты нас, нельзя такое одному, и ребят своих не спасешь, и сам погибнешь ни за чих собачий...
Дин перевел дыхание. Рядом пыхтел и отдувался брат, красный как рак, вдрызг исцарапанный, но уже улыбающийся.
- Слезьте с меня. Все. И ты, тварь ползучая, тоже, - с отвращением произнес поверженный ангел.
Ангелоборцы немедленно подчинились, Кас сел, но Винчестер говорить не перестал.
- Я уже молчу про вас с Бобби, а сколько случаев было, когда мы принимали помощь от совершенно левых людей? Сэмми, помнишь тех гомиков с конвенции, которые нас изображали? И дело вроде ерундовым было, а без этих кретинов пропали бы мы оба по-дурному.
- Да что далеко ходить, - вмешался Сэм, а тварь ползучая вторила ему шелестом звеньев, - чтобы мне помочь, мистер Слоун через пол-Галактики ломился, а Джордж на животе через выездной филиал Чистилища прополз… И что, Дину надо было им сказать, о’кэй, ребята, мы тут сами та-акие крутые, валите обратно? И что бы тут было, кроме выжженной земли?
Кастиэль молчал, обратив к небу закрытые глаза.
- Ты нам нужен, Кас, - тихо сакзал Дин. – И не только как летучий отряд скорой помощи, хотя, конечно, Адама мы без тебя не вытащим, а обещали. Просто ты нам нужен. Видишь, я тоже умею констатировать факты.
- И почему, интересно, в Ад по твою душу не послали Рахиль? Или Уриила? – заговорил, наконец, Кас, по-прежнему глядя в небо закрытыми глазами. – Как бы проще все было. Но… вышло как вышло!
Он неуловимым движением оказался возле Сэма и щелкнул его по носу, от чего у младшего Винчестера мигом зажили все полученные в драке синяки и ссадины. Потом Кас повернулся к Дину:
- Мой метод решения проблемы вас не устроил. Слушаю ваши предложения. Надеюсь, они более, гм, конструктивные.
- Ой, а можно меня тоже полечить, чтоб тошнить перестало, - начал тянуть время Дин, так как ни конструктивных, ни деструктивных предложений у него, понятное дело, не было.
- Токсикоз на таком сроке – явление естественное, - раздался голос доктора Петрова, - Терпите, мамаша. Потошнит – и перестанет.
Врач держался молодцом, хотя глаза у него еще смотрели в разные стороны, а Бобби поддерживал его под локоть. Свободной рукой старый охотник выбирал из бороды мелкий строительный мусор.
- Доктор лучше знает, - сказал Кастиэль, и Бобби мог бы поклясться, что в глазах ангела мелькнули смешливые искорки. – Но ты, Дин, не увиливай.
- Предложение есть у меня, - младший брат пришел на выручку старшему.
- Какое?
- Переговоры! – выпалил Сэм.

- Ну ты, Сэмми, голова! Слушай, может, ты провидец? Навроде Чака, а?
Братья ненадолго остались вдвоем, пока воспрявший Кас и Бобби, сверяясь с какими-то талмудами, готовили место для переговоров, а доктор вызвался сварить обед.
- Чак не провидец, он пророк, - поправил Сэм. – А тут и пророком быть не надо.
- Но как же ты догадался, что именно Кас учудит? Ты же знал заранее, даже Бу приготовил!
Сэм пожал плечами.
- Тоже мне, загадки народа Майя. Ты ведешь себя точно так же: сперва куриная истерика, метание предметов разной тяжести, а потом заклание себя на алтарь безнадежного дела. Я просто признал знакомый алгоритм.
- Врешь ты все, - надулся Дин.
- Дело твое, - Сэм задумчиво прикусил травинку. – Меня интересует другой вопрос: откуда Кас знал, что Рахиль попробует его убить?
- А почему ты решил, что он знал? – от удивления Дин даже забыл обижаться.
- Обычно Бу сидит у него в правом рукаве, чтобы доставать удобнее было. А тут она вдруг оказалась намотанной на него, как бронежилет… И уже после удара… ты обратил внимание, что Кас не выглядел удивленным?
- Ангельские эмоции нам не понять, Сэмми. Ты придираешься.
- Ладно, - легко согласился Сэм. – Поживем-увидим. Но любопытно все-таки…

Получасом раньше.
- C кем переговоры?
- Какие еще переговоры?!
- О чем, вообще, речь?
Последний вопрос принадлежал врачу, которого не успели посвятить в особенности взаимоотношений охотников, демонов, ангелов и нечисти.
Объяснять, разумеется, начали все сразу и каждый по-своему, окончательно заморочив Петрову голову.
- Стойте, - взмолился он, - дайте я схемку нарисую, а то плохо воспринимается…
Доктор босой ногой расчистил в пыли площадку и длинной щепкой нарисовал кружок.
- Это мы.
Никто не спорил, поэтому Петров нарисовал вокруг первого еще один круг побольше и заштриховал его волнистыми линиями.
- Это Чистилище с драконами, упырями и тэ дэ.
Дальше из-под докторского «стилоса» появились стилизованный трезубец и нимб с крылышками, похожий на эмблему ОСоАвиаХима. Эти символы пояснений не требовали.
- Что может быть нужно Чистилищу от нас, то есть от вас? – учительским тоном спросил Петров.
- Вариантов несколько, - Сэм с удовольствием включился в процесс. – Самую очевидную надобность прийдется отбросить, поскольку нас до сих пор не порвали на тряпочки, хотя могли бы. И вас, док, пропустили к тому же. Остаются, как минимум, еще две.
- Если приступ у малыша спровоцировала нечисть, то круг Чистилища мог ожидать прибытия архангелов-расстриг, - подхватил Бобби, отобрл у доктора щепку и дорисовал стрелочку, направленную из внешнего круга во внутренний. – С ковровой дорожкой, так сказать…
Сэм нетерпеливо выхватил у Сингера орудие письма.
- Или наоборот, если к рисунку в пещере эти твари отношения не имеют, то это может быть своеобразный второй круг обороны! На тот случай, если бы наши усилия пропали втуне, и операция не удалась…
На схеме появилась еще одна стрелка, направленная на сей раз от центра малого круга. Дин усомнился в последней версии, но от него отмахнулись.
- Зачем Ад штурмует Чистилище? – продолжил опрос Петров.
На этот раз слово взял Кас:
- То, что Кроули давно искал туда дорогу, известно. Еще бы… Я знаю – для чего. Души как источник силы и власти. До Рая ему не долезть, а Чистилище относительно доступно.
- Встречные вопросы, - нахмурился Дин. – Откуда ты знаешь? – это раз. И почему этот недомерок Кроули жив? – это два.
Кастиэль автоматически начал сматывать Бу, которая пыталась влезть ему в правый рукав и вообще всячески подлизывалась.
- Я отвечу. Когда дела мои с Рафаилом были совсем плохи, Кроули сам предложил мне совместными усилиями вскрыть Чистилище, суля решение всех проблем одним махом. Но на душе так паскудно стало… То есть я тогда не знал, что на душе, но паскудно на редкость. И я отклонил его предожение. Иногда жалел об этом.
- Почему ко мне не пришел? – голосом сухим и неприятным осведомился Дин. – Гонор ангельский? Или я мокрица?
- Ты строил семейную жизнь, а проблемы были только мои… - Кас вздохнул. – Если тебя это утешит, вы мне все-таки помогли.
- Как?
- Научили немного думать. И работать с информацией. Так что мы с еще одним башковитым ангелом, Даниилом, кое-что нарыли в библиотеке Бобби и в… некоторых других местах… Даниил раньше Захарию покойного доставал своими инженерными идеями, за что регулярно подвергался дисциплинарным взысканиям, – Кастиэль усмехнулся воспоминаниям. – А оно сработало, ну, то, что мы с ним собрали буквально из ничего. И как сработало! Небу было жарко в буквальном смысле! Но это уже не интересно. Тем более что даже с этими новшествами нам приходилось туго.
- Так вот кто засунул «Молот ведьм» под тумбочку в коридоре, - воскликнул Бобби, осененный догадкой. – А я его неделю искал!
- Где взял, туда и положил, - огрызнулся ангел.
- Девочки, не ссорьтесь, - с обычной своей деликатностью прекратил зарождающийся скандал Дин. – С этим мне ясно. А Кроули?
Сэм, глядя на потерянного Каса, делал брату всякие знаки, чтобы тот прекращал допрос, но Дин плевать хотел на знаки. Доктор Петров третий раз перечерчивал свои схемы.
- Не уверен, - Кастиэль покачал головой. – Хитрый лис почему-то решил поиграть. Я должен был почувствовать обман, но наличие души как-то искажает чувства, притупляет объективность восприятия… Мне тогда очень хотелось, чтоб он подох. Только зачем это ему? Не знаю.
- Извините, что перебиваю, - откашлялся Петров, - но время идет, а мы еще ничего не решили. Про ангелов можете не говорить. Понятно, что этот ваш Рафаил оказался не так щепетилен и принял заманчивую пропозицию адского главы по дерибану Чистилища. И также понятно, что при любом раскладе ваша, то есть наша компания всем как кость в горле.
- Скорее, заноза в заднице, - ухмыльнулся Дин. – Устоявшийся в нашем узком кругу термин. Традиция, можно сказать.

* * *

Переговорная площадка выглядела внушительно.
- Самое главное в переговорах – это обеспечение безопасности высоких договаривающихся сторон, - разглагольствовал Бобби, любовно подводя белой краской какую-то хитрую загогулину на куске жести, который еще недавно был частью сарайной крыши. – С такой защитой ни мы их, ни они нас не достанут. Кто бы не явился.
После бурных дебатов было решено обустроить три плацдарма для трех возможных видов визитеров. К единому мнению по поводу того, кому они все-таки досадили больше, участники обороны автосвалки от потусторонних сил так и не пришли.
- Переговоры – это хорошо, - глубокомысленно высказался доктор Петров. Он собирал пустые миски, похлебка из которых исчезла секунд через десять после раздачи. – Тут я могу, в принципе, пригодиться. Учтите, ребята, в бою от меня толку не будет. Драться я не умею, а крови вообще боюсь. Из-за этого я в хирургию не пошел, хотя звали. Пристижно в хирурги было идти, а я как представлю, что живое резать надо, так обмираю. Практикумы в полуобморочном состоянии сдавал…
Дин с сожалением облизал ложку.
- Джордж, по поводу хирурга не знаю, но в тебе погиб гениальный повар. А насчет драки не волнуйся, если дойдет до драки, то от остальных проку будет не больше. Даже от Каса и Бу. Нас просто раскатают на кизяки.
Петров посмотрел на Сэма, но тот отвел глаза. В этом вопросе он был в полной мере согласен с братом. Какая бы из высоких договаривающихся сторон ни решила с ними разделаться, их просто задавят количеством.
- Не боись, Петров, - Бобби решил внести нотку оптимизма в разговор. – Все равно, если у нас не выгорит, тут такое начнется…
- Война? – предположил доктор худшее, что мог себе представить.
- Нет, войны не будет, - очень серьезно сказал подошедший Кастиэль. – Но будет такая борьба за Мир, что камня на камне не останется. Приглашения высланы. Теперь только ждать.
- Кас, не хочу сказать плохого, но ты этот плащ или почини, или выбрось, - откашлялся Бобби, выразительно оглядывая ангела. – Какие-никакие, а гости…

Площадка Чистилища вспыхнула оранжево-желтым. В неровном круге, очерченном на земле и обложенном разномастными щитами с древними символами, появились две смутные фигуры. Зыбкие сперва, они густели и быстро наливались материальной тяжестью. Привлекательная девушка в платье белом и грязном, как халат продавщицы сельского генделыка*, держала за руку некрупную нечисть, рогатенькую, поросшую клочковатой бурой шерстью.
- А где коктейли и музыка? – весело спросила девушка, заправляя за ухо блестящий темный локон.
- Коктейль смешивала ты, Ева, - ответил Кастиэль, имеющий дурную привычку отвечать на риторические вопросы. – Как расхлебывать будем?
- Ангел-хохмач – уже смешно, - прыснула Ева, по-девчачьи прикрывая рот кулачком. – Конец света, можно сказать. А можно и не говорить.
- А говорящие чудовища – круче! – Дин улыбался так широко, что казалось, еще чуть-чуть, и у него треснут скулы. – Но раз уже случился такой курьез природы, ответь, мамаша, зачем тебе понадобились Михаил и Люцифер здесь и сейчас непосредственно?
Улыбка Евы стала просто ослепительной, хотя и несколько неестественой, как у голливудской звезды в зале суда.
- Если ты про рисунок в пещере, то, разумеется, я про него знала. Но к его нанесению ни я, ни мои дети непричастны. Как ты думаешь, чисто из практичкских соображений, ушли бы драконы добровольно из такого роскошного жилища?
- Какой-то конкурс на лучший вопрос получается, - проворчал Бобби.
На Еву это замечание оказало благотворное действие. Она перестала скалиться и заговорила спокойно и деловито.
- Что вы делаете, когда на пороге вашего дома – враги? Беспощадные, готовые на все, после которых от вашего дома и руин не останется?
- Мы вот с ними разговариваем, - тихонько заметил Сэм, но его реплику услышал только брат.
- Теперь, когда Кроули нашел союзника-архангела, Чистилище обречено. Это только вопрос времени. Но до того как заключить пакт с преисподней, Рафаил настойчиво пытался продолжить Армагеддон. Если это вам интересно, «ловушек для сознания» было несколько. Рафаиловы подручные оставляли их в заманчивых для охоты местах, зачастую сгоняя коренных обитателей с насиженных мест. И в одну такую ловушку вы и попались.
Ева почесала мелкого беса за ушком и продолжила:
- Сперва я даже обрадовалась, потому что Старшие наверняка повыкидывали бы этих… с начальственных мест в Раю и Аду, и тем уже было бы не до штурма Чистилища. Но потом… - хорошенькое личико девушки стало страшненьким. – Потом я поняла, что Люцифер, да и Михаил тоже, никогда не пройдут мимо такого источника могущества… И все вернется на круги своя. Я выставила лучших бойцов, надеясь лишь на то, что после клетки архангелы не успеют сразу войти в полную силу. Ваша возня казалась мне бессмысленной.
- Но мы тебя удивили, - Кастиэль дернул уголком рта.
- Даже больше, чем вы сами думаете, - Мать снова мило улыбалась. – Вы теперь неизвестная величина, дорогие мои. Первую вашу победу еще можно было списать на удачное стечение обстоятельств, но вторая… это уже система.
- Приятно слушать комплименты, - Дин усмехнулся. Вид у него при этом был до противного самодовольный. – Но ты откликнулась на предложение о переговорах. Значит, тебе от нас еще что-то надо, иначе ты не теряла бы лучших чудищ, прикрывая нас.
- Разумеется нужно, сладенький! – Ева послала ему воздушный поцелуй, от которого Дин невольно шарахнулся. – Врата открыты настежь, и прикрываем мы их, а не вас. Мне нужно время, за которое я успею свернуть войска, запереть врата и сменить системы защиты. Обеспечьте мне такую возможность, и я попробую вывести вас из-под удара.
- Сейчас, - Дин захлопал себя по карманам. – Где-то тут у меня должно быть немножко времени… Сэмми, ты не брал? Должно быть, за подкладку завалилось!
- Юродствуй сколько влезет, мальчик, носивший кольцо Смерти, - глаза Евы вспыхнули опасными огоньками. – Вы теперь специалисты по невозможному, поэтому вам виднее. Только учтите, что даже если мои враги ворвутся во врата, у меня за подкладкой всегда найдется минутка-другая для вас. И эта минутка покажется вам вечностью! Адью!
- Подожди, Ева, - торопливо сказал Кас, делая шаг вперед. – Если ты знаешь, скажи, что с моими соратниками?
- Двоих или троих мы выбросили из свалки, - покачала головой Мать. – Судьба остальных мне неизвестна… Что, Хруль?
Кудлатый чертик дергал ее за подол и смешно поскуливал.
- Это Хруль, мой личный шут, - непонятно зачем пояснила Ева. – Он хочет сказать кое-что одному из вас. Доктор, прошу!
Доктор Петров подошел почти вплотную к защитному кругу. Он пристально всматривался в нелепую фигуру шута хозяйки Чистилища.
- Мы в расчете, человек, - пропищал Хруль и поклонился доктору Петрову до земли.
- Ё-мое, это ж сколько лет прошло? - прошептал врач, щурясь от оранжевых вспышек. – Колото-резаная бедра и вывих локтевого сустава? Правильно? Теперь понятно, почему ты на перевязку не пришел…
- Я иногда выполняю прихоти своего любимчика, но больше в Чистилище не суйся, странный человек. Впрочем, это закон природы: подобное стремиться к подобному, - хмыкнула Ева, обводя взглядом переговорщиков. – А вот теперь точно – адью.
Круг опустел.
- Ну ничего себе! – только и смог выдавить Сэм. – Вот чудовищ от ангелов и демонов мы еще не спасали!
Бобби развернул к себе Петрова, все еще пребывавшего в легкой прострации.
- Ты почему соврал, что не имел дел с чертовщиной?
Доктор страшно удивился:
- Какая ж это чертовщина, это пациент. Я тогда в Кливленде работал на ночных сменах, хорошо помню эту мелочь пузатую. Я ему солидную дыру на бедре зашивал и локоть вправил. И разрешил отсидеться до утра в подсобке. Потом еще по шее получил, за то, что обслужил клиента без страховки. А то не видно, что страховки у него нету…
- Страховку ему видно!.. А рога ты видел? Копыта? Рыло? – не унимался Бобби.
- Ну если, скажем, бомжей голосеевских брать, так этот еще и ничего. Хоть и рыло, но с выражением! И «спасибо» сказать не забыл, а это тоже не всякий раз… Даже среди менеджеров среднего звена. Вот.
Не найдя слов, Сингер с шумом выдохнул и обреченно махнул рукой. Зато оживился Дин.
- Слышишь, Кас, у вас с Хрулем теперь общий лечащий врач!
Но ангел подколку не принял.
- Если это существо способно испытывать благодарность, то я не против иметь с ним что-то общее, - пожал плечами Кастиэль. – Внимание, ребята, у нас снова гости!
----------------------------------------------------------------------
*генделык (жарг.) – маленький магазинчик сомнительного происхождения, торгующий продуктами питания и бакалеей. Часто совмещается с рюмочной.
Back to top
View user's profile Send private message
oldcat
Медиум


Joined: Dec 09, 2011
Posts: 74

PostPosted: Fri Dec 16, 2011 1:21 am 
Post subject:
Reply with quote

* * *

Кроули возник из ослепительной вспышки золотого с алым пламени, сопровождаемой пушечным грохотом. Адский князь проделал несколько довольно изящных антраша и замер, ожидая реакции зрителей.
- Почему, интересно, все коротышки так любят дешевые спецэффекты? – проворчал Бобби устало.
Вопрос был настолько риторическим, что даже Кастиэль отвечать не стал.
- Ребята! – заорал Кроули. – Вот мы и снова вместе!
- Не уточняй только, в каком, - старший Винчестер всегда готов поддержать светскую беседу. – И если Петров скажет, что эта рожа тоже лучше голосеевских бомжей, то я даже знать не хочу, где это Голосеево находится.
Кроули мудро решил не обращать внимания на такие мелочи, иначе разговор грозил сильно затянуться.
- Отличная работа, ребятки, - продолжал он, ничуть не смущаясь. – Я знал, что вы не дадите пропасть плодам нашего совместного труда, я имею в виду предотвращение конца света и все такое прочее. Я знал, что вы это сможете, хотя старина Рафи сильно сомневался. Мы даже об заклад бились, под пять процентов ожидаемой прибыли от утилизации Чистилища. Неплохо приподнялся благодаря вам! – демон смахнул с лацкана безупречного смокинга невидимую пушинку. – Зачем вы хотели меня видеть? Прибылью я все равно делиться не намерен, раньше надо было думать!
Он выразительно посмотрел на Каса и подмигнул.
- Коммерция явно не по нашей части, - согласился Сэм, решившвий этот раунд взять на себя, чтобы его вспыльчивый братец не превратил переговоры в банальную склоку. – Но вопросы есть. И что-то подсказывает мне, что не только у нас.
- И что же мне может быть нужно от вас теперь? - через выпяченную губу процедил Кроули.
Но Сэм понял, что угадал. Теперь важно было не слажать. Он спиной чувствовал напряженное ожидание друзей.
- Ты связался с силами, которых боишься, - сказал он медленно. – Ты боишься, что тебя элементарно кинут, как базарного торгаша при продаже ворованного товара. И жаловаться, что обидно, будет некому, - Сэм глядел на князя Преисподней исподлобья, будто собирался его этим лбом таранить. – Если Рафаил не захочет делиться, ты не получишь и выигранных за наш счет пяти процентов...
- Сэмми, - развязно ответил главдемон, - Ты сам признался, что в коммерции профан. А я – профи. Неужели я начал бы такую серьезную операцию, не имея достаточных гарантий?
- Начхает Рафаил на твои гарантии с высоты ангельского, то есть архангельского полета, - включился в беседу Кас. – И прав будет.
Кроули подбросил на ладони какой-то небольшой предмет и хохотнул. Предмет исчез так быстро, что никто толком его не разглядел.
- Ангелы сильны, но на каждую силу управа найдется, - сказал он злорадно. – Смог же я тебя обмануть тогда, смог! Уже догадался – как, или подсказочку дать?
Кастиэль прищурился.
- Ты спроэцировал свою смерть через видение Дина. И его эмоции передались мне вместе с убеждением, что ты сгорел, - проговорил он.
У Сэма сложилось впечатление, что ангел блефует, вслепую нащупывая дорогу в трясине.
- Браво, - в голосе Кроули прорезалась настороженность. – Вот уж не думал, что существу служения придет в голову заниматься проблемами оптического душепреломления. Решпект!
Дин уже набрал в грудь побольше воздуху, чтобы высказаться по поводу перекладывания с больной головы не здоровую, что нечего на чужую душу пенять, коли своя кривая, ну и что-нибудь еще в таком роде экспромтом. Но тут он почувствовал прикосновение горячих пальцев к своему многострадальному затылку и понял, что не может издать ни звука.
Каким легким ни было это движение, Кроули его заметил и метнулся к границе круга.
- Что ты хотел сказать, Дин?! Не молчи, поделись с дядюшкой Кроули! – заблажил он. – Есть же секретик, есть! Ну что тебе стоит!
- Какие у них могут быть секреты, - низкий для женщины, но высокий для мужчины голос, полный презрения и ненвисти, неожиданно прервал излияния адского князя. – Все это не имеет уже никакого значения.
Статная чернокожая женщина стояла в круге Рая. Никто не заметил, как и когда она там появилась. Лицо Рафаила-Рафаилы не выражало ровным счетом ничего.
- Что с моими людьми, Рафаил? – Кас держал марку.
- Взгляни, - предложил архангел, шевельнув изящной кистью.
Перед ним засветилась голубоватая сфера, внутри которой шевелились смутные тени. Кастиэль подался вперед. Людям не было видно деталей, но Кас побелел, как снятое молоко. Ничего хорошего и согревающего сердце, судя по всему, он там не рассмотрел.
- Отпусти их, - сказал он, с трудом шевеля серыми губами. – Отпусти. Возьми меня. Пожалуйста.
- Рафи, я бы на твоем месте согласился, - подал реплику Кроули. – Не рискуй, мена выгодная.
Но у Рафаила была своя точка зрения на присходящее.
- Ты мне не интересен, командир разбитой армии, - сказал архангел надменно. – Мне приятно видеть тебя просящим, но... это уже неважно, как неважен ты. На закате я войду в Чистилище и стану иным. А после я изменю этот мир как сочту нужным. Надо ли говорить, что тебе в этом мире места не будет?..
Темная фигура исчезла, оставив четкий ореол силы. Спустя секунду истаял и он.
- Я войду? – забеспокоился низкорослый демон. – Мы войдем! Мы!
И он тоже пропал из круга уже безо всяких прибамбасов.

Тишину решился нарушить Сэм.
- Кас, там Дин, кажется, хочет что-то сказать... Ты бы это... того... поторопился, а то если у моего брата сорвет крышу от невысказанного, я ни за что не ручаюсь...
Ангел поднял на него тусклые больные глаза.
- Аа? Да, конечно. Само собой...
И он сделал такое движение, каким обычно открывают кран.
И кран открылся.
Дин говорил долго и прочувствованно. Если убрать эмоциональную составляющую, то речь его сводилась к обличению некоторых существ сомнительного происхождения, покусившихся на священное для каждого гражданина самой золотозапасной, твердовалютной и демократичной державы право свободы слова. Друзья и родственники, потакавшие этому беспределу, также не были забыты, и их моральный облик подвергся самой жесткой критике.
По мере извержения вулкана по имени Дин Винчестер, лицо Кастиэля приобретало все более осмысленное выражение, и, когда лава начала остывать, он уже был готов к ответу. Из ответа следовало, что он, Кастиэль, ни в коей мере не собирается ставить под сомнения права и свободы граждан самой тра-та-та державы и даже наоборот, готов в любой момент исполнить «Звезды и полосы», ежели Дину Винчестеру припечет это послушать в пароксизме квасного патриотизма. Но он теперь будет иметь в виду, что если ему, Кастиэлю, понадобиться известить о чем-либо важном широкую общественность, то он, Кастиэль, не будет создавать страничку в «твиттере», как собирался изначально, а под большим секретом оповестит об этом своего лучшего друга Дина Винчестера.
Тут временно онемели все, и трудно было сказать, что именно произвело самое ошеломляющее впечатление: видение ангела, исполняющего гимн США, или тот факт, что не-от-мира-сего Кас знает, что такое «твиттер».
- Ну, блин, поговорили! – сказал, наконец, Бобби. – Чем гавкаться на всю Дакоту, лучше бы план составляли.
- Единственный наш шанс – закрыть врата Чистилища, - Кас уже пришел в норму. – Как – понятия не имею. Но до заката у нас часа четыре есть. Будем думать.
- В крайнем случае, можем смыться через ваш канал, - добавил Сэм.
Кас покачал головой.
- Уже не можем. Магия переговорных площадок добила переходник. Мы заперты. Зря вы не позволили вас отправить подальше отсюда, пока была возможность. Устроили какую-то... корриду, понимаешь. Хоть бы доктора отпустили, он-то тут совсем не при чем.
- Ничего, - тоскливо произнес Петров. – Двум смертям не бывать...
- Кто сказал?! – хором удивились Винчестеры.
- Народная мудрость, - совсем упавшим голосом ответил врач.
- Не переживай, Джордж, только первые два-три раза умирать хреново, а потом привыкаешь, - утешил, как умел, Дин. – Тренировки всегда приносят результат!
Петров посмотрел на Каса. Тот неопределенно пожал плечами.
- Наверное, я мало тренировался. Все разы было одинаково хреново.
- Куда я попал!.. – воскликнул доктор, но тут же замер. – Слышите? Нет, вы слышите?
Все прислушались. На фоне мертвой тишины звучала далекая музыка.
- Мистер Слоун! – завопил Сэм, перекывая эти слабые звуки. – Он не ушел!
- Вот дурак, - вздохнул Кастиэль. – А я так надеялся...
- Значит, что-то важное, - предположил Бобби. – Надо пойти посмотреть. Все равно у вас плана никакого нету.

Бобби, Сэм и Петров побежали в том направлении, откуда комариным зудом долетала мелодия «Когда святые маршируют». Дин задержался возле неподвижного ангела.
- Я просто не подумал, что о твоей душе кто-то может не знать... Не сердись, ладно?
- Конечно, Дин. Может, это и не имеет значения, и я зря заткнул тебе рот. Но может быть, это наш последний маленький козырь в сегодняшней игре, - Кас потер переносицу. – Догоняй своих, Дин. Я присоединюсь к вам через несколько минут.
Старший Винчестер собрался было задать очередной вопрос, но передумал, развернулся и помчался догонять друзей и брата.
Кастиэль остался стоять, запрокинув лицо к серому неестественному небу без облаков, солнца и птиц.
- Папа, - сказал он одними губами. Древний язык ангелов, старше которого была только Смерть, вызвал перемены в окружающем мире. Задул ветер, раздувая пузырями полы Кастиэлевого плаща, сметая прелые листья и сор. Запахло дождем.
- Папа, - повторил неправильный ангел, который не захотел стать богом.
Какого ответа ожидал он? Что было в его взоре, направленном в небеса?
Ненависть?.. Боль?.. Надежда?..
Кто их разберет, этих ангелов...

* * *

Мистер Слоун стоял на холмике, образованном, считая снизу, корпусом старого «Опеля», тремя шинами разной степени рваности и коленвалом без опознавательных признаков. Его мощные ноги попирали хлам, как Исакиевские колонны: уверенно и надежно. Вытянутый в сторону стены мрака хобот исторгал бодрый джаз.
- Что там, сынок? – пропыхтел Бобби, щурясь вдаль.
Но Сэм тоже толком ничего не увидел и отрицательно помотал головой. То есть, он каким-то седьмым чувством ощущал, что в монолите тьмы нечто движется, но эти колебания глаз не улавливал. Зато Петров не подкачал.
- Не видно ни черта, но я готов поклясться, что звук сдвоенный! – сказал он, приводя дыхание в порядок после пробежки. – Там, - доктор махнул рукой в сторону стены, - кто-то ведет втору. И этот кто-то приближается.
- Уши у тебя, Петров, как у нетопыря, - усмехнулся Сингер. – Ты, часом, не слышишь, как трава растет по ночам?
- Бог миловал, - невесело отозвался врач.
Помолчали.

Запыхавшийся Дин с разбегу влип в братскую спину.
- Блин!… Сэмми!..
Сэм очнулся от раздумий, хотя кого другого такой заряд бодрости попросту смёл бы с ног.
- А? Ты уже здесь? А мы тут музычку слушаем…
Дин внимательно посмотрел на младшенького и увиденное ему не понравилось. Лицо Сэма было серым и выглядело лет на десять старше, чем положено.
-Сэмми? С тобой все хорошо?
- Задумался немного. Устал. Но остальные устали не меньше, - Сэм вдруг улыбнулся, широко и ясно. – На себя посмотри, супермен… А насчет хорошо… Дин, ты даже не представляешь, насколько мне хорошо…
Старший брат недоверчиво хмыкнул. Чего, мол, тут хорошего…
- Серьезно, Дин, впервые за много лет мне просто хорошо… Не фыркай, я отлично понимаю, что вокруг происходит очередной армагеддец, но это дело привычное. Да, на закате нас, скорее всего, убьют, и будет славно, если всго лишь убьют, но я уже забыл, когда было такое время, чтобы нас никто не хотел убить, да и было ли вообще такое время… Но… сейчас я целый, Дин, просто целый! Вот он я, вот он ты, который тоже я, вот друзья, которые прикроют спину… Каждая секунда сейчас стоит целой жизни! Я помню, как пил кровь, как убивал и умирал… Это больно, но это часть меня, я принял это и остался собой. Ты потерпишь меня – такого – хотя бы до заката?
Возникла пауза, вызванная тем, что Дин подбирал отвалившуюся челюсть.
- Потерпит, - сообщил появившийся Кастиэль, традиционно не распознав риторический вопрос. – Сколько надо, столько и потерпит. Что тут у вас?
Ему объяснили.
- Попробуем посмотреть… - ангел неожиданно подмигнул. – Любопытство, кажется, идет в нагрузку к душе! Помехи только страшные…
Покряхтывая от напряжения, Кас растяул в воздухе эфирное полотно примерно десять на пятнадцать дюймов, немного отдышался и от плеча ахнул кулаком в центр этого необычного экрана. Экранчик замигал, зарычал как ламповый телевизор «Электроника» и нехотя выдал картинку. Через секунду прорезался звук.
Все приникли к изображению.
- Твою дивизию, - изумился Бобби. – Бабы. Как есть бабы!
И, если отбросить феминистские заморочки, он был прав. Среди мути помех проглядывало пятно относительно четкой видимости, в которое попала цепочка из шести разнокалиберных женских фигур. Впереди, грузно приплясывая, выступала монументальная негритянка с лицом круглым, плоским и черным, как хоккейная шайба. Золотой саксофон выглядел игрушечным в ее могучих руках. Завершив такт залихватской трелью, саксофонистка отняла инструмент от вывороченных губ, покачнулась и пропустила вперед следующую фигуру. Она, эта фигура, не отличалась значительными габаритами, большим был только ее аккордеон. Полыхнули гранатовым разломом меха, выпуская на волю аргентинское танго – танго смерти. Цепочка неуклонно продвигалась вперед, подчиняясь рваному ритму танца.
- Ничего себе, - прошептал Дин, не отрываясь от странного зрелища. – Они там все с инструментами! Ничего себе!
- Они сменяют идущего впереди, как будто идут по целинному снегу, - заметил Сэм.
- Поверь, Сэм, у них гораздо более серьезные преграды, чем снежные заносы, - Кас покачал головой. – Сколько живу, такого еще не видел. Хотя могу догадывться…
- Мы можем чем-нибудь им помочь? – спросил Петров, пальцы которого непроизвольно двигались в такт аккордеону.
- Едва ль. Помочь пока им в силах лишь мистер Слоун, а наш удел – ожидание, - обилие красот в речи ангела указывало на сильное волнение.
Бобби внезапно чертыхнулся и ляпнул себя по лбу, сбив кепку на одно ухо.
- Кас, как скоро они будут здесь? – в голосе старого охотника сквозила паника.
- Минут через тридцать, не раньше, - ответил Кастиэль, что-то прикинув на пальцах.
Бобби снова выругался.
- Ребятки, вы их тут задержте еще хоть немного, мне в дом надо смотаться…
- Что за кипеш, Бобби? – Дин заломил соболиную бровь. – Если за обрезом, так у меня ствол с собой, отобьемся в случае чего…
Сингер даже руками всплеснул от такой недогадливости.
- Какой там обрез! Женщины же приближаются! Их в дом вести надо!
- И что, - по-прежнему недоумевал Дин. – У тебя там адские гончие на цепь не посажены? Или ты ковровую дорожку стелить собрался? Так ее сначала это, соткать надо…
- Хуже! Я накануне постирушку затевал, - выпучил глаза Бобби. – Вся ванная труселями завешана! А тут же бабы, то есть женщины! Культурные, музыку знают!
Сэм не удержался и прыснул.
- Зачем бегать? Попроси Каса, он их на расстоянии приберет, - предложил он, делая неопределенный жест, обозначавший, по его мнению, дистанционную уборку.
Бобби сперва обрадовался, но ненадолго.
- Ага, как же, приберет он, - забухтел Сингер, подозрительно косясь на ангела, который старательно делал вид, что его это не касается. – Я потом год искать буду. А этим труселям сносу нет! Я эти шесть пар купил на распродаже текстиля в Скарборо пятнадцать лет назад, сейчас таких не делают! Сам приберу!
И Бобби вразвалочку потрусил к дому.
- Параноик старый, - в один голос произнесли Дин и Кастиэль.
- Я все слышал! – донесся удаляющийся голос.

Звук аккордеона становился неверным. Темноволосая женщина неопределимого при такой видимости возраста начала спотыкаться и горбиться под немалым весом своего инструмента. Танго вскрикнуло в последний раз и замерло.
Можно ли играть на виолончели на ходу? Оказывается, можно. Высокая белокурая девушка умудрялась идти сложным зигзагом и водить смычком по четырем струнам. Мелодия выходила незамысловатой (Петров через равные интервалы подпевал «И мой сурок со мной», к чему бы, интересно?), но позволяла продвигаться вперед. И, хотя лицо девушки смотрелось размытым пятном, а фигуру надежно скрывал корпус инструмента, Дин непроизвольно принял позу, характерную для породистого сеттера при виде вальдшнепа.
Болезненно взвизгнули струны; из-за спины белокурой немедленно вынырнула костистая старуха, чьи белые волосы были заплетены в две косы. Запел бубен. Старуха передвигалась лягушачьими скачками, а обтянутый темной кожей круг с бубенцами выдавал музыку-ритм – вечное движение жизни.
Бубен не сдавался долго, но пришел черед и ему уступить дорогу следующему, точнее следующим ведущим. Сколько ни всматривался Сэм в подрагивающий от помех экранчик, так и не смог найти различий между двумя миниатюрными фигурками, бредущими плечом к плечу во главе этой необычной процессии. Тяжелые черные волосы собраны в одинаковые узлы, одинаковые походки, одна переливчатая, как звон горного ручья, мелодия на двоих. Только инструменты разные: нечто сложное, многострунное, на плоской основе (про которое доктор Петров сказал, что на гусли похоже, но точно не гусли), и направленная вниз довольно длинная дудка, оснащенная целой кучей блестящих кнопочек.
Картинка сделалась совсем скверной, по экрану поплыли серые волны и фиолетовые зигзаги, но звук стал даже немного громче.
- Кас, настрой своё ТВ, будь человеком, - заныл Дин.
- Не могу, - был ответ. – И настроить не могу, и человеком не буду. Но они уже здесь.
И Кастиэль эффектным взмахом свернул магический экранчик в сияющую нить, которую проглотила вынырнувшая из рукава Бу.
Спрашивать, откуда появятся гости, надобности не было, поскольку мистер Слоун покинул свой пост и побрел к стене мрака. Винчестеры, Кас и доктор Петров двинулись следом. Теперь уже все видели вздувшийся на стене пульсирующий волдырь. Мистер Слоун, подойдя почти вплотную к нарыву на теле тьмы, наддал что-то страшно торжественное на максимальной громкости; с другой стороны порыв активно поддержали всеми доступными средствами и…
Нарыв лопнул с таким звуком, с каким разрывает баклажан в духовке. Из дыры, как горох, посыпались музыкантши со своим инвентарем. На ногах устояла только сыромятная старуха с бубном, остальные повалились как попало на сухую каменистую почву.
- Добрый вечер, - сказал вежливый Сэм, чувствуя себя круглым идиотом.
- Вы кто такие? – его брат всегда предпочитал конкретику реверансам.
- Мы – ландгарды, - с интонацией то ли снисходительной, то ли горделивой, ответила белокурая, поднимаясь на ноги. При этом она опиралась на виолончель, как на костыль.

Бобби Сингер метался по дому и брюзжал.
- Мало нам демонов! – и бесформенный тюк белья полетел в навесной шкафчик на кухне.
- Мало нам чертей! – осколки зеркала, расколоченного ружейным выстрелом, захрустели под веником.
- Ангелочков этих прибацанных нам тоже мало! – валяющееся поперек коридора розовое пальто яростным пинком отправилось в угол, за тумбочку.
- Я-то, дурак старый, думал, что у нас уже все есть. И цепные твари, и личный врач, тоже чокнутый на всю голову, и слон!.. Хотя нет, слон – животное полезное. Хоть и не слон, - Бобби, сопя, поволок к помойному ведру огромный мешок мусора, наивно полагая, что он туда влезет. – А вот баб с музыкой ка-ак раз недоставало… Только вот бабы, да еще и с музыкой, это ж любому делу гаплык, капец и цугундер. Верно говорю…
И замер с открытым ртом, так и недоразвив столь блистательную мысль.
В помойном ведре, куда Петров выбросил Кастиэлевы бинты, буйным цветом цвела роскошная кипенно-белая лилия.
Сингер перевел дух.
- Чудотворцы хреновы, - проворчал он наконец, улыбаясь каким-то своим мыслям.
Забыв про мусор, он побрел на задний двор высаживать растение. Верная лопата, с помощью которой был зарыт не один десяток разномастных трупов, ждала его у двери.

* * *

- И чем болтать, помогли бы дамам подняться, - невнятно донеслось из-под аккордеона.
Петров поспешил на помощь, но опоздал: могучая негритянка, чьи масштабы вблизи потрясали гораздо больше, чем на волшебном экранчике, ухватив за наплечный ремень, одним рывком перевела аккордеон и его хозяйку в вертикальное положение.
- Благодарю, Габи, - кивнула та и осмотрелась. – Все целы?
Сэм как мог аккуратно устанавливал на ноги хрупких обладательниц многострунной доски и дудки. При этом ему все время казалось, что сейчас какая-нибудь из них поломается от любого неосторожного движения. Теперь стало видно, что отличия между ними все-таки есть, дудочница старше, в густой гриве черных волос можно разглядеть несколько серебристых прядок, а в уголках больших миндалевидных глаз залегли чуть заметные сеточки морщин. Младшая же была юна, ее кожа, как показалось Сэму, чуть просвечивала, подобно дорогому фарфору.
- Можно зачехляться, - зычным басом скомандовала Габи, - приплыли, девочки…
Инструменты исчезли одновременно без хлопков, вспышек и прочей мишуры. Дин присвистнул.
- Могу показаться болваном, но я так и не понял ни фига, - заявил он. – Я, Дин Винчестер, охотник на нечисть со стажем, никогда не слышал про ландгардов. И недостаток информации меня, мягко говоря, нервирует.
Но на его заявление дамы не отреагировали. Они уже окружили мистера Слоуна и что-то щебетали ему на разных языках, поглаживая по бокам. Мистер Слоун довольно гудел в ответ.
- Кас! – позвал проигнорированный Дин. – Давно хотел спросить, да все к слову не приходилось...
- Да?
- Зачем ты язык в штопор завивал, ну, в смысле переводил с английского на слоновий, когда мистер Слоун и так все понимает? Хоть с английского, хоть с китайского!
Кастиэль посмотрел на него долгим, укоризненно-сожалеющим взором.
- Это очень сложный язык, Дин. Особенно для человеческой физиологии.
- И что с того?
Укоризна в голосе ангела усилилась:
- По-твоему, я зря мучился, осваивая произношение? Надо же применять полученные таким трудом знания!
Не зная, что ответить, старший Винчестер только развел руками.
- Одиннадцать! – вдруг воскликнула аккордеонистка, отрываясь от беседы с мистером Слоуном. – Нас только одиннадцать! Ну до чего же не везет!
- Еще есть Бобби, - поспешил утешить ее Сэм. – Только какая разница – одиннадцать или двенадцать?
Женщины переглянулись.
- Как сказал один благородный и могущественный король, – разница все-таки есть, - белокурая обладательница виолончели очаровательно выпятила губку. – Только рассказывть долго, а времени мало. Давайте уже соберемся все вместе и объяснимся.
- Мы не враги вам, охотники на демонов, - тихо и мягко, с чуть заметным акцентом сказала фарфоровая девушка.
- А будем ли союзниками, зависит от вас, - добавила ее старшая родственница (а сестра или мать – никто так и не понял, да и не сильно заморачивался).
- В таком случае, идемте в дом, - вздохнул Дин, пятерней приглаживая чуб, правда, без особого результата.
- Дин, - зашипел Сэм, толкая брата в бок локтем и выразительно шевеля бровями. – Бобби же просил…
- А если Сингер не успел прибрать свои подштанники, заранее прошу пардону, - невозмутимо закончил Дин с самой обаятельной улыбкой, на которую был способен.

В маленькой гостиной было очень тесно. Изрядную часть комнаты занял мистер Слоун, а остальные пристроились кто где: на стульях, столах, подоконниках, стопках книг и просто на полу. Кас для экономии места даже взлетел на ореховый сервантик. Сервантик охнул, но выдержал. Бобби метнул на летуна испепеляющий взгляд, но от истории о долгой и, несомненно, достойной жизни пострадавшего предмета меблировки удержался.
- Я считал, что легенды о ландгардах не имеют под собой реальной основы, - начал непростую беседу Кастиэль.
- В ангелов тоже далеко не все верят, - фыркнула белокурая, а Габи захохотала, запрокидывая голову.
- Тем не менее, мы все есть, - миролюбиво подытожила аккордеонистка. – Позвольте представить наш скромный коллектив. Если сортировать по росту, то в первую очередь прошу любить и жаловать великолепную Габриэлу и ее саксофон!
Негритянка подбоченилась и сверкнула жемчужной улыбкой шириной с Миссисипи.
- Если будете паиньками, можете называть ее Габи или мамуля Габи. Далее - Мишель, она же Миша, она же Красотка Мими; объем талии равен объему грифа ее виолончели! Ну, почти…
Белокурая красотка передернула плечиками и задрала нос еще выше, чем он был. Дин стрельнул глазами, но выстрел ушел в молоко.
- Старейшина ансамбля – Скво, - жест в сторону старухи, истуканом замершей в углу на хромоногом табурете.
- Подождите, - перебил Сэм, - Скво по-индейски…
- Просто женщина, - кивнула рассказчица. – Все правильно. Но ее полное имя полдня произносить надо. И поэтому – просто Скво. Она не возражает.
- А она вообще разговаривает? – театральным шепотом спосил Дин.
- Не со всеми, - был ответ. – В основном она ведет беседы со своим бубном. Реже – с Маниту.
Скво слегка изменила наклон головы, давая понять, что обсуждение ее персоны окончено.
- Себя пердставлять – мове тон…
- Я представлю, - вызвалась Габи. – Эту хулиганку звать Антонина, отзывается на Тоню или Тони. А как звать ейную гармошку, никому не говорит! – и обильные телеса затряслись от нового приступа смеха.
Доктор Петров оживился, но в разговор лезть не рискнул.
- Спасибо, Габи, - кисло сказала Антонина. – Далее – мадам Пак, для друзей и для врагов – всегда мадам Пак, неизменная, как ее цитра.
Мадам Пак плавным движением поднялась со стопки книг, церемонно поклонилась, глядя в пол и катая полуулыбку на бледных губах.
- И, наконец, наша младшенькая, Со Йон, достойная дочь своей матери. Под хорошее настроение позволяет называть себя Соечкой, хотя мадам Пак этого не одобряет. Несмотря на то, что ей еще нельзя солировать, ее гобой уже три с лишним года прекрасно звучит в ансамбле.
Сэм зааплодировал, Со Йон покраснела и забилась за спину матери. Кастиэль, как бы ненарочно, уронил с серванта на Сэмову голову пыльное чучело летучей мыши. Сэм затих, на миг испытав острое желание сдернуть вредного ангела с его насеста за ногу.
- Очень приятно, - заговорил хозяин дома, доселе молчавший. – Но я по-прежнему не вмыкаю, кто вы такие. Вот с нами все ясно. Мы…
- Да знаем мы вас, - отмахнулась Мишель. – Никто, кроме вас, такое бесчинство затеять не смог бы. При всем почтении, не понимаю, - она обернулась к мистеру Слоуну, - как вы могли попасть в такую компанию?!
- Миша, не сейчас, - поморщилась Тоня. – Время против нас. Мы – ландгарды. Мы появились вместе с человечеством.
- На всей Земле нас пятнадцать родов. Всегда. Если угасает один, тотчас появляется другой, - подолжила Мими, отбросив тон капризули. – Мы должны беречь Землю. В целом.
- Гринпис форевер, - ехидно заметил Дин, за что брат вручил ему летучего мыша.
- Умничай сколько хошь, паренек, - всколыхнулась Габи. – Только ты понятия не имеешь, сколько раз наша планетка могла бы полететь в тартарары, если бы не ландгарды. Мы слышим ее, мы приходим играть, когда дела совсем хреновы. Как сейчас.
- Как вы это делаете? – раздался голос с серванта. – Я не понял сам принцип.
Тоня пожала плечами.
- Наши души настроены в унисон с планетой. Если предстоит серьезный катаклизм, мы чувствуем. Музыка, пропущенная через нас, способна значительно изменять реальность. Сферы бытия сопрягаются, возникает резонанс и…
Бобби откровенно зевнул.
- Проехали, - осеклась аккордеонистка.
Кастиэль возбужденно заерзал на шкафу, от чего на остальных посыпались войлочные клоки пыли и какие-то гайки.
- Я так и знал! - воскликнул Кас, свешивая вниз разлохмаченную голову со следами побелки в прическе. – Душа – не только источник энергии, это связь с космосом!.. Преломление… Тоннельный эффект…
- Помолчи, а? – попросил Бобби, на которого вся эта мутная терминология нагоняла тоску. – Пусть леди скажут по сути.
- По сути уже сказано, - пропела мадам Пак. – Сейчас надо играть Большим ансамблем, а это двенадцать людей. Малый ансамбль – семеро, но для такой беды, как сейчас – мало, недостаточно. Надо двенадцать.
- О предыдущем затеянном вами Апокалипсисе мы узнали загодя, и собрались загодя, - сказала Мишель. – Полным составом. Но, к глубокому моему удивлению, вы справились сами. А в этот раз все случилось очень быстро.
- Эфирные помехи не дали прорваться даже седьмой, - Антонина помрачнела. – Эх, Хельга, шальная головушка! Куда ее занесло?.. Говорила же я ей – поздно уже, не надо… Где ее теперь искать?.. Ладно, этого не изменишь. Хорошо хоть замена нашлась, да еще такая сильная…
- Да, мистер Слоун – это просто супер, - решился вставить реплику доктор Петров.
- Мистер Слоун?! – непонятному восторгу ландгардов не быдо предела. Даже черты лица Скво обнаружили тенденцию к раздеревенению.
- Это я придумал, - не преминул похвастаться Дин.
- Оно и видно, - пробормотала Габи, утирая слезы подолом широченного темного платья. Заголившаяся глянцево-черная икра толщиной могла конкурировать со Слоуновской. – Зря я на тебя, паренек, сердилась, ты, видать, по жизни шуткарь!
Дальше разговор пошел бойко. Выяснилось много интересного. А именно: у ландгардов есть что-то вроде родовой памяти; ландгарды могут перемещаться в пространстве мгновенно (Тоня завела пространную речь о каких-то гигантских резонансах с магнитным полем Земли, но на нее цыкнули); среди ландгардов не бывает мужчин, но их при определенных обстоятельствах можно временно привлекать в ансамбль; в пятнадцать лет ландгард выбирает инструмент, а с двадцати может солировать.
- Инструмент – какой сам хочешь? – уточнил Сэм, который уже начал о чем-то догадываться. – А то, - он покосился на Мишель, - не у всех удобные в переноске.
- Вот тут уже – как повезет. Инструмент – всего лишь адаптация восприятия, - туманно сказала Мими. – А виолончель мою попрошу не обижать, вы не видели, что иногда получается! Помните, как на Нацуко клавесин выехал?
Женщины закивали и захихикали.
- Ох и лицо у ней было, - хлопнула себя по колену Габи. – А как мы к нему колесики привинчивали…
Мужчины смешного в этом не видели, поулыбался только Дин, да и то, потому что перепутал клавесин и кларнет, и пытался сообразить, куда там можно привинтить колесики.
- Ладно, - прервал веселье Бобби, - даст Бог, посмотрим, чего смешного в этом клавесине…
- Не посмотрите, - зажурчал голосок мадам Пак. – Нет их. Ушли в волну.
- Что значит – нет? Погибли? И вы так спокойно об этом говорите? – удивился Дин.
Антонина опустила глаза.
- Она жива в двух своих дочерях. Старшая через год выберет инструмент. Да, Нацуко ушла в волну, стала чистой энергией, ее больше нет с нами. Зато остров Фукусима остался на месте. И тектонический разлом дальше не пошел. Не вините нас в черствости, просто работа у нас такая, нечасто до старости доживаем.
Это-то как раз охотники понимали хорошо.
- Бывают изредка случаи, когда инструмент нематериален. Тогда его заменяет голос или танец, - продолжила экскурс Мишель.
- Ох и знатно Тонькина бабка плясала, ох и знатно! – прицокнула языком Габриэла. – Жаль, сошла с круга.
- А это как? – Сэм жадно слушал, компенсируя, должно быть, недостаток сказок в детстве.

И Тоня рассказала, сперва неохотно, но постепенно увлекаясь, про свою бабушку, Риту-Плясунью, которая танцевала со Сертью в начале 1944 года. Оказывается, к этому времени у немцев было атомное оружие (приоритет немецкой школы в ядерных исследованиях, наработки Эйнштейна и Мейтнер, сильная исследовательская группа во главе с Гейзенбергом и т.д., дальше все запутались в именах и датах). И две пробные бомбы, корявые, неуклюжие, но страшные своей мощью и неизвестностью последствий, одновременно падали на Москву и Лондон. Собирать ансамбль времени не было. И Рита, на то время медсестра полевого госпиталя Лубенской Стрелковой, пригласила Смерть на Белый Танец. Смерть приглашение принял, уж больно хорошо танцевала медсестричка в щегольской гимнастерке, а Смерть ценил высокий класс. Бомбы не разорвались. Ядерную программу Третьего Рейха со скандалом свернули. Занялись усовершенствованием Фау-2. А бабушка прожила почти до 90 лет, дождалась правнучки… Куда Смерти спешить? Теперь Рита вечно танцует с ним…

Скво не то кашлянула, не то каркнула из своего угла. Все вздрогнули.
- Время не ждет, - сказала мадам Пак. – Еще нужно провести обряд.
- Какой обряд? – вопросил Бобби, подозревая нехорошее.
- Вам нужны инструменты, - как само собой очевидное, ответила Со Йон.
- Мы не годимся, - запротестовал Сингер, ища путей к отступлению. Музыку он откровенно не любил, считая пустым сотрясением воздуха. – Это разве Петров…
- Бобби, ты еще держишь пузырь с вискарем на книжной полке за дорожным атласом Дакоты? – сварливо поинтересовалась Габи.
Бобби подавился очередным аргументом.
- Видишь, Сингер, мы все про вас знаем! Так что нечего телиться, пора за дело. И если ты, пернатый, рассчитываешь отсидеться на шкафу, то даже думать не моги!
Сверху раздался тяжелый вздох и упало несколько перьев.

* * *

Дин теребил разлезающееся чучело, переминался с одной босой ноги на другую босую ногу и чувствовал себя неуверенно. Рядом томился Сэм, которому тоже было неуютно без обуви, а Бобби так вообще умудрился загнать себе занозу в пятку и теперь, чертыхаясь, пытался от нее избавиться. Кас оставался безмятежен, а доктор Петров уже привык. Разуться их заставили для лучшего, значит, контакта с землей.
- Оставь птичку, то есть мышку, - рыкнул Бобби, с трудом удерживая равновесие в сложной позе. – Она мне дорога как память!
- Это теперь мой личный Бэтмэн, - возразил Дин, продолжая измываться над тушкой. Из швов уже полезла вата. – Эй, долго нам тут еще?
Последний вопрос был адресован ландгардам и мистеру Слоуну, которые, построившись в круг, издавали звуки разного тона как с помощью инструментов, так и без них. Доктор Петров уверял, что так настраивается оркестр. Возразить ему никто не мог, поскольку Винчестеры на симфонических концертах отродясь не бывали, а Сингер, которого когда-то еще покойная жена (тогда, разумеется, не покойная) один раз затащила в оперетку, заснул при первом же звуке из оркестровой ямы.
- Пять минут, - отозвалась мадам Пак, не прекращая перебирать струны цитры. – Не волнуйтесь, это быстро, но надо большую точность иметь.
- Слышишь, Сэмми, - Дин все никак не мог успокоиться, - ну какие из нас музыканты? Ты хоть на чем-нибудь, кроме моих нервов, играл? По жизни?
- В колледже я был ударником самодеятельной группы, - Сэм, казалось, был всецело поглощен созерцанием камушков под ногами.
- И ты молчал?! – возмущенно воскликнул Дин. – Почему я об этом ничего не знаю?!
У Сэма был такой вид, будто он только что обнаружил, что у него есть руки, и теперь надо срочно решить, что с ними делать.
- Было бы о чем говорить, - покривился он. – В воскресенье ко мне подошел руководитель группы и пригласил на репетицию, мол, фактура у меня подходящая, а в барабан лупить – много ума не надо. В понедельник я пришел на первую репетицию, в среду репетиции не было, поскольку клавишник ушел в загул, а в пятницу я проломил барабан, и меня попросили больше не приходить. Вместе с фактурой.
- Обидно? – поинтересовался старший брат.
- Нет, ни капельки. Скучно мне с ними было. Песни плохие, играли еще хуже, а все разговоры неизменно сводились к травке, бухлу и телкам. И ругались они постоянно, а я не люблю...
- Их семь, как семь нот! – вклинился Петров. – Минимум семь, понимаете? Чтобы ансамбль!
- Точно, - согласился Кастиэль. – А если пентатоника?
Врач задумался.
Долго думать ему не дали.
- Кто храбрый, мы готовы, - громко сказала Габи, и почти осязаемая волна созвучий разошлась по всем направлениям.

Доктор Петров и сам не понял, как оказался в центре круга. В голове у него творилось Вавилонское столпотворение, так что запомнил он только напутственные слова: «Ты у нас даже ноты знаешь», и восхитительное чувство полета.
- Ай, молодец, земеля! – голос Антонины был преисполнен симпатии. – Покажем, что наши не сдаются! Ничего не бойся, слушай внимательно, а как только отзовется – лови!
Петров ничего не понял, но было уже поздно переспрашивать. Его настраивали. Вибрации пронизывали его сущность, заставляя испытывать боль пополам с наслаждением, принуждая зверем метаться в кругу ландгардов в поисках одного-единственного, истинного звука…
Внезапно он замер, вскрикнул и взял из воздуха длинную флейту красного дерева. Ландгарды, как по команде невидимого дирижера, сняли звук. И в наступившей оглушительной тишине прозвучала чистая, невыразимо прекрасная нота. Петров отнял флейту от губ и рассмеялся.
Тут зашумели все. Доктора поздравляли, тормошили и хлопали по спине.
Бубен Скво напомнил о времени. Тоня поставила новоявленого флейтовладельца рядом с собой. В круг ландгардов.
Следующим на испытание решился Дин. Он вручил многострадальное чучело брату, несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул, как перед прыжком в воду, и шагнул на площадку.
- Гитару хочу, как у Янга. Ну, или как у Хэтфилда, на крайний случай, - заявил он окружающим. На этот раз промолчала даже Габриэла, поскольку было хорошо видно, что за показным нахальством скрывается нешуточное волнение.
И все повторилось. Сердце Дина сладко вздрогнуло, когда пальцы левой руки коснулись струн, а те ответили звучным аккордом. Но когда он открыл глаза…
- Это что? – спросил он, испытывая сложную гамму чувств. – Я вас спрашиваю, музыри несчастные, что вы мне подсунули?!
То, что Дин держал в руках, несомненно относилось к группе струнных инструментов. Оно имело гнутый безладовый гриф, почему-то восемь струн, треугольную деку и веселенькую роспись под Хохлому по всем гладким поверхностям. И только искреннее восхищение, с которым женская половина компании рассматривала этого ублюдка, помешала Дину зашвырнуть его куда подальше.
- Это балалютня, - торжественно произнесла Мишель. – Очень редкий, можно сказать, уникальный инструмент. Везет же некоторым!
Дин еще какое-то время раздумывал, стоит ли считать это издевательством, но решил отложить разборки на потом. Демонстративно прошествовав мимо белокурой красотки, он встал в круг между Габриэлой и Со Йон.
Бобби маялся долго. Сэм успел забеспокоиться, слишком уж побагровело лицо старшего друга, слишком уж резкими стали движения, а какофония звуков вокруг него становилась все громче. Наконец Бобби свалился, и тишина рухнула сверху.
Никакого инструмента при нем видно не было. Сингер поднялся на дрожащие ноги, попытался что-то сказать, но вместо этого выплюнул на ладонь каплевидный кусочек металла. Ландгарды радостно зашумели.
- Я знала, что ты справишься, пиррротехник ты старый! – взревела Габи, выделывая коленца, странные для ее комплекции. – А ну, дай жару! Вот бы Руфус порадовался!
- Кто? – окончательно обалдел Бобби. – Да что же это делается?
Он торопливо сунул металлический предмет обратно за губу, за что-то дернул, и довольно приятные тренькающие звуки огласили окрестности автосвалки.
- Это варган, - пояснила Тоня (все уже и так поняли, что она обожает пояснять). - Инструмент простой, но с очень древней историей… Неважно. В строй, сержант!

- Ну, я пошел? – полувопросительно-полуутвердительно сказал Сэм и попытался всучить некогда летучую, а нынче полуразвалившуюся мышь Кастиэлю.
- Нет, Сэм, это я пошел, а ты смотри в оба, - с нажимом ответил Кас. – Они все впадают в подобие транса, а мне нужно, чтобы хоть кто-то сохранил трезвую голову, пока я буду в… процессе. Вот, держи Бу, если что-то пойдет не так, ты знаешь, что делать.
И ангел решительным шагом направился к месту испытаний.
- Да что я вам, камера хламохранения?! – возопил младший Винчестер, потрясая своей коллекцией артефактов. – Какого дьявола я должен знать, что с этим делать?..
Но настройка уже вступила в права. И сразу же все пошло не так. Контуры ангела стали зыбкими, Сэм четко увидел сквозь него отрешенное лицо Дина, бледное, застывшее, чужое. Диким диссонансом Кастиэля размазало в сияющее кольцо, в центре которого нестрпимым светом полыхала алая точка. Сэм заметался, не зная, надо ли прорываться в круг, размахивая змеецепью, стоит ли вырывать инструменты у оцепеневших ландгардов или любые его действия лишь усугубят ситуацию.
- Кас! - заорал он, срывая голос. – Диин!
Кольцо растекалось в сферу, смотреть на это стало совсем трудно. Сэм, очертя голову, бросился в эпицентр катаклизма, но упругая волна невидимого поля швырнула его обратно. Бу бессильно шипела, как раскаленная сковородка, на которую плюнули. Выкрикивая имена и проклятия, Сэм пытался прекратить, задержать, остановить рост сферы-Кастиэля в кругу ландгардов, потому как края этой сферы уже почти касались их лиц, а что будет, когда коснутся, даже думать не хотелось. Музыка уже окончательно перешла в кошачий концерт, истерически верещали струны, дребезжали духовые… Сэм охрип и отчаялся, усталость последних двух (двух?!) дней, притупленная искусством доктора Петрова и магией Кастиэля, навалилась как лавина, выбивая остатки дыхания из груди… Не очень хорошо понимая, что делает, он метнул чучело (больше ничего подходящего при себе было), целясь прямо в центр, в пульсирующую алую сердцевину…
На какой-то миг он ослеп и оглох, единственным ощущением оставалось биение крови в висках.

- Сэм? Ты в порядке? – голос Кастиэля звучал совсем как обычно.
- Что это было? – только и смог прохрипеть Сэм. Картина окружающего мира прояснялась какими-то рывками.
Матушка Габи доступным американским языком объяснила, что это было. Дин, облизав пересохшие губы, добавил. Из этой сумбурной речи Сэм понял, что идея привлекать ангела, пусть даже одушевленного, в ансамбль, не была самой лучшей идеей в мире. Почему-то шишки сыпались в основном на головы Антонины и Скво.
- Это ж был бы полный ...! Да ты этого пацана должна поцеловать в ...! Да если бы не он, ты б свою Томку!.. – надрывалась Габи. – УмнЫе шибко! С вашими идеями!
Кастиэль, совсем такой как обычно, даже с мусором, прилипшим к плащу после сидения на шкафу, негромко, но выразительно откашлялся.
- Дин? Я опять забыл, кто такой Бэтмэн, но ты эту вещь не выбрасывай, - сказал он, точным броском отправляя слегка обгоревшее чучело старшему Винчестеру. – Сэм, ты все сделал правильно, хотя можно было так и не торопиться.
Пока Сэм возмущенно хватал ртом воздух в поисках достойного ответа, Кас протянул руки, принимая из ниоткуда скрипку и смычок. Сочетание грязного, в паутине и клочьях более сложного состава, плаща, босых ног, перекрученного галстука и скрипки делало ангела похожим на кочевого цыгана.
- И все-таки получилось, - произнесла Тоня немного виновато. – Да, затея была рисковая, но лучших предложений, по-моему, не поступало. И рекомендации…
Мистер Слоун умиротворяюще забубукал.
- Сэм! – заорал вдруг Дин, - я его понимаю! Выбирай скорее тарахтелку, можно будет с душеведом разговаривать! Он говорит, что мы круты! Прикольно!
Сэм замялся.
- Вы точно сможете играть сейчас? – спросил он, тщательно подбирая слова. – Не могу сказать, что вы хорошо выглядите...
Это было очень мягко сказано: как и бывалым, так и новообращенным ландгардам эскапада с Кастиэлевой настройкой даром не прошла.
- Когда надо – надо делать, - строго сказала мадам Пак своим нежным голоском. – Нас стало больше – мы сильнее. Становись в круг, воин, прими свою судьбу.

Сэм даже не удивился, когда вьюга разноцветных звуков понесла вокруг него шальную карусель меняющихся образов. Грифы, струны, стройные и гнутые тела духовых, какие-то клавиши и кнопки... К вывертам своей судьбы он уже привык, но что именно принять? Он чувствовал, что может выбрать любой из проносящихся мимо него инструментов, но, кажется, так быть не должно... Или должно? Или два раза виски с содовой, а бургер с летучими мышами – для Дина? Чему все-таки равно дважды всё? Если без поправочных коэффициентов? А мышь надо разъяснить...
Это было так чудно, что Сэм просто падал от смеха, только падать было нельзя совсем, потому что колодец со смехом очень глубокий, а вытащить некому. То есть как некому, Дин вытащит, это же проще пареной репы, но зачем искать приключений на всехние задницы, если можно просто не падать в колодец, тем более, что колодец стоит у Сэма на носу и как, интересно, он собирался туда упасть?! А принимать надо так, чтоб как Дин, всегда же хочется, как Дин, только не всегда получается...
Сэм судорожно схватился за первый же пролетавший мимо инструмент подходящей формы и упал в колодец.

- Полифоник? – уныло спросила Мишель, разглядывая Сэма, лежавшего в центре площадки с гитарой в обнимку.
- Угу, - ответил мистер Слоун.
- Для комплекта, должно быть, - предложила свою версию Габи.
- Дамочки, что не так? – забеспокоился Дин. – Это не смертельно?
Мадам Пак посмотрела на него сочувственно.
- Не смертельно, только хлопотно. Твой брат – полифоник. Он может брать такой инструмент, какой сам захочет.
- И что тут плохого? – не понял Бобби.
- Не плохо, нет. Хлопотно. Подстраиваться трудно, каждый раз может быть что-то новое... Ну да ладно, все равно сыграться не успеваем.
Соечка тихонько вздохнула.
- Ничего, - сказала она еще тише, - подстроимся как-нибудь.
Дин покосился на нее с удивлением.
- Гов... ээ... фигня вопрос, малышка! Конечно, подстроимся. А возиться с этим полигадом я с детства привык.
Мадам Пак снова посмотрела на Дина, но сочувствия в ее взоре не было на этот раз ни на грош.

Серое, нависающее как крышка над кастрюлей небо чуть потемнело. Это значило, что где-то там, в нормальном, не отгороженном стеной Апокалипсиса мире садилось солнце.
- Еще раз, - вяло произнес Бобби. – Не ждем времени «че», налетели, грянули, отбросили от Врат всех, кого можно, а дальше – как Бог на душу положит.
- А что, отличный план, - зевнул Дин. – Очень по-нашему, особенно в последней части. Леди, каковы все-таки наши реальные шансы на выживание?
Краткий миг затишья перед боем. Маленькая армия из двенадцати – гм – существ в расслабленных позах расположилась на жалком клочке пожухлой травы за домом Бобби Сингера.
- Фифти-фифти, - лениво ответила Мишель, внимательно рассматривая смычок. – Так что имеет смысл откорректировать завещания... Если есть, конечно, что завещать.
- С нотариусами туговато, - пожаловался Дин. – Доктор вот есть, а с нотариусами – швах полный. А то бы я Бэтмэна завещал соответствующему фан-клубу…
Габи одобрительно хмыкнула:
- Поди ж ты сделай из нотариуса ландгарда… Запаришься. Хужее только с мытарями, те вообще безнадежные.
- А я думал, что из всех можно, - удивился Сэм. Он развлекался тем, что беспрестанно менял инструменты.
Дамы вразнобой засмеялись.
- Птичка такая есть – наивняк называется, на ивушке живет, - сообщила Тоня. – Нам просто повезло, что в одном – причем самом нужном – месте собрались целых шесть балбесов с душами, не отравленными алчностью. Иначе настроить нельзя. Знаете, какой соблазн начать круто зарабатывать на нашей музыке? И многие отсеиваются на этом. Становятся классными лабухами, но инструменты, наши инструменты, перестают даваться в руки. Все, назад дороги нет. Многие бывшие из ландгардов спиваются, теряя связь… Эх, - несколько некстати добавила она, - связаться бы с Хельгой, прямо извелась вся…
- Кабестан, - вдруг потребовал Кас, протягивая руку ладонью вверх. – Поищу, если выживу.
Тоня сняла с шеи ремешок с подвеской и вложила в протянутую руку.
- Она мне подарила на прошлый день рождения. Сойдет?
- Вполне.
- Кстати, о птичках, - встрял Дин. – У меня тоже есть дело к собравшимся. На случай, если не переживу эту веселенькую ночку. Если дамы наблюдали прошлый капец света, то должны знать, что у нас с Сэмиком есть еще один братишка, тоже проблемный…
Back to top
View user's profile Send private message
oldcat
Медиум


Joined: Dec 09, 2011
Posts: 74

PostPosted: Fri Dec 16, 2011 1:21 am 
Post subject:
Reply with quote

Дин, кусая губы от нетерпения, следил за слаженными действиями ландгардов и мистера Слоуна. Новообращенных попросили держаться пока в тени и не высовываться.
- Вы сможете только солировать, - втолковывала им Мими, - тогда мы будем подключаться, мы умеем это делать, а вы – нет. Первый выход – за ансамблем, ваше слово – второе.
Вот и ждали они своего второго слова, пока первое, мощное и раскатистое, расшвыривало противников, подобно тому, как океанский прибой выносит на отмель обломки корабля: не делая разницы между деревом, металлом или хрупкой человеческой плотью. Ансамбль выступал по широкой дуге, расчищая дорогу к вратам, казалось, без малейших усилий. Нечисть, предупрежденная Кастиэлем за несколько минут до наступления, лихорадочно перестраивала ряды, уводя изрядно потрепанные части авангарда под прикрытие всесокрушающей музыки. Стена тьмы развеивалась сизой дымкой.
Дин понятия не имел, что за мелодия сейчас заглушала грохот боя, но маршевые ее пассажи наполняли душу решимостью драться до победного. Доктор Петров мотив узнал, но выразился по этому поводу не очень оптимистично. Он сказал, что раз дошло до Александрова вкупе с Лебедевым-Кумачом*, то дело – табак, но в подробности вдаваться не стал.
Врата – рдеющая тревожным багрянцем расщелина – уже осталась за спинами ландгардов.
- Дин! – рявкнула Габи. – Мы будем держать оборону, тебе – на прорыв! Давай, паренек!
- А… а что делать надо?! – Винчестер даже растерялся.
- Вперед и газ до отказа!
Вот это Дину было близко и понятно. Кураж запузырился в крови, вызывая восхитительное покалывание в кончиках пальцев. Балалютня, чудной отзвук его души, сама легла в руки.
- Трасса хорошая, - пробормотал Дин, прищуриваясь, - бак полный… И скорость не ограничена!!!
Балалютня ответила восторженными риффами.
Дин, слегка потеснив мистера Слоуна (!), уверенно вышел вперед. Демоны, воспрявшие было в пересменку мелодий, с воем откатывались прочь. Скрученные канаты черного жирного дыма отмечали места, где оставались лежать самые неповоротливые. Группа чудовищ под шумок прорвала окружение и двинулась к вратам.
Пронзительный, на грани ультразвука, вопль на миг перекрыл музыку: хозяйка Чистилища отдавала приказания. Повинуясь приказу, от отряда нечисти отделилась фигура крупного мужчины и помчалась наперерез Винчестеру. По пути фигура трансформировалась, отращивая чешуйчатый хвост, когти, огнедышащую пасть и все прочее, что положено отрастить порядочному дракону. Дин не успел и глазом моргнуть, как очутился на широкой, как диван (хотя и далеко не такой удобной), драконьей спине.
- …! Т-твою!!! – радостно зоарал он, осознав свое положение. – Мочить демонов, сидя на драконе! Это ж мечта сопливого детства! Н-но! Наддай, конячка! – он забарабанил босыми пятками по бронированным бокам. – Эх, стрекала нет!
Связанный приказом, дракон глухо прорычал что-то про откушенные ноги, но Дин, разумеется, пропустил это мимо ушей. Бешеный ритм рок-н-ролла захватывал его без остатка. Все мелодии, которые он страстно желал когда-либо сыграть, но не имел такой возможности, теперь рвались из него клокочущим фонтаном. Со струн его инструмента сыпались искры, гоня скакового дракона все дальше от врат…

Сэм с тревогой наблюдал за братом из-за спин ансамбля. Ему чертовски не нравились болезненно-алые пятна, проступившие на скулах Дина; его беспокоило то, что вместо глаз на Диновом лице сияют почти безумные зеленые звезды; его тревожил рваный хохот старшего брата и все ускоряющийся темп музыки. Сэм видел, что ландгарды тоже встревожены.
- Что происходит?! – прокричал он на ухо Тоне.
- Вот поэтому мужиков и не берут в основной состав, - хрипло ответила она. Струйки пота уже успели расчертить ее щеки и лоб, а руки намертво прикипели к аккордеону. – Слишком увлекаются. Твой Дин уже не видит, куда его несет! Еще чуть-чуть, и он оторвется от ансамбля… Для новичка это почти наверняка означает уход в волну… Миша, не смей! Сломаешь соло – хуже будет!
Мишель, сунув подмышку смычок, безуспешно пыталась перебить общий ритм, используя виолончель как бас-гитару. Странно было видеть, как предельное напряжение коверкает правильные черты красотки Мими.
- Что можно сделать? – огромных усилий стоило Сэму не поддаться панике. – Наверняка что-то же можно!
Матушка Габби выразительно пожала плечами. Тоня отвела глаза.
- Куры, - вдруг раздался невероятной скрипучести голос. И бубен ехидно подтвердил, что да, куры есть куры. – Слепые. Какой он солист, у них же дуэт сыгранный! – Скво облила презрением оторопевших ландгардов, и сухая трещина ее рта вновь сомкнулась, будто ее и не было.
- Скво говорит редко, но смачно, - Тоня заметно повеселела.
- Мало она говорит, - сердито сказал Бобби, которому весь этот гвалт уже успел порядком наездить по ушам. – Как нам Дина выручать?
- Мы, семеро, должны стоять…Братья должны играть рядом, вместе, - прозвенела мадам Пак в унисон со своей цитрой. – Дуэт. Тогда вернутся оба. Только как Сэм попадет?
И вправду, как?
Увлекшийся Дин и не менее увлекшийся дракон уже едва виднелись в толпе стремительно наглеющих демонов.
- Попадет, - пообещал Кас, пристально вглядываясь в горизонт. – И быстро. Солнце почти закатилось. Рафаилово войско на подходе, а врата еще разверсты. Сэм, держись у меня за спиной и помни, твоя цель – развернуть Дина. Не вмешивайся. Ни при каких условиях.

…Этот сумасшедший марш-бросок отложился в памяти Сэма вроде бы и полностью, но за хронологический порядок он поручиться не мог.
В какой момент Брунхильда, живой артефакт удержания, снесла голову огромному демону, явно из старших, - до того, как Сэм не выдержал и достал из-за пазухи тот нож, или уже после?
Что было сначала – обжигающая боль в распоротом предплечье или веерный залп древних заклятий в исполнении неподражаемого Кастиэля?
В какой момент он упал, подскользнувшись на чьей-то крови, а Кас отбивался от троих, и удар от Сэмовой беззащитной спины отвела когтистая лапища синюшного упыря?
Тогда ли он понял, что звук балалютни не приближается, а становится все глуше? Или все-таки раньше стало видно, как тело брата начинает истекать светом?
Все это образовало в памяти Сэма хитрую мозаику, только финал четко оставался на своем месте.
Кас что-то прокричал на непонятном Сэму языке, обращаясь к союзной нечисти. Твари из Чистилища азартно зарычали и заулюлюкали, и на несколько бесконечных, драгоценных мгновений вокруг ангела и охотника стало просторно. Сэм быстро огляделся и прикинул, что до цели никак не меньше сотни шагов и сотни демонов, а силы тают…
- Держи! – крикнул Кастиэль, бросая Сэму хвост (или голову, кто ее там разберет?) змеецепи.
Винчестер, инстинктивно поймав брошенное, успел отстраненно удивиться, до чего же скверно выглядит Кас, залитый своей и чужой кровью, потерявший в бою плащ, пиджак и изрядный клок плоти с левого бока. Бу несколько раз обкрутилась вокруг Сэма, почти вплотную притягивая его к ангелу.
- Я тебя швырну, - интимно сообщил тот, выбирая слабину цепи. – Постарайся сохранить равновесие и не потеряй нож.
- А ка… - только и успел признести спеленутый цепью охотник, когда Кас, со всей своей ангельской дури, дернул за голову (или хвост) Брунхильды, отправляя сотню килограммов Сэма Винчестера в полет из этой импровизированной пращи.
Феерический полет сменился падением. Сэм, как кошка, извернулся в воздухе и пружинисто приземлился на ноги, лишь слегка подвернув лодыжку. Хвост ездового дракона выбивал пыль из земли буквально в двух шагах. Сэм проворно взбежал по хвостовым пластинам, как по лестнице, и потратил еще секунду на то, чтобы обернуться. И сердце пропустило удар. Светлая фигура Каса мокрой тряпкой распласталась на земле, а над ангелом, яростно визжа, плясала и била копытами воздух неведомая тварь, более всего напоминавшая огромного кабана, если бывают кабаны с рогами. Удары могучих копыт свинобуйвола не давали демонам приблизиться к бепомощному Кастиэлю, но как долго он сможет продержаться?
Задыхаясь от невозможности быть в двух местах одновременно, Сэм все-таки вспомнил, ради чего Кас без остатка выплеснул себя в последнем броске.
- Диин! – завопил он, балансируя на драконьем хребте. Дракон возмутился прибавлением груза и задергал крестцом, силясь стряхнуть лишнее.
- Дин, это я, обернись, пора возвращаться! Дин! – надрывался Сэм, но тщетно. Старший брат не слышал призывов. Он парил в полуметре над костяным гребнем, находящимся между лопаток рептилии. Балалютня неистовствовала. Счастливое лицо Дина было обращено вперед и вверх, туда, куда уходили разноцветные волны энергии.
Сэм наконец-то сообразил, что избрал неверную тактику. Перестал драть глотку и выхватил, зажмурившись, из воздуха, огромные медные тарелки.
- Ну, держись, братуха! Мало не покажется, - сказал он злорадно.
Развел руки как можно шире и ударил…

- … очешуел, да?!!!
Дин уже успел слезть с костяного гребня, но выражение его лица безошибочно указывало, каким именно местом он приложился к гордости драконьего щеголя. А если у кого оставались сомнения, то смолкшая балалютня была прижата к … ну, неважно.
Результаты аккустического удара впечатляли. Оглушенный дракон очумело мотал страшной башкой, в радиусе примерно двадцати метров живых демонов не осталось, а у самого Сэма перед глазами порхали пестрые мошки.
- Поворачивай, - сказал он с трудом. – там Кас… И вообще… Теперь играем только вдвоем.
- Идет, - легко согласился Дин, догадываясь, что где-то слажал, но не понимая еще – где именно. – С одним условием. Ты убираешь это… эти… В общем, что угодно, кроме тарелок!

Их встретили маршем триумфаторов из «Аиды». Дракон напоследок уважительно обругал братьев, посулил им скорую встречу в темном месте; выслушал ответные речи, в которых расписывались восемь способов отрывания драконьего хвоста, удовлетворился и исчез в провале врат.
Радость возвращения достигла степени ликования, когда стало известно, что Кас верхом на свинобуйволе прибыл за минуту до Винчестеров. Свиномонстр свалил свою полубесчувственную ношу под ноги ландгардам, весело хрюкнул и сгинул. Над израненным ангелом вовсю хлопотал Петров, сетуя на отсутствие «доктора Ящикова». Кастиэль глядел на него одним глазом (второй заплыл) и пытался доказать, что лечение ангелов – пустой перевод медикаментов. Само пройдет.
- Еще немного, - произнес он. – Врата закрываются, основные силы Ада уже не сунутся. Кроули не любит играть, если не уверен, что выиграет. Остаются только мои… соплеменники… Но с ними буду разговаривать я.
- Всего лишь, - фыркнул Бобби. – Ты себя со стороны видел, вояка? В чем только душа держится…
- Вот именно – держится, - Кас попробовал сделать значительное лицо, но вышло так себе. – Большего при собеседовании мне не понадобится.
Ландгарды одобрительно закивали.
- Желательно, правда, с ног не падать, - задумчиво протянула Габи, критически разглядывая невнушительную наружность Кастиэля.
- Подстрахуем, - кратко пообещал Дин. – В первый раз, что ли?

Ангельское воинство предстало во всей красе и славе. Ослепительно-белые одежды, серебристые мечи, осиянные лики. Дин незаметно поморщился: он терпеть не мог казарменной показухи. Полукруг ландгардов на фоне этого великолепия выглядел жалко: запыленные усталые лица, пот, кровь и упрямство. Кастиэль, которого устанавливали в вертикальном положении всем миром, равнодушно взирал на родичей. Правым плечом он чувствовал плечо Сэма, а левое плечо подпирал Дин. Он рассеянно думал о том, что, кажется, в таких обстоятельствах и умереть не зазорно, но умирать решительно не хотелось. Сэм вертел губную гармонику, выбранную им из сугубо практических соображений: ею можно было управиться одной, здоровой рукой.
- Вот как, - процедил Рафаил. – Я еще могу удивляться, оказывается. Ты позвал серьезную подмогу, командир разбитого войска. Но я все равно сильнее. Уйдите с дороги, защитники Земли. Я не трону Землю. Нам нечего делить. Иначе…
- Что – иначе? – заскрежетала Скво. – Ты хочешь вывернуть Вселенную, надменное дитя великого отца, и говоришь, что нам нечего делить. Мы здесь по своей воле и по своей надобности. Уходи ты, тогда не нужно будет взвешивать нашу настоящую цену на весах Смерти.
Рафаил слегка дернул аккуратно подкрашенным ртом.
- Вас одиннадцать, - сказал он, выявляя неплохую осведомленность в делах скрытных ландгардов, - недостаточно для серьезного разговора. Но если вы настаиваете…
- Двенадцать, - Кастиэль улыбался. По-настоящему. – Ты всегда плохо считал, брат мой.
И он протянул руки, в которые тут же пали скрипка и смычок.
Человеческая оболочка Кастиэля, кое-как перевязанная окровавленными тряпками (рубашка Бобби плюс нижняя юбка мадам Пак), непременно упала бы без поддержки Винчестеров; его ангельская составляющая была досуха выжата в бою с демонами. Оставалась одна душа.
Изумленный вопль Рафаила слился с чистым и щемящим голосом скрипки.
Скрипка пела о душе – величайшем даре Божьем, о том, что зародыш души жив в любом Его творении, только иногда он спит.
Воистину, подтверждали виолончель и флейта, гобой и варган.
Скрипка говорила о любви и самопожертвовании – трудных, но верных путях к пробуждению души, залогу творения.
Да, воистину так, соглашались аккордеон и цитра, саксофон и невозможная балалютня.
Скрипка рассказывала о гранях познания, недоступных ангелам Бытия, и о божественной красоте этих граней.
Правда, это все правда, захлебывались вместе со скрипкою бубен и гармоника; и вторил им чужак из неведомого мира, чья сущность была музыкой.
Так пели струны души Кастиэля, странного ангела, перешагнувшего через власть и могущество ради любви и уважения нескольких жалких смертных.

Воинство изрядно смутилось. Осиянные лики потускнели. Рафаил скрипнул зубами.
- Все же я предпочитаю идти своим путем. И вы этот путь мне загораживаете.
За спиной архангела собиралась гроза, не имеющая к тучкам небесным никакого отношения.
Скрипка сменила тональность. Музыка стала грозной. Сила стояла против силы. Ясные глаза Кастиэтя полыхнули гневом. Сухой яростью, ненавистью к существам, игравших их судьбами как палой листвой, отозвался Дин. Ландгарды подхватили тему. Грозовое облако столкнулось с тугим валом музыки. Фиолетовые вспышки, разрядные дуги и прочие эффекты из богатого мира электрических явлений, сопровождали столкновение. Бобби Сингер краем глаза заметил парящий, подобно орлу, кузов доисторического «пикапа» - старожила его автопомойки. Еще подумалось ему в тоске, что со светом, может, еще и обойдется, а вот его свалочному бизнесу – точно каюк.
Дым рассеялся. Рафаил, застыв в молитвенной позе, выкашливал тягучие сгустки почти черной крови. Солдат и прочих нижних чинов вымело за пределы театра боевых действий. Но Кас останавливаться не собирался, наоборот, наращивал темп и громкость. Кто-кто, а уж он-то знал, что таких врагов не побеждают. Их уничтожают насовсем. Иначе все начинается заново. Искаженное, почти неузнаваемое лицо архангела повернулось к победителю. Расплющенные немыслимым давлением губы пытались что-то сказать.
Флейта. Поперек основной темы. Что за …?!
Разумеется, доктор Петров, врач Божьей милостью и начинающий алкоголик впридачу. Полуприкрытые глаза, нелепые обрывки форменных, слишком широких для него, штанищ, «пацифик» на спине. Ах, да, еще флейта, точная, как стилетное жало, флейта драгоценного красного дерева. И вечный, как небо, мотив Милосердия, которое, как известно, выше справедливости. Теперь все.
Кастиэль сломал соло.
- Уходи, - сказал он, не глядя на поверженного противника. – Пока я не пожалел об этом. Нет радости в твоей смерти, старший брат мой. Постарайся, чтобы твоя жизнь не стала чьим-нибудь горем.
Рафаил исчез, Сэм на секунду зазевался, и Кас немедленно упал.

* * *

- Ты в порядке? – вопрос звучал глупо, но участливо.
Кас с заметным усилием повернул голову и скосил глаза вниз, на вопрошавшего.
- Я не могу толком пошевелиться. У меня болит всё, даже такие органы, о существовании которых раньше я просто не знал. И сейчас не понимаю, что там может так болеть. Понятия не имею, сколько времени уйдет на восстановление. Я очень сомневаюсь, что сделал правильно, отпустив Рафаила, - он помолчал. Голова его мерно покачивалась в такт шагам мистера Слоуна. – Да, чуть не забыл. Похоже, я счастлив. Я ответил на твой вопрос, Сэм?

Часом раньше.
Стало так тихо, что казалось, будто уши забило ватой. Серые сумерки наливались тяжелым сизым цветом, предвещая скорое наступление ночи. Но такая благодать продолжилась ровно девять секунд (Сэм считал про себя, хотя объяснить, зачем, наверное, не смог бы). По истечении благословенной девятой секунды заговорили, заорали и завизжали все сразу. Габи матерно ругала Петрова за вмешательство, утверждая, что не будь Кас ангелом, непременно бы загнулся. Тоня за Петрова заступалась, выкрикивая: «Если бы, да кабы, во рту б выросли бобы». Петров хотел что-то вставить от себя, но его не было слышно. Дин дергал всех, кого мог достать, за одежду, пытаясь привлечь внимание общественности к некоему объекту на грани видимости. Чем-то смущал его этот объект. Сэм, неловко орудуя одной рукой (жутковатого вида порез на второй был трогательно перевязан шейным платочком Со Йон), пытался пристроить Кастиэля себе на плечо. Безвольное тело так и норовило съехать вниз. Сэм беспрерывно извинялся, а ангел вяло уверял, что хуже уже не будет, даже если им, то есть телом, обмолачивть злаки. Проблему решил мистер Слоун, взгромоздив Каса себе на спину, и, бережно придерживая необычную поклажу хоботом за талию, потопал в направлении, указанном Дином. Бу поспешила следом. За ней – все остальные.

… Стена. Обычная, шлакоблочная. Остаток забора заброшенной фабрики по производству не то штепселей, не то сорок первых ножек от микросхем. И восемь обнаженных фигур, распятых строительными дюбелями – на стене. Мутный послезакатный воздух пах кровью и чем-то невыразимо гадким и тошным.
- Кажется, твои… - прошептал Сэм.
Бобби торопливо отстегивал от пояса фонарик.
- Крылья… тени, - хрипел Кастиэль, судорожно пытаясь развернуться. – Тени… есть? Только не врите мне…
Трясущееся пятно фонарного света запрыгало по стене и по распятым.
- Нету! Кас, нету, честно, никаких паленых перьев! – от избытка чувств Дин подпрыгнул. – Только знаки эти… у всех вырезаны на груди. Помнишь, Сэмми, мы такой у Каса со спины вытирали…
- Печать Истра, - ангел расслабленно выдохнул. – Живы. Слава Богу. Не зря, значит…
Габриэла без своих обычных прибауточек сжала бока саксафона, будто это была волынка, и в уши присутствующих ввинтился пронзительный вой. Дюбели вылетели из стены с тем завидным энтузиазмом, который отличает пробки в бутылках с теплым, хорошо взбитым шампанским…

- Ты выздоравливай, командир, а мы попозже подтянемся, - говорил ангел, сосудом для которого служило тело рыжего паренька, курносого и пухлогубого.
- Даниил, война закончилась, - устало твердил Кас, - я больше не ваш командир, вы вольны заниматься, чем хотите…
- Вот и чудненько, - умильно соглашался Даниил. – Вот чем хотим, тем и займемся. А ты, главное, поправляйся. Мне не страшно оставлять тебя в столь надежных руках, - взгляд в сторону Петрова, - а через время мы придем, есть что обсудить… И вообще…
- Командовать было проще, - проворчал Кастиэль.
- Легок спуск Авернский, - кивнул рыжий. – Ты, командир, выздоравливай побыстрее…
И пернатая компания растворилась в темноте.
- Хороший мальчик, - пробасила Габи. То, что мальчик – ровесник этого мира, ее не волновало.

Леди и мистер Слоун попрощались уже почти у дома. Сказали, что эфир успокоился, и им пора по домам. Дети плачут, бельё недостирано, молоко с плиты убегает. Но у ландгардов есть традиция – в честь серьезных операций устраивать небольшие дружеские вечеринки. Так что, если нет возражений… ровно через сутки… Форма одежды – демократичная, смокинг – не обязателен, желательны чистые носки одинакового цвета. Ах, это уже парадная?! Тогда и умоетесь заодно…
- Спать, - мечтательно сказал Дин. – Аж пока бока не заболят. Потом жрать. Пока живот не затрещит.
- Мой брат – кадавр, - грустно констатировал Сэм, глядя куда-то в сторону. – Сплошные инстинкты. Но, боюсь, еще не все.
Круг связи с Чистилищем зазывно подмигивал оранжевым. Пришлось плестись к нему, проклиная темноту, пересеченную местность и этот чертов бесконечный день. Кастиэль, висевший на Бобби и Дине, уже иногда перебирал ногами.
- Эге, кто бы мне еще вчера сказал, что я буду рада вас видеть, глаза бы повынимала, - приветствовала их Ева. Хруль у ее ног играл камушками и стеклышками. – Но я рада!
- Радость разделять в принудительном порядке? – поинтересовался Дин, хотя после сегодняшней битвы его ненависть к порождениям Чистилища изрядно пооблупилась и поблекла. Но фасон-то держать надо!
- Мог бы и порадоваться, - по-кошачьи фыркнула Ева. – Я, между прочим, пришла поблагодарить. Вы все-таки сделали невозможное, враги мои. Врата моего дома надежно заперты, мои дети в безопасности. Я в долгу перед вами. Чего вы хотите, говорите сейчас, потому что я не люблю быть должной.
В голове Дина замелькали, как в калейдоскопе, видения личного ездового дракона (со спиленным спинным гребнем), летающей Импалы, подвешенного за яйца Кроули и какого-то изумрудного дворца с одалисками… или с арабесками. Он их вечно путал.
- Услугу. Каждому из нас, - прервал мечты голос Каса. – Мы оказали тебе услугу, плати тем же.
Мать всех чудищ притворно вздохнула.
- Я знала, что будет нечто в этом роде. Хотя надеялась, что хоть кто-нибудь попросит дворец с пивом и девочками. Хруль!..
Дин подумал, что у темноты есть свои плюсы: не видно пылающих ушей.
Чертенок принялся разбрасывать свои цацки: каждому стоящему за кругом досталось по штучке. Старший Винчестер поймал камушек и потертую пуговицу: за себя и за ангела.
- Понадобится – ударите маячком об стену, да покрепче, - проинструктировала Ева. – Помните, только одна услуга. Пока, мальчики! Еще увидимся! – она послала воздушный поцелуй и исчезла.
Хруль задержался. На его продувной рожице играла ожидающая ухмылочка.
- Ты очень серьезно рисковал, - не заставил его долго ждать Кастиэль. – Почему? К тому моменту Чистилищу уже ничего не угрожало.
Сэм не верил своим ушам. А секундой позже перестал верить и глазам, потому что узнал в забавном Хруле полтонны ревущей ярости, отшвыривавшей демона за демоном от распростертого на земле Каса.
- Я просто слышал твои слова, крылатый. Ну, про то, что ты не против иметь со мной что-то общее, - хихикнул шут. – От обалдения чуть невидимость не потерял: не каждый, знаете ли, день от вашего племени таких слов дождешься. Стоило рискнуть, тем более что я бы хвост себе обкусал, если б пропустил такую веселуху!
- Интересное у тебя чувство юмора, - Кас поморщился, неудачно сменив позу. – Ты должен понимать, что друзьями мы не будем…
- Но и врагами нам быть тоже не обязательно, - завершил фразу Хруль. – Бывай, ангелок!
- Бывай, шут.
Некоторое время все молча переваривали информацию, а потом Бобби подобрал солидный кусок арматуры и тщательно разгромил все три переговорные площадки.
- Хватит на сегодня визитов, - пояснил он свои действия. – Гости иногда – хуже тараканов.

…Сэму снился гуль. Это был очень воспитанный, можно сказать, интеллигентный гуль. Хорошо поставленным лекторским голосом он вещал о мудрости природы и о восхитительной логичности пищевых цепочек. В паузах он отгрызал Сэму левую руку. А Сэму так хотелось спать, что ему даже не было жалко руки, он только просил, чтобы рафинированная падла быстрее работала челюстями и оставила его в покое. Но, как на грех, гуль снова и снова обрушивал на него потоки благодарностей за сочувствие и понимание тягот и лишений гульей (гульской?.. гульной?.. гулевой? А, один черт!) жизни. В тот момент, когда потерявший надежду поспать Сэм уже потянулся за мачете, кость поддалась, и гуль с его рукой в зубах, заливая кровью строгий костюм и урча последние порции добрых слов, скрылся в тумане. Сэм вздохнул с облегчением, подтянул под себя блаженно занемевшую культю, и провалился в бархатное безмолвие…

… Когда под диваном заработала циркулярная пила, Дин кувырком слетел на пол, мгновенно выворачиваясь из сна. Несколко гулких секунд понадобилось на то, чтобы сообразить: циркулярная пила, а равно камнедробилка, перфоратор и т.д. здесь не при чем. Просто на кухне Бобби Сингер исполняет «Янки-Дудл», единственную песню, которую он знал от начала до конца. В паузах верный баритончик доктора Петрова добавлял «тра-ля-ля», будто это что-то меняло. Конец каждого куплета певцы отмечали звоном и бульканьем.
- Не меньше литра на рыло, - навскидку определил Дин. – Похоже, эта хибара пропитана спиртным. Надо будет проверить кран, может, оттуда виски течет… Завтра…
Он посмотрел на спящего брата, которому эти богомерзкие звуки, похоже, были до свечки, и покачал головой. Лежанка (названная ядовитым Джорджем «козеткой») была узковата для Сэмми. Дин поднял свесившуюся руку младшенького, поправил одеяло.
- Спи, паршивец, - сказал он нежно. Именно в этот момент Дин осознал, что с этим уровнем испытаний они справились. Дальше – неизвестность, но иная, совсем непривычная.
- Что-нибудь придумаем, - проворчал он, ни к кому особо не обращаясь.
Пружины просиженного дивана обиженно взвизгнули, как прищемленная дверью собачонка.
За стенкой грянули по новой:
Янки Дудль к нам верхом
Приезжал на пони.
Шляпу круглую с пером
Звал он макарони.
- Блоха! Ха-ха! – неожиданно и немузкально заорал Петров. Бобби восторженно заколотил об стол чем-то твердым. Но Дин Винчестер уже этого не слышал…

- Сэмми, подъем! Петушок пропел так давно, что из него и суп сварить успели!
С утра (если, конечно, полдень можно считать утром) Дин не терпел, когда младший дрых дольше него.
- Сожрал руку – и помалкивай, - злым и абсолютно несонным голосом произнес Сэм.
Дин уронил занесенную для удара подушку и уставился на брата.
- Какую руку?!
- Левую! – тут Сэм проснулся и с не меньшим удивлением вытаращился на свою абсолютно целую руку. От вчерашней скверной раны не осталось и следа.
- Значит, Кас уже в форме, - догадался Дин. – Быстро он. Пошли, сварим нормальный кофе, пока не проспались эти пропойцы. А то опять чаем поить будут, а у меня от этой русской бурды в животе бурчит.
- А мне нравится, - пожал плечами Сэм и соскочил с козетки. – К чему гули снятся, не знаешь?

Батарея пустых бутылок вызывала чувство потери связи с реальностью.
- Некисло старички посидели, - заметил старший Винчестер с некоторым испугом. – Может, неотложку пора вызывать? Или им Кас помогал?
- Джордж – сам неотложка, а для Каса тут маловато, - не очень внятно из-за набитого рта ответил Сэм. И тут же судорожно проглотил недожеванный ком позавчерашней пиццы. – Ты только глянь!
Дин бросился к окну. Открывшаяся ему панорама стоила спешки и остывшего кофе.
Посреди двора стояли две фигуры: Кастиэль и незнакомая девушка с длинными белыми волосами. Кас держался за челюсть, а девушка зажимала правый кулак между колен. У обоих на лицах застыло выражение безмерного удивления. Девушка опомнилась первой, разогнулась, крутнулась на месте. Сверкнули на солнце кастаньеты, и незнакомка пропала.
- Не нравятся мне накачанные девахи, - увидев кастаньеты, Дин моментально успокоился. – Это, верно, Хельга, бедовая головушка. Интересно, чего они не поделили?
- Ничего мы не делили, - раздался голос сзади.
Винчестеры пружинно развернулись. Кас, разумеется, был уже там. Челюсть он отпустил, но изумление сохранилось.
- Потратил кучу времени, пока нашел эту дуру по кабестану, - продолжил Кас. – Нашел ее на втором кругу ада, отпугнул светом аборигенов, хвала Небу, они там мелкие и трусливые. Я, говорю, Кастиэль, ангел Господень, пришел за тобой. А она – без разговоров – в морду. Не то, чтобы больно, ей больнее пришлось, но обидно.
Дин заржал. Свой плачевный опыт по битью Кастиэля он помнил хорошо. Сэм, исполнен сочувствия, налил кофе незадачливому спасателю юных дев.

* * *

- Разве уже прошли сутки? – удивился Бобби.
(Пропойцы Петров и Сингер выползли из библиотеки, где отсыпались, к тому моменту, как Дин убедился, что катаклизм пощадил его ненаглядную Импалу. Она была цела, только очень загрязнилась. Пропойцы выглядели, в целом, неплохо. Дин подозревал, что там не обошлось без волшебного чемоданчика доктора, но доказать не мог. А выслушивать сентенции о хлипкости нынешней молодежи не хотел. Поэтому ограничился предостережением по поводу нахождения некоторых проспиртованных личностей вблизи открытого огня.)
- Нет, конечно, с чего ты взял? – удивился в ответ Сэм. – До вечера далеко.
- Да вот, - Бобби театральным жестом указал в окно.
На том же самом месте, где час назад стояли Кас и Хельга, переминалась сумрачная Тоня.
И Дину тут же жутко не понравилось, что Тонины узкие ступни босы, а сандалии она держит за ремешки, как дохлых крыс за хвосты; что она одна, не заходит в дом, что взгляд ее, вперенный в пыльное окно кухни, тяжел. Дин-Параноик жарко шептал из подсознания, что для ландгарда босые ноги – это снятый с предохранителя «магнум», что они совершенно ничего не знают о законах и правилах экстремальной экологии. Может, второй состав принято уничтожать наутро после использования?! Как у паучих?! Дин-Охотник привычно оценивал расстановку сил, и эта расстановка не радовала. Бобби с похмелья, да и толку от его варгана маловато… Петров… Петров – да, это сильно. Но он не пойдет против Тони. Невооруженным же глазом видно, что нравится ему эта чернявая, очень нравится. И она это знает, и веревки из доктора вить будет, а ему и это понравится… Нет, не боец Петров… Остаются, как всегда, трое. Только выстоят ли трое подмастерьев против мощного и разнообразнейшего аккордеона матерого, рожденного мастера? Дин видел Антонину в деле и иллюзий не питал. Может, превентивно… Дин-Палач зашевелился в темном закутке кореженной-битой-шитой души.
- Дин, это же Тоня, - напряженный голос младшего брата распугал советчиков в голове. Дин встряхнулся.
- Да, конечно, - сказал он, стараясь украсить лицо дружелюбием. – Это Тоня. Док, Бобби, останьтесь в доме. Береженного Бог бережет. Кас, Сэмми, разуваемся.

- Я по делу, - Тоня не разменивалась на приветствия. – Во-первых, спасибо за Хельгу.
- Я обещал, - коротко ответил Кас.
- Вот именно. Мы тоже кое-что обещали, - голос чернявой скрипел несмазанной телегой. – Ну и задачку вы задали… Головная боль, а не Винчестеры.
- Ты что-то узнала про Адама? – вскинулся Дин. Все подозрения испарились, осталась горячая, почти детская надежда на то, что кто-то сильный и мудрый (папа, где ты?!) одни махом решит все проблемы и скажет, что это все ерунда на постном масле.
- Да. Пришлось обращаться к бабушке. – Тоня скривилась. – Чтобы она спросила у этого своего...
- У Смерти?! – выдохнул Сэм.
- Да. Она его... Люсиком называет.
- Почему Люсиком?
- А хрен его знает. Жалеет она его очень, работа, говорит, у Люсика нервная, рабочий день ненормированный, отпуска вечность не было, - Тоня перевела дух. – Дин, тебе привет. Бабушка велела передать, что день, в который ты заменял Люсика, они чудесно провели. Танцевали много...
Дина передернуло. Он-то думал, что проходит сложнейшее испытание, даже пытку, а этот гад костлявый по танцулькам ошивался. С Тониной, понимаете ли, бабушкой. Управы на него нету. А ведь и вправду – нету!
- И что? – поторопил рассказчицу Кас.
- Этот… лично снизошел для беседы… Ф-фу, до сих пор в кишки в узел… Он объяснил, что необходимость оставить в клетке одного из братьев – действительно необходимость, а не глупая прихоть. Завязано на нумерологию, кое-какие астральные заморочки… Неважно. Главное – в клетке должно быть нечетное число сидельцев, иначе замок не выдержит. Все было очень зыбко в промежутке между изъятием Сэмова тела и его же души. Но сейчас положение стабильно. – Тоня буквально выжимала из себя слова. – Смерть посоветовал проконсультироваться еще в одном месте, странно, что я раньше не сообразила… Родня как-никак… Но там все подтвердили.
- Так что, Адаму вечно гнить в этом кошмаре?! – взвился Дин. – Надо искать пути!
- Путь есть, - глаза ландгардши сверкнули темным золотом. – Кто будет третьим – не имеет значения. Можно заменить Адама. Любой живой душой. В этом берутся помочь, за вами – выбор замены.
На миг все перестали дышать.
- Я готов, - сказал Дин. Жизнелюбивая его сущность застонала, но он подавил стон.– Я это начал, мне это заканчивать.
Сэм тут же возразил, что вопрос спорный, а на месте Адама должен быть только он. Кастиэль, не стесняясь в выражениях, заявил, что сам как-нибудь управится со своими братьями, потому что, как ни крути, а его братьев в клетке больше, чем Винчестерских. Разгорелась безобразная склока, с традиционными вопросами «А ты кто такой?!» и «А не пошел бы ты?!», с хватанием друг друга за грудки и самобичеванием.
В ходе дискуссии Дин на секунду отвел от оппонентов налитый дурной кровью взор, да так и замер с очередным аргументом в зубах.
На лице Тони цвела неуместная, дурацкая, счастливая улыбка. Винчестер уже приготовился высказать все, что думает о людях, смеющихся над чужим горем, но Тоня его опередила.
- Бриарей! – звонко закричала она, запрокинув голову. – Тебе достаточно?! Ты убедился?!
От утробного, переходящего в инфразвук рева сдрогнулась земля.
- Что это было? – прошептал Сэм.
- Это было «да», - так же шепотом пояснила Тоня и торопливо обулась. – Мой дальний родич по материнской линии, гекатонхейр. Мы полночи уламывали их сменить Адама, не все ли им равно, в какой тюрьме сидеть, кого сторожить? Котт и Гиес сразу отказались, а Бриарей еще повыначивался, муд…рец древний! Сменю, говорит, обстановочку на пару эпох, но только если овчинка стоит выделки! Вот и пришлось спектакль устраивать.
От дома бежали Бобби с обрезом и Петров с санитарным чемоданчиком.
- Клистиры примкнуть, градусники наголо, кавалерия скачет! – воскликнул Дин, кривовато ухмыляясь. Голова у него еще слегка шла кругом. Не верилось…
- Помолчи, - шикнул на него брат. – Так чего Бриарей хотел?
- Чего хотел, того и получил. Вы тут чуть не передрались за право сунуть голову в пекло, лишь бы выручить Адама. Какие еще нужны доводы? – Тоня продолжала улыбаться, но теперь улыбка, как стволы зенитных батарей по радару, развернулась на приближавшегося Петрова. – Сейчас сменят вашего младшенького…
- Я прослежу и встречу, - телеграфной скороговоркой отбил Кас и исчез.
- Хотя и их понять можно, - жалостливо сказала Антонина, - Скучно там хрен тысяч лет сидеть, что они там видят, кроме таких же древних сволочей? Вот и развлекаются, как могут…
Дин вспомнил «Люсика» и подумал, что наследственность – это серьезно.
- Что случилось? – пропыхтел Бобби, стараясь унять дрожь в руках.
- Ничего особенного, - мурлыкнула Тоня. – Просто вечеринка начинается досрочно.
И ловко, даже залихватски, свистнула в два пальца.
Дворик наполнился голосами, женским и детским смехом, одновременно открылись несколько порталов, и свободное место закончилось очень быстро.

* * *
Габриэла, с полными руками по локоть в муке, была прекрасна, как Господь при сотворении мира.
- А как же, - распевно говорила она, катая тесто для пирогов. – Детей должно быть много, а у ландгардов – особенно. Чтоб род не засох, а как же!
Бобби и Винчестеры внимательно слушали. Бобби нарезал овощи, Сэм разбирался с годовым запасом немытой посуды, а Дин, делая вид, что всем помогает, внаглую таскал пироговую начинку.
- Скажи, ээ, Габи, - откашлялся Сингер. – Ты Руфуса случайно помянула тогда, ну, при обряде?
- Ха! – Габриэла уперла руки в бока. – Случайно я его, мерзавца, тринадцать лет поминаю! Трое детишек тоже случайно получились!
Дин подавился ворованной начинкой. Бобби порезался. Поддавшись корпоративному духу, Сэм разбил тарелку.
Габи невесело рассмеялась.
- Мужика лучше у меня не было. Он уходил, швендял где хотел, но всегда возвращался. Габа, говорил, меня к тебе тянет по закону всемирного тяготения… К такой большой заднице, Габа, не может не тянуть. Детей любил без памяти, когда не охотился, все с ними возился… Меньшого велел в твою честь назвать, старый пьяница, - глаза могучей негритянки подозрительно заблестели. – Мы не играли свадьбы, но траур я по нем, как по мужу ношу. Отгуляем, своди на его могилку, Бобби…
У Бобби затряслись губы. Двадцать лет, думал он. У Руфуса трое детей и жена размером с двухмоторный катер. А он ничего не знал. Двадцать лет. Ради чего?..
- Нам так жаль, Габи, - сказал, наконец, Дин. – Нам так жаль…
Габи вернулась к тесту.
- Руфус-младший, Марша и Бобби, - с непривычной серьезностью, даже торжественостью, произнесла она. – Вы теперь тоже чуток ландгарды, должны понимать, как это много - Руфус-младший, Марша и Бобби…

Разогретая солнцем Импала, казалось, мягко мурлыкала и покачивалась под спиной.
Дин провожал глазами ленивые облака. Мысли в его шальной голове текли такие же ленивые и белые, как беспечальные облака в эмалево-синем небе.

…Вечеринка удалась. Орды разнокалиберных и разномастных детей с визгом носились по дому и двору. Женщины проделали с жилищем Бобби Сингера примерно то, что проделала Белоснежка с уютной норкой семи гномов. Даже обломки сарая во двре собрали во вполне культурный курган.
В разгар уборки с потолка ссыпался Кастиэль. Он поведал, что замена прошла удачно, душу Адама он провел в Рай – для отдыха и реабилитации. Вид он имел какой-то странный, но говорить об этом не хотел. Позже, сказал. Ну, позже так позже. Главное, все в безопасности.
Недосчитавшись Скво и мистера Слоуна, Дин огорчился. Проносившаяся мимо, как показалось Винчестеру, на метле, Мишель дала необходимые пояснения.
- Скво старенькая, - сказала она, обметая паутину так искусно, что большая ее часть оказалась за шиворотом у Дина. – Она была старейшиной еще, кажется, при Тедди. Но даже не в этом дело, а в том, что она последняя в роду. Она пережила всех своих детей и даже внуков, вот так. А мистер Слоун сказала, что у нее слоненок приболел, но в следующий раз она обязательно…
- Почему – она?! – Дин замотал головой. – Слоненок?!
Мишель посмотрела на него, как на идиота.
- Мужчины не играют в основном составе. Мистер Слоун играла в основном составе. Два плюс два будет…
И унеслась дальше.
Кастиэль обнаружился в толпе малышни за домом. Орава вдохновенно запускала воздушного змея. Ангел заставлял тряпичную фиговину исполнять разные трюки и выкрикивать предвыборные лозунги. Дети восторженно верещали.
- Ты почему не сказал, что мистер Слоун – баба?! – в попытке переорать десяток луженых глоток, Дин сорвался на сипение.
Кас переместился к нему. Недоуменно пожал плечами.
- Никто не спрашивал. А с именами вашими я никогда разобраться не мог. Открыл недавно книгу, там – Галадриэль, Ундомиэль… Обрадовался, думал, про наших, а оказались какие-то фейри, причем определенно женского роду. Так что не путай меня, Дин. Ты назвал, она согласилась, какие претензии ко мне?
А и вправду, какие претензии?...

Да, вечеринка удалась. Давненько так не веселились. Танцы, выпивка, жратва от пуза… Дамы очаровательны и склонны к флирту, мужчины сыплют комплиментами и играют мускулами (у кого есть). Не надо прикрываться чужими именами и историями, чтобы тебя приняли в круг. Все свои. Дин испытывал невыразимое удовольствие от мысли, что праздник устроен специально для них, а не они обманом примазались к чужой радости. Он танцевал с Мими, и податливая тоненькая спинка являла волнующий контраст с неприступными серыми глазами. Он наблюдал, как Сэмми, устав наступать Соечке на ноги, попросту подхватил пискнувшую девушку и усадил на сгиб локтя. И продолжил танец. Глаза у братишки сияли, а рот не закрывался. Фарфоровые щечки Со Йон светились персиковым румянцем. Потом пошли специфические ландгардские развлечения (струнные против смычковых, духовые – на победителя), полифоника Сэма определили в Парисы, но он сожрал яблоко раздора до конца конкурса. От побоев средней тяжести его спасло половодье детишек, требовавших внимания и совместных игр. Основательно поднабравшийся Дин предложил играть в прятки. Бобби схватился за голову, но было поздно. Дин так и не понял, кто кого искал, лично он нашел четверых младших отпрысков мадам Пак и Тоню с Петровым, которые самозабвенно целовались в кладовке, и знать не знали ни про какие прятки. Получив шваброй по хребту, Дин задумался о смысле бытия, и его без труда нашел старший отпрыск Хельги – угрюмый пацан нордического типа. Кажется, лучше всех спрятались Кас (кто бы сомневался!) и Тонина черно-белая кошка Мура. Их так и не нашли до утра…

Дин улыбнулся облакам. Давненько так не веселились. Ведь никогда – это давненько?
- Когда едем?
Сэмми. Машину качнуло, когда братец привалился спиной к переднему правому колесу.
- На ночь глядя – не хочется, так что завтра с утреца. Куда едем?
- Я потрусил Интернет. В Мэне, сдается, пошаливают. По нашей части. Но не уверен, надо на месте смотреть.
Дин сладко потянулся.
- Посмотрим. Ничто так не приводит мысли в порядок, как добрая охота. Слишком много нового, и оно никуда не денется.
- К счастью. Я уже задыхался от безысходности, а тут целый мир под ногами. Знаешь, Дин, все так быстро и так странно… У нас теперь друзья во всех частях света и даже дальше. И мы можем там побывать. Без фальшивых паспортов.
- В Сеул, я полагаю? – Дин даже не пытался скрыть ехидства.
- Не сразу, - судя по голосу, Сэм покраснел. – Но обязательно. Соечка сказала, что будет ждать меня. А я должен понять, имею ли право... У меня руки по плечи в крови, а она такая юная, такая чистая... Только этим на Джесс и похожа...
Пошло-поехало, недовольно подумал Дин, песня наша хороша...
- Она рожденный ландгард, Сэмми. Четвертый год в основном составе. А при многих недостатках, у этого племени есть одно существенное достоинство: они считают нашу профессию вполне респектабельной.
- Тоня мне вчера выволочку устроила за брошенную учебу... – некстати вставил Сэм, желавший сменить тему.
- Когда успела?!
- Ты уже спал. Выплакал в бюст Габриэле всю жизнь свою горемычную, и спал.
- Я?! – старательно возмутился Дин. Он слегка лукавил. Был в его воспоминаниях некий опалесцирующий временной провал, в который, теоретически, могло уместиться что угодно.
- Не огорчайся, Дин. Габи уверена, что это был Бобби. А Тоня сказала, что устроит меня в одно нескучное учебное заведение, потому что я, поц, гною свою светлую голову.
- В Хогвартс, - уточнил Дин и прикрыл глаза. Под веками мелькали розовые тени облаков.
- Не знаю. После Бриарея я поверю во все. А Петрова она-таки окрутила, - с удовольствием насплетничал Сэм. – Они на резонансах за океан умотали. Док совсем решил возвращаться на родину. А жаль.
- Ладно тебе, на тех же резонансах и прискачет, если понадобится кому клизму вкатать. Ты канал связи обеспечить догадался?
- Я – да, - с достоинством произнес младший. – Собрал со всех номера телефонов, скайпов и электронные адреса.
- Какая проза, - вздохнул Дин. – И жабу сушеную в ступе толочь не надо... А Кас объявился?
- Ага. Глаза стеклянные, улыбка шире лица. Сшиб комод и прошел сквозь стену.
- Слу-ушай, - оживился старший, - может, все-таки достойная дщерь валькирий отблагодарила его за спасение? Не все ж ему в морду?
- Я тоже об этом подумал! И даже спросил напрямую, Кас же намеков не понимает в упор.
- И ЧТО?!
- Он сказал, что небо сегодня синевы необычайной...
- А-а-а...
- Сплетничаете?
Кас. С закрытыми глазами очень четко слышен шорох невидимых крыльев. Ангел привалился к бамперу, но Импала не шелохнулась. Ангел все-таки.
- Подслушиваешь? – в тон подыграл Сэм.
- И что нового я мог тут узнать? – хмыкнул Кас с местечковым акцентом.
- Лучше сам расскажи. Долго Адаму выздоравливать?
- Все относительно. Мистер Слоун обещал посмотреть его, как только освободится. Но дело даже не в этом. Раны заживают, и вы это прекрасно знаете.
- А в чем? Не томи, пернатый...
Кастиэль некоторое время подбирал слова, перебирая вместо четок звенья Бу.
- Он изменился. Очень. И страдания здесь не самое главное. Ваш брат смог удержать – пусть недолго – двух архангелов. Это непосильно для человека. Но он справился. Его душа перешла на другой уровень возможностей. И честно, ребята, я не знаю, будет ли ему интересно с вами. С нами.
Дин подумал, что спокойно ему умереть не судьба. Родственники не дадут. Вслух же сказал:
- Давайте решать проблемы по мере поступления. Вот у меня проблема – всем проблемам проблема. Что делать, если нравятся две девушки, но с обеими надо или серьезно – или никак?
- Так ты же говорил, что у Лизы бойфренд уже есть, - удивился Сэм.
- Ай, не говори глупостей, - отмахнулся Дин. – Возьму балалютню, мистера Слоуна, серенаду сбацаем... Не устоит Лиза, и бойфрендские тапки я лично вынесу на помойку. Вряд ли она меня так быстро разлюбила... И в моей душе они с Беном занимают очень много места. Тут другое...
Еще какое-то время два человека и ангел чесали языками, обсуждая вечную как мир проблему треугольности прямых. Время покажет, единственный толковый вывод, к которому они пришли.
- Только не тяни особо, - заключил Сэм, - а то они сами решат. А что Лиза, что Мими – девушки гордые... решение может тебе не понравиться. Кас, мы тут поспорили с Дином, - Сэм опять непредсказуемо менял тему. – Ты знал, что на тебя Рахиль нападет или нет?
Дин и Кастиэль некоторое время соображали, о чем речь, сообразили, и глаза Каса потемнели.
- Ничья. И знал, и не знал.
- Это как?
- Сон мне был. Натуральный до тошноты, - ангел явно колебался, но все же решил рассказать. – Мне снилось, что у меня нет души. Не появилась, не выросла... В том сне я принял предложение Кроули, и был вынужден врать вам. Врать, выкручиваться и снова врать, громоздить большую ложь, чтобы прикрыть меньшую... Видите, - невесело усмехнулся Кас, - даже без души я не хотел вас терять... Запутывался все серьезнее, а однажды эта конструкция рухнула, вы все узнали. Ох и гадкие же ощущения... Я выпил Чистилище в том сне. Сам. Возомнил себя богом, под страхом смерти требовал от вас поклонения.
- Дурный спыть – дурному й сныться, - перебил Дин. Фразочке его научил Петров. – А дальше что?
- Проснулся, слава Богу.
- А Рахиль?
- Во сне Рахиль узнала про наш с Кроули гешефт, и пыталась меня убить. Во сне – за дело. А наяву... Я проснулся в холодном поту, плаща нет, пиджака нет, только Бу накрутилась до самых подмышек. Пусть, думаю, так и будет. Не зря же такая пакость снилась. Вот и все.
Дин, который уже сполз с крыши авто на землю, пожал плечами. У Сэма тоже видения бывали, ничего удивительного.
- Я решил и дальше душеведением заниматься, - заявил Кас. – Бойцов своих только к делу какому-нибудь пристрою, и займусь. Мистер Слоун обещала мне стажировку, говорила, что я способный. А пока...
Сэм мог бы поклясться, что секунду назад никакого ведра не было! Ан нет, вот оно, красивое! Полнехонько!
- Кааас!!!
Суше вода с прошлого раза не стала. Теплее тоже.
- Опять священная? – мрачно спросил Сэм, сдувая с носа капли.
- Нет, обычная, из-под крана. Я хотел посмотреть, насмешит ли Дина этот трюк во второй раз, - невозмутимо ответил Кастиэль.
- Ах, ты!..
Да куда там, лови ветра в поле.
А его отвратительно предсказуемый брат катался по земле, икая от смеха и дрыгая ногами.
В голову закралась подлая мысль о тарелках, но тут Сэм заметил, что в ведре еще на треть воды. Жизнь налаживается, подумал он, поудобнее подхватывая пластиковое донце.

КОНЕЦ
Back to top
View user's profile Send private message
Tiger
Ракшаса


Joined: Feb 15, 2008
Posts: 277
Location: Питер

PostPosted: Sat Nov 10, 2012 8:43 pm 
Post subject:
Reply with quote

Балалютня - выдуманный инструмент?

Last edited by Tiger on Sat Nov 10, 2012 9:00 pm; edited 1 time in total
Back to top
View user's profile Send private message Visit poster's website AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
oldcat
Медиум


Joined: Dec 09, 2011
Posts: 74

PostPosted: Sat Nov 10, 2012 8:49 pm 
Post subject:
Reply with quote

Угу, больная фантазия афтора)
Back to top
View user's profile Send private message
Tiger
Ракшаса


Joined: Feb 15, 2008
Posts: 277
Location: Питер

PostPosted: Sat Nov 10, 2012 8:59 pm 
Post subject:
Reply with quote

Сорри, если ошибаюсь, но "Не будите Гаурдака" - ваше произведение?
Back to top
View user's profile Send private message Visit poster's website AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
oldcat
Медиум


Joined: Dec 09, 2011
Posts: 74

PostPosted: Sat Nov 10, 2012 9:04 pm 
Post subject:
Reply with quote

Нет, сие не мое. А что это?
Back to top
View user's profile Send private message
Tiger
Ракшаса


Joined: Feb 15, 2008
Posts: 277
Location: Питер

PostPosted: Sat Nov 10, 2012 9:09 pm 
Post subject:
Reply with quote

http://samlib.ru/b/bagderina_s_a/singlefileg.shtml
Вышла на него, задав в поиске "балалютня". Похоже, больше про сей инструмент никто не знает. Happy
Про разудалый ансамбль и Дина Винчестера с балалайко-лютней верхом на драконе - тоже круто! Хотя для меня - чисто для меня - тут многовато персонажей. В такой феерии трудновато разглядеть, кто есть кто и что творится. Кас у вас бесподобный. Похоже, самый яркий персонаж из всех. И наконец-то я узнала, почему в лостовском переводе он кроет такой дикой смесью нормального языка и церковнославянского. Happy А вообще от таких фантазий Энлунд удавился бы из зависти.
Back to top
View user's profile Send private message Visit poster's website AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
oldcat
Медиум


Joined: Dec 09, 2011
Posts: 74

PostPosted: Sat Nov 10, 2012 9:15 pm 
Post subject:
Reply with quote

Кас - мой любимчик в сериале) это да.

Почитаю-поитаю коллегу по воображению) Спасибо!

Насчёт толпы... видите ли, мои персонажи не всегда спрашивают у меня, когда и кому приходить. В этот раз завалились толпой. Happy Дальше я их слегка проредила)
Back to top
View user's profile Send private message
angel_L
Site Admin
Site Admin


Joined: Nov 06, 2007
Posts: 3997
Location: Харьков

PostPosted: Sun Apr 21, 2013 8:11 pm 
Post subject:
Reply with quote

С одной стороны Happy понравилось, с другой, я, как-всегда, буду бурчать. В че/астности, о том, что уменьшительно-ласкательно Люсик, и много чего еще, выбивает из меня сурьезный настрой, как и неизвестный, доселе, инструмент в руках старшего Винчестера. А в целом, сюжет классный, увлекает. Happy
_________________
Дин Винчестер: "Я привыкаю жить без него! А ты?"
"Ты - мой личный сорт героина" Эдвард Каллен. «Сумерки/Twilight»

Многие люди кажутся нам добрыми и хорошими только потому, что у них не было искушения нас предать.(ц)
Back to top
View user's profile Send private message Visit poster's website
oldcat
Медиум


Joined: Dec 09, 2011
Posts: 74

PostPosted: Mon Apr 22, 2013 9:28 pm 
Post subject:
Reply with quote

angel_L, спасибо! и за бурчание - тоже)
Насчет выбивания - так я и хотела, чтоб пафос сбивать))
Back to top
View user's profile Send private message
Display posts from previous:   
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести All times are GMT + 3 Hours
Page 1 of 1

 
You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot vote in polls in this forum
Jump to:  


Powered by phpBB © 2001, 2004 phpBB Group
Forums ©


| Главная | Галерея |Сезон 1 | Сезон 2 | Сезон 3 | Видео | Музыка | Субтитры | Дневники | Бестиарий | Дин | Сэм | Джон| Бобби |
| Статьи/Интервью | Актеры | Фанфикшен | Фан-арт | Форумы | Чат | Поиск |

supernatural-family

supernatural. Дженсен Эклз

supernatural TV-Mania



Все текстовые и графические материалы размещены на данном сайте с ознакомительной целью, и принадлежат их авторам. Любое прямое использование материалов сайта (или их модификация) за пределами сайта в целях коммерции запрещены.
Supernatural and all related elements © 2007 The CW Television Network and Warner Bros. Television Production Inc. in association with Wonderland Sound and Vision. All rights reserved.
Supernatural-family © 2006-2007 Крис & Штрига


:: Powered by PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi :: localization Rus-PhpNuke.com :: MSTrenches phpbb2 style by Matt Sims :: Nuke theme by www.nukemods.com ::
Дизайн Aliura :: Создание сайта Kinzy ::