supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное
supernatural - сверхъестественное
 •  Главная  •  Медиа   •  Галерея   •  Фанфикшен   •  Профиль  •  Форумы  • 
 
Навигация
Эпизоды / Медиа
· Сезон 1
· Сезон 6
· Сезон 7-Форум
· Сезон 7-Медиа
· Фильмы
· Сезон 8 -Форум
· Сезон 8 -Медиа
· Обратная связь. Любимые герои.
· Сезон 9
· Сезон 10
· Сезон 11
· Сезон 12
· Сезон 13
О сериале
· Новости
· Джеффри Дин Морган
 Сверхъестественные твитты
· Спойлеры
· 
· 
Перекресток
· Supernatural Diaries
Творчество
· Фанфикшен
· Фан-арт
· Лит. ФЕСТ 2010-2011
· WinterFest - 2012.
 ·
Общение
· Форумы
Конвенции
· 2010
· 2011
· 2012
· 2013
· осень 2017
· 2018
Эксклюзив - Интервью
· Интервью Михаила Тихонова.
· Интервью Владимира Герасимова
Статьи/Интервью/Публикации
· 2010-2015
· 2016
Supernatural Issue
· Выпуск № 1
· Выпуск № 2
· Выпуск № 3
· Выпуск № 4
· Выпуск № 5
· Выпуск № 6
· Выпуск № 7
· Выпуск № 8
· Выпуск № 9
· Выпуск № 10
· Выпуск № 11
· Выпуск № 12
· Выпуск № 13
· Выпуск № 14
· Выпуск № 15
Ссылки
Новая серия
13.10

"Блудные сестры"

18 января 2018 года.
_______________
Цитата недели
Дин:Когда-нибудь придёт и наш черёд. И если меня прикончат, знайте - я зла не держу. Безоговорочно прощаю вас за всё дерьмо, что вы натворили.
Сэм:Кое-кто наворотил дел.
Дин:Ну... прощаю всё.
6.16. И никого не стало.
Наши Дневники































Информация

Rambler's Top100



Рейтинг@Mail.ru
Сверхъестественное в России :: View topic - Daddy Dearest
Навигация по форумам :: Сверхъестественное в России ::
Forum FAQ :: Search :: Memberlist :: Usergroups :: Profile :: Log in to check your private messages :: Log in

Daddy Dearest
Goto page Previous  1, 2
 
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести
View previous topic :: View next topic  
Author Message
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:43 pm 
Post subject:
Reply with quote

Никогда не поздно
Now and again we try
To just stay alive.
Maybe we'll turn it around,
'Cause it's not too late,
It's never too late.


-Отец, помоги мне.
Тишина.
Кас в тишине наблюдает за огромным пожаром из святого масла.
Самым больным для него было то, что он не слышал хранителей. Они были там, и, возможно, просили помощи. Только он их не слышал. Никто не слышал.
Проходит час, другой, а ангелы не знают, как переступить черту из огня.
Где-то там, за спиной у Каса, они молятся, точно так же просят помощи у Отца, зачем-то вызывают собратьев. И теперь ангел, которого провозгласили главным, сам не знает, кто бы им мог помочь. Люди слабы, а ангелы здесь беспомощны.
Стена из горящего елея становится только выше, окончательно ставя преграду между ними и хранителями. Перед глазами Каса проносились сотни лиц. Вторая армия – там каждый был привязан к хранителю. Все они были молоды, здесь внешность не обманывала, - двадцать, тридцать лет.
Кас, пропуская мимо ушей слова о том, что он сошел с ума, разрешил всей второй армии не выходить сегодня в бой. И ни один из бойцов не отправился домой. Там, где-то далеко, на востоке они, точно так же как и ангелы здесь, боялись и молились за своих ангелов, за своих хранителей.
-Взяли наш штаб на юго-востоке, Кастиил, - перед ним стояла молодая красивая женщина, но он знал, что в душе она еще совсем юная. Не больше сотни – мало для ангела.
-Там кто-то есть?
-Нет, пусто, но… - она терялась, пытаясь подобрать слова, - нельзя же оставить…
-Виктория, обрати свой взгляд на север, - спокойно сказал он.
Теперь было все равно – взяли один штаб, другой. Хоть все. Волновало лишь то, что происходить здесь.
Сегодня они приостановили войну.
Кас не знал почему, но твари не нападали на них толпами, когда они на время опустили руки. Где-то вдалеке они жгли оставленные убежища, но к ним не подходили. Он ждал удара, и оставлял тех, кто не нуждается в хранителях, на постах, но все внимание было обращено на недоступный для ангелов дом.
-Это действительно правда? – он видел, как ее глаза наполняются слезами.
-Да.
-Мне жаль, на востоке еще мало что знают… - торопливо начала оправдываться Виктория.
-Ничего. Иди и отпусти всех, кто отражает атаки. Пусть враги жгут и уничтожают – ангелам сейчас все равно.
-Да поможет вам Отец, - она исчезла.
От тяжелых мыслей Каса отвлек чей-то встревоженный голос:
-Посмотрите, идут.
С юга к ним направлялся строй.
Вторая армия сама явилась за своими хранителями. Впереди всех остальных шли бойцы одиннадцатого подразделения, которых Мэри так настоятельно просила отпустить домой.

Внутри убежища, которое уже перестало быть тайным, толпами расхаживали левиафаны.
Было страшно, и не получалось иногда сделать даже шаг в сторону. Левиафаны блокировали их.
Убежище было огромным залом, и теперь сотню хранителей окружили, загнали в центр, как скот на убой. Левиафаны, угрожая, вертели в руках ангельские клинки, хотя все прекрасно знали, что они им не нужны. Если бы левиафаны захотели, давно бы уже убили всех хранителей, но они выжидали, пока ангелы скажут им то, что им нужно.
Никто не знал, каким образом левиафаны узнали, что в далеком прошлом сейчас пытаются изменить все и уничтожить левиафанов на корню, но это произошло.
-Я в последний раз спрашиваю, кто из вас помогает сестрам Винчестер?
-Я, - Дэн ответил, слыша, как вместе с ним отвечают, по крайней мере, еще двадцать ангелов. От этого стало еще больнее.
Ни к чему не причастные хранители обрекали себя на верную смерть ради цели.
-Одиннадцатый, просто молчи и не вздумай ничего говорить, - сказал кто-то из тех, кто стоял рядом.
-Это сумасшествие, - возразил он.
Через несколько секунд ангелы зашумели еще сильнее, но все равно было слышно, как один из них кричит:
-Не слушайте остальных, это я хранитель Винчестеров!
Дэн не понимал, зачем они это делают. Будучи одним из тех, кто больше всего прижился на Земле за годы службы, он понял, что ангелы объединяются лишь по необходимости. Он знал – закончится война, и каждый из них пойдет своей дорогой. Даже эти тайные собрания хранителей ангелы воспринимали с трудом. Поэтому Дэн не мог понять, почему же сейчас все за одного.
-Это я… - попытался крикнуть он, но звук его голоса потонул в шуме.
Того ангела, который взял вину на себя, вытащили из толпы и начали допрашивать. Шум утих, все слушали.
-Так куда же они направились?
Ангел назвал числа, и Дэн сравнивал эти координаты с настоящими. «Доброволец» пытался увести левиафанов в другую сторону.
-Год?
-Пятнадцатый, - ангел продолжал отчаянно врать.
Все молчали.
Каждый в глубине души уже знал, что левиафаны сделают с ним.
Часть левиафанов ушла, а остальные до сих пор пристально следили за хранителями. Полчаса тянулись, как вечность.
Вернулся тот, что допрашивал ангела, и ударил ангела по лицу. Но хранитель до сих пор оставался на ногах и упрямо смотрел на врага.
Левиафан обернулся к остальным:
-Я буду убивать одного за другим, пока не найду настоящего хранителя.
Дэн сделал шаг из строя прежде, чем это попытался сделать кто-то другой.
-Отпустите его.
-Не тебе мне указывать, - усмехнулся левиафан, но все же отпустил ангела с окровавленным лицом обратно в толпу хранителей, где все до единого ждали самого ужасного, замерев.
-Теперь вы имеете дело с тем, кто действительно помогал сестрам Винчестер, - спокойно сказал Дэн.
Больше всего сейчас он хотел отвлечь левиафанов от тех, кто был в двенадцатом, и от хранителей. Остальное его уже не волновало.
-И чем ты докажешь? – левиафаны засмеялись.
-Вам что-то известно о штабе «Рычаг»? – это была крайность. Сейчас Дэн выдавал место, где находились девушки, но не время и надеялся, что хранителей найдут раньше, чем левиафаны – Винчестеров.
Практически все твари смотрели с недоумением, и лишь на лицах их главарей можно было увидеть искренний ужас.
-Какой из них? И какой год?
Дэну стало все равно, когда он понял, что штаб «Рычаг» не один.
-Я ничего не скажу.
Один удар, второй, третий.
Толпа хранителей возмущенно трепещет, глядя на то, как левиафаны пытаются уничтожить их брата.
Дэн сносит удары молча, раз за разом поднимаясь с холодного каменного пола, все так же упрямо глядя на тварей.
Темнота.
Очнувшись связанным, сидящим спиной к хранителям, он слышал, как кричит девушка, умоляя отпустить его. А дальше – короткий вскрик и еще какой-то странный, противный звук. Убили.
«Ее звали Каролин», - пронеслось в затуманенной голове Дэна. Он узнал ее даже по голосу. Самая молодая из хранителей – ей было-то, немного больше полусотни лет.
-Ты будешь говорить или нет? – левиафан сжал его плечо, превращая ключицу в отдельные осколки костей. Боль помогла вернуться к реальности.
-Нет, - все так же упрямо ответил Дэн.
-Мы все равно найдем и убьем их.
-Блефуешь, - выпалил ангел, притворно улыбаясь. – Вы ничего не узнаете. Я единственный, кто посвящен во все это.
-Я буду убивать тебя медленно, - левиафан достал непонятно где добытый клинок ангела и полоснул по руке Дэна, заставляя порез светиться ослепительным светом.
-Валяй! – крикнул Дэн, уже не понимая, откуда вдруг взялось столько лихого неповиновения.
«Ангелы не оставят вас», - он вспомнил слова, сказанные им совсем недавно. Теперь же он был здесь и не мог помочь ни себе, ни хранителям, ни Винчестерам.
Он не знал, что обманывает, обещая Энжеле это.
-Можешь не звать вашего Отца, - левиафан засмеялся, как сумасшедший. – Он вас бросил. Вы, правда, все равно служите ему. Глупцы.
-Нашего? Отец у нас один. Вы, наверное, еще помните, как он швырнул вас в Чистилище, - Дэн отвечал, подражая тону врага.
-Замолчи, Дэниил! – послышался чей-то голос издалека.
Левиафан, видимо, понимая, что угрозы уже бесполезны, сменил тон.
Дэн был твердо уверен, что будет жив, пока не скажет ни слова о Мэри и Энжеле. Он знал, что левиафанам эта информация нужна, и что они не убьют его, пока не узнают.
-Вот мы сейчас убьем тебя, а как потом без тебя твоя милая Мария, совсем одна против наших отрядов? Сдохнет от тоски раньше, чем от чьих-то зубов.
«Господи, да не будет никаких отрядов, если у них все получится», - подумал он, но снова промолчал.
-Ну, что же ты молчишь?
-Уж лучше они без меня, чем я без них.
Левиафан выругался.
-Надоело, доставай, - несколько левиафанов ушли куда-то.
-Не боишься?
-Воины небес не знают страха, в отличие от тебя, пария, непонятно что о себе возомнившая, - Дэн даже не успел усмехнуться, чувствуя, как ему ломают челюсть.
Через несколько минут он уже не чувствовал своих конечностей, все превратилось в комок невероятной, жгучей боли, но ему было так же все равно, как когда он понял, что они окружены.
«Я хранитель, я исполняю свой долг», - повторил он себе, пытаясь не замечать боль, отключиться от своего избитого и переломанного тела.
-Все до единого вы вернетесь обратно в Чистилище, и песни ангелов будут звучать, уничтожая вас, - сказал он, уже не пользуясь человеческим голосом.
Это даже не было словами. Чистый смысл, который понял каждый из находящихся в зале.
Левиафаны поморщились.
Дэн думал, что не может быть хуже, но хуже стало.
Он не знал, что за знаки вырезают на его коже, так сильно калеча его сущность.
Казалось, что это мощнее символов Еноха.
Вся сущность выворачивалась на глазах, становясь понятной для левиафанов. Они смотрели, как на какой-то интересный экспонат.
Это были его воспоминания и его чувства.
Первое, что он помнит о себе. Первый день на Земле. Первый обед у Винчестеров. Первое их с Мэри задание.
Все его страхи и провалы.
Здесь Мэри прикрывает его от удара левиафана, который мог бы стать смертельным.
Взрывы. Задания. Выговоры. Чужие слезы отчаяния.
Дальше – хуже. Вот он спрыгивает в подвал, минуя разломанную лестницу. Тот самый штаб на Харт-роуд, где он впервые нарушил устав.
Левиафан остановился. Растворились образы, и исчез ослепляющий белый свет.
-Мне нужно продолжать? Я требую время и место, и ты свободен.
-Делай, что хочешь, я молчу, - Дэн опять не использовал земных слов, потому что он просто не мог их произнести. Нечем было.
Он думал, что не сможет больше смотреть в глаза ни одному из ангелов после того, как узнают о его предательстве.
Любовь и война стали взаимоисключающими понятиями.
Только Дэн все равно любил и воевал, что бы там ни говорили.
И вот, этот час, проведенный в штабе.
Дэн смотрел, не отрывая взгляд, наблюдая за этим снова. «Пусть скажут, что угодно», - отрешенно подумал он.
Хранители молчали.
Кто-то грубо развернул Дэна, позволяя ему увидеть их. На чьих-то глазах блестели слезы, но теперь он не понимал, о чем плакали хранители.
Последним, что вытянул из него левиафан, было воспоминание о последней его ночи в Бивертоне и прощальном танце на перекрестке.
Белый свет мелькнул еще ярче, прежде чем погаснуть.
Дэн был сломан и снаружи, и внутри, но жив.
-Дилетант. Трус. Предатель, - это было последним, что он услышал, прежде, чем перестал слышать вообще.

Сотни людей завороженно смотрели на ослепительную вспышку, которая озарила небо над захваченным домам.
-Что это?
-Не понимаю…
-В жизни такого не видел.
Люди и ангелы переговаривались.
Кас лишь знал, что это свет ангельской души, и ему стало еще тревожней.
Где-то вдалеке шли ожесточенные споры второй армии. Там было предостаточно полуангелов, родители которых сейчас думали, как попасть в осаженное здание.
И эти ангелы пытались отговорить своих детей от неразумных поступков.
Но для второй армии хранители успели стать всем, и они не отступали, не делали ни шагу назад, не поддавались, не слушали уговоров.
-Эми Изабелл Руттерфорд, ты немедленно отправляешься домой! – один из ангелов беспомощно всплеснул руками, понимая, что не победит в этом споре.
-Я знаю, куда я отправляюсь, отец. Вы можете без них. Я не могу.
-Мы уладим все сами, и ваша помощь не нужна.
-Глупость, - девушка равнодушно усмехнулась и ушла куда-то.
В строю, который стоял за спинами ангелов, перешептывались.
-Они точно придут? – спросил кто-то.
-Спрашивай у одиннадцатого подразделения, это же они массовики-затейники, - прошипел кто-то.
С тех пор, как исчезли хранители, среди бойцов не было никакого согласия.
Многие вспомнили, как в начале войны они считали ангелов бесполезными для них, и даже жалели об этом.
Увидев вспышку, они сразу поняли, что произошло что-то страшное. И каждый думал, что это их хранитель может сейчас страдать там от рук жестоких древних тварей.
Именно поэтому они пошли на крайность.

Через несколько минут после вспышки Кас увидел, как перед ним кто-то появился. Их было много.
-Не нас ли ищите? – спросил стоящий впереди остальных, показывая черноту своих глаз.
Это были демоны, воюющие на стороне людей. Таких звали «мирным ополчением». Именно их вызвали молодые бойцы второй армии, никого не спрашивая.
-Что вам нужно? – Кастиил сделал шаг назад, а за ним и все остальные.
-Мы думали, это вам что-то нужно, - демон указал на пожар из елея. – Мы перейдем.
-Мирные?! – крикнул кто-то из строя. – Мы думали, все на заданиях.
-Нашлось пять десятков для правого дела, - усмехнулась одна из них.
-Тушите, - крикнул главный.
Все демоны, кроме их командира, бросились к горящему кругу, делая стену из огня все тоньше и ниже. Один за другим они переходили барьер, на ходу доставая ножи и бутылки с очистителем.
Ангелы, удивляясь, осторожно пошли к оставшемуся демону. За ними – армия.
Многие слабо улыбались. Все же была надежда на хороший исход.
-Почему же вы все бросаете? – Кас удивленно склонил голову.
Он не понимал темных существ. Когда-то они казались Касу одинаковыми – алчные, кровожадные. Темные.
Война меняла некоторых в лучшую сторону, как ни удивительно.
Сердце ангела забилось быстрее, когда он понял, что они еще смогут увидеть своих молодых учеников, если им помогут те, на кого раньше и надеяться нельзя было.
-Я Демиан.
-Значит, раньше никогда не встречались, - заключил Кас.
-До войны держался подальше от людей. Когда-то ты был знаком с моей сестрой.
В строю ахнули.
-Кто твоя сестра?
-Кайла. Ее еще называли Кайлой Винчестер. Вот кто был всю жизнь рядом с людьми.
-Говорят, что нет у демонов ни братьев с сестрами, ни отца с матерью, - упрямо произнес кто-то из ангелов.
-Она мне еще на Земле была сестрой, - остальные утихли, слушая, но демон больше ничего не сказал. – Оставайтесь, когда для вас будет не опасно, мы позовем.
Почти тысяча человек смотрела на уходящего демона, возлагая на него все свои надежды.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:44 pm 
Post subject:
Reply with quote

"Ключи"
So I run, hide and tear myself up,
Start again with a brand new name
And eyes that see into infinity.


Дин вздрогнул, чувствуя, как на его плечо опускается чья-то рука.
-Почему? – Мэри странно вздыхает и смотрит в небо, как и отец, пытаясь там что-то увидеть.
-Ты о чем? – Дин пытается улыбнуться, понимая, что ничего не выходит.
Девушка качает головой.
Странно было вот так приходить сюда посреди ночи. «Только он молится. Папа же никогда… Что же тогда случилось?» - не перестает звучать обеспокоенный голос в ее голове.
-Почему ты здесь? Что ты делаешь?
-Мне страшно, - признался Дин. Уже не было смысла скрывать.
Ничто из того, о чем он знал и помнил, никогда так не пугало. И ему казалось, что слишком много свалилось теперь.
Маленькая теплая рука с длинными пальцами все не отпускает, мягко, но крепко держа его. Возможно, она даже пытается ободрить.
-А разве ты не из тех, кто, боясь, вооружается солью и железом?
-Я думал так.
Слова эхом проносятся по траншее, и их эхо угасает где-то вдалеке.
-Просто…понимаешь, - Дин пытается начать.
Она поймет, она обязательно поймет. Это же она, его Мэри, которую он когда-то будет знать двадцать с лишним лет. Ее он учил всему на свете, и ей доверял. А потом отправил на фронт. «Господи, как же я додумался? Когда все начнет утихать, я найду Эбигейл, и надо будет помочь ей в попытках отстранить Мэри от всего этого», - он подумал это, злясь на себя за то, чего он пока еще не сделал, но позже сделает.
-Ты расскажи, а я пойму, - Мэри пытается улыбнуться. Слова отца, обращенные к Богу, произнесенные с отчаянием, разбудили ее. И даже изрядно напугали.
-Когда кем-то овладевает сверхъестественное, мне сразу становится страшно, - Дин подбирал слова. – Я сам был одержим как-то раз или несколько, неважно. Это то, что меня больше всего страшит. Больше всего на свете. И когда я смотрю на тебя и на твою сестру, я понимаю, насколько стала тонка грань между человеком и другими сущностями. Я не спрашивал у тебя, но я уверен, что шаг в сторону – чуть больше энергии ангела, чуть больше демонской крови, и все, конец. И я видел, что было с Энжи в том самом проклятом доме, где она сожгла все к чертям, и когда она чуть не прикончила демона. Я боюсь увидеть ее такой еще раз. И я боюсь увидеть тебя такой.
Перед глазами проносилось то, что уже происходило.
Сэм с его речами о том, что от принятия демонской крови всегда можно отказаться, и что это, вообще, только на пользу.
От этого было тяжело отказаться.
Дин не знал, почему, но тьма всегда затягивала быстрее. Была привлекательнее, возможно, только он знал и то, что они с Сэмом были не из тех, кто не умеет говорить «нет». Годы охоты научили выдерживать самые сложные испытания и более чем серьезно воспринимать происходящее.
Только в тот раз тьма чуть не оказалась сильнее, и Дин не хотел повторить ошибку.
Обернувшись, он увидел, что Мэри опустила голову, и слезы срывались прямо с ее глаз и падали на сырую землю под ногами.
-Ну что же ты? Мы же перейдем этот чертов ров, и сделаем все, что должны. Мы закончим это. Я тебе клянусь, закончим. Ты ведь веришь мне? – Дин осторожно обнял дочь, забывая все, что он хотел сказать.
-Я просто хочу, чтобы мы обе остались людьми. Хоть на одну тысячную, - Мэри чувствовала, как медленно обретает спокойствие в объятиях отца. «Да, над нами нависла опасность, но это ерунда, пока мы вместе, пока мы, все четверо – все еще семья», - подумала она, - только война этому мешает.
-Ты мне скажи, какого черта я тебя отпустил?
-В свои четырнадцать я была той еще оторвой, как из придуманных шовинистами анекдотов про девушек-охотников.
Дин усмехнулся, думая о том, что в сорок втором смеются, над чем могут. «Стоп, что она сказала? Четырнадцать?»
-Черт, Мэри, кто тебе вообще это разрешил?!
-Я же сначала училась там, пытаясь совместить получение информации старших классов школы и военную подготовку. Обещали, что все добровольцы будут учиться до совершеннолетия. Когда мне было шестнадцать, все стало хуже, и всех отправляли без разбора. Пути обратно не было, да и не больно-то хотелось, - девушка, все так же не отпуская отца, легко пожала плечами.
-Какой же идиотизм…
-Если все получится, то, когда мы вернемся, война закончится, так что переживать не о чем, - она попыталась лишний раз не расстраивать Дина.
-Я же тебя знаю, как себя, кого ты обманываешь? Не одно, так другое – ты на месте сидеть не станешь, - Дин говорил это с уверенностью.
-Постараюсь тебя не нервировать.
Он рассмеялся.
Настоящее время, как и сороковые, требовало сумасшедших людей. Смелых. Отчаянных. И почему-то именно Винчестеры были этими самыми сумасшедшими.
-Пошли-ка спать, - Мэри зевнула.
-Ты точно в порядке? – Дин мягко отстранился, оглядывая ее с ног до головы. Девушка едва заметно улыбалась, переминаясь с ноги на ногу. И сейчас она не выглядела разбитой, угасающей и расстроенной. В глазах Мэри была усталость, но не та, которая появляется после недель тяжкого труда. Она просто хотела отдохнуть сейчас.
-А ты? – она усмехнулась, видя, как отец кивает. – Я просто чувствую, что завтра кто-то подскочит так, будто пчела в зад укусила. А денек обещает быть жутким.
-Пойдем.

Тишина была глухой, заставляющей все вокруг казаться тесным.
В этом «бункере» невозможно было понять, день сейчас или ночь. Дин попытался сесть, оглядываясь. После нескольких часов, проведенных на каменном полу, тело болело.
-Доброе утро, - Мэри пристально смотрела на упаковку с едой, лежащую на полу, и щелкала пальцами.
-Может, я попробую это разогреть? – предложила Энжи.
-Под руку мне не говори. И делать ты ничего не будешь.
-Мэри права, - уверенно добавил Сэм, глядя на дочь.
Дин наблюдал за ними, предпочитая не вмешиваться. Воспоминания о вчерашнем разговоре с Мэри почему-то казались невероятно далекими.
-Очень хорошо, что вы все без меня решили, - прошипела Энжела, скрещивая руки на груди.
Она знала, что сестра и отец правы, но что-то, похожее на гордость, подсказывало ей, что она и сама может решать.
-Как бы не было неприятно это говорить, но если ты не послушаешь меня и снова начнешь палить все вокруг, я обращусь к маме.
-Эби сначала тебе голову скрутит, ты забыла?
Дин хмыкнул, вспоминая настойчивую и серьезную Эбигейл.
-А разговор-то о тебе… - задумчиво сказала Мэри и тут же отвлеклась. – Готово, кажется.
-Кто-нибудь бы чихнул, и блондинка все бы тут спалила. Забавно, не находишь?
-Не нахожу, заткнись, - ответил Сэм Люциферу.
-Вы никогда не думали о том, был ли человеком портье? По-моему, его единственного не тронули, - протянул Дин, встречая три удивленных взгляда.
-Если такого сожрет левиафан, то сразу посадит себе печень, - Энжи хихикнула, глядя на все еще недоумевающих Мэри и Сэма. – Но ведь возможно такое? Возможно, да?
Комната наполнилась смехом четырех человек.

От ангелов до сих пор никаких новостей.
Ничего не говоря друг другу, каждый из них попробовал позвать Каса. Никто не появлялся.
-Давайте собираться, что ли, - что-то подстегивало Сэма, заставляло хотеть немедленно уйти отсюда.
-Надо пересмотреть схему. Мэри?
Мэри спокойно протянула сестре карту.
-Это на вас с Сэмом. Не понимаю я, что там, почему и как.
Еще несколько минут Дин и Мэри наблюдали за Энжелой и Сэмом, которые напряженно вглядывались в карту. «Прокатила бы эта ерунда с динамитом. Если мы сюда вернемся, а никто из ангелов еще не появится, нужно начать бить тревогу», - Мэри подумала об этом, а после сознание озарила вспышка.
Десятки голосов.
Они кричат. Мэри знала их голоса. Хранители.
Почему она слышала их, она не знала. Связь со всеми ангелами у полусущностей была слабая. Обычно она слышала только Дэна. Сейчас же с его стороны была тишина. «Да что же с тобой, где ты, Дэниил?»
-Мэри, черт возьми, очнись!
Дин растерянно смотрит, как Энжи пытается достучаться до сестры. Только Мэри все так же продолжала смотреть в стену напротив.
-Я слышу их, - голос девушки дрогнул.
Дин, Сэм и Энжи начали задавать вопросы наперебой.
-Значит, все-таки живы? – Сэм был последним.
-Да, да. Я не знаю, что там.
-Ты слышала его? – Энжела смотрела с надеждой.
-Я не разобрала, кто именно это был. Их было много, - быстро выпалила Мэри, надеясь, что Энжи не заметит обмана.
Через несколько минут Дину все-таки удалось поймать взгляд дочери, и он поднял брови, как бы спрашивая, честно ли она ответила. Мэри лишь покачала головой.
Дин не знал, что будет дальше, и продолжал молчать, глядя на каменный пол под ногами. «А Энжела что скажет? Она же с ума сойдет. О, черт…»
Сэм внимательно смотрел на дочь, которая все еще стояла на месте, нервно теребя в руках карту. Казалось, что это затишье перед взрывом атомной бомбы, но ничего не происходило. Минута, две.
-Мы будем ждать новостей? – спросила Энжела, оглядываясь, чтобы увидеть Мэри.
-Стоит ли?
-А давайте подождем, - возразил Дин.
Минуты тянулись как часы в этой давящей тишине.
-Еще пять минут, а потом пойдем обязательно, - в очередной раз повторила Мэри, глядя на часы.
-У нас есть возможность ждать столько, сколько нужно, - Сэму приходилось следить за каждым словом, чтобы случайно не повторить что-то из того, что говорит Люцифер, не замолкая ни на минуту. – Они придут.
Мэри снова схватилась за голову. Крики стали тише, но не прекращались, и было непонятно, что же там с ними делают, и кто их до такого довел.
-Совсем плохо? – Энжела склонила голову набок, настороженно глядя на сестру.
-Не знаю, плохо ли, - снова неопределенно ответила та.
Шелест крыльев.
Все оборачиваются в надежде, что это кто-то из тех, кого они знают.
-Мэри Винчестер?
-Я, - девушка уже не пытается поинтересоваться тем, кто перед ней. – Что там?
-Положение затруднительное, они в засаде у левиафанов. Мирное ополчение пытается исправить ситуацию, но…
-Кто у вас пытается что исправить? Кого вы туда отправляете? Вы с ума сошли! – Мэри подскочила с места, с яростью глядя на ангела.
-Делаем то, что считаем верным, - ангел был спокоен.
-Что именно произошло? – она понизила тон.
-Я не буду объяснять. Что нужно, то я передал.
На месте, где только что стоял ангел, ничего не было.
-Я не буду объяснять, - передразнила Энжела.
-Однажды я пришла спросить, почему нас пытаются отстранить. И индивид вроде этого сказал мне: «Это все потому что…» И совершенно спокойно свалил.
-Ангелы, - Дин хмыкнул. «Надо поговорить с Сэмом насчет всех этих демонических склонностей. Только бы не забыть», - подумал он, оглядывая остальных.
-По-моему, оставаться тут незачем. Пойдем? – предложила Мэри, пытаясь улыбнуться.
-Если нас увидят, то… - начал Сэм, глядя на нее.
-Взорвем всех к чертям.
Дин вдруг вспомнил другую историю. Давняя.
Светловолосая девушка с лицом, белым как снег. В глазах уже нет отчаяния. Только боль.
Магазин. Взрыв. Джо и Эллен.
-Мэри, а взрыв будет проводиться на дистанционном управлении или «кто поджигает запал, тот догонит остальных, если повезет»?
На секунду ему показалось, что Мэри увидела в этих словах больше, чем беспокойство за нынешнее дело. Это действительно было так, но Дин не хотел, чтобы она знала.
-Все будет нормально, - пообещала она.
Все поторопились к выходу.
Энжела понимала, что сейчас бомбы с бурой забирать рано, а возвращаться, возможно, будет поздно. Она все же ничего не взяла, выходя за дверь.

-Кто такая Джуди, Сэм? – спросил Дин, видя, что Энжела и Мэри идут далеко впереди, шумно что-то обсуждая.
-А что? – Сэм нахмурился. Стоило сказать, но он не представлял, какой будет реакция Дина.
-Когда нас поймали, у первого штаба, Энжи сказала мне, чтобы я сидел и не шевелился. Сама вышла к левиафанам и говорит: «Я Джуди». А те вопросы стали задавать. Потом уже совсем чушь была. Только ей сначала поверили.
Сэм остановился, пытаясь осознать сказанное братом. Поверили, что она полноценный демон?
Он не понимал этого. Не считая тех случаев с проявлением темной части сущности, Энжела казалась совершенно нормальной. Человек. Неужели они не увидели?
-Джуди – это тот самый демон. В образе девчонки напала на нас в четвертом штабе.
-О, черт, ей нужно завязывать.
-Я знаю, просто не представляю, как сказать это ей.

В тоннеле свистел ветер, будто пытаясь сказать что-то. Постоянно приходилось оглядываться из-за нарастающего беспокойства.
Эта подземная дорога все сильнее поднималась вверх, становясь обычной.
-Пьют, - одиноко прозвучал голос Мэри.

Остальные начали всматриваться, пытаясь найти левиафанское убежище. Оказалось, что штаб был далеко.
-А мне и отсюда видно, что они что-то празднуют, - пояснила девушка.
Дорогая, которую нельзя было назвать недлинной, снова прошла в тишине.
Из трехэтажного здания слышался лишь невероятный шум сотен голосов. Было непонятно, что же можно так рьяно обсуждать.
-Ошибки быть не может. Это штаб «Ключи», - уверенно сказал Сэм, глядя на остальных.
-Все они – на первом и втором. То, что они хранят, точно не там, - протянула Мэри. – Но мы пройдем.
-Как? – Дин удивленно ухмыльнулся.
-Я туда пройду.
-Никуда ты не пойдешь!
-Пойду, - Мэри была упряма. – Можешь пойти и посмотреть, как я это проворачиваю.
-Не понял… - Дин не успевал следить за скоростью мысли дочери.
-Я просто поднимусь с кем-нибудь на третий этаж. На ходу решу, как вам попасть туда. Пока я попытаюсь попасть наверх, мы можешь присмотреть за мной, раз уж ты так беспокоишься.
-Конечно, я беспокоюсь, - Дин понял, что продолжать бессмысленно. – Но кто тебе сказал, что мы вообще пройдем?
-Они же пьют, я тебе сказала, - Мэри засмеялась.
-Мы подождем здесь, - ответила Энжела. – Ты уверена, что все будет в порядке?
-На все сто, - слишком громко ответила старшая Винчестер. Шум в голове невероятно мешал. – Только ждите.

Дин неотступно следовал за дочерью, уже жалея, что поддался и согласился с ее идеей.
-Как только увидишь, что я ухожу, иди к Сэму и Энжи, - уверенно сказала Мэри.
Идти было неудобно из-за тесака, спрятанного под курткой, но она старалась выглядеть естественно.
-Если что-то произойдет? – Дин нахмурился.
-Ничего не произойдет, - бросила она через плечо, исчезая в толпе. Следить за ней получалось плохо.
-Эй, рыжая, иди сюда, - один из левиафанов щелкнул пальцами.
«Я такая же рыжая, как ты вегетарианец», - эти слова чуть не сорвались с языка, но Мэри молча сделала шаг вперед.
-Пойдем со мной, - тихо сказала она, подходя совсем близко. В этот момент казалось, что тварь распознает обман и перегрызет ей горло.
-А что такое? – левиафан нагло улыбался.
-Пойдем, - повторила она, чувствуя, как урод уже тянет ее за собой.
«Ну и бесстрашная же она», - подумал Дин, торопясь к выходу. Бесчисленное количество левиафанов пугало, но им, видимо, было все равно. Они не только спокойно уничтожили город, но и начали привыкать к тому, что помогало людям веселиться. Наркотики и алкоголь были повсюду. И удивительным было то, что эти «бесперебойные» существа так отлынивали от выполнения своей цели.
Дверь с лестничного проема в помещения третьего этажа ударилась о косяк с глухим звуком.
Мэри смотрела на монстра, не зная, что теперь делать.
-Ты думаешь, что я не вижу тебя насквозь? Меня не обманешь, - левиафан засмеялся.
-И меня, - Мэри легко сняла пробку с бутылки с очистителем и вылила половину прямо ему в лицо.
Секунду тот стоял, оцепенело глядя на нее, будто не чувствуя, что его кожа шипит и плавится. Доставая тесак, девушка зачем-то вытянула вперед левую руку и тут же почувствовала, что цепкие зубы твари хватают ее. Удар. Голова падает на пол.
Вся рука в крови. С ладони снята почти вся кожа. «Ну и тварь», - думает она, быстрыми шагами пересекая бесконечные коридоры.
Пожарная лестница. Слезть совсем несложно.
Уже через несколько минут она нашла отца и Энжи с Сэмом.
-Убила, - Мэри выдыхает холодный воздух, пытаясь успокоиться. – Тут лестница, сейчас поднимемся.
Она видит, что идущая рядом Энжела качает головой.
-Тебе разве не страшно, Мэри?
-Всегда страшно, что теперь делать? – она пытается усмехнуться.
Кажется, что лестница вот-вот обвалится. Сэм видит, как Мэри хватается за оконную раму, пытаясь попасть обратно в помещение. На раме остается красный след.
-Что с рукой? – спрашивает он, уже находясь на третьем этаже вместе с остальными.
Дин и Энжела оборачивают, внимательно глядя на Мэри.
-Да я тут занозу посадила, - она смеется, убирая за спину окровавленную руку. – Это ерунда. Давайте найдем эту чертовщину, которую тут прячут, и уберемся.
Одна комната, другая, третья. В конце коридора есть неприметная дверца, будто от чулана. Она заперта.
В итоге все-таки удается выбить ее.
Каморка заставлена маленькими шкафами.
-Черт, что из этого нам нужно? – Дин оглядывается.
-Что-то о «Рычагах».
Поиски занимают не слишком много времени, и всем кажется, что больше уже взять нечего: документы с какими-то кодами, диски, карты.
-Уходим, - наконец говорит Сэм, боясь, что их кто-то обнаружит.
В этой комнате они и оставили труп левиафана, которого удалось обмануть Мэри.
-Может, и не увидят, - в спешке говорит Энжела, с испугом глядя на тело.

До рва еще полпути. Дорога обратно дается хуже, время, наоборот, идет невероятно быстро.
Прозвучавший звук сирены кажется оглушительным.
Во всех окнах штаба «Ключи» загорается свет.
-Что за черт? – из дома выбегают левиафаны. Это невозможно увидеть человеку с такого расстояния. У Мэри же получается.
Энжи оглядывается, чувствуя, как все внутри холодеет от страха, и видит, что и с другой стороны к ним бегут.
-Динамит. Доставайте, - бросает через плечо Мэри.
Дин и Сэм уже не осторожничают, просто веря на слово, что неисправностей быть не может.
Огромный шнур, связывающий не один десяток шашек, протягивается на огромное расстояние.
-Это нужно поместить здесь, - поясняет Сэм, вспоминая схему.
-Как мы уйдем? – страх не дает Энжи возможности мыслить хладнокровно.
-Нужно свалить раньше, чем две линии наступающих превратятся в кольцо.
-То есть прямо сейчас?
-Прямо сейчас. Пап, Сэм, уходим. Где здесь начало?
Сэм указал на странную связку проводов, глядя, как стремительно приближаются левиафаны.
Мэри соединила несколько проводов и отпустила, зная, что сейчас по проводам побежит разряд, и загорится запал, заставляя взорваться первую связку динамита, которая находилась на большом расстоянии от них.
-Там сейчас рванет. У нас минута.
Они бежали, постоянно оглядываясь. Прогремел первый взрыв. «Еще девятнадцать», - промелькнуло в голове у Энжелы.
Постоянно казалось, что до рва и спасительной двери, которая могла спрятать, по словам Мэри, даже от атомной войны, совсем немного. Только расстояние практически не сокращалось.
Прогремело уже десять взрывов, когда они нашли возвышенность недалеко от их тоннеля. Днем левиафаны могли бы заметить движущиеся фигуры, но теперь ночь полностью скрывала их.
Сэм, Дин и Энжела видели лишь вспышки от взрывов. Мэри удавалось увидеть, как левиафаны разлетаются на куски, приближаясь к очередному месту, где должен был произойти взрыв. Они пытались уйти, но подрывались, снова и снова. Один десяток, другой… Схема, согласной которой расположили шашки, действительно была удачной. Девушка даже улыбнулась, глядя на это.
Энжи и Сэм были рады, что сработал первый план. Не нужны были лишние объяснения, затраты и ссоры.
-Господи, прошли, - Дин устало опустился на землю, когда глаза уже не могли смотреть на огромные клубы дыма и огня.
-Даже без происшествий, - усмехнулся Сэм. Он видел, как Энжела поднимается все выше, пытаясь увидеть что-то. – Не надо, спустись. Не смотри на это, пожалуйста.
-Хорошо, - девушка спокойно сошла с возвышенности, внимательно глядя на отца. Не хотелось расстраивать его. Мысли были заняты тем, что сейчас с хранителями, и это даже казалось своеобразной местью. «Месть – это не то, что одобрил бы папа или кто-то еще», - вдруг укоризненно сказала она себе.
-Перейдем все это. Немного осталось, - сказала она, не зная, кого она убеждает.
-Конечно, - Сэм улыбнулся, видя, как она перестает быть хмурой.
-Несомненно. Семнадцать, восемнадцать… Их там немного осталось, хватит на всех, - Мэри тоже отвлеклась от того, что происходило у «Ключей».
После двадцатого взрыва они спокойно спускались к своему собственному убежищу, радуясь первому их совместному делу без происшествий.

Левиафаны смотрели на Бивертон с одного из высотных зданий.
Все до единого, кто был около «Ключей», были мертвы. На земле зияли огромные ямы, оставшиеся от взрывов.
-Что вы скажете, сэр? – обратился к главному один самых «низших», пытаясь выглядеть угодливо.
-Пушечное мясо кончилось. Практически все из города туда направились. Раз пешек больше нет, наше время нападать. Окружить их. Немедленно.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:45 pm 
Post subject:
Reply with quote

Останься
All my thoughts are with you forever
Until the day we'll be back together
I will be waiting for you.


Один из демонов вылетел из здания, которое только что загорелось, и крикнул:
-Ангелы могут идти с нами. Люди и прочие – остаются.
В строю начали возмущаться, но тут же утихли. Они тоже слышали, как хранители зовут кого-то, но все же последовали указу тех, кто пришел на помощь.
Кас слышал, как остальные ангелы следуют за ним, что-то тихо говоря.
Верхние этажи уже были объяты огнем, когда они вошли. Хранители держались в стороне от спасших их демонов, а сами демоны тем временем пытали одного из левиафанов.
Демиан медленно замахнулся и ударил тварь по лицу.
-Хороший прием, - левиафан лишь рассмеялся, а потом сдавленно зашипел, когда ему в лицо плеснули очистителем.
-Все-таки не станешь говорить?
-Нет.
Еще одна голова полетела с плеч. Большинство левиафанов уже были мертвы.
В толпе ангелов переговаривались.
-Пятьдесят шестой здесь, а дальше?
-Пятьдесят седьмая – это Каро.
С началом войны у ангелов появилась странная привычка называть друг друга номерами подразделений, за которыми они были закреплены. Забывались не только имена, но и цели, которые много лет назад преследовали на небесах. Война заставила забыть.
Пытаясь оценить потери со своей стороны, Кас подошел к одному из хранителей.
-Сколько?
-Шестеро мертвы, много раненых.
-А одиннадцатый? Что с ним делать? – крикнул кто-то из толпы.
-Что стряслось?
Хранители медленно расступились.
Дэн сидел, прислонившись к стене, глядя, как жуткие порезы на его руках затягиваются миллиметр за миллиметром. Регенерация была медленней, чем у самого слабого из ангелов.
Внутри же все до сих пор бушевало. Все, что он хотел скрыть от остальных и просто оставить в своей памяти, стало явным перед сотней хранителей второй армии.
«Убьют, сейчас же прикончат. Или скинут на Землю. Я не найду Винчестеров, я буду мало чего помнить, я буду жить на другом материке», - мысли перебивали одна другую. Он не знал, что произошло с остальными, он даже не представлял, что произошло с ним.
Хранители отводили глаза. Дэн думал, что они больше не хотят иметь с ним дела.
А Кас, стоящий рядом, уже знал, что ангелы не смотрят на него по другой причине. Кас и сам хотел бы поскорее перевести взгляд на что-то другое, но знал, что не сможет поступить так.
На молодого ангела действительно было страшно смотреть. Человек бы не понял ужаса тех, кто сейчас смог это понять. Душа ангела будто была выворочена, разобрана на куски, а потом неаккуратно склеена кем-то. Это выглядело хуже, чем его переломанные конечности и порезы на коже. Тело всегда можно восстановить. С душой дело обстоит не так.
-Кто это сделал? Как? – Кас не переставал задавать вопросы.
-Я нахамил им. Я ничего им не сказал, - Дэн, пошатываясь, попытался подняться и почувствовал, как кто-то подхватывает его за локоть. «Зачем они это делают? Почему они меня еще не сдали?» - вопросы проносились в голове, но сказал он совсем другое. – И что же тут?
-Убили шестерых наших. Сейчас тут мирное ополчение орудует, - ответил кто-то совсем тихо.
-Вот именно, что орудует! Огонь скоро до третьего этажа дойдет, а вы до сих пор треплетесь, - крикнул кто-то из демонов, отсекая голову одному из последних левиафанов.
Ангелы начали осторожно выбираться из здания. Многих приходилось нести.
-Мы же вернемся за Каролин и остальными? Нельзя их там оставлять.
-Конечно, вернемся.
Через несколько секунд Дэн позволил себе отключиться, чувствуя, как кто-то подхватывает его.

Два часа спустя Дэн с опаской смотрит на Эбигейл. Тысяча бойцов находится в огромном зале, другом тайном убежище. Расправа над левиафанами окончена, а война не ждет. Отряды отбывают один за другим. Люди, ангелы, полусущности – все шумят, обсуждая что-то, но Дэн видит только мать Мэри. «Она уже знает про нас с Энжелой? Хранители должны были заложить меня. Пришла ли она сказать, что мое время среди ангелов закончилось, или у меня есть еще пара дней?»
-Что ты скажешь? – рядом появился обеспокоенный Кастиэль.
-В жизни такого не видела. Но на первый взгляд, это неисправимо, - тихо ответила Эбигейл.
Дэн невесело усмехнулся. Большинство ангелов не умело скрывать неудобную правду, и он считал это естественным.
Когда он выложил все, что помнит, он увидел, как Эбигейл, которой так несказанно подходил образ молодой спокойной женщины, с силой размахнулась и ударила по стене, оставляя глубокую трещину.
-Эбигейл, гнев ангелов – человеческие беды, ты же знаешь об этом? – тихо спросил он. Сейчас хотелось немедленно отправиться в двенадцатый, но не было никаких сил. Душа ныла в прямом смысле этого слова.
-Конечно, знаю, но я… Но я же… - она осеклась, не зная, что сказать.
-Одиннадцатое, четырнадцатое, двадцать шестое, пятьдесят седьмое, шестьдесят третье, восемьдесят первое и восемьдесят третье подразделения, на выход! – прозвучал громкий, властный голос.
Команды всех погибших хранителей и его собственная.
Он знал всех погибших до единого. По именам, в лицо. Знал некоторые их привычки, что они хотели делать после войны, что им нравилось.
Дэн хорошо знал двадцать шестого хранителя. Его звали Саген. Дэн очень хорошо запомнил то, что говорил он перед тем, как Дэн отправился в двенадцатый год в штаб на Харт-роуд. Это казалось невероятно давним событием, но слова сослуживца Дэн запомнил хорошо.
-Вы знаете, я осваиваю автомеханику.
Хранители и полуангелы, которые часто приходили ненадолго, слушали.
-Кажется, начал понимать, чего хотят земные женщины.
В штабе засмеялись. Тогда Дэн видел, как качает головой Джулиет Остин, девушка-полуангел, про которую несколько раз двадцать шестой рассказывал Дэну.
-А зачем же тебе все это? – спросил кто-то из хранителей.
-Когда война закончится, я здесь останусь.
Многие из хранителей понимающе кивали. Далеко не все потом хотели возвращаться на небеса. Иногда земная жизнь слишком сильно приходилась по душе отделу сообщения с человечеством.
-Вот, - продолжил Саген, - может, еще кто-то останется, а вы, кроме человеческого языка, больше ничего и не знаете. А там поблажек не будет – работа, дом, куча дел, справляйся как хочешь, хоть ты серафим, хоть самый слабый из наших.
-Прав ты, - один из хранителей улыбнулся. Он тоже ждал, когда война закончится, и когда-то, после одного из собраний в Лос-Анджелесе, говорил, что нашел место, где мечтает жить.
-Я еще петь научусь, - продолжал двадцать шестой. – Говорят, люди любят музыку. Вроде как с ней грустят и с ней празднуют. По-моему, это сложно, но я разберусь.
Теперь не было никакого Сагена.
Некому теперь осваивать автомеханику и заставлять хранителей смеяться рассказами о попытках разобраться в человеческих эмоциях. После войны на Джулиет Остин женится кто-то другой, если она сама, конечно, выберется.
Это была чужая мечта, и теперь она была разрушена.
Дэн нахмурился, возвращаясь из мыслей в настоящее, к уходящим подзразделениям.
-Куда они собрались?
-Поедут на Кроатон в Джорджию. Они справятся, - Кас попытался подбодрить.
-Эй, эй, пустите.
-Хамфри, немедленно вернуться в строй.
-А не пошли бы вы знаете куда?.. – молодой боец продолжал пробираться сквозь толпу.-Привет, Дэн.
Он остановился, глядя на ангела. Фрэнк Хамфри был полусущностью, и с трудом, но мог видеть страшные символы и порезы, ранившие и сосуд, и душу. В его взгляде читался ужас и опасение, но Дэн относился к этому спокойно.
-Здравствуй.
-Фрэнк, там тебя одного ждут, - сказала Эбигейл. Кас предпочел не вмешиваться.
-Подождут еще, - он перестал обращать внимание на безмолвные упреки.
«Когда все вы пропали, я сам доставил взрывчатку в двенадцатый», - Дэн услышал это так, будто Фрэнк находился где-то далеко. Теперь с мысленной связью дела обстояли намного хуже.
«Спасибо».
«Я скоро вернусь. Я в исследовательский, сверну с общего маршрута по дороге. Я достану что-нибудь об этих символах. Это что-то невероятно древнее, но я отыщу», - парень тут же исчез в толпе, не переставая огрызаться и крича что-то командиру.
Когда и оставшиеся без хранителей подразделения покинули зал, к Дэну подошел главнокомандующий.
-Только попробуй уйти.
-И не думал, сэр, - Дэн соврал. Он не видел ярости, и не думал, что командир идет сюда затем, чтобы разбираться. Значит, хранители еще не рассказали про его воспоминания, которые стали явными для всех в чертовом убежище. А как расскажут – ему конец.
-Сейчас тебе нельзя никуда уходить. Что-то натворишь – отстраним, - эта фраза уже была до жути знакомой. Так говорили каждый раз, и каждый раз оставляли после любой оплошности. Но в этот раз Дэн знал, что теперь на проступки глаза закрывать не будут. Все стало серьезней.
-Нам пора, Дэн, - Кас вздохнул. Сегодня три из семи действующих армий выступали против левиафанов, и это дело все равно казалось жутко опасным. Даже те ангелы, которые до сих пор редко навещали Землю, теперь были полностью вовлечены в подготовку к сражению.
-До встречи, - через плечо бросила Эбигейл. Потом она остановила кого-то на ходу и начала раздавать указания.
Последние бойцы покинули убежище.
«Отсюда нужно выбираться». Дэн снова отключился.
Сон был странным.
Горит дом, из него выбегает человек. Часто останавливается, пытаясь отдышаться. Дэн видит происходящее откуда-то издалека и не может понять, кто это.
В доме кричат. Звуки, кажется, страшнее, чем скрежет зубовный.
Когда человек приближается, Дэн понимает, что на руках у него девушка. Мужчина ругается, и Дэн понимает, что голос ему знаком. Дин, отец Мэри.
Но Мэри не с ним.
-Мистер Винчестер? – он спрашивает достаточно громко. Его бы услышали, но человек из сна не обращает внимания.
Ангел начинает бояться все сильнее, не понимая, что происходит. «Всего лишь сон», - пытается убедить он себя. Дыма все больше, почему-то слезятся глаза, как у человека. «Может, в этом сне я человек?» - Дэн пытается оглядеть себя, но не видит ничего.
Они совсем рядом.
На руках у Дина Энжела. Ее руки обожжены, на лице маска равнодушия. Дэн корит себя: «Нельзя было оттуда уходить, нельзя было оставляться их ни на секунду. Эти двое, слава Богу, еще не сильно пострадали, ну а где же остальные? Живы ли?»
Все окончательно заволакивает дымом.
Небольшая комната без окон. Сэм, Дин и Мэри застыли у стены с одинаковым выражением ужаса на лицах.
А демон все кричит, умоляя Энжелу отпустить его, а та лишь усмехается. «Не она, это не может быть она, она бы так не сделала, это ерунда, это мне снится», - повторяет про себя Дэн.
Очередной образ растворяется.
Ночь. Тоннель. Опять все плохо видно, будто он смотрит глазами человека.
Мэри плачет на плече у отца.
-Мэри, что же случилось? – его снова не слышат.
Откуда-то снова тянет дымом. Вокруг обломки камня и дерева.
Кто-то идет к нему, странно заваливаясь набок, прихрамывая. Дэн вглядывается, понимая, что теперь видит, как ангел, но у него не получается увидеть душу идущего, вместо этого он видит что-то совсем странное.
-За что это со мной сделали? – голос этой девушки звучит отчаянно и незнакомо.
-Ты еще не знаешь, что я с тобой сделаю, - кто-то смеется и звучит жутко, в три голоса. Человеческий, демонский, и какие-то невероятные истеричные звуки. Дэну хочется уйти или хотя бы закрыть руками уши, но не получается сделать и движения. Три голоса продолжают, - я тебя уничтожу. Я уничтожу всех. Мне нужно биение ваших сердец, мне нужна ваша кровь.
Чудовище смеется.
Лунный свет проникает в разбитое окно и позволяет увидеть того, кто только что говорил. Дэн сразу же узнает этот профиль и взлохмаченную копну каштановых волос.
-Почему ты допустил это? – за черными как смоль глазами Энжелы тоже просматривается что-то до боли знакомое.
Снова невероятно хочется корить себя. «Это сон», - в сотый раз повторяет Дэн.
-Черт, проснись, пожалуйста, немедленно! – он чувствует, как кто-то осторожно встряхивает его.
У девчонки непослушные русые волосы и ярко-зеленые глаза. На вид лет восемнадцать. Дэн знал ее, она была из его подразделения.
-Шеннон?
-Шерон, - поправила она и тут же отвлеклась. – Это же надо так орать. Что у тебя случилось?
-Я не знаю, - отмахнулся Дэн. – Что ты вообще здесь делаешь?
-Надо же было кого-то здесь оставить. Одиннадцатое поехало на Кроатон, а я вся в порезах, - пояснила она, показывая руки, - ну, меня и оставили.
Она остановилась, доставая из кармана телефон и отвечая на звонок:
-Да, привет… Нет, все в порядке с хранителем четырнадцатого. Я бы не приезжала. Сидите дома.
Дэн подумал о том, что хоть у кого-то все в порядке.
Сон не давал покоя.
Было ли что-то в нем хотя бы отголоском того, чего он боится? «Если да, то мне срочно нужно что-то делать», - ответил он.
-Слушайте, а что вы вообще делаете с Винчестерами? – девчонка улыбалась, садясь рядом на каменный пол.
-Мы не разглашаем, - устало ответил Дэн.
-Вот вы там что-то проворачиваете, да? А у нас станет лучше, когда вы закончите?
-Должно стать, наверное, - неопределенно сказал Дэн.
-Просто… У меня брата отправили учиться на летчика-бомбардировщика, и он к концу весны выпустится.
Дэн не знал, что ответить. Он не знал даже, смогут ли Мэри и Энжи выбраться из Бивертона. Обещать что-то было глупо, но он все же сказал:
-Думаю, к весне летчики не понадобятся.
«Как бы обмануть ее? Нужно уходить», - подумал Дэн. Жуткие картины из сна продолжали преследовать его, заставляя чувствовать себя еще хуже. Практически все кости срослись и порезы затянулись. Страх подстегивал, нужно было торопиться.
-Дэниил, Земля здесь, - Шерон усмехнулась. – Ты влюблен?
-Да, - ответил он раньше, чем успел подумать.
-Она вместе с другими хранителями или в Джорджии? Я не трепло, ты можешь сказать, - выражение ее лица внушало доверие.
-Ни там, ни там.
-Тогда тебе срочно нужно искать ее, - Шерон подскочила с места и принялась расхаживать кругами.
-Я знаю, где она, и если я найду ее, то это только будет всем на пользу, - попытался подойти к вопросу Дэн.
-Вот я сейчас выйду, а потом скажу, что меня не было всего минутку, и ты сбежал.
-Ты невероятно догадливая, - Дэн увидел, как девушка рассмеялась. – Скажи остальным, чтобы не лезли без меня туда, где нужен хранитель.
-Так точно, - она вышла за дверь.
Дэн сосредоточился на том, чтобы перенестись в двенадцатый год.

-Смотрите! – крикнула Мэри, указывая на толпу. Их мог увидеть и человек. Сотня фигур приближался с одной стороны. Дин взглянул налево. С запада шло столько же.
Сэм толкнул дочь.
-Что там делать?
-План «B», - она выглядела еще испуганней, чем все остальные.
На то, чтобы спуститься к комнате в тоннеле и подняться, ушло не больше десяти минут. Сердце Энжи колотилось с бешеной скоростью.
-Смотрите, - она показывала бомбы остальным, умело разыгрывая то, что Сэм не был в курсе всего этого.
-Когда ты собиралась сказать об этом? – Мэри не хмурилась, но была поражена.
-Я не собиралась об этом говорить. Я думала, что все пройдет удачно.
-Ладно, хорошо. Ты молодец, - Энжела была удивлена словам сестры. - Нужно собрать это в систему, да? Сейчас сделаем. Сэм?
Казалось, что левиафаны вот-вот догонят их, но они все еще находились на достаточном расстоянии.
Когда все шесть бомб были зарыты в землю и подключены к кнопке, сразу встал вопрос о том, кто исполнит последнюю часть запасного плана. Пока вопрос был безмолвным. Все смотрели друг на друга.
-Ладно, нечего, - уверенно сказал Дин. – Сейчас я нажму на эту чертовщину, а потом мы на всей скорости побежим ко рву.
-Этого не нужно, - раздался за их спинами уверенный голос.
-Дэн? – удивленно воскликнули Мэри и Энжела.
-Уходите, все потом, - Дэн смотрел на сестер. Точно такие же, какими он видел их в последний раз. Никаких изменений.
-Что случилось с тобой? Ты себя видел? Дэн, кто с тобой это сделал? – Мэри опять использовала универсальный жест, которым обозначали душу.
-Не волнуйся за меня, все будет в порядке.
-Ничего не будет в порядке. Уходи с нами, - Энжела говорила умоляюще, надеясь, что остановит его. Дэн посмотрел на нее внимательнее и опять не увидел никаких изменений.
Что в этот момент испытывала Мэри, он так и не понял. Она увидела его насквозь со всей той чертовщиной, которую сделали с ним левиафаны. Сам он не знал, что видят остальные, и понятия не имел, что можно почувствовать, увидев ангела с «вывернутой наружу» душой.
-Я подпущу их ближе. Идите без меня. Увидимся.
Двухсекундная тишина показалась вечностью.
-Если мы сейчас не уйдем, то не уйдем вообще, - осторожно сказал Дин. Его услышали.
-Удачи, - все четверо сказали это напоследок.
Теперь они бежали в два раза быстрее, прячась в тоннеле.

Левиафаны были совсем рядом. Дэн нажал на кнопку запуска.
Первый взрыв. Осколки не ранили только что восстановившееся тело, он не чувствовал боли. Система работала слаженно. Второй взрыв.
Он понял, что пора телепортироваться. И тут же выяснил и то, что у него не получается.
«Я должен вернуться к ним, я обещал, я не могу обмануть в очередной раз», - упрямо сказал он себе, но перенестись снова не получилось.
Один из левиафанов ухмылялся, все время стоя на расстоянии.
Левиафаны подрывались здесь только потому, что шли, руководствуясь чутьем. Сейчас Дэн выступал в качестве наживки. Голод и желание убивать вело левиафанов к смерти.
Но тот до сих пор стоял вдалеке, и это он блокировал Дэна.
Когда очередной взрыв должен был прогреметь и задеть этого левиафана, он ушел оттуда, нападая с другой стороны.
Рядом взрывались сотни тварей, жутко крича, шипела плоть, но Дэн замечал только нападающего.
Четвертая бомба взорвалась, поражая левиафанов. Практически все погибли. Они были задеты осколками с обжигающей их бурой или попросту уничтожены действием бомб.
А тот левиафан все еще был на месте.

-Энжела, там все нормально. Он даже не ранен, - повторял Сэм, глядя на дочь, которая до сих пор стояла на возвышенности за рвом, закрыв лицо руками и не желая наблюдать за происходящим внизу у «Ключей».
-Это все сумасшествие… Он бы ушел. И мы, черт возьми, там его оставили.
Мэри понимала, что сестра права, но, в отличие от нее, неотрывно смотрела за взрывами, так же не понимая, почему Дэн не уходит.
-Что за мужик в черном? – спросил Дин, глядя на мечущуюся среди взрывов фигуру.
-Ох, черт, это же левиафан. Нет, нет… - Мэри теперь тоже хотелось прекратить смотреть на все это.
-Дэн уйдет, - заверил Дин, хотя и сам сомневался в этом.

Теперь становилось действительно страшно.
Когда Дэн попробовал уйти, левиафан протянул к нему руку, хватая за отворот плаща. «Убьет», - мелькнуло в сознании, прежде чем он почувствовал, как левиафан падает на землю, прямо туда, где расположена бомба. Пятый взрыв. Левиафаны мертвы, все до единого.
Сил не было даже на перемещение, но Дэн почувствовал, как кто-то тянет его за собой.
-Это было опрометчиво, но ты спас их, - голос Кастиила звучит спокойно и обнадеживающе.

-Они пришли, они ушли. Не попрощались, ничего не объяснили. В первый раз, что ли? – Дин надеется, что он кого-то убедит. Он скорее был расстроен тем, что Кас ушел по-английски.
-Не в первый, только как-то особенно паршиво, - тихо ответила Мэри. – Завтра попробуем достучаться до них. Сейчас – какая-то ерунда, шум, но все вроде бы в порядке. Слышишь, Энж?
-Да, да, я поняла.
Энжела оборачивается и видит, что отец стоит где-то у нее за спиной.
-Сработало.
-Да, и поверить не могу, - Сэм улыбнулся. Издевки Люцифера в этот раз были особенно жестокими, но теперь было уже все равно.
-Давайте вытащим машину из оврага, - Мэри увидела, как радостно встрепенулся отец, - и поедем на Менло-драйв, в мотель. Разберем то, что удалось выкрасть из «Ключей».
Остальные закивали.
Сэм и Дин шли впереди, переговариваясь о том, как они возьмут последний штаб. То, что они прошли практически весь намеченный путь, казалось невероятным. Еще более нереальным казалось произошедшее только что. Видно было плохо, но было заметно, как Кас оттолкнул фигуру в черном, и левиафан тут же разлетелся на тысячу кусков.
-Их хранитель – просто сумасшедший, но иначе мы бы и не выбрались, - заключил Сэм.
-Кто же сейчас не сумасшедший? – Дин пребывал в хорошем расположении духа. Почему-то старый мотель в самом центре огромной левиафанской засады стал казаться невероятно уютным. Хотелось вернуться.
Мэри остановилась, ожидая, пока сестра ее догонит. Энжела устала и чувствовала себя виноватой за то, что использовала силу, чтобы развить скорость. Но в этот раз способности действительно пошли только на пользу.
-Мне Дэн говорил, что ангелы нас не оставят. И я только теперь поняла, что они нас действительно не оставили. Они спасли нас, - спокойно начала она, ожидая реакции Мэри.
-Я всегда знала, что не оставляют, - Мэри улыбалась, глядя на светлеющее небо. –Нам последний шаг остался, и все. Все получится. И Кас с Дэном скоро найдут нас, ты только верь.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:48 pm 
Post subject:
Reply with quote

Своим путем
-Это вы, да?! Это вы все это делаете? Кто устроил взрыв? Вы устроили?
-Эй, мужик, успокойся, - Дин осторожно поднимает руки, глядя на держащего ружье портье. – Мы просто вернулись.
-Я с тобой не разговариваю, - тот перешел на крик.
-Мы ничего не взрывали, - Сэм попытался говорить спокойно.
-О, Господи, - молодой человек бросил ружье на стол у входа. – Ну, а кто тогда?
Все четверо растерянно смотрели на него и молчали.
-Видимо, взрывная волна уронила твой сервант с бутылками, раз ты просох, - пробормотала Мэри, идя к коридору с номерами.
-Ну и хамка же, - портье хмурился.
-Слушай, скоро отсюда можно будет уезжать, - пообещала Энжела.
-А зачем отсюда уезжать? Хозяин мотеля пообещал вернуться еще месяц назад, посетителей, кроме вас, нет. Я чувствую себя отлично, зачем нужно оставлять это?
-Ты был на улице? – девушке стало грустно, когда она поняла, что он даже не в курсе.
-Нет. А что там?
-Ничего там нет особенного. Работай себе дальше, - девушка поторопилась за сестрой.
-Нет, серьезно?
-Серьезно, - вместе ответили Дин и Сэм, уходя.
Девушки уходят, объясняя, что они жутко устали.
-Тебе не надоели их английские манеры?
-Они спасают нас, Дин.
-Просто, ты понимаешь, там гребаная война. Я бы каждый раз боялся за то, что не успею что-то кому-то сказать.
Сэм пожал плечами, зная, что в темноте Дин все равно не увидит. Они прошли очередное испытание. Осталось совсем немного, и было непонятно, почему именно сейчас так тоскливо.
-Может, они уже привыкли.
-Разве к такому привыкают? – Дин фыркнул и хотел добавить еще что-то, но осекся. – Ты слышишь Люцифера?
-Да. Мне все равно. Как ты думаешь, Кас просто не помнит?
-О чем ты говоришь? – Дина передернуло.
-Мог ли он забыть то, что произошло? Может, для него прошло слишком много лет с тех пор, как он набрал в свою оболочку ораву чудовищ, или ему… теперь все равно? – Сэм уже жалеет о том, что начал разговор.
-По-моему, там сейчас просто дела поважнее.
-Да, конечно, поважнее, дела, да, - неразборчиво отвечает Сэм, чувствуя, что сейчас сможет заснуть, не прислушиваясь к ненавистному голосу в голове.
Дин больше не говорит ни слова.
«Интересно, она действительно позовет Эбигейл, если что-то случится?» Теперь ему начинало казаться, что ему все привиделось, что не было никакого демона, и никто его не пытал. «Все это ерунда, потому что Энжела не стала бы так делать. Она ведь тоже хочет остаться человеком. Хочет ведь?» - мысли уводили вдаль от реальности.

-Сколько времени? – тихо спросила Энжи, уткнувшись лицом в подушку.
-Полпятого. А ты-то почему не спишь?
-Я не знаю. Почему он мне не сказал ни слова, а? И тебе тоже ничего? Тебе почему?
-А меня больше первый вопрос волнует, - тихо ответила Мэри, поднимаясь с постели.
-А почему?
-Почему, почему… - Мэри передразнивала. – Мне и потом можно было все объяснить, я же к этим закидонам привыкла. А вот тебе… Ты бы знала, что было, когда я нечаянно перехватила твои эмоции, когда ты сбежала. Это было просто невероятно.
Энжела слышала, что сестра говорит это, улыбаясь, но не понимала, почему. Ей казалось, что все это время Мэри злилась.
-Разве что-то в твоем понимании невероятно? Мне все чаще кажется, что тебя кто-то подменил.
-Ну что же ты все время паясничаешь? И да, эта любовь - она невероятна. Хотя мне не знать подобного.
-Послушай, Мэри, любовь найдет тебя, как только ты отложишь в сторону винтовку и вернешься домой, - Энжи осеклась. Она хотела сказать это сотню раз за последние несколько лет, но почему-то сказала только сейчас.
-Тогда у любви пока очень много свободного времени, - старшая Винчестер тихо рассмеялась. – И все же мы сейчас о тебе говорим. Это же надо было – сотню лет бесперебойно служить небесам, и тут… Как же я этого не заметила?
-А я как? – Энжи невесело усмехнулась.
-Несколько лет подряд смотреть куда-то в другую сторону, да…
-Слушай, а что могут сделать за нарушение этого самого кодекса?
-Я не знаю, - честно сказала Мэри. – Мы должны исправить все раньше. И домой. Отсижусь немного, выпрошу вольную ненадолго. Я же дома нормально не была больше полугода.
-Смутно помню последнее время в Лоуренсе.
-Точно. Я будто и забыла. Слушай, я ведь не меньше тебя переживаю. Если все получится с последним штабом, то когда мы вернемся, не будет никаких выговоров, и никого не отстранят.
Слова Мэри звучали обнадеживающе.
-Тогда нам стоит поторопиться, - Энжи добавила тише, - только я не хочу домой.
-Почему?
-Последнее, что я запомнила о доме, было ужасным. И вообще, как мы только додумались? Больше десяти лет назад мы пытались купить дом подальше от места, где все началось в восемьдесят третьем, и в итоге поселились через три дороги.
-Это же мы, мы молодцы.
Энжела тоже отступилась от своего серьезного тона и рассмеялась.
«О чем я переживаю? Последняя вылазка была удачной. Отец, Дин и Мэри в порядке. Я в порядке. Дэн вернется утром», - напомнила она себе.
-Я, конечно, всегда знала, что в Канзасе есть много чего поопасней ураганов, - Мэри подбирала слова, - но все же это дом. Ведь ты там осталась, в конце концов.
-Просто ты не живешь в Канзасе круглый год, вот поэтому ты так говоришь. Просто у нас не так опасно, вот я и осталась.
-Да кого ты обманываешь?
-Да, хорошо, я хотела там остаться, - сдалась Энжи.
-Когда мне было лет семь, Лоуренс еще был замечательным местом. Ты просто не помнишь, да и помнить не можешь, - Мэри снова заулыбалась. Нахлынули воспоминания. Она только пошла в школу, а уже знает, как прикончить практически любую нечисть. Позже, лет в десять, она заявляет сестре: «Нет никаких монстров, твой папа уехал по делам… это семейный бизнес». Это было невероятно далеким, но почему-то помнилось лучше, чем произошедшее совсем недавно.
-Ты видела, что с окраинами города?
-Так мы же взрывали, конечно, видела. Пришлось. Только мы все отстроим, - Мэри прикусила язык, понимая, что сделала глупость, рассказав это.
-Что ты сказала сейчас? – Энжи прищурилась, надеясь, что это поможет увидеть сестру лучше.
-Ну, ты же знаешь, власти уже сказали, что потом будут отстраивать Эмпайр-стэйт и многие другие здания. А я буду отстраивать Лоуренс и Канзас-сити, все равно я не знаю, что делать, когда все закончится.
Энжела слушала с открытым ртом, заново проигрывая в памяти слова Мэри.
Ей всегда казалось, что Мэри живет сегодняшним днем, и услышанное сейчас казалось просто нереальным.
-Когда вы задумали это?
Мэри смеется. Она еще никому не говорила о том, что они задумали еще давно.
-Это было три года назад. Мы в очередной раз отмечали что-то, прямо в филиале исследовательского центра. Да, выпили. Мы с Хамфри тогда зачем-то украли карту с планировкой Лоуренса. Там даже было написано, каким цветом были крашены дома. Она старая, там все до единого здания были. И тогда мы решили, что потом отстроим все испорченное.
-Черт, и вы храните это уже три года?
-У меня дома есть два экземпляра, еще несколько у Фрэнка, - Мэри остановилась. – И почему ты смеешься?
-Я не знаю. О, нет, серьезно, это не смешно. Просто, я не думала, что…
-Да я и сама не думала об этом уже давно. Как говорится, не говори «гоп», пока не перепрыгнешь.
-Ерунда все. Почти перепрыгнули.
-Почти, - повторила Мэри. – Спи давай. Расфилософствовалась. Завтра сюда явится вся небесная гильдия, а ты будешь спать.
Энжела, игнорируя шутку, почувствовала, как сердце начинает биться быстрее.
Все, что произошло после ее ухода с угла улиц Хазел и Эриксон теперь казалось жутко странным. И Энжи уже не понимала, как она продержалась столько времени без него.
Теперь оставалось лишь дождаться новой встречи, когда из опасностей миновала. Энжела тут же вспомнила обеспокоенное лицо сестры и слова: «Что с тобой? Ты себя видел?»
Беспокойство усилилось.
Английские манеры ангелов не раздражали, но ранили. «Серьезно, вдруг бы что-то случилось? Мог бы сказать хоть слово», - подумала она.
-Если я завтра нечаянно окажусь рядом с тобой и Дэном, то вы, возможно, даже поверите, что меня жутко интересует трава у крыльца, или стена, или что-то подобное...
-Ты в своем репертуаре, Мэри.
-Я знаю, спасибо, - она смеялась, постоянно оглядываясь, чтобы зачем-то посмотреть в окно. – Я посижу с тобой?
Мэри села на край кровати сестры, вспоминая совсем уж далекие времена. «Я не знаю почему, но я никогда не думала о том, что ей было двенадцать, когда я ушла», - стало еще тоскливей, когда она вспомнила это.
-Ты помнишь, что ты сказала прежде, чем мы попали сюда? – Энжи потерла рукой глаза, пытаясь не заснуть.
-А что я сказала? Да, подожди, вспомню… - Мэри лихорадочно перебирала воспоминания. –«Мы отправимся туда и снова будем семьей, чего бы нам это ни стоило»? Это?
-Да. И… ты понимаешь? В этом времени, по крайней мере, цель достигнута.
-Мы доведем это до конца. Нам нужно несколько дней.
-Что бы ты хотела увидеть, когда мы вернемся?
Энжи уже хотела остановиться и не произносить этот вопрос вслух, но было поздно.
-Я хочу, чтобы все, кого я знаю, были в порядке. Мне достаточно и этого, - Мэри улыбнулась, - чтобы мы снова были семьей. А ты? Что ты скажешь?
-Не знаю. Будь, что будет. И вообще, я не хочу, чтобы ты больше воевала.
-Я все равно буду там, Энжела, ты же знаешь.
-Угу, - расстроено буркнула Энжи.
«Черт возьми, мы же больше не говорим об этом. Будто мне снова шестнадцать лет», - подумала Мэри, опускаясь на колени рядом с изголовьем кровати.
-Как будто ты туда не собралась, а?
Энжи испуганно посмотрела на сестру, а та снова улыбалась, и в ее будто светящихся глазах не было ни капли злости.
-Так я же с исследовательский центр, в отдел химической атаки. Я не буду стоять на передовой.
-Давай будем честными. Это потому, что на передовую тебя не пустили.
-Да, извини, - Энжи вздохнула.
-Все, что я знаю, это то, что завтра будет хороший день, и мы будем ровно на шаг ближе к победе. Спокойной ночи.

-«Завтра будет хороший день»? Молодец, Мэри.
Винчестеры столпились у окна, продолжая наблюдать за грозой и практически черным небом.
-Это аномалия.
-Думаешь? – Дин посмотрел на дочь.
-Я уверена. Посмотри на это – будто ночью. И там холодина, как при ядерной зиме.
-Ты была там? – Энжи засмеялась.
-Руку я в открытое окно высунула. Еще бы я туда пошла, - девушка, посмеиваясь, оглядывала остальных присутствующих и в конце концов остановилась на Сэме.
-Я бы на твоем месте поторопился с объяснением. Правдоподобным. Если ты не хочешь ее убить, - Люцифер засмеялся.
-Что с тобой, Сэм?
Он попытался перестать хвататься за голову каждые пять секунд и ответил:
-После взрыва что-то с головой. Просто шумит, это ерунда, честно, - Сэм видел, что Дин невидящим взглядом смотрит себе под ноги, стараясь ничего не выдать. В итоге он встретил взгляд Мэри, который мог значить только: «Я поговорю с тобой потом». Он попытался перевести тему, - какие идеи насчет того… что делать сейчас?
-Нам надо изучить все, что мы нарыли, для начала. А еще нам нужны Кас и Дэн…
Шелест крыльев.
Мэри смотрела на хранителя, и вместо обычного язвительного выражения получилось сказать лишь:
-Рады видеть тебя.
Остальные просто закивали и сказали что-то подобное. Дэн, не отрываясь, смотрел на Энжи, а она лишь усмехнулась, по-птичьи склонив голову. «Могло ли случиться то, что я видел?» - в очередной раз спросил у себя Дэн.
-Расскажите мне обо всем, что произошло.
-Сначала рассказываешь ты, - наконец произнесла Энжи, упрямо глядя на него.
-Ни слова не скажу, пока обо всем не услышу.
-Ладно, поехали, - начал Дин, - времени не так много. Кстати, где Кас?
-Там битва, одна из решающих. Почти половина наших туда отправилась?
-Почти половина?! – глаза Мэри округлились. – Что они там нашли?
-Я не знаю.
-Так вот, что же там было первым… - Дин пытался припомнить.
-Мы решали, как верно расположить динамит на участке шоссе около «Ключей», - Сэму казалось, что это было очень давно.
-Они решали, - уточнил старший Винчестер, указывая на Сэма и Энжелу, - потому что я просто ни черта в этом не понимаю…
-Потом пришел Хамфри с хорошими новостями. Занес динамит.
-Да, хорошо, - Дэн стал слушать внимательней, ожидая того, что события уйдут вдаль от того, что он видел.
-Потом мы поехали к чертовому окопу, тому самому, с карты. Так ведь? – Сэм посмотрел на остальных. – И по дороге Дин и Энжела попали в засаду.
Дэн посмотрел на них.
-И что там произошло?
Энжела молчала, не желая говорить о произошедшем. Дин понимал это и молчал вместе с ней.
-Ладно, - Энжи наконец подняла глаза и усмехнулась. – Мы были в доме, и нас заперли. Я, пользуясь способностями, заперла всех остальных.
-Ты закрыла двери левиафанов? Ты противостояла им? – Дэн не мог поверить своим ушам.
-Да. Потом все это загорелось.
-И что было с тобой?
-Меня почти вырубило после этого.
Дэн понимал, что это точно то, что ему привиделось. В и без того покалеченной душе с новой болью вспыхнуло что-то, похожее на неконтролируемый страх.
-Почти вырубило? Это было… просто… Едва вынес ее, там все сгорело за считанные минуты, - Дин осекся, видя, как ангел изменился в лице. – Что случилось?
-Ничего, - голос Дэна дрогнул, сомнений не было. – Рассказывайте дальше.
-Пришел Кас, и все мы благополучно выбрались. А потом, ну, это на самом деле не бред, в том самом окопе мы нашли дверь. Я не знаю, как и кто это сделал это помещение, и вообще особо об этом не задумывалась. Мы отсиделись там одну ночь.
«Маленькая комната без окон и дверей», - сказал Дэн сам себе, пугаясь еще больше.
-А потом я вспомнила про Вернона, - закончила Мэри.
-Так это вы раздобыли координаты убежищ?
Теперь Дэн понял, что все произошло так быстро, что хранители даже не задали вопроса о том, кто же все-таки рассекретил их местонахождения.
-Да, мы вызвали Вернона и… - Мэри замолчала. Остальные тоже ничего не говорили.
Дэн удержался от того, чтобы схватиться за голову. Страх не отступал.
-Это была необходимость, - Энжела обманывала. - Мне пришлось пытать его, потому что он ничего бы не сказал, даже если бы мы его убили.
-А потом? – Дэн вспомнил, что он видел после этого в своем сне.
-Мы обворовали штаб «Ключи», пропажу заметили, мы подорвали динамитом всю шайку, но оказалось, что она не одна. Потом ты знаешь. Это все.
Дэн понял, что раз произошло то, что он видел, то и вторая часть сна тоже может сбыться. «Что же я буду делать? Как мне сказать им это?»
-Что тебя пугает, Дэн?
-Сейчас – ничего, - он пытается соврать.
-Почему же тебя тогда трясет, о чем ты знаешь?
-Я не понимаю, к чему ты клонишь.
-Поговорю с тобой потом, - Мэри упрямится.
-Спасибо, если бы не вы… - голос дрожит.
«Скажи мне что-нибудь. Оставишь меня, увидев, чем я стала?» - Энжела произносит это мысленно, с горькой усмешкой.
Дэн резко разворачивается, глядя на нее. Слова ранят так, как никогда прежде.
«Не смей так говорить, Энжела. Ты – это все еще ты, и ты всегда будешь собой».
«Ты молчишь, потому что тебе нечего говорить оскверненным вроде меня. Потому что тебя в небесном легионе убьют за то, что ты себе позволил».
«Мне все равно, что мне скажут. Я люблю тебя, я нуждаюсь в тебе, - Дэн подбирал слова, - я молюсь за тебя».
-Хреновы мастера невербального общения! – Мэри присела на коленях у кресла, в котором сидела Энжи, - все нормально, слышишь меня?
Дэн отвел глаза, не зная, что сказать. «Никогда не понимал, по каким поводам плачут люди».
-Что происходит? – Сэм и Дин смотрели на остальных, ничего не понимая.
-Ты, - Мэри указала на Дэна, хмурясь, - немедленно объясняешь, что сделали с тобой, и почему ты ведешь себя так, будто увидел что-то. Мы хотим знать.
Она до сих пор видела светящиеся белым светом порезы прямо на его душе и не понимала, возможно ли такое вообще.
Снова шелест крыльев.
-Дэниил, у тебя две минуты, пока Эбигейл не вернулась к тайному убежищу. Ты должен быть там, – Кас уверенно добавил, - это приказ.
-Я расскажу потом.
-Что ты им не сказал? – Кас нахмурился.
-Я ничего не сказал. Я слушал о том, что случилось.
-Но ты ведь должен был сказать, не правда ли?
-Послушайте, - Дэн обращался ко всем Винчестерам. –Все захваченные хранители видели мою жизнь.
-Как это понимать?
-Просто, все мои воспоминания, все, что я знаю. Я не понимаю, каким образом это вытянули из меня, но хранители это видели.
-Прямо все? – Мэри до сих пор не понимала, что это значит.
-Да.
-Ну тогда же тебя…
-Вот именно. Пока никто ничего не доложил. Жду.
-Тогда тебе не нужно туда идти, - Энжи подскочила с места. – Дэн, оставайся.
-Прости. До встречи.
Кас так и остался стоять посреди номера.
-Как вы?
-Как мы? Как это понимать? – Дин усмехнулся.
-Не знаю. Что это? – Кас взглянул на черное небо за окном. – У вас день или ночь?
-Это очень дерьмовый день.
На этом разговоры закончились, и каждый думал о своем.
Именно в этот момент Сэм понял, как сильно отдаляется от настоящего из-за Люцифера. Его слова были громче настоящих «Меня еще и Мэри прибьет за то, что я не сказал. Надо было сказать, но не позволить все исправить», - подумал он укоризненно.
Тишину нарушил Кас:
-Эбигейл будет здесь через пять минут.
-Мне срочно нужно выйти, - спокойно заявила Мэри.
-И куда же ты собралась? – светловолосая женщина невесело качала головой.

-Безумие, безрассудство, безалаберность…
-А теперь мы переходим к словам на следующую букву, - равнодушно ответила Мэри.
Дин смотрел на ангела серьезно, а Сэм едва удержался от того, чтобы усмехнуться.
-Это надо было придумать – вызвать демона! Вы только посмотрите, - Эбигейл говорила спокойно, но в ее глазах кипел гнев. – Кто это придумал?
-Угадай.
-Все с тобой ясно. Но куда смотрела ты, Энжела?
-Я не считала эту идею глупой, - в этот раз Энжи не опускала глаза, как обычно, а смотрела упрямо.
-Дин? Сэм?
Оба молчали, не желая почувствовать на себе гнев ангела.
-Ладно, с вас же ничего не возьмешь. Как далеко вы продвинулись?
-Ма, мы у последнего штаба, - в этот раз Мэри расстается со своим напускным спокойствием и ждем ответа.
-Это хорошо, но если еще раз случится что-то опасное, то я просто заберу вас.
«Как хорошо, что ты не знаешь всего, что происходит», - подумала Мэри, но лишь закивала, улыбаясь.
-Кто-то знает, что с Дэниилом?
-А кто же не знает? Поврежден какой-то левиафанской письменностью.
-Я не об этом. Вообще в последнее время.
-Нет, не знаю, - отмахнулась Мэри.
Эбигейл оглядывала остальных, но их лица были непроницаемыми.
-На самом деле, у нас ужасное положение. Я должна идти, - женщина исчезла, даже не попрощавшись.
-И так всегда. Она приходит, мы получаем нагоняй, она уходит, - Мэри пожала плечами.
-Давайте думать над тем, что делать дальше, - предложила Энжела. Настроение было хуже некуда после произошедшего. Слова заставляли трепетать все внутри, но она все равно не могла понять, что ее подавляет. «С той демонской силой, которую я взяла, срочно нужно что-то делать», - уверенно сказала она сама себе.
-По-моему, ничего не будет, если отложить все на пару часов, - возразил Сэм.
Эти несколько часов прошли в разговорах ни о чем, которые Мэри и Дин попеременно возвращали в нужное русло, пытаясь увести Сэма и Энжелу от плохих мыслей.
-Да, да, вот прямо сейчас садимся за украденное из «Ключей», - сказал Сэм, откидывая голову и делая вид, что засыпает. На самом деле усталость была сильной.
-Да не торопим мы. Черт, сейчас сам усну.
-Что за день такой?
-Нет, серьезно, разобрать все это и спать? Может так? – Дин зевнул.
-Может так… - задумчиво протянула Энжи.
В этот момент все слова потонули в оглушительном звуке взрыва.
Все четверо подскочили с мест. Взрывы не сотрясали землю, они были далеко, но это ничего не меняло.
-На выход? И куда мы? – спрашивал Дин, хотя остальные тоже ничего не знали.
-Вашу мать, вы это слышали? – портье бежал навстречу.
-Где здесь многоэтажки? – неожиданно посетила Сэма мысль, на удивление ясная среди шума в реальности и где-то в его голове.
На крыше было холодно, и ветер свистел, унося с собой все сказанные слова.
Взрывы гремели до сих пор. Был взорван штаб, который был последней преградой на пути к Портленду, и те два, что были между «Рычагом» и «Ключами». Оставалась только цель. Сердце этого проклятого городка.
-Зачем это сделали? Кто? Как? – Энжи не переставала задавать вопросы, все сильнее ежась от холода.
-А давайте уйдем? Мы здесь, кроме взрывов, больше ничего не увидим. Обсудим все дома, - Дин остановился на этом слове, понимая, что это было сказано опрометчиво.
Остальные лишь промолчали.

-Ты сильно расстроена… сегодняшним? – Сэм внимательно посмотрел на дочь.
-Нет. Все нормально. Будет нормально, - она попыталась улыбнуться. – Давайте найдем все завтра. Я хочу уйти.
Она видела, как Мэри заснула, не заботясь о том, сколько времени.
Когда был поздний вечер, и Сэм с Дином тоже успели уснуть, она попыталась выйти из мотеля. У входа портье не было.
«Зачем я иду? Куда я иду?» - спросила она себя. Она покинула номер, прихватив лишь пистолет и бутылку с «Бораксом».
«Куда ты идешь?» - она услышала, как Дэн спрашивает это спокойно, но настойчиво.
«Это не в прямом смысле. Я никуда не иду. Я в мотеле, пытаюсь уснуть», - соврала она, продолжая вышагивать по улицам Бивертона к «Ключам».
«И ты злишься на меня?»
«Я? Ничуть. Просто я не понимаю всего этого, Дэн», - она вздохнула, чувствуя, как все внутри колет от холода. Или не от холода вовсе?
«Просто я боюсь за тебя. Это все, что я могу объяснить сейчас».
«Где ты?»
Энжи почувствовала, что связь пропадает, услышала давящую тишину, но вскоре голос вернулся.
«Я в ангельском полку, в том самом, где командует Кастиил», - в голосе слышалась гордость.
«Почему там? Там опасно?»
«Мое подразделение в Джорджии, возвращать их – поздно, а идти с ними – приказа нет, а сейчас опасно что-то еще нарушать. А тут ерунда, просто помогаю с подготовкой».
«Что тебе будет, когда о нас узнают?» - Энжи беспокоило это, потому что теперь она знала о строгости устава ангелов.
«Мне все равно, честно. Все, что я знаю, - это то, что я хочу быть с тобой».
Энжи улыбнулась. Со связью снова было что-то не то.
«Мне пора».
«Приди завтра, я тебя прошу».
«Обещаю».
Теперь Энжи осталась наедине со своими мыслями.
До «Ключей» было недалеко, она шла напрямую, зная, что теперь уже некого бояться.
Тлеющие развалины манили, будто просили подойти ближе, и Энжи послушно делала шаги один за другим, подходя, вдыхая запах гари. «Кто же разрушил все это?»
Другие штабы, как она поняла, были не такими большими.
И вокруг не было ни души, как она думала.
Земля до сих пор была теплой после всего огня, что полыхал здесь. «Надеюсь, это что-то не активное», - отвлеченно подумала Энжи, садясь и присматриваясь к обломкам лучше. Ей казалось, что кто-то пытается им помочь.
Где-то рядом послышались торопливые шаги. Энжела подскочила и попыталась спрятаться за одну из полуразрушенных стен.
-Мы уйдем отсюда? – говорил мужчина, и по его голосу можно было понять, что он безумно устал.
-Мы останемся, пока эта заварушка не закончится, - упрямо ответили звонким женским голсом.
-Неужели тебя так все это интересует?
-Послушай, Демиан. Меня не интересуют люди. Меня интересует лишь то, что они сделают, я хочу видеть это.
-И ты будешь помогать?
Энжи осторожно выглянула из-под обломка и увидела молодого человека, стоящего спиной к ней и девушку.
Энжела внимательно присматривалась к ней. Черные, как смоль, волосы, и такие же черные глаза. «Демон», - со страхом подумала Энжи, но осталась на месте, зная, что нужно выждать, и лишь потом уйти.
-Захочу – буду и помогать. Взорвали же мы все вокруг, - она упрямо тряхнула локонами.
-Только разве это наш удел?
-Я отверженная. Я ненормальная. Всю жизнь рядом с людьми. Многие презирают меня. Только мне все равно. Если мне понадобится – помогу, это мой выбор.
Мужчина вздохнул.
-От меня ты никогда не получишь презрения, сестра.
Та лишь улыбнулась, глядя на небо. Казалось, что она мечтает, забыв о том, что она посреди развалин левиафанских штабов, взрыв в которых устроила она сама.
Энжи все еще думала над тем, кто они такие и зачем пришли сюда, когда демон сказал:
-Уходим, Кайла.
Девушка проиграла этот момент в своей голове сотню раз. «Это просто не могли быть другие слова», - снова подумала она.
Демоны уже успели исчезнуть. Именно в этот момент запоздалый страх охватил Энжи, и она, тратя ту самую не нужную ей темную силу, побежала обратно, домой.
«Этого не может быть. Я не знаю ее, я не знаю, чего ожидать», - повторяла Энжела про себя.
Дорога до дома оказалась короткой.
Было страшно не из-за того, что они демоны, и не из-за этой жути, что происходила. Она никогда не была знакома с матерью и увидела ее в чужом времени, в совершенно непонятном месте, без возможности сказать что-либо. Да и что она могла сказать? Кайла тогда не знала даже Сэма.
По коридору мотеля Энжела пробиралась осторожно, пытаясь не дышать.
И все же дверь соседнего номера знакомо скрипнула.
-Энжи, объясни, что ты делаешь здесь, - Сэм устало закрыл за собой дверь, сонными глазами глядя на все вокруг.
-Ничего, - голос начал предательски дрожать, а глаза застилали слезы.
-Расскажи мне. Мне же можно что-либо доверить? – Сэм осторожно притянул к себе дочь, пытаясь успокоить.
Энжела несколько раз вздохнула, чувствуя себя в безопасности в отцовских объятиях, как это было еще давно.
-Я видела то, что не должен был видеть никто из нас.
-И что же?
-Только что я видела свою мать. Что ты скажешь мне?
Сэм был удивлен и пытался подобрать слова. Одна за другой невероятные новости сваливались на них. Сэм не мог сказать о ней ни слова, потому что он никогда не видел ее.
-Еще не время, Энжи. Я не знаю ее, она, наверное, даже не в курсе, зачем она здесь.
-И что же ты думаешь? – Энжи бездумно изучала узор на стене гостиничного коридора, все еще не отпуская отца.
-Никто не знает, куда она собралась. Мы просто пойдем дальше. Мы пойдем своим путем.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:53 pm 
Post subject:
Reply with quote

Почти люди
После очередной вариации на фразу «Как же так?» восстановилась давящая тишина, которая делала номер мотеля еще более неуютным.
-Может, кто-нибудь скажет хоть слово? – Энжи раздраженно смотрит на остальных.
-Если бы я знала, что сказать, то я бы обязательно сказала, - фыркнула Мэри. – Слушайте, может очень много наемной силы из сорок второго, и просто сравняем эту чертовщину с землей? Потому что это уже опасно. Демоны…
-Между прочим, они расчистили нам дорогу.
В этот раз Мэри решила промолчать, видя упрямый взгляд сестры. «Ну, только их нам тут не хватало», - подумала она.
-Какая она? – неожиданно для себя выпалил Сэм и тут же пожалел, увидев, какими огромными от удивления стали глаза его дочери.
-Я не поняла, на самом-то деле. Она сказала другому демону что-то насчет того, почему они помогают людям. Мы их не волнуем, они просто ждут, когда мы сделаем то, что должны сделать. Классно же, да?
-Успокойся, пожалуйста, - Сэм увидел, как Энжи пытается улыбнуться.
-А мы и сделаем, что должны. И плевать нам на все остальное, так? – Дин усмехнулся, а потом обратился к Энжеле. – Я все же думаю, что все не так плохо. Ты еще разберешься в этом, я уверен.
-Просто забью, - тихо ответила она. – Мы пытаемся решить это в нашем времени. Тут мне еще проблем не хватало. Скоро все закончится.
-Тогда, - Мэри зевнула, - можно расходиться и обсудить дальнейшие действия завтра.
Опять хлопнула дверь.
Темнота в Бивертоне была такая, что, как казалось, самый мощный в мире прожектор не сможет ничего с ней сделать.
-Что бы ты ей сказал, Сэм? – Дин вглядывается в черноту за окном.
-Кому – ей? – переспрашивает Сэм, хотя прекрасно понимает, о чем речь.
-Кайле. Это же просто… нереально.
-Все нереально, на что ни посмотри в последнее время, - он невесело усмехнулся. – Нет, ну а что бы я мог сказать? Она же не меня, ни ее не знает. И не будет знать пока.
-И то верно. Я бы уже с ума сошел.
-А я и так, - Сэм с трудом слышал свой собственный голос среди многочисленных замечаний Люцифера.

К утру не посветлело, и огромные хлопья снега не перестали валить с неба.
-Это демоны. Их много, наверное, раз такая чертовщина творится, - Энжи кивнула в сторону окна.
-Может, переждать? – Сэм с надеждой посмотрел на остальных, но они не были настроены на отступление.
-Да ладно, где наши не проходили?
Процесс подготовки к выезду заставил напрочь забыть о времени.
Когда сложено все, что требовалось, дело остается только за паролями.
-Почти, нужно не больше получаса, - непонятно кому отвечает Сэм, барабаня пальцами по клавиатуре.
-Кто бы торопил…

-Я беру все свои слова обратно. Никуда мы пока не едем, - уверенно говорит Мэри.
Сведения, содержащиеся на запароленных дисках и в документах, не предвещают ничего хорошего.
-Это вроде как обычно, - врет себе и всем остальным Дин, глядя на карты и фотографии.
-Пап, значит, что у нас разные понятия о том, что же обычно.
Она указала на одно из изображений. За высокой бетонной стеной виделась верхушка дома с абсолютно гладкими стенами. Ни одного окна. Нет водостоков и пожарных лестниц. Ничего, за что можно было бы ухватиться.
-Вы что скажете?
-Я думаю, что могло быть и хуже, - честно ответила Энжи.
-Наверное, - кивнул Сэм.
-Три-один, - Дин притворно засмеялся, понимая, что от последнего штаба все равно никуда не деться, - просто покончим с этим. Мэри, успокойся.
-На двадцать первом этаже располагается механизм, после запуска которого произведется уничтожение всех имеющихся в городе штабов левиафанов, включая штаб «Рычаг». Ну, все отлично, - тихо говорит Энжи, заново перечитывая текст.
-Все отлично, кроме десятиметровой стены.
-Спасибо за хороший настрой, Мэри!
-Да ладно, обращайся.
Винчестеры собирались молча, понимая, что это первый их день без выезда куда-либо.
-Откуда, кстати, у тебя были эти бомбы? – нарушила тишину Мэри, пересматривая очередную карту и делая какие-то пометки.
-Собрала.
-А детали наколдовала?
-Дэн принес, - Энжи побледнела, понимая, что ей не удалось сказать это невзначай.
-Ладно, - Мэри пожала плечами.
-Ладно? Ты больше ничего не скажешь.
-А тебе нравятся разборы полетов? – Сэм решил подавить ссору на корню.
-Поняла, - Энжи опустила глаза.
-Просто в следующий раз без самодеятельности. И я к чему спрашиваю – у тебя что-то осталось?
-Да, достаточно.
-Нужен насыщенный раствор, «Боракс» слабоват. Решим утром, окей? – Мэри улыбнулась, пытаясь смягчить ситуацию.
Сэм смотрит на Энжелу, а она едва заметно качает головой, давая понять, что не хочет, чтобы он говорил что-то о своей причастности к подготовке плана «Б». И он молчал, надеясь, что и в этот раз не подведет ее.
В пустых разговорах и попытках собраться прошел еще целый день.
-Все завтра, - выдохнула Энжи, одним движением сворачивая все, во что она пыталась вчитаться. Остальные лишь закивали, осознавая, насколько они устали. Устали в первый свой день без военных действий.
Мэри торопливо обняла отца и махнула рукой Сэму, глядя, как Энжела буквально вылетела за дверь.
-Что такое-то? – старшая Винчестер пыталась говорить спокойно.
-Ничего, - Энжела осторожно отодвинула ее, открывая дверь.
Мэри уже не пыталась разобраться в происходящем и просто села на пол у двери, пытаясь оглядеть комнату в кромешной темноте. «Что происходит с ней? Со мной? С нами всеми?» - мысли почему-то были медленными и ленивыми.
Теперь дверь закрылась, и стало немного теплее без дующего из коридора сквозняка.
-Почему ты бегаешь туда-сюда, Энжи?
-Надо было нормально попрощаться. Я веду себя неправильно.
-А почему? – не отступалась Мэри.
-Я схожу с ума. Те из нас, полудемонов, кто хоть немного соображает, принципиально отказались от всего этого. Навсегда. А я-то думала, что можно рискнуть один раз и запросто отступиться. Такого не бывает.
-Бывает. Все образуется. Энжела, умоляю, успокойся.
-Ничего не образуется, - слова прозвучали тихо, но с явной злостью.
Что-то в этой интонации напугало Мэри, и она попыталась встать, цепляясь руками за все вокруг. Поднявшись, она нашла выключатель и наконец включила свет.
-Боишься, что ли? – Энжи смотрела одновременно с обидой и усмешкой.
-Нет, конечно. Я просто кое-что хотела найти. Вот черт, теперь забыла, - торопливо говорила девушка, пытаясь скрыть свою ложь.
-Потом вспомнишь и найдешь. Выключи свет, я хочу спать.
-Спокойной ночи.
Энжи думала о том, что она напугала всех, кого могла. От мыслей становилось тяжелее на душе, но они не вносили никакой ясности, и она медленно начала засыпать.
Находясь на грани между сном и явью, Мэри попыталась осторожно присоединиться к сестре с помощью этой странной связи, пытаясь понять, в чем же дело.
Среди чувств Энжи не было ничего резко выделяющегося. Любовь, которая уже была известна Мэри, и даже ей испробована, хоть и случайно, привычное и понятное беспокойство за близких, легкий страх... Немного чужеродной ярости, которой Мэри нашла объяснение – кровь демона.
Ничего, что могло бы удивить.
Во сне Мэри видела девушку, похожую на цыганку.
Она смеялась среди развалин и говорила о чем-то стоящему рядом молодому человеку, но Мэри не разбирала слов.
Потом девушка посмотрела на звезды, и они отражались в ее черных демонских глазах.
«Ты спишь?» - прозвучал знакомый голос в голове. Мэри резко подскочила, вдыхая холодный воздух.
«Нет, я думаю о бренности жизни», - ответила она мысленно, шутя и понимая, что Дэн явно этого не оценит.
«Мне нужна твоя помощь».
«Придешь?»
«Да», - голос становился все тише, и Мэри не могла понять, почему
«Можешь оставить лапшу в сорок втором. Она очень хорошо смотрится на ушах главнокомандующего, например, но не на моих».
«Не понимаю», - теперь голос Дэниила звучал удивленно и даже напугано.
«Я сегодня намерена слушать только правду. Я буду ждать на крыльце».
«Скоро буду», - связь оборвалась.
Путаясь в бесчисленных свитерах, она снова и снова проигрывала в голове моменты из сна. «Кто это, черт возьми?» - после недолгого сна голова совершенно отказывалась работать. «Это явно Бивертон, наше время. Там что-то горит… Может, это то, что снилось Энжеле? Может, это то, что она уже видела?»
Девушка показалась ей странной и даже красивой. Мэри прежде не искала никаких человеческих характеристик для демонов, объясняя это тем, что они нечисть, но теперь это почему-то ушло на второй план.
-И куда ты пошла?
-Куда надо, туда и пошла, - Мэри ответила это весело, понимая, что портье снова пьян. – А мы скоро свалим.
-Буду скучать по вам.
Она не поняла, всерьез ли это, поэтому фыркнула и вышла за дверь.
На улице на самом деле был жуткий холод, и ветер пробирал до костей.
-Привет, - Дэн поежился, понимая, что сейчас она вглядывается в него «истинным» зрением, с горечью глядя на незаживающие раны на душе.
-Да, - отвлеченно ответила Мэри. – Расскажи мне все.
-Нас поймали в одном из убежищ. Пытали по одному, пытались узнать, кто из нас – ваш хранитель, но так и не поняли. Пока я им не сказал, что это я.
-Зачем? – глаза Мэри стали огромными.
-Неужели мне надо было смотреть, как у меня на глазах убивают моего друга?
-Ты прав. И что же дальше?
-Я им ни слова не сказал. Меня пытали, - он осторожно приподнял рукав плаща, показывая один из символов. Порезы затягивались медленно. – Видела когда-нибудь подобное?
-Нет. А кто-то еще?
-Никто. Даже самые старшие из ангелов.
-Ну а зачем тогда ты спрашиваешь меня?
-Ты многое знаешь, Мэри.
Она лишь покачала головой, невесело смеясь.
-Это было ужасно, да? Эта пытка?
-Это было хуже всего на свете. Из меня вытянули целую кучу важных воспоминаний.
-Разве возможно такое? – Мэри присела на холодный край крыльца.
-Да, хоть я так и не думал. Перед всеми. Они заложат меня со всеми моими нарушениями.
-А сведения о нас? О том, где мы находимся? Прости, я понимаю, что это не самое важное…
-Там было только самое яркое. Об этом они ничего не узнают.
-И почему же тебя до сих пор никто не заложил? Там же было сотня хранителей, далеко не со всеми ты хорошо знаком… Почему?
-Я не знаю. Я просто боюсь, постоянно боюсь такого, что это станет известно всем. Наверное, меня просто убьют. И этот страх, он просто убивает меня. Нам такое не свойственно… мне такое не свойственно.
-Успокойся, мы уладим все раньше. У нас последний штаб. Поедем завтра, хотя бы узнать надо, что там. На самом деле выглядит жутковато, на первый взгляд, оттуда и живым-то не выйдешь.
Дэн кивал, внимательно слушая. Потом он выдохнул и сказал:
-Это еще не самое худшее.
-А что же тогда? – Мэри была напугана, и только теперь до нее доходила, что ей до сих пор непонятна причина испуга Дэна, когда они рассказывали ему о произошедшем во время его отсутствия.
-Я видел сон. Очень странный сон. Все события в нем… они совпали с настоящим. Кроме последнего.
-Это событие – неверное?
-Возможно, это должно случиться.
-Да? И что же там? – Мэри хмурится.
-Энжи… Там она – уже не человек. Даже не полудемон. Просто что-то невероятное. Невероятно жуткое.
-И ты боишься этого?
-Да. Все остальное, что я видел, было правдой.
-Действительно страшно.
-И что же теперь делать? – ветер шумит слишком сильно, и Дэн садится рядом, думая, что он сможет лучше услышать ответ. Но ответа пока нет.
-Удержим ее вдали от всего этого. А ты… ты просто не бойся – ни своих чинов, ни человеческих. Что бы ни говорили – отрицай. В конце концов, ты на своем пути, не так ли?
-Наверное.
-Не наверное, а точно.
-Там одна из ключевых битв. Я с ангелами, поэтому я не знаю, получится ли прийти завтра. Вы же сразу не ломанетесь в «Рычаг»?
-Как настроение будет…
Мэри усмехается и удивленно приподнимает одну бровь, видя, как злится Дэн и пытается ее в чем-то убедить.
-Эй, Дэн? Это была шутка. Определенно в моем духе. Почему ты не узнаешь?
-Я, кажется, начинаю забывать.
-Все вы такие, ангелы, у вас памяти на происходящее, как у рыбок. Это как Кас, это его любимое «Я помню Каина и Авеля, Давида и Голиафа, Содом и Гоморру». В том-то и дело, что из насущного он помнит мало чего, как и все вы. Человеческий век не долог, поэтому нам не понять такой невосприимчивости.
Теперь Дэн усмехнулся, видя, как она изображает Кастиила.
-Ты даже не знаешь, каков твой век. Самому молодому из вас не больше тридцати. Никто не знает, сколько будут жить полуангелы.
-На всякий случай пытаюсь помнить и жить, как человек. Ну а где тогда наши придурки, раз ты не с ними?
-В Джорджии. Им пришлось уйти, когда я еще даже встать не мог, нельзя было сидеть на месте.
-Кроатон?
-Как ты узнала?
-В Джорджии всегда Кроантон. Дерьмовое местечко.
«Одиннадцатый, где тебя черти носят?!» - от громкого звука Дэн схватился за голову.
-Вызывают?
-Конечно, иначе и быть не могло.
-Я тебе клянусь, я прослежу за Энжи, обязательно.
-Дождитесь меня или Каса. Не заходите туда одни.
-Обещаю.
Шелест крыльев.
Мэри еще долго не уходила с крыльца, в тишине наблюдая за хлопьями снега, падающими с неба. «С рассветом потащусь домой», - отвлеченно подумала она, и тут поняла, что сегодня не будет никакого рассвета. Как и вчера.
Везде непроглядная темнота.
Входная дверь мотеля совсем ветхая, и за ней слышны неторопливые шаги.
-Вы мне спать не даете! – опять ворчит портье.
-Хотел бы спать, спал бы, - голос звучит спокойно.
Мэри поднимается, уже готовая получить нагоняй за свою неосторожность.
-А ты что здесь делаешь? – Сэм нахмурился. Ему казалось, что он уж точно никого не встретит здесь ночью. К дьявольским пыткам внутри его собственной головы примешивались страхи и сомнения, и теперь спать не получалось вообще.
-Просто не спится, - отмахнулась Мэри.
-Как и мне.
-Но у меня к тебе серьезный разговор.
-Почему я не удивлен? – он попытался скрыть испуг, но, как ему казалось, девушка видит всех вокруг насквозь.
-Тут только что был Дэн, и он утверждает, что в последнем бою Энжи может быть опасна…для нас.
-Мэри, нельзя ли поподробней? Я ведь никому не скажу.
-Какая-то серия левых снов, в которых происходили совершенно реальные вещи. Тот горящий дом, из которого выбрались папа и Энжи, допрос демона…
-И последний фрагмент – это то, что еще не случилось? – Сэм плохо понимает это, как почти все в последнее время.
-Да. Дэн говорит, что это жутко, и что это не может не быть предвестьем. Что скажешь?
-По-моему, ангельское чутье подвести не должно.
-Вот и я так всю жизнь думала.
-Что скажем ей? – Сэм понимал, что он последний, кто мог бы сказать своей дочери: «Потому что ты - полудемон».
-Решим. Ты снова слышишь Люцифера?
-Я никого не слышу, ерунда, - усмехнуться не получилось.
-Я догадывалась, что отпустила связь, когда попала под действие печати. Не надо меня обманывать.
-Не буду тебя обманывать, но и вкладывать в меня собственные силы не разрешу. Я разберусь сам. У нас финал, потом ты вернешься домой, и я буду сходить с ума от этого голоса, если сейчас позволю тебе мне помочь. Поэтому извини.
-Ничего, ничего, - Мэри торопливо уходит.
До утра еще пару часов. Она успеет отдохнуть.
Она же не слышит дьявола, и ей больше не снится чужой сон про девушку, смеющуюся среди развалин.

-Скажи мне, пап, - Энжи нервно расхаживает по комнате, постоянно пытаясь закинуть руки за голову. – Хотя нет, что ты мне скажешь, ты же ничего не знаешь…
-Это ничего не меняет, - обстановка становится напряженной, и Сэм понимает, что смягчить ситуацию никак не получится.
-Скажи мне. Я все помню, - подала голос Мэри. Она чувствовала на себе недоуменный взгляд отца, которому она не успела ничего объяснить.
-Разве все это время ушло впустую, а? Получается, что все вы, - Энжела обвела взглядом присутствующих, - практически два десятка лет бились над тем, чтобы воспитать человека, а в итоге перед вами все равно антихрист? Так?
-Не надо так говорить! – вспылила Мэри. – Я не говорила так. Дэн – тем более. И никто из нас так не считает. Просто это опасно.
-Не доверяете мне, - подвела итог Энжи.
-Это даже обидно, что ты так считаешь, - Сэм знал, что это может хоть немного утихомирить дочь. – Что же мы могли предпринять, понимая, что тебе угрожает опасность? Неважно, насколько, но сейчас ты человек. Это место и то, что там скрывается, может изменить тебя. Мы беспокоимся только об этом.
-Извини, - она отвела глаза, понимая, что сказала много лишнего. – И вы, простите, пожалуйста, - теперь она обращалась к Мэри и Дину.
Мэри вспомнила, как вчера трясущимися руками включала свет, всего лишь услышав, что Энжи говорит слишком резко, и промолчала, не желая начинать ссору.
-Я что решил, - начал Дин, - мы просто съездим на разведку. А потом вместе решим, кого мы берем, а кого нет. Такой расклад устроит?
Остальные лишь закивали.

-И много времени не потратим, - в пустоту говорит Дин, глядя «останки» города по бокам от шоссе. Оно ведет прямо к «Рычагу». Уже и предположить было страшно, сколько левиафанов прошли по этой дороге за несколько дней, и сколько людей они убили.
Сколько людей они попросту сожрали, чьи образы приняли, в чьи семьи приходили, называясь «своими». Было страшно.
Путь проходил в напряженной тишине. Даже Сэм не слышал ненавистный голос, полностью погрузившись в свои мысли.
Вскоре они уже могли видеть «Рычаг», маленькую точку вдалеке. На самом деле это жуткая многоэтажка за высоченным забором.
Время летит незаметно. Она миля, другая…
Дин чуть не выворачивает руль, когда слышит вскрик Энжелы.
-Что такое? – теперь кажется, что они чуть не разбились, хотя ничего бы не произошло.
-Посмотрите туда. Там они, демоны.
Мэри вглядывается лучше. И видит несколько фигур, среди них она узнает ту самую девушку из сна.
-Ты понимаешь, кто это, Энжи?
-Одна из них – моя мать, это я вижу. Остальных не знаю, - голос дрожит.
-Поворачиваем и едем обратно, - говорит Сэм, отказываясь верить в происходящее. – Нет, серьезно, давайте уйдем. К чертям все это.
Они не успели принять решение.
Кайла уже стояла в метре от Импалы, и шла к ним уверенным шагом.
-Чем можем помочь? – Дин постарался сохранять спокойствие.
-Вы к «Рычагу» едете? – в голосе не было усмешки, но что-то настораживало. Она улыбалась, заглядывая в салон и обводя взглядом всех присутствующих. Они молчали, как будто впали в ступор.
-На самом деле мы едем из «Рычага», нам просто удобнее отсюда задом-наперед выезжать, - не смогла не съязвить Мэри.
Кайла лишь посмеялась.
Сэм решительно открыл дверь и вышел, слыша, как двери машины хлопают еще три раза. Остальные стояли у него за спиной.
Неловкую тишину нарушил звонок телефона.
-Извините, - пробормотала Кайла, хватая трубку. –Да…нет…нет. Тут просто нечто. Нет, не пройдем… А почему я думать должна? Подгони рабочую силу, у тебя же много знакомых, Демиан.
Она тут же отсоединилась.
-Так вот, к чему я, - она сделала вид, что не заметила, как переглядывались остальные. – Там пройдет только человек… или почти человек.
Теперь она посмотрела на Мэри, улыбаясь.
Мэри срочно захотелось уйти, потому что она знала, что демоны способны видеть их насквозь. Только раньше полуангелов не существовало. Так почему же Кайла не удивлена? Или так хорошо это изображает?
Потом она перевела взгляд на Энжи, и та сделала несколько шагов назад, скрываясь за спиной отца.
Теперь девушка-демон лишь понимающе покачала головой и улыбнулась.
-Я не знаю, кто вы все друг другу… Просто не могу понять, - она рассмеялась.
-Мы – семья, - уверенно ответил Сэм.
-Но вы же не братья и сестры… - она нахмурилась, ничего не понимая.
-С кем ты опять треплешься, Кайла? – сюда шел еще один демон, даже не пряча свои глаза. Он громко выкрикивал какие-то ругательства.
-Пошел вон, - устало сказала она. – Видишь, я занята.
Еще раз выругавшись, он попросту исчез.
-Ну, а о чем я вообще? Забор, которым огорожен «Рычаг», внутри частично состоит из соли. Там же, внутри кладки, очень много енохианских символов. Ни ангелом, ни демонам не пройти, - Кайла вздохнула.
-Откуда информация?
-Пытали заблудившегося сторожевого, - она пожала плечами. – Мы, в общем, вызовем подмогу, и постараемся проломить эту чертовщину. Еноха там, конечно, будет много, так что если вы работаете вместе с пернатыми, то вам придется пойти одним. Так, чтобы вы знали.
-Что-то еще?
-Да нет. Вы все должны пройти, наверное. Может, кроме тебя, - она обратилась к Энжи.
-Нет, пройду, - Энжела понадеялась, что Кайла не станет вдаваться в особенности мутации сущности.
-Зачем ты говоришь это нам? – вопрос Сэма застал девушку врасплох.
-Вы хотите победить их. Мы тоже, но у нас ничего не получается, - честно объяснила она, нагло и задорно глядя Сэму в глаза.
Тот молчал, пока не почувствовал, как Дин пихает его, пытаясь вернуть к реальности.
-Отправляйтесь по своим делам, все равно вам не зайти туда, - попытался убедить ее Сэм.
-Не любите работать с «чернью»? Ну уж извините, я отсюда никуда не уберусь, пока они не сдохнут.
Винчестеры лишь молча закивали.
-Так что бывайте, - она лишь откинула с лица темные волосы, - если мы перейдем через эту чертовщину и попадем в "Рычаг", вы нас увидите.
-Удачи, - чей-то голос потонул в тишине.
Темнота опять была такой непробиваемой, что никто не заметил, когда исчезла Кайла.
До «Рычага» оставалось совсем немного.
Здание выглядело, будто бастион.
-Это, конечно, не та церквушка, на которую мы чуть ли не без вооружения пошли, - с горечью в голосе произнесла Мэри.
-Если ангелы не пройдут с нами, то нам нужно их предупредить, - сказал Дин.
«Дэниил?»
«У нас битва, Мэри, я не могу с тобой говорить».
«А мы въезжаем в последний штаб. Вы с нами пойти не сможете. Нужно все обговорить», - Мэри надеялась, что звучит настойчиво.
«Я и Кастиил будем у вас, как сможем».
Только после исчезновения Кайлы Энжи заметила, что ее бьет мелкая дрожь. Когда Сэм обернулся, Энжи увидела, что он напуган не меньше ее.
-Ждем их, скажем все, а потом решим, кто из нас сможет пойти туда, - Мэри разрушила тишину.
На самом деле все они уже прекрасно знали, что они, не споря по поводу того, всем ли стоит туда идти, тут же попытаются пройти через препятствие, как только попрощаются с Касом и Дэном.

Меблтон, Джоржия, 2042, 21 декабря
-Катрин, хватит дурить, положи пистолет на место.
-Я спрашиваю, где ты был, Хамфри. Я даже не заметила, как ты ушел. Что я должна была думать? - светловолосая девушка говорит это с обидой в голосе, а потом все-таки швыряет оружие на землю.
-Был в исследовательском. Я пообещал Дэну, что что-то найду. Извини.
-Ты нашел? – теперь в заброшенном доме полная тишина.
Так уж получилось, что ссора произошла на глазах у четверти одиннадцатого подразделения, и теперь все были заинтересованы.
-Дело о четырех хранителях, и то не полное.
Девушка медленно перебирает документы в небольшой папке.
-Что было здесь? – она указывает на место, где был только оборванный край страницы.
-Я не знаю.
-Так, неужели никто не слышал историю о четырех хранителях? – одна из девушек, сидящих в другом конце зала, фыркнула. Ответом ей было сказанное почти полсотни раз «нет».
-Удиви нас, Эми, - кто-то попытался пошутить, но все остальные были настроены серьезно.
-Моя мама когда-то работала в исследовательском центре, она рассказывала, - начала девушка.- Знаете же, что на самом деле ангелы пробовали становиться хранителями для целых отрядов еще с начала двадцатых? Так вот, однажды, на каком-то очень серьезном деле, с левиафанами, им удалось выгнать всех до единого бойцов, а сами они остались.
Она закашляла.
-А что было дальше? – только что спорившие Катрин и Фрэнк теперь сидели вместе с совершенно одинаковыми выражениями лица.
-Трое из хранителей вернулись, четвертого так и не нашли. Внешне с ними все было в порядке. Они говорили, что их били и чем-то резали, но они не помнят. А потом начала происходить полная чертовщина. Один из хранителей стал бояться всего.
-Да ну? Байки, Руттерфорд, - усмехнулся кто-то.
-Помолчи, - тут же осадили его.
-Так вот, а второй убил своего собрата за одного из людей. Третий же пал, день за днем все больше привыкая к человеческим порокам.
-А какая логика?
-И я думала, что никакой, но моя мама сказала, что в них будто нашли что-то не свойственное ангелам и использовали против них.
-Если это единственное, что есть в исследовательском, то на это явно можно полагаться. Может, с Дэниилом тот же случай, а? – Фрэнк со страхом уставился на остальных.
-По-моему, этот твой центр скоро станет предметом твоего поклонения, - подшутил кто-то.
-Какой бы ни была версия всего произошедшего там, - протянул кто-то издалека, - меня больше волнует другой вопрос. Что потом случилось с ними всеми?
-Все умерли, - Эми тут же схватилась рукой за голову, понимая, что если тут тот же самый случай, то нужно торопиться.
-С нами ведь не одного ангела? – в панике спросил кто-то.
-Ты угадай!
-Где они бьются сегодня? Нужно срочно послать кого-нибудь к Дэну.
-В Миссури.
-Сколько до поезда? – около единственного светильника на первом этаже уже читали расписание.
-Сорок минут. Кто там быстро бегает?
Два человека нашлись без проблем и тут же начали собираться.
Еще недавно хранители считались чем-то невероятным и бесполезным. Теперь за них чуть ли не шли на смерть.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:53 pm 
Post subject:
Reply with quote

Confession
Прощание с Касом и Дэном было совсем неважным – пара напутствий.
-Ладно, все равно ничем не поможете, мы как выйдем, вам сообщим, - закончил Дин неловкое прощание. На самом деле никто и не был уверен, что им так просто дастся обратная дорога из этого ада.
Забор прочен только на первый взгляд, с другой стороны есть небольшая дверь. Открытая.
Их ждут.
Когда находишься за оградой, кажется, что места совсем немного, и от входа в этот левиафанский рай до «Рычага» - пара минут ходьбы. На самом же деле здесь хватило бы места на небольшой поселок.
Кажется, что с неба падает снег, но маленькие крупицы не тают.
Энжи осторожно пытается смахнуть их с руки, но на коже остается несколько серых линий.
-Пепел, - едва слышным шепотом поясняет Мэри. – Как в Сентрейлии.
Дин и Сэм лишь кивают.
Они не знают, ждут ли их у входа в «Рычаг», готовясь прикончить. Может, ждут и здесь, рядом, в паре метров от них. В темноте за всем не усмотреть. Пользоваться фонарем или хотя бы подсвечивать зажигалкой – только выдавать себя. Конечно, они выдают себя в любом случае. Скрип дверцы, пара тихих, нечаянно брошенных фраз. Запах, в конце концов. У левиафанов невероятное чутье.
Сентрейлия – ничего хорошего. Впрочем, как и это место. Проклятое.
Пахнет гарью.
Может, просто отходы, а может, и трупы людей.
Левиафаном просто негде было поджидать их. Это мог быть Даллас или какой-то другой городок на пути, но они просто не успели, поэтому умер Бивертон.

Короткий вскрик.
Остальные лишь успевают обернуться, когда в нескольких метрах от них захлопывается дверь. Маленький сарайчик, дверь почему-то стальная. Опасность была там, где ее не ждали.
Легко щелкает замок.
Дин шел последним.
Остальные ломятся в двери, крича что-то.
За дверью лишь смеется тварь.
-Отпустите его, умоляю! – кричит Мэри, в кровь сбивая руки о железное покрытие двери.
-Только если ты заменишь его и будешь давать показания, - снова смех.
-Только попробуй! – отвечает Дин. «Лишь бы они не взяли ее, я выкручусь, а она-то точно нет», - от страха сердце колотится как сумасшедшее.
-Буду.
-Сегодня ты потеряешь их всех. Ты, Сэм, конечно выберешься, а они все умрут. И вот, мы с тобой, в проклятом городке… - теперь смеется и Люцифер. Сэм видит его краем глаза, как и остальные, пытаясь выбить дверь.
-Просто исчезни, - только его не хватало. Страх просто заставляет сойти с ума.
Тут же снова щелкает замок.
Все они делают по шагу назад.
Мэри чувствует, как ее тянут за руку. Настойчиво, требовательно, с нечеловеческой силой.
-Мэри… - голос срывается, Дин пытается вырваться из железной хватки левиафана, видя, как дочь падает на пол.
Его выталкивают.
-Мы честнее, чем вы думаете.
Он, Сэм и Энжи пытаются удержать дверь, но ничего не получается.
Теперь дверь закрывают не так, как в прошлый раз. Восемь замков. Теперь уж точно не сломать.
-Да не скажет вам она ничего, я скажу, - Энжела уже понимала, что дверь не откроют, но пыталась что-то сделать.
-Мы послушаем, - за спиной кто-то стоял.

-Ну, сыграем? – левиафан вертит в руках нож, смеясь.
-Обязательно, я пятьдесят центов могу поставить, - Мэри смеется. Ей все равно – она знает, что будет жива, пока не скажет ни слова.
-Ты все равно скажешь мне правду.
-Это ты так думаешь. И что же ты хочешь знать?
-Я хочу знать, зачем вы сюда пришли и какие цели преследуете.
Левиафан отчаянно врет. «Пусть девчонка думает, что это пытка. Я должен изменить ее».
-То есть сегодня добровольных показаний не будет.
-Как и вашей победы. Впрочем, ее не будет не только сегодня, но ты не расстраивайся, - Мэри уже успела подумать о том, что это чудовище может сделать с ней, но почему-то на душе было спокойно. Она спасла отца – этого достаточно. Сама как-нибудь выкрутится.
-Нас здесь сотни. На вас все равно нападут.
-И что? – девушка все так же умело играет бесстрашность.
-Ты сейчас расскажешь все, и вы можете уйти, мы проводим вас. Уедете.
Мэри прекрасно знает, что им всем конец, если она скажет хоть слово.
-Слушай, это из серии «у нас в другом отряде снайпер, но мы тебя порешаем здесь». Давай по существу.
Это не удар. Так, легкое движение, и она уже прижата к холодной бетонной стене.
Стоя около этого сооружения, она думала, что стену можно сломать одним ударом ноги. Слишком хороший обман. Отсюда не выбраться.
Боль кажется притупленной и далекой. На руке вырезают символ.
-Последний удар будет началом конца, - предупредил левиафан.
-Хорошо.

Все тело пронизывает боль, в голове мелькают ослепительные вспышки. Наконец все встает на место.
Где-то на фоне реальных вещей, это бункера и всего произошедшего Мэри видит что-то совсем давнее, уже произошедшее. Даже забытое.
-Кто стучит к нам в дверь, Мэри?
-Никто, не глупи. Это ветер.
Мэри с опаской наблюдает за происходящим. Здесь ей двенадцать, отец и Сэм задержались на каком-то деле, и ей осталось лишь охранять младшую сестру, пытаясь убедить ее и саму себя в том, что все это лишь разбушевавшаяся фантазия.
На самом деле это мог быть кто угодно.
-А зачем тогда тебе ружье? – Энжи сидела на кровати, беспокойно поправляя непослушные волосы и щурясь.
-Вдруг какие-нибудь воры, - Мэри попыталась обмануть ее.
-Почему с солью?
-Железом или свинцом – дорого… и жалко.
Почему-то захлестывает обида. Приходилось много обманывать, не спать ночами. Первое время она довольно часто говорила об этом в школе, видя удивленные взгляды одноклассников. Многие сталкивались с этим, и далеко не все держали себя в руках.
Позже рассказы об очередной победе над штригой или призраком сменились на: «Я сонная, потому что я была в гостях» и «Я учила физику всю ночь». Правда, по физике все равно была тройка, и синяк на плече от приклада винтовки никогда не проходил.
-Мы можем закончить на этом, расскажи, - еще раз попросил левиафан, зная, что она ни за что не согласится.
-Да пошел ты.
Еще десяток порезов. Калечат не тело, душу.
-Мы нарушаем земной баланс. Не скажу, что мы так опасны, но никто не знает наших возможностей, - вещает на огромную аудиторию молодой человек.
Мэри помнила его. Самый старший полуангел, всего на четыре года старше ее. Он знал многое, и ему поручили обучать полусущностей, которые так яро желали попасть на фронт. Тогда ей было всего четырнадцать.
-Может, и какой-нибудь «сумасшедший гений», но шикарен, шикарен, - Мэри сказала это едва знакомой соседке по парте, усмехаясь.
Со стоящего на кафедре стола слетает стопка книг.
Шум в классе тоже прекращается.
-Мисс Винчестер, если вы думаете, что я глухой, то вы ошибаетесь.
Мэри не подала никаких признаков смущения. «Все равно меня никто не услышал никто, кроме него и этой девчонки», - подумала она.
Картина меняется.
Теперь все дается с трудом.
Голоса не затихают ни на минуту. Ангелы, сотни ангелов.
Развитие ангельских способностей дается с трудом.
Теперь крылья ощущаются не как раньше – не просто знание того, что ты можешь быть чем-то более сверхъестественным и странная тяжесть за спиной. Можно перемещаться. Больно, кружится голова, ноги подкашиваются. Но все же это то, чего Мэри добивается.
Ей постоянно кажется, что на нее странно смотрят.
Пару раз Хамфри честно сказал ей, что с ее душой какая-то чертовщина. «Мать ты мне, что ли?» - ответила Мэри, про себя отметив, что как раз с Эбигейл сталкиваться ей теперь не рекомендовано.
-Совсем с ума сошла? – Мэри не сразу узнает голос и манеру. Тот самый Гиллеспи, наставник полуангелов, никогда не разговаривал с ней на «ты».
-А что произошло? – она попыталась разыграть удивление.
-Будто бы я не замечаю! У тебя размах крыльев почти как у полноценного ангела третьего лика. Как ты это объяснишь?
-Кто вам сказал, что я буду это объяснять, сэр? – растерянность сменилась привычной дерзостью.
-Когда у тебя человеческое сердце, уже ничего не изменить. Ты никогда не будешь чем-то большим, просто потеряешь себя. Крылья и полная связь с ангелами – это не твое. Никогда не будет твоим, - пытается убедить ее молодой человек.
-Вы сами сказали, что никто не знает наших возможностей.
-Но это исключено. После учений зайдешь ко мне, - расстроено бросает он, разворачиваясь.
Левиафан снова смеется. Цель достигнута.
Воспоминания меняют ее.
Древнейшие ритуалы хороши тем, что никогда не подведут. Эти символы заставляли увидеть Мэри то, что может зацепить ее, сделать ее слабости явными.
-Значит, все же лучше быть человеком? – мистер Гиллеспи смеется.
-Да.
-Мэри, два года нашей совместной работы не прошли впустую, - теперь и девушка начинает смеяться.
-А почему вас призывают? – на лице Мэри – грусть.
Завтра в первый бой. Не армия, а черт знает что. Их никто ничему не учил.
Ладно, за два года нашлись люди, которые, наверное, помогут, если что случится. «Наверное», - с горькой усмешкой повторяет про себя Мэри.
-Всех призывают. Разве я исключение?
-Вы бы могли еще много чему научить. А так…
-Еще научу. Выйду, на войне точно не умру.
-Будем надеяться, что все мы выйдем, - Мэри расстроено качает головой. Кажется, прошла всего пара минут с тех пор, как в последний раз расстроенно всхлипнула Энжи, и отец сказал что-то вроде напутственных слов, постоянно пользуясь подсказками Сэма. Не было слов для такого случая.
Никто не знал, что несколько тысяч человек погибнут в одном из самых жестоких боев, и начнут забирать всех. Всех, кто учился в гарнизонной школе, многих гражданских. Старались брать тех, кто постарше, но без семьи. Выходило плохо – плачут матери, невесты, друзья, голоса их тонут в шуме от поезда, стоящего рядом.
Сегодня уезжает собранная заново вторая армия. Пути назад нет.
-Ерунда все это, пап, - Мэри пытается успокоиться, в сотый раз пытаясь объяснить свой поступок. – Если не мы, то кто же остановит все это?
Прошло уже два дня с момента их расставания.
-Четырнадцатое подразделение! – зовут громким, сильным голосом.
-Ты в каком? – растерянно спрашивает их наставник.
-Одиннадцатое. Удачи, мистер Гиллеспи, - все слова забываются.
-Прощай, Вин… Мэри. Ты только пообещай, что никогда не попытаешься изменить себя. Ты – человек.
-Обещаю, берегите себя.
Мэри видела его всего пару раз после этого. Пара фраз среди общей суеты.
Жив ли он? Многие ли вообще живы из этой чертовой второй армии?
Захлестывает ярость, ненависть к войне.
-К черту Йель со всей этой чепухой, - бормочет Мэри.
-Ты бы тоже хотела уехать? - до боли знакомый голос.
-Да, но я все равно останусь здесь, - очередная ложь.
Мэри понимает, что это начало конца. Худшая история в ее жизни.
-Пожалуйста, не надо, - кричит она, понимая, что ничего не может предложить твари взамен, ничем не может заплатить за то, чтобы снова не видеть это.
-Поздно.
Старшая Винчестер никогда никому не признавалась в том, что Йель – это худшие воспоминания в ее жизни. Это потом было:
-Это, конечно, не Йель, Винчестер, но поджечь можешь, я разрешил.
Потом были обвиняющие статьи, поздравления, безобидные шутки, сплетни, удивленные лица друзей, знакомых, военных руководителей, которые не были посвящены в это.
Один сброшенный звонок, второй, третий.
-Винчестер, только не говори мне, что ты потащилась на этот бал-маскарад.
-Именно туда я и потащилась, а тебе-то что?- она пытается говорить серьезно, но язык все равно заплетается. Если бы она знала, то провела бы этот вечер с напарниками по «Йельскому делу», но было поздно. Сотни голосов, виски ударяет в голову, кто-то смеется совсем рядом.
Так получилось, что в полном левиафанами университете люди все равно держались стороной. Здесь, в этот день, в этом месте не было никакой опасности.
-Ты в курсе, что у тебя последний взлом завтра?
-Завтра? Насколько я помню, через неделю? – в душу медленно забирается страх. Это – не какое-нибудь там недельное внедрение в чужие ряды. Целый год.
-Приказ, - упрямо отвечают на том конце провода.
-Мэри, что там у тебя случилось? – голос молодого человека звучит обеспокоенно.
-Ничего, - дрожь в голосе все равно выдает, а потом она уже начинает говорить с телефонным собеседником, - готовьтесь без меня. Я завалюсь утром.
Она уже не слышит, что отвечают ей.
Плевать на все, плевать на это чертово дело. Сегодня. Завтра, конечно, все будет иначе, но пока время есть.
-Ты танцуешь?
-По настроению, - едва слышно отвечает Мэри. До сознания до сих пор доходит – последний день здесь. Завтра – предательство, завтра – побег.
Честному, незаносчивому, словом, нетипичному студенту Йеля Райану Уайту остается лишь удивляться.
«Кто она, эта девчонка, появившаяся в моей жизни год назад?»
Постоянно в окружении кого-то. Слушали, уважали, даже пытались понять. Никому так и не удалось.
Ни разу она не использовала какую-нибудь низкую шуточку о социальном статусе вместо обычной своей просьбы пойти на известные всем три буквы. Она сотни раз позволяла себе буквально «армейские» грубости, однако все эти люди, дорого одетые, много знающие, все равно были где-то рядом с ней.
«И даже удивительно, - думал он, когда этот говорящий и постоянно перемещающийся вихрь по имени Мэри удалялся от него, - стая шакалов во главе с волком».
-Пошли-ка отсюда, - вдруг заявляет Мэри, понимая, что здесь все невероятное тоскливое, чужое, чопорное.
Сегодня в общежитии всем все равно, кто идет и к кому.
-Мэри? – осторожно спрашивает Райан.
-Какая еще Мэри? – она притворно смеется. Половину лица скрывает маска. Плохо знакомый с ней человек мог бы и не узнать.
-А ведь таких глаз ни у кого больше нет, так что нечего меня обманывать.
Мэри знает, чем закончится этот вечер. Тем же, что и каждое мероприятие в Йеле, подразумевающее хоть немного танцев и алкоголя.
Это было стихийно, чисто по воле случая.
-Есть, вообще-то.
-Ну и у кого? – молодой человек выглядит даже растерянно.
-Ему шестьдесят, он из Канзаса, с потрясающим музыкальным вкусом. Мой отец.
-Я-то по другой части… - не просто шутка. Начало очередного бедствия, вместе с утренними «Я не знаю, как мы здесь оказались» и прочим. Райан Уайт знал, чем все это снова закончится. Вопрос был в том, когда все это произойдет.
Очередной ураган.
-А по чьей же? – не нагло, не заносчиво. Очередной ход в известном сценарии, и Мэри тоже знала это.
Ее устраивали мимолетные встречи, после которых все тут же становилось на свои места, оставляя лишь странный, горько-сладкий осадок.
Иногда приходило осознание того, что вся эта несерьезность неправильна, но Мэри отгоняла эти мысли: «Разве можно серьезно? Меня в любой момент отзовут. Нельзя ни привязываться, ни привязывать».
Она еще не знала, что, провалив первую цель, она так же безнадежно проваливает и вторую.
-Исключительно по твоей, Мэри.
-Ну и дилетантка ты. Ни одного дела без проблем. Мне даже интересно, что будет дальше, - шипит левиафан.
-Мне – нет, - притворная дерзость. Мэри думает: «Пусть всю душу наизнанку вывернут, пусть убьют, лишь бы это закончилось».
-Ты доделываешь?
-Тут еще кучу всего скопировать нужно, не кипишуй, - Мэри внимательно вчитывается в текст.
-Где ты вообще ночью была? – те двое, которых отправили с ней на «Йельское дело», постоянно нервничают.
-Если тебя не устраиваю я, то в следующий раз ты поедешь на огромное задание с Джорданом, понял?
-Понял, молчу.
Сегодня какие-то состязания. Вроде бы война, разруха, а те, кто учатся, не теряют хватки.
В здании людей совсем немного, все уехали. В основном снуют твари.
Больше всего Мэри хотела закончить с этим всем и уехать раньше, чем вернется Уайт. Он поймет, не нужно будет ничего объяснять. Получится так, что она – первокурсница-террористка. С такой никаких дел иметь не хочется. Он даже настоящей ее фамилии не знает, для него она Мэри Энн Берк. Даже если захочет, не найдет.
Совсем рядом, за дверью кричит девчонка.
Один из помощников Мэри тут же вылетает в коридор.
Левиафан держит какую-то совсем маленькую девочку, как заложницу.
Спешка. Последние документы собираются второпях, но все до последнего листочка. Все скопировано, сохранено.
Главнокомандующему не к чему будет придраться, если он, конечно, не узнает, где была Мэри вместо подготовки к последнему нападению.
Девчонку удается отбить, левиафана загнали в кабинет. Бензин, спички.
Они убегают быстро, подают сигнал тревоги.
Последний человек выходит из здания ровно за миг до того, как все начинает гореть с двойной силой. Лаборатория с легковоспламеняющимися веществами – Мэри ругает себя за глупость, но вместе с тем понимает, что ничего другого они сделать не могли.
Через час прибывают ангелы, стирают память, восстанавливают то, что было испорчено, по возможности.
Немного позже приезжают те, кто отбыл на состязания. Закрывая дверь машины, Мэри все-таки видит Райана. Она хотела бы его не заметить, но в глаза ей сразу же бросаются эти отчаяние и разочарования.
«Йельского взломщика» искали почти полгода, а этот взломщик жил рядом с ним, а иногда и просто с ним.
В машине лишь двое помощников.
-Тебе нужно что-то кому-то сказать?
-Нет, уезжаем.
Несколько дней в растерянности и непонимании. Просто еще не дошло.
Она до сих пор на съемной квартире в Нью-Хейвене. Выезд из городка был запрещен из-за беспорядков, что они вызвали. Пока другие двое поехали разведать обстановку, Мэри в одиночестве ждала здесь непонятно чего.
Стук в дверь. «Кто это может быть?» - отвлеченно думает она, распахивая дверь. – Уайт?
По фамилии, грубо, отрекаясь, точно так же, как к каждому солдафону из строя незнакомых ей бойцов.
-Что произошло, Мэри? Все, что они говорят, это правда? – в глазах не обида, не недоверие. Страх.
-Они могут говорить что угодно. Но если про произошедшее – то да, это сделали мы.
-Но…почему ты не сказала мне?
-Я никому не говорила. Знает мой хранитель, мои напарники, мой начальник – и все.
-Кто твой хранитель? Это что… вроде, как у бойцов?
-Почему «вроде как»? Я и есть боец, - Мэри пытается отбиться от бесконечного потока вопросов.
-Тебе туда нельзя, война тебя изменит, уничтожит…
-Я уже там. Уже два года, - она видит, как глаза парня расширяются от ужаса.
-Так сколько тебе?
-Ровно столько, сколько я тебе сказала.
Расспросы заканчиваются лишь на секунду. За дверью свищет ледяной ветер, который явно не является вестником весны на восточном побережье.
Шаг за порог.
-Останься тут, со мной.
-Не могу. Хотела бы, но нет, - она говорит это честно. Осознание приходит поздно.
Они уже связаны. Не канатами – железной проволокой. Можно уйти на мили, а она будет врезаться в кожу, калечить, заставлять истекать кровью. Будет больно, но она сможет уйти, чтобы Райан не погиб от чьей-то пули, от чьих-то клыков или просто темных намерений. Это только ее судьба.
-Тогда возьми меня с собой!
-Не возьму ни за что, не прости.
-Чисто по-человечески, Мэри… - это уже не просьба, а мольба.
-Не может быть по-человечески, я не человек, - последний удар. – Полусущность.
Мэри ждет реакции.
-А мне все равно!
-Мне не все равно, прости.
-Ты любишь его, своего хранителя, вот что… - ответная атака.
Девушка даже не знает, что сказать.
-Я – его человек. Это сложно понять, это не земная привязанность и явно не то, о чем ты мог бы подумать! – она уже готова вспылить. – Я… тебя…
Она не готова продолжить.
-Даже если и так, то все равно со мной не останешься, и с собой не возьмешь?
-Нет.
Это самое настоящее разочарование.
Шаг назад, еще один.
-Мэри, будешь жива – заезжай. Береги себя.
Воспоминание меняется. Два года спустя.
Мэри неспешно уходит с вокзала. Действительно – торопиться некуда. Сборы войск начинаются завтра, просто других поездов из Канзаса не было.
Им честно сказали: «Можете не вернуться, у вас неделя, съездите домой, к друзьям, туда, где всегда хотели побывать, если это, конечно, сейчас не является горячей точкой». Она тогда сказала:
-Это что-то среднее между «будет сложная битва» и «зашейте деньги на похороны в карман формы».
Бойцы смеялись, хоть и знали, что это правда.
-А тебе никто не сказал, что ли?- один из рядовых горько усмехнулся.
-Не сказал что?
-Еще пять дней. Сейчас выехать не можем, и боевые действия все приостановлены. Америка похожа на что-то прежнее, если честно. Ты из Канзаса?
-Да, и смысла ехать домой нет, - она сокрушенно покачала головой.
-А успела бы.
Она снова отказалась.
Мэри не думала, что это действительно серьезно и опасно. Она была на десятках битв, о которых говорили так, но каждый раз выходила живой, поэтому в этот раз она, как и обычно, провела почти две недели дома, ни на шаг не отходя от семьи.
Не говорила ничего про это сверхсложное сражение, чтобы они не боялись.
Она не знала, куда податься на эти пять дней.
Через несколько часов Мэри показали карту и назвали численность противников, она поняла, что дела действительно плохо.
«Да, смотаться бы еще раз домой, да только отец и Сэм уже на деле, а Энжи тоже куда-то уехала».
Ангелов здесь нет, но ей не нужно, чтобы они были рядом.
«Дэн?»
«Ты точно зашла ко всем, кого хотела бы увидеть?»
«Не уверена. Я не знаю».
«Тогда торопись».
Уже через пять минут все одиннадцатое подразделение ищет того, кто мог бы по пути подбросить в Коннектикут.
Сама Мэри стоит, вслушиваясь в телефонные гудки.
Несколько раз ее просят остаться на линии, и она уже хочет оставить попытки дозвониться.
-Слушаю.
-Райан?
-Кто это?
-Мэри Винчестер.
-Не припоминаю, - в голосе слышится не язвительность, а сомнение. Может, плохо слышно, а может, голос девушки уже и нельзя узнать.
-Мэри Энн Берк.
-Понял, - она слышит, что его голос дрожит.
-Я все еще жива, я могу заехать?
-Я жду.
Мэри чувствует, как потоки слез обжигают кожу и жалеет, что это нельзя остановить.
Тварь молчит, наблюдая за ее воспоминаниями, за тем, как они разрушают ее.
Последнее, что видит Мэри – штаб командиров, на дворе зима.
Тогда она понимает, что это конец.
Один из командиров встает и удивленно присвистывает.
-Что делает у нас рядовая?
-Да ладно, она ж целым подразделением заправляет, - отмахивается кто-то.
-Здравствуй, Винчестер, - смеется один из них.
-Домой-то можно заехать? – привычно спрашивает она.
Она делала так сотню раз. Они отдыхают, возможно, пьяны, и все равно, куда она поедет. Главное, чтобы во время сборов была на месте.
-Сколько ехать тебе?
-Одну границу пересечь. В Канзас, сэр.
-Прямо срочно? – недовольно спрашивает он, и Мэри едва удерживается от того, чтобы фыркнуть.
-С начала осени не видела семью. Мне бы хоть на пару дней домой, я вас догоню, на сборе буду.
-Ну, давай, иди.
Она уходит, радуясь.
Легко находится грузовая машина, водитель которой подбросит бесплатно. Совсем немного времени – и она уже в родном Лоуренсе.
На выезде из лагеря машину останавливают, проверяют содержимое.
Мэри пытается вжаться в самый темный угол, но ее все равно высаживают. Приказ помощника главнокомандующего.
Потом – скандалы, выговоры. Домой она так и не успевает. И еще неделю просиживает под холодным мокрым снегом в военном лагере в Оклахоме.
Именно из-за этого она не успела домой, из-за этого погиб ее отец и Сэм в сорок втором.
Вечером следующего дня Дэн отчаянно просит ее не возвращаться.
Но она все равно приходит к штабу командиров. Пытаются остановить все – люди, ангелы, полусущности.
-Надеюсь, вы знаете, - она говорит это прямо в лицо человеку, который случайно разрушил ее жизнь.
-Мне жаль, - как ни удивительно, он смиренно опускает взгляд.
-Я продолжу воевать, - она еще не знает, что за авантюру придумает Дэниил, - но к вам больше ни ногой. Пусть будет на вашей совести, сэр.
Кто-то из командиров пытается выписать ей выговор, обвиняя в неподобающем поведении.
-Я вас ненавижу, - Мэри все равно сказала это, пулей вылетая за дверь штаба, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
Теперь она рыдает в голос, мечтая отомстить за всю боль, что причинили ей.
Захлестывает ярость, она бьет руками по бетонной стене, сбивая в кровь костяшки пальцев. Останавливает лишь на миг, понимая действие левиафанских чар.
Из нее вытянули самый яркий ее порок – ярость, и сейчас для этой ярости лишь создают благоприятные условия. Она забудет о том, какой она была, если эта пытка не остановится.
-Так вот, скажи мне, - левиафан хватает ее рукой за подбородок, - кто виноват в твоих бедах.
-Война виновата, - привычный ответ, пока Мэри еще может держать себя в руках.
-Скажи, кто виноват в войне?
-Вы виноваты.
-Подумай лучше. Кто не остановил левиафанов?
-Отец и Сэм, - ответ сам срывается с языка, хоть Мэри и не хочет этого говорить. Левиафанские печати действуют, раня душу, изменяя ее. На миг ей удается взять себя в руки и выпалить: - Но они остановят.
-Никогда не остановят. Если они будут живы, то вы вечно будете страдать. Иди, уничтожь их.
Мэри понимает, что это начала конца, когда ее руки, совершенно не завися от ее контроля, пытаются потянуться за любым имеющимся у нее оружием.
На запястьях те же символы, что она видела на руке у Дэна. Левиафанские пытки – с настоящей Мэри Винчестер, как ей кажется, теперь можно просто попрощаться.
«Я уже не принадлежу себе после этого. Эта злость – не моя», - проносится в голове, но и мысли начинают затуманиваться.
-Уничтожь, - снова повторяет левиафан, открывая дверь.

За дверью самая настоящая битва.
Винчестеры зачем-то стреляют – левиафанов останавливает плохо, но немного помогает.
Раствор буры, тесаки…Левиафанов не меньше двадцати, отбиться сложно.
В один из моментов Энжи остается без прикрытия, и тогда она чувствует, как ее хватают за руки и пытаются тащить куда-то.
В итоге выброс энергии получается настолько сильным, что вмиг тратится вся сила, которую она позаимствовала у Вернона.
Левиафаны просто летят в разные стороны, и Сэм и Дин в один момент становятся свободны от их нападок.
-Бери, - один из левиафанов, жутко смеясь, протягивает ей руку.
-Нет! – в один голос кричат Дин и Сэм, стремительно приближаясь.
Энжи боится этого, но рука сама по себе тянется к чужому запястью. Эта сила еще грязнее, агрессивней и глупее демонской, но она не может оторваться. Она буквально упивается, становясь тем, кого называют «энергетическими вампирами».
В конце концов Сэму и Дину удается отсечь изворотливой твари голову.
Именно в этот момент распахнулась дверь «бункера».
Мэри увидела несколько трупов левиафанов, пару живых, пытающихся подняться вдалеке.
Дин не знает, что сказать, просто крепко прижимает ее к себе, пытается что-то сказать, по-отцовски целует в висок, не понимая, откуда за неделю могли взяться такие манеры.
-Что сделали с тобой?
-Я не знаю, не знаю… - она чувствует, что сила, действующая на нее, направлена на то, чтобы она убила Дина и Сэма, но пока это лишь осознание, а не желание сделать это, и Мэри держится, не зная, как рассказать об этом. «На меня вообще не действуют левиафанские печати и символы, я же почти человек, я справлюсь», - убеждает она себя.
В нескольких метрах от них – дикий смех.
Дин, осторожно отстраняясь от дочери, смотрит вдаль – смеется Энжела… или то, что так похоже на нее.
Мэри теперь видит сущность лучше.
И понимает, что она теперь далеко не самая опасная здесь.
-Это начало конца.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:54 pm 
Post subject:
Reply with quote

Неповиновение
Сначала все пытаются свести разговоры об опасности на нет, мол, и не таких к жизни возвращали, но Дэн понимал, что никто не знает, что с этим делать. Страх, что постоянно охватывает его, сродни человеческому. А ангелы не должны бояться. «По уставу не положено».
Самыми первыми в Миссури приезжают девушка и парень – бойцы его подразделения, говорят что-то о первых четырех хранителях, просят немедленно разобраться с проблемой.
А все лишь плечами пожимают, потому что сделать ничего нельзя.
Спасшую его Шерон едва удалось отбить от вечных выговоров главнокомандующего. Теперь Дэна никуда не выпускают, позволяя помогать бойцам по мелочам в тылу.
Вчера вернулись все, кто разъехался после битвы в тайном убежище. Бойцы одиннадцатого подразделения улыбаются, только и говорят о том, как они рады видеть. Полуангелы хмурятся – видят, что происходил с ним.
Пару раз выходила на связь Мэри и говорила, что у них все нормально. Потом перестала говорить.
Дэн не знал, что делать. Его так и не выпустили, сказали, что обязательно найдут и вернут Энжи и Мэри в сорок второй, если он ослушается приказа и уйдет.
Кастиил не появляется. Где-то там одна из главных битв.
Вечер медленно опускается на небольшой городок. Везде, со всех сторон света – военные лагеря. В центре огромный пустырь. Ветер завывает.
На секунду Дэн отключается, впадает в полную апатию.
Через мгновение слышит:
-Извини, одиннадцатый, - язвительно, высокомерно. На землю падает спичка.
Главнокомандующий стоит, наблюдая за ним.
Дэн смотрит на горящий елей. Теперь ему точно не уйти.
-За что?
-Ты опасен. Если у тебя действительно тот же случай, что и с первыми хранителями, то тебе не стоит находиться рядом со всеми в полной свободе. Но и убивать тебя рано.
Главнокомандующий уходит.
Через несколько минут приходит солдат с автоматом. Полусущность.
-В меня, что ли, стрелять будешь?
-Нет. Вдруг кто припрется сюда спасать твою жалкую душонку. Есть приказ напасть на любого из них.
Дэн не понимает, откуда столько ненависти.
Проходит час, другой. В рассеянном свете луны практически ничего не видно. Опускаясь на холодную землю, Дэн снова отключается.
Тогда он и слышит это:
-За что это со мной сделали?
Не сон, не какое-то странное видение. Это говорит Мэри, на самом деле, в далеком Орегоне двенадцатого года.
Он подскакивает и обращается к его ненавистному сторожу:
-Отпусти! Умоляю.
-Что еще? – человек смеется, не желая что-то воспринимать.
Дальше – странный шум, какие-то слова, как будто кто-то говорит на ухо, заставляя подчиняться.
Дэн не знал, сколько времени прошло в этой пытке.
От света луны совсем неясная тень – маленькая девичья фигурка. Практически половину одиннадцатого подразделения составляли девушки. Все как одна – умные, сильные. И сумасшедшие.
Поэтому Дэн не удивляется, когда одного удара прикладом винтовки достаточно, чтобы чертов надзиратель свалился на землю.
Полуангел.
Девушка не говорит ни слова, потом отвечает на телефонный звонок:
-Да. Одним ударом. Запускайте.
-Тебя же убьют, - недоверчиво говорит он девушке.
Та не успевает ответить. Со стороны лагеря, который на ночь разбили бойцы одиннадцатого подразделения – десяток выстрелов, потом там поднимается столб дыма.
-Никто меня не убьет, - говорит она, когда все стихает, - мы тут план разработали, тебя, между прочим, спасаем. Это – чтобы отвлечь, - она указывает на горящий лагерь.
-Спасибо.
Девчонка прямо ногой затаптывает пламя. Полусущностям такое под силу.
-Одиннадцатое подразделение – на страже вашего беспорядка, - сказав это и шутливо отдав честь, она убегает, даже не поинтересовавшись, куда он собрался.

-Не пытайся победить это, просто смирись. Разве сложно? – чудовище, так умело прикидывающееся Энжелой, беззаботно смеется.
-Прекрати, - Сэм уже не может это слушать.
«Просто смирись». Тварь говорит это как «улыбайся» или «выпей чашку чая». Привычный, обыденный тон, от которого мурашки по коже бегут.
-Тьма – твое предназначение. Тебе спорить с этим не надоело? – насмешка. На поверхности – жуткий гибрид левиафана и демона. Мутация. Сэм понимает, что если и осталось что-то человеческое, то на самом дне.
Катастрофа.
Пока же здесь происходит битва двоих. Эта поддельная Энжела играет на чувствах, издевается, цепляется за самое больное. Сэм отбивается как может, и лишь мотает головой, когда Дин пытается вмешаться.
Дин все это время расхаживает рядом, глядя на молчащую дочь. Руки сжаты в кулаки, в прищуре ярко-зеленых глаз нет ничего, что могло бы не предвещать беду.
-Что же ты молчишь?
Мэри вздрогнула. Уже никакого самообладания не оставалось. Образы, которые беспрестанно мелькали у нее в голове: последствия битв, лица погибших знакомых, даже горящий Йель – все, что она так сильно хотела забыть, теперь и было причиной этой чужой, животной ярости.
-Это внушили, все это мне внушили, - вдруг вслух говорит она. Она знает, что настоящие ее чувства, любовь к семье – все это сильнее, что отец и Сэм виноваты в войне. Только левиафанские чары действуют, не подчиняясь никаким правилам. И теперь она хочет мстить.
Мстить за то, за что она никого и не винит на самом деле.
-Внушили что? – встрепенулся Дин.
Она лишь качает головой, закатывает рукав и показывает символ на руке. «Видишь, да? Он боится тебя, боится. Они начнут войну снова. Ты ничего не изменишь, если они будут живы», - подсказывает ненавистный голосок внутри. Голос порока, голос ярости.
Мэри подскакивает, пытаясь уйти, но тут же падает на землю.
Грохот, кажется, что земля трясется. Пахнет дымом. Похоже на звуки взрыва. Один удар, второй, третий.
-Да, я прошла. Ну, ну, еще поори на меня! – слышится уже знакомый голос.
Подойдя ближе, Кайла тут же делает шаг назад. Глазами демона картина та еще: два человека, существо, у которого часть души – благодать, и эта сама благодать пытает так, что хочется отвернуться, и, наконец, невероятно жуткое существо, гибрид демона, человека и левиафана.
-Так… - шаг назад, еще один.
-Стой, - Дин поднимается с холодной земли и пытается уйти дальше, чтобы девушки не услышали его.
Где-то там псевдо-Энжела до сих пор рекламирует темную сторону, а от ее аргументов в жилах кровь стынет.
-Что вы натворили, вашу мать?
Дин честно выложил все, что понял. С каждым словом лицо девушки становилось все испуганней.
-Ну, если честно, помочь особенно ничем не могу. Это феномен – энергетический обмен, получение силы левиафана вместе с характерными для этих тварей повадками… Только если вывести вас отсюда, а вы уже потом зовите своих пернатых.
-Да… - тут Дин останавливается. – Как ты вообще сюда попала?
-Взрывали часть ограды. Там слой соли был – на несколько метров вниз.
Путь проходит в тишине.
Уже ни слова даже от Энжелы.
Наконец ворота распахиваются – там уже ждет Дэн.
-Ну, теперь все мы в сборе…впрочем, это ненадолго, - истеричные нотки, привычные для тона, которым мог бы говорить левиафан, черные, как уголь, глаза.
-Нет, не может быть, не может… - ангел хватается за голову, глядя на то, чем стала Энжела.
-Что бы ты мог сделать? – он оборачивается на зов другого голоса, и то, что он видит, снова заставляет его отшатнуться. Душа Мэри пылает нехорошим, лихорадочным огнем, и свет души слагается в уже знакомые ему символы.
Левиафаны просто не могли оставить их в покое. Проклятие.
-Я не знаю, - честно говорит он сразу всем, на секунду задерживая взгляд на каждом из присутствующих. Видит, что где-то вдалеке стоит демон. Но теперь это уже не важно.
«Мы должны уничтожить их всех, потому что иначе мы никогда не выиграем войну», - Дэн слышит, как это пытается передать ему Мэри, только глаза ее не выражают никаких эмоций, и нет ничего, что могло бы сделать это бесцветное, но злое существо похожим на старшую Винчестер.
-Уходите, - говорит он Сэму и Дину. Это их собственный ад, его, Мэри и Энжелы. Грань между полусущностью и настоящим сверхъестественным существом стала совсем тонкой к середине двадцать первого века. «И только я виноват, что не удержал обеих», - сокрушенно думает Дэн.
-Далеко ли? – щелкает предохранитель пистолета. «Энжела» только посмеивается.
Когда ангел повторяет просьбу уйти, Сэм и Дин не слушают, а только пытаются подойти ближе и попробовать что-то решить.
Через пару шагов их откидывает назад.
-Посидите пока. Вы тут не при чем, - Энжи пожимает плечами и поднимает руку, уже готовясь целиться.
-Иди, - Дэн пытается убедить в чем-то Мэри, хоть и понимает, что она вовсе не в том состоянии, чтобы делать правильные поступки.
Она все же делает несколько шагов в сторону, но падает, спотыкаясь.
Тогда Дэну не остается ничего, кроме как загородить ее собой.
-Вы все до единого сдохнете. Охота, война, правое дело… Вы же все сдадитесь, - первый выстрел.
Дэн даже не пытается всмотреться в жуткую сущность. «Как она смогла отнять силу у левиафана?» - остается только ужаснуться.
Да, выстрелы не ранят. Ни тело, ни душу, тем более.
Дэн не знает нападающего. Отказывается верить, что это хоть на одну сотую Энжела в данный момент.
Он знает, что выстрелов будет больше. Только что ангелу свинцовые пули?
Если позже Энжи и Мэри будут свободны от этого ада, то он готов выдержать и сотню выстрелов.
Вторая, третья, четвертая пули. Дэн стоит на месте, не содрогаясь от выстрелов, слыша, как за его спиной причитает Мэри, пытаясь его в чем-то убедить.
Снаряды не причиняют никакой боли.
Дэн знает, что чудовище, стреляющее в него и находящееся в образе той, которую он так отчаянно любит, еще долго будет его кошмаром, но все же держится.
Нельзя позволить себе сдаться.
Пусть тварь стреляет, пока пули не кончатся. Может, Энжи еще способна стать собой?
Еще два удара, один за другим.
-Уходим, пожалуйста, давай уйдем, догоним их, пока они нас не бросили. Они же всегда бросают, и неважно, кого, - это говорит не Мэри, и Дэн даже не слушает.
-Не идем мы никуда. И стой на месте, если не хочешь тут же и слечь, - он не выбирает выражения, понимая, что имеет дело с кем-то совершенно ему не знакомым.
Седьмая пуля.
После – лишь едва слышный щелчок от нажатия на гашетку.
Пистолет падает на замерзшую землю.
-Энжела? – Дэн все же хочет верить в то, что там, за силой сильнейших сверхъестественных тварей, за жутким голосом и черными глазами теперь человек. – Ты слышишь меня?
Не нужно, чтобы она отвечала, пусть просто услышит.
Шаг вперед, еще один.
Вмиг глаза из угольно черных становятся светло-карими и начинают наполняться слезами.
Чисто человеческое сожаление – если на него способна душа, значит, еще не все потеряно.
-Убей меня, - Энжи говорит это едва слышно, но настойчиво. Она получает контроль над собой всего на миг, и это все, о чем она может попросить.
Дэн лишь аккуратно прикасается к ее переносице, надеясь, что пока она контролирует себя, он может подействовать на нее. Получается, и она безвольно падает на холодную землю.
Тут же он пытается проделать подобное и с Мэри, но не выходит ничего.
Лишь эти фразы про предательство.
Дэн уже понял, что у них на двоих одна болезнь, влияние левиафанских символов. Только проявления вышли разные – страх и ярость.
-Если ты убьешь их, я убью тебя, - голос Дэна дрожит от той лжи, которую он произносит. Он знает, что никогда не смог бы поднять руку на Мэри, но он понимает, что то существо, в которое ее превратили козни левиафанов, хочет победы в войне. – Без тебя мы не победим. Поэтому ты не нападешь на них.
-Поняла, - снова бесцветным голосом.
Дэн торопится обратно к Винчестерам, бережно неся Энжи на руках и пристально следя за тем, чтобы Мэри постоянно шла рядом.
-Что произошло? – тут же встречает он вопрос.
Он не отвечает и обращается к Мэри:
-Сейчас присмотришь за ней.
-Она – враг, - Мэри смотрит упрямо.
-Иначе я убью тебя, - снова применяет запретный прием Дэн.
-Что за чертовщина? – тут же набрасывается с вопросами Дин, как только они отходят подальше.
-Энжела просто «подзарядилась» от левиафана. Не без побочных эффектов. На секунду обрела контроль над собой, и я «вырубил» ее. Не знаю, сколько она будет без сознания.
-Но все будет в порядке? – Сэм знает, что скорее всего получит отрицательный ответ. Тьма опасна – ему ли не знать.
-Понятия не имею. А Мэри… в общем, у левиафанов есть метод, долгая история… с помощью символов, вырезаемых на коже, могут заставить любую ангельскую сущность увидеть самые сильные воспоминания и испытать эмоции, которые можно назвать не свойственными ангелу. И потом эти эмоции становятся основными. У Мэри это ярость.
-А на тебя тоже нападали?
-Да. Но вот я вместо этого боюсь.
-А она справится? – Дин пытается скрыть свое отчаяние.
-Я не знаю. Присмотрите за ними. Я за Кастиилом, потому что я не знаю, как поступить. Они обе очень опасны, будьте внимательны.
Шелест крыльев.

Кас оказывается прямо перед дверью в воротах «Рычага» и вдыхает холодный зимний воздух.
Там, в сорок втором, настоящий переполох.
Второй час пытаются выяснить, кто помог Дэниилу сбежать.
Сколько Кас ни расспрашивал, так и не понял, за что кто-то толкнул его в круг из елея.
Только разве кто-то признается?
Конечно, Кастиил и сам хотел бы разобраться со всем, только в момент, когда все произошло, он был на передовой. Когда он вернулся, лишь увидел хранителя, расхаживающего по лагерю с огромными от ужаса глазами.
-Ты ослушался приказа, так что теперь подождешь со своими проблемами!
-Да вы с ума сошли? – он уже срывается на крик.
-Что произошло, Дэниил? – Кас уже начинает подозревать худшее.
После того, как история рассказана от начала до конца, он отдает несколько приказов.
Мутация сущности – вещь невероятная.
Те же полудемоны уже вовсе не те, что были раньше. Если прежде их способности не проявлялись из-за того, что Люцифер пал, то теперь самые сильные из них могли убить демона одним прикосновением.
Конечно, многие задавались вопросом о том, что если полудемон может принять энергию человека, демона и ангела, то и левиафан может быть ему под силу, но никто не хотел это проверять. Последствия могли бы быть необратимыми, и никто бы не согласился быть подопытным.
А теперь еще и Мэри с этими символами. Кас знал ее хорошо, пока она не ушла на войну, и полагал, что она может справиться с любым сверхъестественным влиянием. Вышло не так – но, все же, левиафаны древнее ангелов, куда уж там.
И беда пришла, когда ее не ждали.
Когда Кас понял, что его помощник сможет и сам собрать команду для «спасательной операции», он тут же отправился в сорок второй.
-Кас? – он резко разворачивается на звук знакомого голоса.
Они в тени, почти у самой стены.
-Что тут у вас? – Кас пытается смотреть так, чтобы не было заметно страха. А есть чему испугаться – гибрид демона и левиафана и совершенно обезумевшая, но не перестающая являться собой Мэри.
Она еще в сознании, что-то говорит, ухмыляясь, а ее сестра лежит без чувств на земле. Точнее, не сестра, а та тварь, что ей прикидывается.
Сэм просто пожимает плечами, не желая накалять обстановку, а Дин хватается руками за голову.
Той чертовщины, что наговорила лже-Мэри, хватит на всю жизнь.
-А кто же вас вытащил оттуда?
-Демоны, - честно отвечает Дин.
-С демонами лучше не связываться…
-Боишься, что рецидив случится? – девушка попадает в самую больную точку.
Худшая история во всей долгой ангельской жизни. Худшая история в жизни Дина.
Когда-то Мэри удалось узнать некоторые подробности из туманных разговоров. Чаще всего рассказывал Кас, а не Дин.
В дни перед военными сборами или когда Кас заглядывал в дом Винчестеров и понимал, что он пустой, и там одна Мэри, взявшая себе недельный отгул в относительно мирное время.
Теперь девушка была не в себе и использовала информацию против них, как могла.
-Прекрати, пожалуйста, Мэри, - Дин пытается увидеть человека, а не взбешенного ангела, глядя ей в глаза.
Неудачная попытка.
-В прошлый раз ты не был так спокоен.
Позже она успевает сказать еще сотни слов, наполненных злостью, заново воспроизводящих воспоминания в голове Каса, Дина и Сэма.
В конце концов Кас ловит на себе пристальный взгляд ярко-зеленых глаз и слышит:
-«Тебе просто говорить. Где ты был, когда я нуждался в том, чтобы услышать это?»
Снова худшие воспоминания. Последствия сделки с Кроули.
Дину и Сэму кажется, что до катастрофы всего секунда, когда ниоткуда появляются десять фигур.
Мэри тут же подскакивает и со стремительной скоростью пытается уйти от преследователей.
Наконец приходит в себя Энжела, но Сэм замечает это раньше и пытается схватить ее за руку. Тут же подходят люди и ангелы и уводят ее, а часть продолжает гнаться за старшей Винчестер.
Прямо на ее пути появляется молодая светловолосая женщина.
Одно движение руки – и Мэри уже стоит как вкопанная, и женщина крепко держит ее за плечо, не давая вырваться.
Теперь взгляд Мэри не выражает никаких эмоций, но она покорно идет туда, куда ее ведут – обратно, к тем, кто пришел спасать их.
-Кастиил, ты поставил не на тех, нужно было вызывать меня.
-Спасибо, Эбигейл.
Потом обеих девушек уводят, а на вопросы Сэма и Дина о том, что происходит, не отвечает никто.
Вскоре сюда приходит и Дэн, и именно он следит за тем, чтобы Винчестеры не подходили близко и не видели того ужаса, что там происходит. Он и сам не хотел знать ничего об этом.
Там, вдали, кто-то из ангелов пытается исцелить душу Мэри, коснувшись ее.
Она, крича, падает на землю, а порезы начинают стремительно затягиваться. Эбигейл присаживается рядом на холодную землю, подхватывает ее, аккуратно кладет ее голову себе на колени.
-Что со второй делать? – главнокомандующий растерянно смотрит на Каса, но Кас и сам не знает.
-Я сейчас из тебя кишки выну, - тварь смеется, сверкая черными глазами, - а потом и посмотрим, кто и что будет делать.
-Давайте дождемся, пока придет в себя Винчестер, она отлично соображает, - предлагает один из ангелов.
-Вы вроде бы недавно говорили, что ни на одного бойца второй армии нельзя рассчитывать? – удивляется кто-то другой.
-Значит, мы ошибались.

-Как ты? – Дин видит, как дочь щурится, будто от яркого света, хотя они в темноте.
Она спасла его. Была готова пойти на безумство или стать этим самым безумством, лишь бы он был жив.
Что будет дальше?
-Никак, - мягко, без иронии отвечает она. – Но мы сейчас не об этом. У любой реакции есть обратная, не так ли? – тихо обращается она к Касу, Дэну и остальным ангелам.
-Наверное, - они мало разбираются в земных законах.
-Мне нужен левиафан.
Люди, которые пришли вместе с ангелами, тут же уносятся в сторону рычага. А ангелы и командиры остаются на месте, беспрестанно следя за «Энжелой». Существо нагло залезает в их память, напоминает им о худшем, смеется.
-Вы злитесь за сказанное? – Мэри переводит взгляд на отца с Сэмом. Она помнит все произошедшее.
-Конечно, нет, - опять одновременно.
После Мэри буквально срывается с места.
Слова, что она сказала, пытаясь поддержать Дэна после произошедшего, плохо помогают ему хоть как-то успокоиться. Он видит, что с Мэри все еще не все в порядке, хоть ангелам и удалось вытянуть из нее всю эту агрессию до последней капли. Он замечает, как она беспокойно оглядывает дыры от пуль на его плаще.
-Спасибо.
-За что? – Дэн просто не может понять.
-Ты спас меня.
-Обязан, - привычный ответ.
Последним, к кому пришла Мэри, был Кас. Десять раз ему пришлось говорить девушке, что ее попытки извиниться бессмысленны, ибо не за что.
Все прекрасно знают, что то, что они наблюдали в последние часы, не было Мэри даже на одну тысячную.
Четыре человека ведут к ним левиафана, а тот лишь просит его отпустить.
Над горлом твари держат кость праведника, и хоть левиафан совсем слабый и вовсе не достоин такой расправы, это является необходимым.
-Кто-то может лишить силы левиафана?
-Допустим, - осторожно отвечает левиафан. Мэри ведет допрос без обычной, свойственной ей иронии. Даже без злости. Сил ни на что пока нет.
-А левиафан может ее забрать обратно?
-Да.
-А ты можешь?
-А к чему такой вопрос? – едва заметная ухмылка.
-Я тебе клянусь, сейчас тебя своими руками прикончу, - шипит Мэри.
-Ну, могу.
Все так же держа над горлом кость праведника, его ведут к Энжи. Проходит несколько секунд, а потом ангелы наперебой начинают говорить о том, что она свободна от левиафанской сущности.
Тут же начинают спорить и через пару мгновений исчезают несколько ангелов, среди них и Эбигейл. Мэри даже радуется, понимая, что сейчас не лучшее время для «исповеди».
-Молодец. Если свидимся, то обязательно расскажешь мне, как там, в Чистилище, - говорит она за секунду до того, как левиафана убивают. Обман.
Потому что эти «ошибки Господа» только обмана и достойны.

Когда все расходятся, Кас переносит их к двери в тоннеле, потому что дальше уходить опасно и нет смысла.
Дэн все это время отходит ни на шаг.
Энжи осторожно располагают в единственном в помещении кресле, и Кас заверяет:
-Все будет в порядке, просто подождите, пока она очнется.
-Хорошо… спасибо вам всем, - с трудом произносит Сэм. Звуки реальности, слова, сказанные Энжи, голос Люцифера – все это смешивается в бесконечный поток, мешая думать.
-Почему тебе сказали, что тебя убьют? – спрашивает Кас у Дэна.
-Потому что я ослушался приказа. И из-за меня чуть не убили какого-то офицера, - честно отвечает Дэн.
-Тогда будь к утреннему сбору, - потом Кас обращается к остальным. – Извините… я зайду чуть позже, там что-то срочное.
-Конечно, спасибо еще раз, - кивает Дин.
-Ты знаешь, как надо себя вести? – тихо обращается Мэри к хранителю. После ее возвращения к реальности все ее чувства кажутся ей притупленными.
-Как? – Дэн готов внимательно слушать ее, потому что он действительно в растерянности и не знает, что делать.
-Просто не отрицай ничего или отвечай: «И что?» Я всегда так делала. Это прокатывало сотни раз.
-Спасибо.
-Ерунда, - отмахивается она, опускаясь на колени, чтобы осторожно взять руку Энжи и нащупать пульс. – Все должно быть в порядке.
-Может, вам смотаться на пару дней к нам? Должно стать лучше.
-Я никогда не отступлю, не думай. Насчет Энжелы – может быть, но только с ее согласия.
-Хорошо.
-Слушай, - Мэри понимает, что из-за собственной слабости не может включить «истинное зрение», - а если меня почти исцелили от этих порезов, то тебя могут?
-Не могут, - с горечью отвечает Дэн, наверняка зная ответ, хоть это и ничем не подтверждено.
-Почему?
-Ты – человек.
Слова уходят в пустоту. В сорок втором кто-то грозится кого-то убить, и Дэн спешно прощается, обещает скоро вернуться и исчезает.
-Я тебе руки забинтую, иди сюда, - осторожно зовет дочь Дин.
-Давай.
Сэм наблюдает со стороны, понимая, насколько они были опрометчивы, вот так запросто отправляясь в «Рычаг». И всей душой надеялся, что Энжи тоже будет в порядке, пытаясь не слушать язвительные предположения Люцифера.
-Давай, - Мэри спокойно садится рядом на холодный пол.
-Зачем ты сделала это? Ты же знала, что для тебя это может обернуться худшим, - один оборот повязки вокруг тонкой, изрезанной руки, второй…
-Ты знаешь. Это очевидно.
-Ни черта это не очевидно, - говорит он, изо всех сил сдерживая эмоции. Его бы просто пытали, да, вырвали бы пару ногтей или зубов, пока бы он не слил ложную информацию, а Мэри чуть не уничтожили.
-Я люблю тебя, и поэтому неважно, что будет со мной, главное – чтобы тебе ничего плохого не сделали.
-А что делать, если я точно так же считаю? Если я тебя не меньше люблю? Кто же должен пойти в пекло первым? – не перестает задавать вопросы Дин.
-Или идем плечом к плечу… или не идем вообще.
Сама не зная, что их ждет впереди, Мэри убеждает Сэма и Дина, что ничего плохого произойти не может.
Она засыпает, прислонившись головой к одному из подлокотников кресла, в котором спала Энжи.
Мэри поклялась себе однажды, что обе они останутся людьми. И даже теперь не сомневалась в этом.

Стакан падает на пол, разлетается на тысячу осколков.
-Кто тебе сказал, что ты можешь позволить себе такое поведение, одиннадцатый? – главнокомандующий вне себя от злости.
-Я решил, что мне необходимо быть с Винчестерами, а не здесь, - спокойно отвечает Дэн, пожимая плечами. Не за чем злиться или оправдываться.
-И что за тварь позволила тебе уйти, ударив сержанта?
-Во-первых, это не тварь, во-вторых, я никогда не назову имени.
Тут же в помещение влетает еще один человек. Подчиненный главнокомандующего. На лице его ярость и даже растерянность. Дэн не может понять, в чем дело.
-Только что тебя сдал один из хранителей.
-С чем сдал? – все еще получается разыгрывать удивление.
-С твоей привязанностью к определенному человеку и всеми преступлениями, совершенными из-за этого.
Дэн молчит и просто смотрит на них. Оправдываться все так же нет ни сил, ни желания. Это был осознанный поступок.
-Утром сбор. И мы решим, что нам делать с тобой.

За окном старого штаба – темнота. Все одиннадцатое подразделение ждет ответа.
Устало откидывая телефонную трубку в сторону временный командир подразделения говорит:
-Всех троих взяли.
И тут же слышит возмущенный возглас:
-Оллман, ты считать разучился? Их четверо было.
Не понимая, что происходит, и почему их хранителя не допускают к ним, они решили послать нескольких ребят в разведку, а по дороге их взяли.
Как оказалось, не всех.
-Ну а кто же тогда…

Шерон назвали глупой, но почему-то одна она догадалась подслушивать не у дверей, а у восточных окон.
В штабе командиров второй час беспрестанно ругаются, оскорбляя Дэна на все лады. Когда девушке удалось понять, в чем дело, она чуть не вскрикнула от удивления.
«Так вот что было известно всем хранителям. Он влюблен… и не в человека».
И никакого осуждения или презрения. Просто потому, что она тоже человек. Только страх, потому что в гарнизоне за такое могли бы и убить.
Ему сказали, что дадут время до утреннего сбора войск.
Услышав это, она бросилась обратно – к ветхому зданию военного штаба, где ее ждали. Идти еще долго.
-Эй, красотка, куда идешь?
В сотне метров от нее с цепи спускают собаку.
Смысла останавливаться, чтобы выстрелить, нет – руки трясутся, и она может только потерять время, поэтому она бьет на ходу, почти не оборачиваясь, надеясь, что не промахнется.
Когда она добегает почти до штаба, то она видит, что навстречу ей торопится человек. Он подходит ближе, и Шерон узнает его.
Еще пара выстрелов – и человек с его псом исчезают. Как ни удивительно – война была между людьми и тварями, а все равно находились мародеры, которым было забавно убить или обокрасть бойцов и мирных людей вне зависимости от того, на чьей стороне они находятся.
В штабе улыбаются, хвалят, а Шерон не слышит, все пытаясь представить, что утром может случиться с их хранителем.
-Хвала богам, хоть у кого-то есть мозги. Молодец, Шер. Замерзла? – Кэт Гаменик протягивает свою куртку.
-Нет, нет, все в порядке.
Слышно, как за дверью кто-то несвязно кричит.
-Ну и тварь! – злобно выпалил тот самый парень, что вышел из штаба навстречу Шерон.
Один выстрел, другой, каждый сопровождается потоком брани, но в конце концов он закрывает дверь.
-Подстрелил?
-Под ноги стрелял. Там пошел наш дозорный, он его прихватит.
-Ладно, давай, рассказывай, что там? – тут же переключается кто-то, обращаясь к Шерон.
-Ругают за нарушения. Сказали, с утра все будет решено по поводу Дэна. На сборах.
-А какие именно нарушения?
Девушка с того момента, как поняла, что произошло с Дэном, была уверена, что никому не расскажет, в чем именно он виноват. И так и сделала.
-Вам нарушений мало? – она думает над тем, можно ли назвать сокрытие чего-либо ложью, потому что до этого она никогда не лгала. - С первым побегом я ему помогла, потом он уходил с Кастиилом…он, конечно, Верховный, но от этого недовольства местного военного начальства меньше не становится. И последний случай, конечно. Еще и сержанта какого-то покалечили.
-Но продумали мы все хорошо, – довольно усмехнулась Эми, та самая, что помогала Дэну в последний раз. – И сейчас можно не беспокоиться. Все решим утром.
-Как понять? – встрепенулся кто-то.
-Смысл ломать головы? Если завтра мы будем в один голос отстаивать нашего хранителя, то, возможно, еще и обвинитель виновным окажется. Главное – не бояться ничего.
Остальные находят план хорошим и тут же расходятся. Несколько человек еще пытаются пристать с расспросами к Шерон, но она отвечает туманно, и они тут же отступают.
«Завтра ему конец, а нас, в качестве наказания – одних в бой, без хранителя, и сестер Винчестер домой вернут, тогда-то точно всему конец», - проносится в голове. На глазах закипают слезы.
-Что такое, Холлис? – обращает внимание кто-то из бойцов.
-Ничего, - она пытается уйти.
-Страшно?
-Очень, - теперь она говорит честно. Одной лжи ей достаточно.

-Скоро сбор, пора выходить, - тихо говорит Дэн, оглядывая своих бойцов.
Один за другим они выходят. Та самая девушка, что освободила его из ловушки, сказала, что он сегодня не так уж и плох, и универсальным жестом изобразила душу.
Конечно, она, как и все остальные, еще не знала, что сделают с ним.
Главнокомандующий был готов метать молнии, узнав некоторые подробности из его воспоминаний.
Они были удивлены, увидев, что на внешнем уровне его благодати не видно никаких прегрешений – это сказал Дэну и остальным незнакомый полуангел. Никто не мог увидеть, что он нарушает устав.
А такого не могло быть по всем законам.
Только законы всегда нарушались, если ангел находился рядом с кем-то из Винчестеров.
Раньше говорили, что уникален Кастиил, а потом уже некоторые стали понимать – не Кас притягивает аномалии, все дело в этой чете охотников.
Дэн сейчас пытался понять, кто из хранителей мог выдать его.
-Я все знаю, - Шерон выходит последней. Это не угроза и не осуждение.
-А остальные?
Она раздраженно постучала пальцем по виску.
-Я уже говорила о том, что я не любительница трепаться. У меня один вопрос - что ты будешь делать?
Утро встречает холодной свежестью. До места сбора совсем недолго.
Кас уже на месте, рядом с главнокомандующим. Что именно здесь делает главнокомандующий, Дэн не знает. Он должен быть там, где собираются все, кто выходит в бой сегодня. А здесь лишь встречаются два подразделения.
Здесь много командиров, и стремительным шагом приближается ангел, который по странной случайности имеет власть над хранителями.
Алесса.
Бойцы быстро строятся.
-Одиннадцатый!
Дэн делает шаг вперед, вспоминая совет Мэри по поводу того, как нужно вести себя с начальством.
-И что же ты скажешь? – Алесса внимательно смотрит на него.
-Ничего.
-Ты еще можешь отказаться от всего этого. Ты один из самых лучших хранителей, и все, что ты сделал – явно не то, к чему ты мог бы прийти.
-Но именно к этому я и хотел прийти, Алесса.
Дэн слышит одобрительные возгласы у себя за спиной.
-Тогда мы заберем сестер Винчестер с их чертового задания! – рявкнул главнокомандующий.
-Вы не знаете, где они находятся, - в курсе только он, Кас, Хамфри и та девушка-ангел, что перенесла его, но ее сначала найти надо. Она не воюет. И ничего не скажет. Дэн знал ее хорошо.
-Кастиил скажет, - Алесса смотрит на Каса с надеждой.
-Ни за что не скажу, - спокойно отвечает Кас.
-Вы все сговорились? Эти девчонки все провалят к чертям… с учетом того, что произошло совсем недавно, в этом даже сомневаться не надо – провалят! А вы все надеетесь. Их победа – ваша цель?
-Если они победят, то произойдет искажение реальности, а после него – уменьшение масштабов войны или даже ее прекращение. Если вам нужно не это – вам не место в наших рядах, - Кас обращается к Алессе и командирам, делая акцент на последней фразе и не заботясь о том, что это звучит грубо. Одну человеческую тактику Кас запомнил хорошо: «Лучшая защита - нападение».
Одиннадцатое подразделение всем своим видом выражает то, что они согласны с этим.
-А вы в курсе… что ваш хранитель нарушает устав?
-Все мы нарушаем устав, - спокойно говорит Бен Оллман, которого Дэн назначил временным командиром подразделения.
-И куда ты тогда катишься? – презрительно бросает ему в лицо Алесса.
-А вы куда? – тихо и на улыбке отвечает он. Раньше было страшно даже обратиться за чем-то к хранителю. Теперь все изменилось.
-Ваш хранитель влюблен в земную.
Тишина.
-Ну, согласись, - Бен резко переходит на «ты», - ты не такой реакции ожидала. Но здесь каждый кого-то любит. Кроме тебя… и вот тех некоторых, пальцем показывать не буду.
Она замахивается, чтобы ударить Бена по лицу, но тот приседает, и ее рука бьет по воздуху.
-Я не твой подчиненный с небес, убери свои руки.
Остальным бойцам остается лишь удивленно качать головой.
Да, многие хранители были влюблены в кого-то, об этом подозревали, но это всегда было тайно. Этот же случай был невероятным, и они знали, что Дэн в порядке только потому, что рядом стоит Кастиил.
Алесса беспомощно делает несколько шагов назад.
-Ваше решение? – обращается она к главнокомандующему.
-Одиннадцатый, у тебя неделя. Если вашего «чуда» не произойдет, то считай, что вы трое мертвы.
-А его не произойдет, - продолжает нападать Алесса. – И старшая Винчестер предаст тебя. Сколько раз она тебя уже предавала? – она ждет возможности, чтобы уколоть побольнее…
…но не получает ее:
-Ни разу.
Дэн говорит это совершенно честно.
-И все же… я помню тебя не таким. Реши, что тебе все это не нужно, - тон с язвительного меняется на вкрадчивый, - и возвращайся. Я теперь плохо знаю тебя, но знала хорошо.
-Значит, ты никогда не знала меня, Алесса. Я любил ее с самого прибытия на землю.
А теперь все выглядит так, будто это «железная леди» небес получила пощечину.
Она не в силах сказать еще что-то, и теперь главнокомандующий выходит к бойцам:
-Вы готовы терпеть это предательство?
-Предательством не считаем, сэр.
Снова ободрительные возгласы. Руттерфорд была права в том, что толпа, говорящая в один голос, может защитить даже дьявола.
Оллман продолжает:
-Есть еще множество заданий, для которых хранители не требуется. Мы можем идти после окончания сбора?
-Да, можете идти, - главнокомандующий понимает, что нет смысла спорить. – А что вы скажете, Кастиил?
-Что все идет, как нужно. И я не считаю, что сейчас стоит думать о уставе, мистер Норрис. У вас битва, и не одна. Оставьте одиннадцатого и Винчестеров в покое.
-Так точно.
-Я собираюсь туда, где я должен быть. К Винчестерам. Прощайте, - перед тем, как исчезнуть, Дэн видит, как Кас кивает ему, то ли пытаясь подбодрить, то ли без слов сообщая, что он тоже постарается прийти.
Одиннадцатое подразделение уже готово уйти, и тогда Алесса говорит:
-Имя вам одно – неповиновение, - она удивлена тем, как они вели себя, как отстояли своего хранителя.
-Люди, мэм, - отвечает один из бойцов. – У нас нет крыльев, но у всех нас есть свобода.

Дэн торопится, спускаясь к тоннелю, уже зная, сколько нужно пройти, чтобы наконец дойти до поворота и двери в бетонной стене. Каждая дорога Бивертона известна ему, и Дэн даже запомнил, какие звезды светят на небе над этим городком, потому что последнее время тут ни на час не светлеет. "Дом там, где твое сердце", - давным давно сказал ему кто-то... и был прав. Он не может быть где-то еще, потому что все дороги ведут сюда.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:54 pm 
Post subject:
Reply with quote

Хмельная удача
Энжела никогда не видела этого прежде ни во сне, ни наяву и знала об этом только лишь по рассказам сестры.
-Где ваши морпехи с оборудованием? – говорит Мэри в рацию, пытаясь перекричать шум ветра. Ни «здравствуйте», ни «разрешите обратиться».
-Их пришлось отозвать, - голос того, кто находится на другом конце провода, звучит сбивчиво.
-Получается, кинули свою же разведку, паскуды? – девушке уже все равно, что она будет говорить.
-Нет, ты не понимаешь…
-Понимаю.
Она отсоединяется.
-Ну, только если кто-то переползет через эту чертовщину, - она взглядом указывает на неширокую, покрытую льдом реку перед ними.
-Ведь только один черт знает, что там водится, - осторожно замечает один из бойцов. Всего их пятеро.
-К сожалению, возможности спросить нет. Слева и справа – осада, а из вас – кто битый, кто раненый. Иду я.
Энжи оглядывается, не понимая, почему она видит это.
-Стой! Даже не думай туда идти.
Ее, конечно же, не слышат.
Один шаг по хрупкому льду, другой… В некоторых местах он совсем тонкий, и видно, как черная вода колышется под ним.
Прозрачная кромка проламывается, из «проруби» высовывается рука, тонкая, костлявая, в струпьях.
-Беги!
Мэри пытается бежать дальше, но лед стремительно ломается, ноги проваливаются в воду.
Через несколько секунд вода уже становится красной, и хрупкая девичья рука, пытающаяся удержаться за один из обломков, безвольно опускается в воду.
Грозно звучит голос:
-Судный день наступит, и сотни душ, что вы не спасли, не замолвят за тебя словечко.
Энжи просыпается, едва удерживаясь от того, чтобы вскрикнуть. Сон был слишком реалистичным.
Но хорошо она помнила и разговор за столом, чуть меньше года назад, когда ожесточенные военные действия закончились:
-Ну я и спрашиваю у них, где их чертовы пехотинцы, которые должны были мимо нас проезжать и остановиться. С каждой из сторон – демонские засады, нас всего пятеро, впереди – озеро, и какая-то тварь в нем еще и визжит по ночам. Пятый день, есть нечего, и остается-то – только перейти это озеро, потом найти дом на обратной стороне холма, там мирные живут… - тараторила Мэри, размахивая тостом с маслом.
-И вы прошли? – Энжи удивленно подняла брови.
-Я прошла. Дошла до них. И знаешь, меня еще сто лет на одержимость и остальные признаки проверяли… Разумно, конечно, да только не до этого было. А этот чертов лед на реке еще и ломаться начал метров за десять до берега, но я дошла. Обратно уже мирные остальных вытаскивали, у них лодка моторная была – опасно, конечно, но все же не пешком по льду.
-Ты смотри, Дину не рассказывай – инфаркт случится, - Энжела смеялась, отказываясь признавать то, что рассказ напугал и ее.
-Конечно, я же нормальная. Кстати, когда они там приезжают?
Энжи наконец удалось вынырнуть из своих воспоминаний. «Да, конечно, не может быть никакого Судного дня, это все мое больное воображение», - она попыталась успокоиться.
Одно за другим возвращаются воспоминания.
Все едкие слова, что были сказаны отцу, Дину, Мэри…
Здесь ее сестра запинается за собственную же ногу, падает на землю, а та тварь, что так умело управляла ею, не позволяет опустить дрожащую руку с пистолетом.
Все они здесь – Сэм и Дин спят на холодном полу, а Мэри непонятным образом удалось провалиться в сон, стоя на коленях рядом с креслом, в котором сейчас находилась Энжи.
Она осторожно выходит за дверь, стараясь не шуметь.
По стенам рва льется вода, медленно тает весь снег, что выпал за последние дни. Правда, светлее или теплее не становится. Энжи даже не знает, день сейчас или ночь.
«Господи, как же мне объяснить все это? Все, что я сказала, что я сделала?»
Дорога до выхода из тоннеля кажется бесконечной. Подняться сложнее, чем спуститься – ноги увязают в сырой земле, а там, где она заложена бетонными плитами, не за что ухватиться.
Холодный резкий ветер треплет замерзший ковыль, а вокруг ни души.
Когда Энжела падает на землю, уставшая от тяжелого подъема, ее настигает последнее воспоминание о произошедшем.
Семь пулевых ранений.
И она всем своим существом сопротивляется, не желая причинять боль тому, кого она так любит. И проблема лишь в том, что она не может управлять собой.
Смех левиафана в ее голове – с нотками истеричности и с шипением. Они змеи. Змеи, которым Бог однажды позволил ходить на человеческих ногах.
И когда всего на секунду ей удается получить контроль над собой, сил хватает лишь на то, чтобы сделать несколько шагов вперед.
-Убей меня, - жалостливо говорит левиафан, надеясь, что просьбу зачтут за настоящую.
Только ангелы никогда не были глупы. И пусть снизошли до доверия человеку, – да, доверия ангелов достойно все меньшее количество людей, но те, что остались, сами чуть ли не с крыльями за спиной – но ни за что не стали бы всерьез выполнять просьбу того, кто только что ничего не соображал. Поэтому Дэн лишь осторожно кладет два пальца ей на переносицу. Темнота.
Больше она не помнит ничего из произошедшего.
На глазах закипают слезы, медленно срываются, падают на землю, топят, превращают в воду снег на замерзшей траве.
И снова собственное воображение рисует картину – где-то там пытаются спасти бедную, почти уничтоженную левиафаном Мэри, а отец сидит, схватившись руками за голову, не веря в то, что она, Энжела, могла стать чем-то подобным. Рядом – ангелы, бойцы, Кас… может, и убить ее предлагали, тогда непонятно, кто отговорил. И Дэн говорит, что больше не вернется в это проклятое место.
Девушка настолько серьезно воспринимает это, что уже не понимает, воспоминания это или лишь бессмысленные видения.
«Где ты?» - голос узнается моментально.
«За дверью, в тоннеле. Я сплю, остальные тоже», - она надеется, что ее ответ звучит убедительно.
Ей нужны часы на то, чтобы она нашла, что сказать. «Семь, семь чертовых выстрелов», - повторяет про себя она.
Кажется, что на плечах невероятный груз, потому что с земли подняться получается далеко не сразу. «Вот так и получается, что однажды ты используешь способности на правое дело, а потом платишь за них самым дорогим на свете», - она бредет непонятно куда, ежась от холода, не сводя глаз с огромной луны на небе, которая теперь выглядит невероятно близкой.
Энжела не помнила осуждения или страха в глазах Дэна. «Потому что ангелы не осуждают и не бояться. А еще не водят дел с темными», - думает она и ударяет рукой по воздуху.
-Зачем ты меня обманываешь? – Энжи понимает, что Дэн стоит у нее за спиной.
А никакого оправдания и объяснения для семи пулевых ранений нет.
И она бежит, надеясь, что неверные тени от луны не скроют на ее пути что-то, обо что она могла бы запнуться, и прекрасно зная, что от ангела нельзя убежать.
Дэн лишь качает головой, глядя на стремительно удаляющуюся фигуру. Помнит ли все произошедшее? Сильно ли ее изменило?
Когда Дэн появляется в четверти метра от Энжелы, она пытается идти назад, но чувствует, как он мягко заводит ее руки за спину, все так же упрямо глядя в глаза и пытаясь остановить, и прекращает попытки уйти.
Говорят, ночью все кошки серы.
И сейчас не видно ничего, все вокруг для девушки – сплошная неизвестность, и только голубые глаза напротив были невероятно яркими.
-Теряешь хватку, - совсем тихо проговорил Дэн. Нельзя сразу же начинать с беспокоящей тебя темы – такая у людей была привычка. Привычки людей всегда было невероятно трудно понять.
Образ идеального воина небес рассыпается на глазах.
А впрочем, этот образ всегда был прикрытием, чтобы победить в войне. Чтобы элементарно выжить.
И только теперь Энжела понимает, каково ему было все эти годы. Защищать две сотни душ – холодный, дежурный приказ, а он за них всей душой. И непутевого, чересчур веселого командира подразделения он прикрывал и поддерживал вместо того, чтобы писать докладные. Каково было стоять в строю, лицом к лицу с небесным начальством, понимая, что нарушаешь приказ, добровольно отдавая кому-то свое сердце? Еще и тому, кто взаимностью не отвечает и вообще не понимает ничего. Еще и не человеку.
Какими были последние четыре года? Энжи никогда не думала об этом.
Но наконец стало ясно то, что Дэн, в ком бы он ни увидел темную сторону, ни за что бы не зарекся не возвращаться. Все, что она успела предположить – бред.
-Да, я теряю хватку, так и есть, - протянула она, успокаиваясь.
-Как ты?
-Я? А я… вроде бы все со мной и в порядке, но я не знаю, что сказать тебе и всем остальным.
-Не надо мне ничего говорить, Энжела, - Дэн срывается на шепот, чувствуя, как она в очередной раз прячет лицо за отворотом плаща.
Время идет – день за днем, меняется все вокруг, а привычки все те же. И они сами все те же.
Потому что настоящих – неважно, людей, ангелов, демонов или полусущностей – не изменит ни одна война, ни одно стихийное бедствие.
-Почему ты так считаешь? – вина ослепляет, не дает ничего понять.
-Это была не ты.
-Но я позволила себе быть такой.
Дэн неодобрительно качает головой. Да, земная логика – худшее в мире явление.
-Ты можешь попросить меня забыть тебя, сказать мне, что мое место не здесь, вывернуть мне душу наизнанку, ты ведь знаешь, за что можно было бы зацепиться, - тут Дэн останавливается, - ты можешь всадить в меня сотню пуль… И каждый раз я буду возвращаться к тебе.
Ангел видит, как широко распахиваются глаза Энжелы. Где-то там, внутри, рушится стена железного непонимания.
Взгляд орехово-карих глаз неотрывно следит за Дэном, и Энжела едва заметно улыбается.
Казалось, так может продолжаться вечно, но тишину нарушает высокий, протяжный звук.
Волк. Стоит совсем рядом, воет.
Левиафанов тут сотни, их шестеро – четверо охотников под прикрытием ангелов, и даже демоны тут по одному не ходят. А волк – одиночка.
-Иди сюда, - Энжела опускается на колени, встречаясь взглядом с напуганным зверем.
-И не боишься? – удивленно спрашивает Дэн.
Она не отвечает.
-Беги на запад, до большой дороги.
И волк тут же уносится в указанном направлении. Правда или совпадение?
-Пошли ко рву, тут ходить опасно, - устало говорит Энжи.
-Не помню, чтобы ты особенно осторожничала, пока была одна, - Дэн горько усмехнулся.
-Идем, - она цепляется рукой за его пальцы, но хватка будто железная, и ангелу остается лишь идти за девушкой.
Энжеле бывало трудно понять чужие намерения, но свои – еще трудней. Сейчас же она понимала, зачем Дэн здесь, понимала, зачем она поднялась, сбивая руки в кровь о выступы в стенах рва.
Не понимала лишь, что делать дальше.
-Я помню эти семь выстрелов, как ты вырубил меня, а больше ничего… Что произошло потом?
-Когда я понял, что дело не моего масштаба, пришлось возвращаться. Пришли ангелы, бойцы… Господи, да кого там только не было. Я не видел, что они делали дальше, они просто не пустили меня. Прости.
Энжи пожала плечами, показывая, что ему явно не за что было извиняться.
-Что с Мэри?
-Она в порядке. Все будет хорошо.
Тоннель совсем рядом. Еще шаг – и сорвешься. Девушка осторожно садится на землю.
Потоки холодного ветра ударяют прямо в лицо, будто отрезвляя, возвращая из коматозного состояния. После «рассвета» - конечно, ничего не изменится в угольно черных небесах, просто часовая стрелка остановится на шести, и это назовут началом утра – будут извинения, разбор полетов, попытки создать какие-то планы. Очень много предстоит объяснить отцу после всего, что было сказано. Сейчас же нет ничего – ни до, ни после. Есть только этот момент.
-Дэн, - устало говорит Энжи, - можешь не заморачиваться по поводу меня. У тебя, думаю, сейчас и своих дел полно, не надо…
-У меня нет больше никаких дел, - Дэн не знает, как она отреагирует. Она непредсказуема.
Она – атомная бомба, и любое слово может стать ее химической реакцией, но Дэну была нужна именно она.
-Как так – нет никаких дел? – девушка смотрит так, будто он сошел с ума.
-Нет и не будет. Я временно отстранен, - спокойно заявляет Дэн, садясь рядом, будто показывая, что ему действительно некуда торопиться.
-И за что ты отстранен? – страх охватил девушку, и она беспокойно ожидала ответа.
Дэн лишь усмехнулся. Он не знал, как объяснить это.
Теперь он понимал Мэри и знал, что больше не будет называть ее сумасшедшей, когда она в снова будет вызвана прямо к главнокомандующему за очередную выходку. Теперь ему знакомо это – отстаивать свою истину. Дэн понимал, что в процессе защиты чего-то неотъемлемо своего можно сойти с ума, совершать невероятные поступки, говорить, не выбирая слова, не осторожничая. И, возможно, это лихачество – присущее только человеку, но Дэн был готов поклясться, что это единственное верное решение.
И пусть он теперь отстранен хоть на сотню лет, и все последующие в его жизни шаги будут сделаны под пристальным вниманием Алессы – он сделал то, что должен был. Осудили его, осудили Винчестеров. Правда, никакого права не имели.
И Дэн всего лишь напомнил об этом.
-Меня заложили. Начальство знает все… обо мне с тобой.
Энжи старается сохранять спокойствие, но голос дрожит:
-И что произошло? Что они сказали?
Ангел молчит, не зная, что стоит сказать. Обмануть? Он не умел обманывать по-настоящему, и уж точно не стал бы лгать ей.
-Не молчи, я тебя умоляю!
Дэн чувствует, как она осторожно обхватывает ладонями его лицо, заставляя взглянуть на нее.
С этим беспокойством в голосе и взгляде, она самый невероятный, самый живой человек на свете. Она теряет себя и тут же находит, и снова в дорогу – хоть в бой, хоть сразу на погост. Было бы с кем. А окружение она выбирала верно, оставляя лишь тех, кто мог бы быть с ней всегда, и берегла их.
Берегла больше, чем себя. Ошиблась лишь один раз, вопреки всем плохим предчувствиям уйдя из дома в тот злополучный день, когда погибли в сорок втором старшие Винчестеры.
Теперь все они здесь, платят за одну большую ошибку, возвращая все на прежние места.
-Мне сказали, что я выбрал не тот путь. И знаешь, что я ответил? – Дэн смеется.
-Что? – Энжи кажется, что они сошли с ума. С лица сама собой не сходит улыбка.
Еще час назад она была готова все похоронить, и все изменилось с одним взмахом крыльев. Больше и не требовалось.
-Я сказал им, что это самый лучший путь на свете, - Дэн не позволяет девушке разрушить зрительный контакт, не настойчиво, но пристально глядя прямо в глубину ее ярких глаз. – Меня убеждали, что я должен измениться, забыть обо всем, снова стать безгрешным новичком, только пришедшим в отдел коммуникации с человечеством. Я сказал, что я никогда не менялся. Я в лицо заявил всем этим шавкам, что все свое время на Земле я был влюблен в тебя.
-Ты сошел с ума! – она, конечно, верит, но у нее нет слов. И сотня вопросов вертится в голове.
-И пусть, - совершенно спокойно заявляет Дэн.
Предать вышестоящих ангелов вовсе не значит предать Бога, и это Дэн уяснил уже давно. Все, что было на небесах прежде, уже давно обратилось в прах.
Поступок не самый хороший, но верный. Явно не то, что дозволено небесному бойцу, но лучше ли быть существом без чувств, хладнокровно манипулирующим людьми в войне?
В словах звучит вся сотня побежденных сомнений.
Девушка улыбается, отказываясь верить в происходящее. Это будто сон, чересчур реалистичный, но все же невероятный. За эти слова можно было бы и умереть, и взлететь до небес. Были бы крылья, конечно.
Дэн верил в нее. Насколько бы далеко она не ушла во тьму, Дэн знал – он смог бы вернуть ее.
-И пусть, - эхом вторит Энжела. Расстояние между их губами – в длину ладони. Один вдох, один удар сердца, и это расстояние преодолено.
Энжи знает – ее время делать шаг навстречу.
После семи пуль, пущенных в того, кого любишь, слова не помогут. Дэн думает, что она не может ему поверить, а она все же докажет.
Обычно вслед за любовью – бунты, вечные перемены, пожары. Здесь же наоборот. Полыхает война, и все кажется, что если не сегодня, то завтра ты точно будешь мертв, но тем не менее они находят друг друга.
Четыре года. Энжеле этого времени хватает на то, чтобы из тихой долговязой школьницы стать тем, кто она сейчас. Для Дэна же это – первый шаг на Земле.
Такие не могут друг друга понять, только почувствовать.
Дэн мягко отвечает на поцелуй, и уже нет той сумасшедшей порывистости, потому что в этот раз он не прощается. Он приходит, чтобы остаться.
Больше нигде не ждут, да и он не хотел бы, чтобы ждали. Куда бы теперь ни пошла Энжела – у него есть все возможности для того, чтобы последовать за ней.
Проходит еще сотня мгновений, и Энжи мягко отстраняется, но не размыкает объятий, лишь пытаясь стать еще ближе.
Дэн чувствует, как бешено колотится ее сердце. Может быть, это было бы ненормально для человека. Но здесь нет людей.
Обычно, когда что-то заканчивается, мгновение превращается в неясные воспоминания, раскалывается, исчезает, будучи невесомым. Но все произошедшее до сих пор здесь, с ними, они оба знают, что эти слова никогда не будут забыты.
-Тебе не надо будет ко мне возвращаться, - уверенно говорит Энжела, выдыхая морозный воздух.
-Почему? – отвлеченно спрашивает Дэн, не совсем понимая.
Энжела смеется:
-Я никогда тебя не отпущу.

Хорошо, когда не снятся сны.
Каждый раз Мэри думает, что они могли бы что-то значить, но чаще всего в снах нет никакого смысла. Не стоит просыпаться с верой в них.
«Надо посмотреть, рассвело ли», - девушка тихо открывает дверь и вспоминает, что вид с улицы не меняется сутками. Одна темнота
С металлическим стуком открывается крышка зажигалки, и она видит, что сестры на месте нет. Добежать до выхода не составляет никаких усилий. Уже у самого подъема Мэри слышит голоса. Это Энжела и Дэн.
Привычны все интонации голоса сестры. Это не может быть не она, и Мэри направляется в обратную сторону, решив, что может подождать и у самой двери.
Капля воды медленно ползет по стене, догоняет другую, и они скатываются с двойной скоростью. «Может, одному человеку здесь потребуется в десять раз больше времени, чем дюжине?» - отвлеченно думает Мэри, раз за разом открывая и закрывая зажигалку.
Когда человека просят прикоснуться к огню, он тянет руку к поверхности и обжигается. Внутри огонь намного холоднее. «Значит ли это то, что оборону пройти сложнее, чем достигнуть цели?»
Девушка ругает себя за привычку видеть в совершенно обыденных вещах ссылки к каким-либо военным тактикам, и все же продолжает думать о том, что десятка-другая человек здесь бы не помешала.
-Что ты здесь делаешь?
Мэри резко разворачивается, и зажигалка с глухим звуком падает на землю.
-Энжи, ты меня напугала! – старшая Винчестер осторожно обнимает сестру. – Как ты?
-Я… со мной теперь все в порядке, - Энжи улыбается. Она не чувствует себя так, будто упустила что-то, позволив Дэну уйти на несколько часов. – Меня больше волнует, что с тобой.
Мэри лишь качает головой. У нее теперь тоже все в порядке, и она улыбается словам сестры и привычным жестом взъерошивает волосы на ее голове.
Энжи лишь усмехается. И снова – годы идут, а привычка остается.
Бесконечные переезды сменяются тем, что они останавливаются в Лоуренсе, пара лет затишья, а потом война набирает ужесточенный поворот – события сменяются, как в калейдоскопе, а они все те же.
-Ты знаешь, - от волнения Энжи теряет окончания слов, - Дэн нес такую несуразицу, что я просто…
-Расскажешь мне утром, - тихо отвечает Мэри.

Дверь закрыта неплотно, и сквозняк пробирается в помещение, заставляя вздрогнуть во сне и проснуться.
-Как думаешь, кто сегодня умрет? – учтиво спрашивает Люцифер у Сэма.
-Только с тобой я забыл об этом посовещаться, - он уже привык не обращать внимания.
Мысли возвращались в привычное русло. Казалось, что все это невероятно сложно.
Сэм отлично знал, насколько трудно бывает разобраться в происходящем, даже если оно раз в десять проще того сыр-бора, который они разгребают сейчас. Насколько трудно бывает разобраться даже в самом себе.
А теперь никто ничего не объясняет – они просто встречают гостей из будущего, когда они пересекают шоссе.
К новоприбывшим дочери, племянницы, их хранителю и Касу из будущего прибавляется еще и будущая возлюбленная, и все это можно было бы назвать чушью собачьей, если бы это не было так реалистично. И куда вообще ушла Кайла, когда Дэн привел подмогу?..
В попытках разобраться он снова проваливается в сон.
Когда просыпается, все уже на ногах. Он видит, как хмурится Дин, неодобрительно качает головой, пока Мэри и Энжи пытаются что-то беззвучно объяснить ему.
-Всем доброе…ох, черт, - голова болит так, будто ему сверлят висок, но все же удается принять вертикально положение.
-Привет, пап, - Энжела с улыбкой заглядывает в глаза отцу, пытаясь прогнать все его опасения, - у меня все хорошо. У всех все хорошо.
Теперь все произошедшее кажется лишь страшным сном.
Открывается дверь, и Дин по привычке достает пистолет, но убирает его раньше, чем успевает прицелиться. На пороге стоят Дэн и Кас.
-А как…
Винчестеры опережают заданный не до конца вопрос:
-Нормально у нас дела.
-Рассказывайте, - Мэри с интересом смотрит на них, пытаясь предположить, что же могло произойти в сорок втором за последний день.
-Я отстранен, - честно сообщает Дэн, видя, как Мэри удивленно вскидывает бровь. Да, придется многое объяснить.
-Подожди, - старшая Винчестер осторожно садится на холодный бетонный пол. – Все, теперь можешь рассказывать, за что.
Дэн рассказывает все от начала до конца, как и было, даже не заметив, как повествование подошло к концу:
-И я сказал, что я иду к вам, и мне плевать. Теперь я здесь, - только сказав последнее слова, он может спокойно выдохнуть, ожидая ответной реакции.
-То есть, получается, - Мэри устало потирает кончиками пальцев веки, - они все знают про тебя и Энжи и сказали об этом прилюдно, - Дэн кивает, - все одиннадцатое подразделение выдало реакцию в духе «И что?», ты схамил Алессе, потом Оллман последовал твоему замечательному примеру. А потом ты сказал все, что думаешь по этому поводу и ушел?
-Да. Она еще издевалась, спрашивала, сколько раз ты меня предавала. Худший из ходов, потому что… - Дэн думает, что не стоит заканчивать.
-И все вы до сих пор живы? – девушка наконец поднимает взгляд. Ей сложно поверить во все это.
-Как ни странно, да.
Проходит минута, две, и никто не хочет нарушать эту тишину. Каждый думает о том, что может значит такой поворот событий. Хорошо или плохо?
-Значит, мы выиграли, - окончательное решение.
-Ну, все, давай без шуток, - Дэн хмурится. Он хотел бы, чтобы ему сказали сразу, без обиняков, что он поступил неправильно. Ангелам не всегда удается понять, когда люди говорят серьезно, даже если они очень хорошо знают этих людей.
-А я и не шучу, - Мэри поднимает взгляд, и в нем нет ничего, похожего на усмешку.
Осознание приходит медленно.
Всех, кто выступил в протест на этом сборе, могли бы убить – кто это был, ангелы или люди, было бы неважно. Однако Дэн все так же упрямо отстаивал свою правоту, свою любовь… и всех их с этой сумасшедшей затеей изменить прошлое.
Длинна дорога от образцового хранителя до бунтаря, длинна, и далеко не все могут ее найти.
-Я тобой горжусь, Дэниил, - снова в глаза, серьезно. Краем глаза Мэри видит, как улыбается Энжела.
«Может, она сошла с ума?» - Дэн знает, что девушки на войне часто теряют голову.
«Спасибо», - мыслью, без слов, и Мэри лишь кивает в ответ.
-Так почему же мы тогда выиграли? – разговор возвращается в прежнее русло.
-Тебя отпустили, значит, они все же ставят на нас. Какие условия?
-У вас неделя.
-Неделя?! – беспокойно переспрашивает кто-то.
-А нам и неделя не нужна, - тихо отвечает Мэри, но ее все отлично слышат. Она продолжает. – Так вот, и всех наших отпустили, даже Бена, хотя это было еще то нарушение, к тому же и Алесса стерва. А отпустили потому, что умный солдат может донести, даже когда он под стражей или мертв. Они боятся напасть на кого-то из бойцов, а еще они реально верят в то, что мы все уладим. Все в наших руках.
В голове плохо укладывается, но у остальных получается поверить.
-У нас одна единственная проблема. Высотой в двадцать пять этажей, - Энжи вздохнула.
-С этим еще разберемся, - спокойно отвечает Сэм, на самом деле не видя никаких возможных решений. – Еще новости?
-Да, - устало говорит Кас.
Последние несколько дней – самые худшие. Вроде бы у них и простой, самые главные битвы уже прошли, но везде все равно сплошной беспорядок.
Недавнее происшествие в сорок втором окончательно лишило его покоя.
-Кто-то из второй армии узнал, что, когда вы запустите механизм в рычаге, здесь соберется множество ангелов, чтобы запомнить это, - Кас подозревает, что они наверняка не знали об этом и надеется, что они не будут задавать лишних вопросов. И действительно, Винчестеры лишь кивают. – Они выставили ультиматум главнокомандующему.
-А чем угрожают? – глаза Мэри загорелись недобрым огоньком.
-Я не знаю. Но уже составляют списки тех, кто будет присутствовать, - сокрушенно говорит Кас. – Странно знать, что за кем-то из них есть грешок, о котором они боятся поведать остальным.
-Кас, не расстраивайся, это же просто человек, ему свойственно, - Мэри качает головой. – Мы закончим со всем этим, потом закончится война, и тебе больше не нужно будет иметь с ними дело.
Ангел не возражает. Он верит, что у Винчестеров все получится.
-А может быть такое, - вдруг предполагает Дин, - что вас потом оштрафуют… или что-то подобное?
-Сначала Солнце начнет вертеться вокруг Земли, а только потом я дам им хотя бы цент, - серьезно отвечает Мэри, а остальные лишь тихо смеются.
-Если же не оштрафуют? – поддерживает Дина Кас. – Например, осудят или запретят выезд?
Несколько секунд старшая Винчестер смотрит куда-то вдаль, а потом ее лицо приобретает осмысленное, серьезное выражение:
-Я знаю пять государств, в которых дают защиту беженцам из Штатов.
-А откуда ты это знаешь? – вдруг заостряет внимание на неважной, на первый взгляд, детали Дин.
-У меня уже были крупные неприятности, - девушка смеется.
-Если же вам не вернули бы Дина и Сэма после вашего возвращения? – Кас не отступает.
-Будем мы что-то у кого-то спрашивать, - фыркнула Энжи, заражаясь самоуверенностью сестры.
-Видишь, всем уже понятно, к чему я веду. Нам теперь бы сообразить, что делать с этой чертовщиной…

Несколько часов проходят в разговорах о предстоящем деле, но проблема так и не решена.
Стук в дверь.
-Входите, - Дин второй раз за день держит дверь под прицелом.
-Ну и бункер, - недовольно говорит темноволосая девушка, - я четыре раза заблудилась.
Взгляд карих глаз задерживается на ангелах.
-А меня тут не… - она проводит пальцем по горлу, а потом указывает на землю.
Тишина.
-Нет, входи, - наконец нарушает тишину Сэм.
-Как дела? – просто, непосредственно. Кайла вспоминает события прошлого дня и не верит, что все могло обойтись так просто.
-К делу, - коротко отвечает Дин. «Как ни крути, демонши, предлагающие помощь, вызывают у меня лишь желание уйти срочно и куда подальше», - думает он.
-Я могу предоставить вам полсотни демонов на осаду «Рычага», - она равнодушно пожимает плечами. Не надо навязываться с помощью, ее дело – предложить.
-Ну а с чего это, я все не пойму, - Дину становится страшно, но он скрывает это за притворным раздражением.
-Могу и уйти. У меня, между прочим, уже проблемы из-за всего этого, - уходить Кайле вовсе не хочется, на самом деле.
-А в чем твоя цель? – недоуменно спрашивает Кас. Он видел ее в будущем несколько раз и теперь понимал, что она изменилась. От бунтарки до основателя «мирного ополчения» - тоже нелегкий и длинный путь, но война изменила каждого.
-Нам просто нужно убрать левиафанов. Без вас никак, поэтому я предлагаю сотрудничество.
Снова тишина, взвешиваются все за и против.
-По рукам, Кайла, - говорить снова приходится Сэму, и он видит в глазах девушки смех. Может, она не боялась никогда и ничего? Такие уходят с поля боя первыми и обычно не возвращаются.
Но научить демона бояться – дело не для человека.
-Сегодня в восемь, - отвечает она и исчезает.

Шестеро. Нет смысла расходиться.
Дэн отстранен, а Кас попросту не хочет возвращаться к этой бессмысленной суматохе. Он нужен здесь. И сейчас ему нужны Винчестеры, не главнокомандующий с его тайнами, находящимися под угрозой.
Они не работают на чье-то благо. Все, кто принимает верные и имеющие смысл решения, сейчас идут рядом с ним, и поэтому Кас не собирается уходить.
Мэри отстает от строя, видя, что Дэн тоже замедляется.
-Все, что ты говоришь – правда? – спрашивает ангел.
Весь день девушка ведет себя странно, она чересчур воодушевленная и уверенная в победе.
-Да, конечно, - все с той же расслабленной улыбкой отвечает она. – Вы все молодцы.
-И ты действительно гордишься мной? – удивленно спрашивает он теперь.
Он думал, что только он может находить свой поступок верным.
-Да, конечно! Знаешь, в чем разница между любым ангелом, ну, кроме Каса, и тобой?
-В чем?
-Смотри, - пытается собраться с мыслями Мэри. – Когда кто-то занимается самодеятельностью, говорят: «Синий галстук одевай и вперед», знаешь?
Дэн кивает. Каса уважали, за ним шли, но он оставался символом неповиновения перед вышестоящими ангелами.
-Так вот. Каждый из ангелов опустил бы голову, извиняясь. Ты бы сказал: «Выдавайте». И был бы прав, потому что они не исполняют ничью волю больше, и не могут тебе ничего запретить. Теперь мало настоящих ангелов. Не слушай никого.
Сколько миль, сколько испытаний, сколько битв прошло, прежде чем они поняли это?
Они уже совсем близко к «Рычагу».
-Девочки, - вдруг вспоминает Кас. Это звучит странно, по-домашнему. В последнее время он часто общается с Эбигейл. – Эби просила передать, что обязательно придет скоро. Она извиняется, но она теперь и за меня.
-Хорошо, - отвлеченно говорит Энжи. «Мы, наверное, напугали ее».
-Ну, давайте… Как говорится: «Последствия второстепенны», - уверенность в том, что все получится, не покидает Мэри.
-Когда ты в последний раз говорила это, мы тебя вытаскивали из полицейского участка, - Энжи фыркнула, вспоминая это.
-Испортила момент, молодец.
Сэм и Дин идут первыми, вглядываясь в темноту, пытаясь найти взглядом демонов. Им уже не страшно, они под надежной защитой.
Когда они подходят совсем близко, Дин говорит:
-Кажется, наша удача сегодня пьяна…
-…она еще и по жизни косая, - добавляет Сэм.
Остальные выходят вперед, глядя на толпу.
Впереди всех демонов тот, кто уже знаком им. Сегодня – день бесконечных возвращений, признаний, объяснений, открытий. Видимо, тут тоже придется оправдываться.
Наконец Вернон тоже замечает Винчестеров.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:55 pm 
Post subject:
Reply with quote

Сдохни, но сделай
So let's set the world on fire,
We can burn brighter than the sun.



-А может, все-таки подойти? – Энжи нерешительно переминается с ноги на ногу.
-Что еще хочешь? – язвит Мэри.
Буря завывает все нещадней, а демоны, как волки, рыщут вокруг ворот «Рычага» и иногда едва слышно совещаются.
-В конце концов, - тихо говорит Дин, - они сами предлагают нам помощь, поэтому возможный конфликт – не наши проблемы.
Ему все равно становится не по себе от того, как демон сверлит его взглядом, продолжая держаться на расстоянии.
-А если все же твоя теория не сработает, Дин, вы теряете прикрытие и любые шансы выйти оттуда без потерь, - беспокойно сообщил Кас.
И они не сходят с места, все так же глядя на ходящих из стороны в сторону демонов.
В первый момент они даже не замечают Кайлу, которая буквально подлетает к Вернону и начинает тихо, но гневно что-то выговаривать. Темные кудрявые волосы растрепались, она едва успевает переводить дыхание, но не прекращает говорить, и несколько раз вскользь смотрит на Винчестеров и их спутников.
Вернон лишь усмехается, а потом сам начинает объяснять. Полная противоположность собеседницы, он спокойно излагает какие-то факты, изредка жестикулируя. До слуха Винчестеров долетают слова: «Убежища… Анджелес. Пришлось заложить».
-Нам конец, - обреченно говорит Энжи, понимая, что речь идет о них.
Типичный демон в жизни не согласится помогать тому, кто на него нападал. Все эти не были типичными, но сомнений от этого меньше не становилось.
Когда Вернон закончил повествование, Кайла резко обернулась и начала пристально смотреть на них. Энжи казалось, что взгляд впивается именно в нее, и больше всего надеялась, что сейчас они не утратят доверие этих сумасшедших демонов-добровольцев.
Обсуждение продолжилось. Через несколько минут Вернон громко сказал:
-Ну, если раскинуть мозгами именно так, как ты меня попросила, Кайла, тем, что я соглашаюсь идти на помощь людям, я уже наступаю себе на горло. И от того, каким людям мы оказываем услугу, хуже мне не станет. Не будут нападать – и на том спасибо.
-Именно поэтому нас ведешь ты, а не кто-то другой, Вернон, - девушка одобрительно улыбнулась.
И Винчестеры, и Кас с Дэном облегченно вздохнули, услышав это.
Разговор снова стал в несколько раз тише, и оба демона постоянно бросали взгляды на них. Пока Кайла что-то говорила, демон медленно прошелся взором по всем шестерым и остановился на Сэме, когда девушка начала что-то говорить о нем, уходя в русло, совсем не свойственное сверхъестественным существам.
Была хренова туча проблем с тактикой, и ему только этих повествований не хватало.
-Когда все закончится, скажи ему. Чего тебе стоит, - отвлеченно сказал Вернон.
-Я, может быть, и сумасшедшая, но не камикадзе, - расстроенно ответила Кайла.
Кайла знала – каждого человека, который по жуткой случайности западает в еще не совсем сгнившую душу демона, лучше отпустить сразу. Потому что однажды придется придать и уничтожить самому, или смотреть, как уничтожают – такова была демонская сущность.
Слишком хорошо удалось понять это, и она молчала.
Несколько десятков метров показались милей.
-Если перепалка с тем чересчур мнительным немолодым нечеловеком была вашей единственной проблемой, то вы можете успокоиться, - тихо сказала она, подходя.
-Спасибо, - сбивчиво говорят они.
До нападения не больше часа, и никто не знает, что их ждет.
-А что, ты действительно заставила его умолять о пощаде и заложить свои штабы? – Кайла обратилась к Энжеле, удивленно глядя на нее.
Энжи кивнула.
-Как удалось так легко убедить его?
-Он с самого начала не был настроен на перепалку с вами. Если там кто-то на кого-то шипел, то… - девушка покачала головой, уходя от подробных объяснений, - к вам это никак не относилось. Думаю, продержимся здесь не больше часа, потом пойдем.
Она тут же останавливает одного из демонов, проходящих рядом, и начинает раздавать указания. Еще через миг – исчезает.
-К нам это никак не относилось, - отвлеченно повторил Сэм, глядя на слепые окна «Рычага». Сегодня их не ждут, сегодня никто и не подозревает, что все они еще живы.
-А я смотрю, кто-то уже очень сильно всем этим обеспокоен, - Дин хмыкнул.
-Да нет, я… просто я, - Сэма совершенно не интересует, что он будет говорить. Сначала мысли были заняты планом взятия «Рычага», всеми мыслимыми и немыслимыми способами выбраться оттуда живыми и попытками отвлечься от Люцифера. Теперь ко всему этому примешались размышления об аде, демонах, помогающих людям и в частности о Кайле.
«К двадцатым годам, я, наверное, сошел с ума», - подводит итог он.
-Да, да, конечно, - продолжает подтрунивать Дин.
Кажется, что и время остановилось.
О чем-то едва слышно рассуждают Кас и Дэн, однако мало что можно понять – для человека ангельская логика так же непостижима, как ангела – человеческая.
-Мы будто со стороны на это смотрим, не то что в разведку вышли, - беспокойно говорит Энжи, - а через полчаса выход.
-Уже? С ними еще договориться надо… - неспешно отвечает Мэри.
Может быть, последние минуты покоя, потому что никто не знает, что будет потом, после боя.
-Скоро прибудет Эбигейл, - говорит Кас остальным, слыша настойчивый женский голос в голове.
Не то, что в прошлый раз – теперь всех их ожидают не спешные прощания с парой напутствий, а серьезный, честный разговор, прежде, чем они уйдут. И это странно, потому что в прошлый раз они пришли к «Рычагу», как говорится, с голыми руками, а теперь – в конечном счете у них чуть ли не целая фура «Боракса» и пятьдесят демонов на прикрытии. И все же это финал – это ясно всем.
-Сейчас я буду или плакать, или бегать, на ходу выкрикивая якобы разумные оправдания, - Мэри смеется.
-Все будет нормально, - пытается убедить ее сестра.
-Ты забыла, кто мы? Не бывает нормально.
В этот раз тихо смеется даже Кас. Невозможность его присутствия в «Рычаге» вместе с Винчестерами доводит его до невероятного состояния, которое слишком тяжелое и насыщенное даже для человека, не то что для ангела, которому вообще свойственно быть безэмоциональным.
-Очень хорошее решение, - расстроенно говорит Эбигейл, глядя на демонов.
-Маам, - Мэри бросается ей на шею. –Ну нет у нас других вариантов, просто нет!..
Двадцать семь минут – и они начнут брать штурмом огромную преграду, и сейчас нет времени для язвительных шуток и подобного.
-Как у вас дела?
-У нас все хорошо, - уже в который раз за день говорит Энжи. Эби мягко обнимает ее, вспоминая совсем недавние события, жуткого гибрида левиафана и демона в ее обличье, кучу колкостей, сказанных ею. «Все позади», - устало думает Эбигейл.
-Через пятнадцать минут всем быть здесь! – кричит один из демонов.
А теперь время бежит так, что за ним не угнаться.
-Это просто дурдом, - Эбигейл устало закрывает глаза. – Я больше никогда не подойду ко второй армии и на милю, я клянусь.
Дэн и Мэри смеются – реакция была оправданной.
-Спасибо, - Кас понимает, насколько важна ее помощь сейчас.
Эбигейл пожимает плечами. Нельзя говорить «не за что», потому что это не так.
-Подписаны все договоры на присутствие здесь. Когда все будет близко к финалу, вместе с ангелами первой армии сюда придут все, кому удалось получить разрешение, чтобы помнить, что же на самом деле произошло, - Эби не пытается разобраться в этом.
-Сколько их?
-Тысяча.
Мэри присвистнула, оценивая всю настойчивость тех, кто жаждал помнить истинную реальность.
Не понимала этого только Эбигейл.
Людям нужно – они этого добиваются.
Подслушивают под окнами главнокомандующего, держат сержантов под прицелами, выпытывая информацию, шантажируют командиров какими-то сведениями. Эбигейл это не пугало, а настораживало.
Она была далека от Верховного, который не один год пробыл на Земле бок о бок с Винчестерами, и уж точно не имела ничего общего со столетним хранителем, которого после невероятного короткого, но эффективного инструктажа, выставили и пустили навстречу командирам второй армии.
Она никогда не была рядом с людьми, и не пыталась их понять.
Да, Эбигейл удавалось понимать и Дина, и Мэри, и даже Сэма с Энжелой в какой-то степени, но после ее возвращения на небеса они перестали понимать ее. Связь потеряна. Себе Эбигейл никогда не признавалась, но она тоже хотела вернуться на Землю, когда закончится война. Она знала – уйдет Дэн, уйдет еще добрая четверть сотни хранителей, просто старалась не думать обо всем этом.
-Десять минут!
Не переставая повторять, что все будет хорошо, она снова обняла обеих девушек. Конечно, можно было бы что-то сказать в качестве напутствия, но Эбигейл была уверена, что они все знают и без нее.
-Будьте осторожней, - попросила она Дина и Сэма, а те лишь кивнули.
Дину казалось, что он сходит с ума, настолько все казалось абсурдным. Семья из будущего, Кас… а теперь они сами добровольно соглашаются на сделку с демонами ради победы.
-И не подвергайте себя лишний раз опасности, я умоляю, - попросил Дэн девушек, и беспокойство сродни человеческому переполняло его, когда он понимал, что ничем не сможет помочь в случае неприятности.
-Кому ты это втираешь? Мы прекрасно все соображаем, - Мэри смеется, пытаясь смягчить всю напряженность момента.
-Не беспокойся, - Энжи осторожно целует его в щеку и потом тихо говорит: - Посмотри, какая у нас шикарная крыша, нам на взятие «Рычага» нужен день, не больше.
Дэн смотрит на демонов вдалеке и лишь качает головой.
И только сейчас он понимает, что все это бесстрашие никогда не было напускным ни у Мэри, ни у Энжелы. Это всегда было у них в крови.
Сложно объяснить. Не бойцы, не гражданские – дочери охотников, совершенно иная категория.
У каждой это проявилось по-своему – старшая Винчестер была вовлечена во все это с детства, а Энжи взялась за ножи и пистолеты только сейчас, когда они были на грани между войной и свободой. Между жизнью и смертью.
-Пять минут! – снова кричат издалека. Почти все демоны уже собрались.
-Удачи, - Кас не знает, что сказать. – Я буду ждать здесь, пока не пойму, что все в порядке.
Он уверен, что несколько часов или дней можно будет и подождать. Проблемы в сорок втором? Ничего этого не будет, если Винчестеры справятся.
А если же нет – миру можно будет подписать приговор на медленную мучительную смерть.
-Мы обязательно дадим вам знать, - обещает Дин.
Они медленно оборачиваются и уходят, не зная, смогут ли выбраться. Но оставаться в стороне никогда не было их уделом.

-Держитесь в центре, так, чтобы вы всегда были под прикрытием, - говорит Вернон, когда они обсуждают организацию нападения.
Тишина.
-Хорошо, - наконец отвечает Мэри, понимая, что она может вот-вот сорваться на истерический смех. Такое бывает, когда уезжаешь куда-то прямо под носом у военного начальства, или ждешь ответа на какой-то очень важный вопрос, или говоришь что-то невероятно важное, не зная, какой получишь ответ.
Пробирает с ног до головы, хочется срочно что-то делать, но не бездействовать. «Этот настрой явно лучше, чем гнетущий страх», - вдруг приходит девушке в голову.
-Хорошо – это все, что вы хотели сказать, мисс? Что-то еще будет? – он откровенно язвит.
-Нет, ты меня переоцениваешь.
Когда восстанавливаются привычные уже шум и суматоха, Дин тихо говорит:
-Надо будет потом сказать ему, что он спас невероятное количество человек, назвав один адрес.
-Вряд ли он воспримет это адекватно.
-Переходим ограждение и сразу берем направление на сам «Рычаг», не расходимся, не останавливаемся. Убиваем всех, кто встает на пути. Как только попадем внутрь здания, делимся на три группы, - раздает указания Вернон.
-Зачем? – осторожно поинтересовался Сэм.
-Вы будете во второй, одна – на этаже ниже вас, другая – выше.
Все лишь закивали, давая понять, что поняли.
Наконец Винчестеры сходят с места, со всех сторон окруженные демонами. Кажется, что «Боракс» можно считать уже не в литрах, а в кубических метрах.
Они подходят к ограждению с обратной стороны, и Кайла указывает на пролом в толстой стене и яму глубиной в несколько метров. Медленно обходят.
Все до единого они были уверены, что кто-то их заметил уже после первых шагов по территории «Рычага». Пути назад нет.
Они так и продолжают держаться вместе, держа всевозможное оружие наготове – теперь они встречают врага достойно. Все так же вперемешку со снегом с неба сыплется пепел.
Они останавливаются всего на секунду перед местом, где начался этот ад. Дин вспоминает, как едва успел вскрикнуть, когда его за шиворот втащили в небольшой дом на восьми замках, как Мэри поменяла его свободу на свою.
Сэм и Энжела тоже узнают сразу же. Помнят, как сбивали руки в кровь, пытаясь распахнуть дверь, как там же на младшую Винчестер напал левиафан – пожертвовал собой, по факту, но посеял невероятное зло.
Было удивительно то, что после всего, что сделали левиафаны для их смерти – они все еще в порядке и вместе. Объяснение этому одно – Винчестеры. Больше ничего говорить не надо, все уже понятно.
Совсем недалеко лежит обезглавленный труп того самого левиафана.
Кайла останавливается. Она идет в первом ряду, вместе с командиром, поэтому тормозят все сразу же.
-Нападающий был один? – едва слышно спрашивает она.
-Нет, - одновременно отвечают все четверо.
-Но остальных вы прикончили?
Снова отрицательный ответ.
-Я, к счастью, жив, - снова открывается та же дверь, что и в прошлый раз. Левиафан говорит лениво, неторопливо, растягивая слова. Винчестеры надеются, что тварь не увидит их, но чуда не происходит, - а у вас что? Кто пал жертвой? Или блондинка успела покончить с собой раньше?
Дин едва слышно обращается к Мэри:
-Ничего не говори, все в порядке, милая.
Мэри кивает: «Я не слышу, я ничего не слышу. Я даже не здесь нахожусь».
Демоны мгновенно окружили его, не давая возможности вырваться, но убивать пока его никто не собирался.
На расспросы о том, сколько их и где именно они находятся, он не отвечал.
-Не скажешь – убьем, - напрямую обратился к нему Дин.
-Да пожалуйста, - он ухмыльнулся. – На самом-то деле, такая душещипательная история, меня даже пробило… хотя нет, кого я обманываю. Это было задумано с самого начала, чтобы девчонка, взбесившись, убила вас всех. Не прокатило – а жаль, жаль.
Мэри молчала, честно выполняя обещание.
-Надеюсь, что ты сказал все, - Дин видит, как демоны расступаются перед ним. Легко слетает пробка с бутылки с «Бораксом». Тварь сопротивляется, пытается вырваться, но противников слишком много. Дин заливает очиститель прямо в глотку, пытаясь представить, насколько это может быть больно. Не больнее, конечно, чем вывернуть наизнанку душу со всеми воспоминаниями, но подойдет в качестве возмездия.
Дин ненавидит его, всей душой, за все, что пережила Мэри, за его шутки про честность. За то, что он говорил сейчас.
Левиафан шипит, извивается, с кожи поднимается в воздух тяжелый, зловонный пар. Когда Дин видит, что хуже ему уже не станет, он отсекает ему голову одним точным, выверенным движением.
-Теперь все, - медленно опускаются руки. Наконец можно вздохнуть.
-Нападал? – интересуется кто-то из демонов.
Дин молчит, знает, хочет – скажет.
-Да, - все же говорит Мэри.
Больше никто ничего не спрашивал.
Тишина была нарушена, и у левиафанов был хороший шанс поставить несколько преград у них на пути или спрятаться. Тем не менее всем пятидесяти четырем удается добраться до входа.
Вот она – дверь в «Рычаг». Неужели их не ждут?
-Заходим тихо, по двое.
Как только в последний раз скрипнула дверь, вспыхнул свет.
Совсем небольшая комната, может быть, десятая площади этажа.
-Молодцы! – кто-то из тварей тихо посмеивается. После щелчка выключателя свет угасает.
Преимущество для демонов и левиафанов, но только не для людей.
-Десять здесь остаются! – дает приказ Кайла, оглядывая всех вокруг и успокаивается, видя, что Винчестеры здесь, на месте.
Звон металла, крики, ругательства… Изредка выстрелы, когда уже не чем отбиваться.
-С дебютом, - коротко бросает кто-то. Свет снова режет глаза.
Демоны расступаются. Сэм и Дин оглядывают зал. Все в черной крови и «Бораксе».
-Что бы ни случилось, - предупредил Вернон, - в стороне держитесь, вас прикрывают.
Они сбивчиво соглашаются. Пройдено только самое начало – а уже невероятно страшно.
-Как вы думаете, сколько их? – тихо спрашивает Энжи.
-Страшно предположить, только здесь трупов двадцать, получается, - честно отвечает Дин. Нет смысла говорить, что будет лучше.
Бесчисленные двери, ходы, повороты… Сложно запомнить что-то.
Ни одного левиафана на пути.
Им удается найти лестницу – винтовую, с крутыми, неровными ступеньками. Они идут, изредка хватаясь руками за стены, чтобы не упасть.
Кайла постоянно держится рядом с Винчестерами, испытывая необъяснимое беспокойство за не знакомых ей людей. В этот момент ее мысли заглушает шум, идущий не понятно откуда.
-Слышите? – тихо спрашивает она остальных. Все как один прильнули к стене. Демоны отвечали положительно, пытаясь скрыть от всех вокруг страх в собственных глазах.
У Сэма возможности услышать больше, чем у остальных из-за постоянной необходимости слушать звуки внешнего мира вперемешку с голосом Люцифера, и он улавливает сначала едва слышный шум, а потом и крики левиафанов. Жуткие настолько, что кровь в жилах стынет. Язык, на котором они говорят, невероятно далек от любого, существующего на Земле. Понятно одно – это ненависть в чистом виде.
-Слышу.
-Надо быстрей подниматься.
Десять этажей – будто один шаг.
-Половину прошли, - весело говорит кто-то, переводя дыхание. Демонам это не нужно, но земные тела несут с собой и земные привычки.
Два глухих, едва слышных шага за спинами, но идущие последними демоны успевают обернуться. Как сюда попал левиафан, никто не знает.
Он не подходит ближе, лишь медленно поднимает руку с револьвером и стреляет.
У демонов иная реакция – при выстреле они не отступают, а лишь делают шаг вперед, потому что их лишь смешат удары самых острых ножей и горячие свинцовые пули в теле.
-Какой удивительный ход, мы все поражены! – смеется кто-то, а левиафан молчит, но тут же за его спиной появляются десятки остальных.
-Нельзя стоять здесь, уходим!
Если у кого-то и были задатки неловкости, то они начали срабатывать прямо здесь и в полной силе. Они спотыкались, налетали друг на друга, ругаясь сквозь зубы, но все же выбрались в просторное помещение. Десятый этаж - осталось только надеяться, что путь до двадцать первого будет таким же мимолетным.
Разом закрываются все двери. Левиафанов много.
Демоны собираются в круг, спиной к спине, постоянно держа Винчестеров в центре, только твари не собираются нападать. Пока.
Из бесчисленных динамиков на стенах слышится:
-Exorcizamus te, omnis immundus spiritus…
Демоны пытаются перекричать звук или заткнуть уши руками, но ничего не выходит. Звук сильнее.
Энжелу передергивает один раз, другой. Демонская половина сущности неотделима от человеческой, и формула изгнания формально не может ничего ей сделать, но ощущения далеко не из лучших.
-Мы сейчас что-нибудь придумаем, ты держись, - просит ее Сэм, пытаясь перекричать десятки голосов.
-Вырубаем электричество! – кричит Кайла, слыша, как ее голос срывается. – Раз, два… три.
Сотни вспышек, искры летят в разные стороны.
Такие могли бы быть последствием появления ангела. От падающих и угасающих искр неверные тени падали на стены. Полыхал электрический огонь, и левиафаны не подступали, хоть и не могли обжечься. Когда огонь угас и восстановилась темнота, Вернон спросил:
-Что теперь?
Стеклянная бутылка с «Бораксом» полетела прямо в толпу нападающих.
Крики, шипение. Вот, они уходят, будто какие-то боящиеся света насекомые с появлением Солнца.
Хлопают двери, с металлическим лязгом закрываются замки. Кто-то из демонов бежит, чтобы попытаться открыть дверь, но сталкивается с невидимым препятствием.
Они смотрят себе под ноги и понимают, что стоят в огромной пентаграмме.
-Минуту, - Мэри пересекает внешнюю линию, а потом стирает ее маленьким карманным ножом.
Все попытки открыть двери были безуспешны, ни одна не поддается ни под действием рук, ни под телекинезом. Несколько минут проходит в пустых разговорах о том, как отсюда можно было бы выбраться.
Вывод все равно состоит в том, что выйти отсюда невозможно.
-Вот дерьмо, - Дин съезжает по стене спиной и с силой ударяет локтем по стене. Ответом служит звонкий звук, явно не такой, какой бывает от удара об стену.
Снимается краска и тонкий слой штукатурки. За ними деревянная дверь.
Одним ударом ноги демон выбивает ее, и дверь падает. Глухого удара об пол за этим не следует.
-Что за?.. – кто-то сделал осторожный шаг вперед и посмотрел вниз.
Слова повторились еще несколько раз, пока не затихли.
-Там шахта, - негромко сообщает кто-то другой, и его слова снова дублируются эхом.
Энжи осторожно пытается посмотреть вниз и чувствует тяжелый, приторно сладкий запах разложения. Возможно, где-то там, внизу, лежит половина Бивертона.
-Кто не перелетит – тот не прошел естественный отбор, - «ласково» сообщает один из демонов.
С другой стороны шахты – широкие дубовые двери, намного прочней той, что они только что сломали. Демонам удается заставить их слететь с петель, и они падают вниз. Расстояние от одной стены шахты до другой – всего полтора метра.
Один за другим демоны прыгают, не обращая внимания на бездну под ногами.
Теперь все уже на другой стороне, доламывают остатки дверей, чтобы ничего не мешало перейти шахту. Остались только Винчестеры и два демона – «для прикрытия».
Дин был первым, кто прыгнул. Всего мгновение чувствовалась невесомость под ногами, до того, как он приземлился на бетонный пол.
Мэри боялась высоты. Больше всего ее пугали самолеты. Летать, конечно, приходилось, так же как и прыгать с парашютом, но с каждой новой попыткой хоть немного преодолеть свой страх лучше не становилось.
Шаг, прыжок. Уже после приземления она почувствовала, как стремительно отклоняется назад, и ничего не смогла с этим поделать. Через пелену резкого, щемящего страха она почувствовала, как ее хватают чьи-то руки, возвращают в нормальное положение, ведут подальше от шахты.
Энжи поторопилась преодолеть это препятствие, чтобы поскорей узнать, что с Мэри. Сэм поторопился за ней.
-Что же такое-то, а? – испуганно спросил Дин.
-Да все хорошо, - тихо пробормотала Мэри, прижимаясь лбом к холодной стене. Сердце нещадно колотилось о ребра, а дыхание все никак не хотело восстанавливаться. – Просто кое у кого ни мозгов, ни ловкости.
-Прекрати.
Они продолжают идти дальше, снова поворачивая бесчисленное количество раз.
Уже на двенадцатом этаже кто-то снова становится у стены, пытаясь что-то услышать.
-Уходят, твари, - злобно бросает Вернон.
-Пятнадцать человек! – командует Кайла.
-Не мало?
-Достаточно. Пошли! Остановите, перебейте всех до единого.
-Так точно, - отвечает один из уходящих.
-Эй, стой! – кричит Дин ему вслед. Тот оборачивается. – Если у вас вдруг останется пять минут свободного времени, сходите за ворота, там пернатые. Скажите им, что все хорошо.
-Ну, постараемся.
Дин представляет, сколько всего уже испытали ангелы, ожидая их, и понимает, насколько важна любая хорошая весть.
-А разве все хорошо? – интересуется Вернон.
-Мы же живы.

Снова винтовые лестницы и узкие коридоры. На тринадцатом этаже были левиафаны. Их немного – как узнается в очередной схватке, большинство попыталось сбежать. По отсутствию победных криков было ясно, что никто еще не выбрался из «Рычага».
Их все меньше. Иногда не приходится даже нападать группами – подходи и обезглавливай.
В самом сердце левиафанской осады было легко победить этих тварей. Просто потому. что они не ожидали, что кто-то сможет добраться досюда.
Снова один за другим пролетают этажи.
Все до единого, включая Мэри и Энжелу, убивают по несколько левиафанов каждый. Твари уже идут им навстречу поодиночке, не зная, что сделать. Испуганные, паникующие.
Объединение человека и демона – явление странное и опасное, но теперь это единственный возможный способ победить.
Звенит тишина. Больше некому на них попадать.
-Как настрой, ребята? – весело интересуется Кайла. Винчестеры понимают – ошибки быть не может. Это двадцать первый этаж.
Здесь все закончится.
Немного времени уходит на то, чтобы найти лабораторию.
-Все вместе? – тихо спрашивает Сэм у остальных.
-Да.
В середине комнаты на самом деле находится рычаг. Тяжелый, будто сделанный из чугуна.
Винчестеры идут к нему, а демоны стоят в стороне. Как и было сказано – запуск механизма ведет к уничтожению всех штабов. Единственный способ попрощаться со всем этим.
Четыре руки одновременно ложатся на рычаг. На то, чтобы поднять его, требуются усилия.
Металлический щелчок - рычаг поменял положение.
На экране на стене напротив высвечиваются цифры. Остался час.
Они только сейчас понимают, что знали, что уничтожаются все штабы, но не знали, через сколько времени после запуска механизма. Они могли бы и взлететь на воздух вместе со всем штабом в момент запуска, но они даже не задумывались над этим – настолько хотели победить.
Все кончено.
-Давайте поднимемся на двадцать пятый, посмотрим, что внизу, - предлагает Мэри.
Больше никто не встречается им на пути.
Здесь лестница каменная, а на крышу ведет люк. Взбираясь наверх, они оставили его открытым, чтобы видеть хоть что-то. Здесь были все – Винчестеры и три с половиной десятка демонов. Остальные отбивались или уже отбились около выхода.
Ледяной ветер свистит, завывает, растрепывает волосы и поднимает все выше вороты курток.
Если хорошо знать местность, то сразу можно найти все левиафанские штабы, которые образуют огромный круг на несколько миль. В некоторых местах штабов уже нет, и это дело рук охотников и их дочерей, которые сейчас стоят здесь, наблюдая за собственной победой.
Они видят – прямо за забором стоит немыслимое количество человек, образуя подобие строя.
Мэри осторожно поднимает руку вверх, приветствуя своих. Ее примеру следуют ее отец, Сэм, Энжела, а потом и все демоны.
Их силуэты хорошо видно тем, кто стоит внизу, и они повторяют жест, удивленно глядя на них. Выбрались, все живы. Торопятся дать им знак – битва окончена.
-Теперь уходит пора, - торопливо бросает Вернон, который еще мгновение назад был заворожен этим моментом.
Обратный путь еще быстрее. Энжела засекает время. Главное – успеть.
Остальные демоны присоединяются к ним у выхода, а вокруг пестреют десятки обезглавленных тел. Если в штабе и остались левиафаны, то скоро им конец.
Уходя, они запирают сначала двери «Рычага», а потом и ворота.
Строй тех, кому удалось выбить разрешение на присутствие здесь, смотрит с молчаливым благоговением. Люди расступаются перед Винчестерами и демонами.
-Нужно найти возвышенность, - предлагает Дин.
Конечно, хочется видеть собственную победу.
Не найдя подходящего варианта, они возвращаются к многоэтажному дому у мотеля на Менло-драйв. Торопливо идут пешком – сначала Винчестеры, а за ними строй.
Мэри знает – Кас и Дэн с ними, и там же главнокомандующий и прочие чины. Даже удивительно, как до сих пор не разгорелся скандал.
Они быстро поднимаются, а когда прибывают на крышу здания – остается всего пять минут.
Снова стоит оглушительная тишина.
-Скоро все начнется, - говорит Кас тем, кто стоит рядом. Он помнит, как они сходили с ума, ожидая ответа от буквально выгрызающих себе путь к победе Винчестеров, помнит все резкие выпады Эбигейл. Конечно, он не злится на нее – он тоже чуть не лишился рассудка и самообладания.
Про одиннадцатого хранителя вообще отдельный разговор. Он присел и успокоился только тогда, когда один из демонов, подпрыгивая и ругаясь, вылетел за ворота, и сказал им, что Винчестеры передают: «Все хорошо».
Ангелы знали, что скоро нужно будет возвращаться. Мир сам себя в порядок не приведет, особенно после такого серьезного искажения реальности.
-Тридцать секунд, - говорит Энжела.
Все ждут в полной тишине, зная, что происходящее изменит все.

Первый удар. Взрывается компьютерный штаб. Для Дэна и Энжелы там все началось, но теперь это было совсем не важно.
Один за другим громыхали взрывы, на воздух взлетали остальные штабы. Дым, гарь, осколки и щепки – Бивертон окончательно превращался в руины вместе с теми, кто дал начало этому процессу.
Если и были где-то там левиафаны, то все они были уничтожены взрывной волной.
Особенно внимательно Винчестеры смотрят на те штабы, которые они уже сравняли с землей.
Там лишь взрываются бомбы над землей, а темно-серый, будто плотный и осязаемый дым поднимается все выше.
Четвертый, третий, второй, первый… Все штабы из того самого крута, обозначенного на карте, уничтожены.
Потом взрывная волна заставляет исчезнуть и штабы на шоссе. Слово остается за одним лишь «Рычагом».
Энжи буквально задыхается от радости и неверия. «Не может же быть такого – победили. И так просто», - думает она.
-Все в порядке? – спрашивает Сэм.
-Думаю, да, - она лишь подходит ближе, зная, что отец обязательно ее поддержит.
«Победили. Уничтожили», - выбивают сердца Дина и Мэри рваный ритм.

В «Рычаге» не было бомб под землей, они были во всем здании.
Оно взорвалось подобно тому, как распускается цветок. Во все стороны летели осколки, а огонь будто ослеплял.
И снова сыплются искры – казалось бы, чисто ангельское явление.
Летят на землю, в разные стороны. Ослепляют.
Эта победа далась им и просто, и невероятно сложно одновременно. Вроде бы прошло чуть больше недели, а столько всего сделано и пережито.
Искр не становится меньше.
Мэри все смотрит на них, как завороженная, чувствуя, как на плечо мягко ложится рука отца.
Они победили – прошли через черту нежелания верить, когда с такой сложной и неудобной правдой Кастиил вломился в номер мотеля. Мэри выжила после действия левиафанских чар дважды, и Энжи смогла победить в себе зло, Сэм хоть на несколько дней почувствовал себя свободным от Люцифера, и Дин всегда был с ними в переломные моменты. Они победили. Честно. Заслуженно.
На пару мгновений все вокруг потеряло фокус, а летящие в разные стороны искры стали казаться размытыми проблесками. Легкое движение век, слезы скатываются по щекам, позволяя снова все видеть.
Мэри оборачивается и видит, что с Энжи происходит то же самое.
Победа всегда была призрачной, о ней говорили каждый день, но никто не знал ее на самом деле. А теперь вот она, перед ними, но почему-то нельзя взглянуть без слез.

Люди в строю тоже плачут, непременно пряча глаза. Большинство из них военные – разве положено им такое?
Впервые им хочется верить, верить безоглядно этим четверым, которые за неделю управились с четырьмя, а то и с пятью сотнями левиафанов. Бесстрашные, отчаянные, сильные – Винчестеры. На войне говорили, что охотники далеко не пойдут. Ошибались.
Люди знали – момент здесь не долог, скоро обратно, домой.
Они и не предполагали, что может ожидать их там. Лишь были уверенны – это будет совершенно новый мир.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:55 pm 
Post subject:
Reply with quote

До встречи
I don't wanna be another wave in the ocean,
I am a rock, not just another grain of sand (that's right),
I wanna be the one you run to when you need a shoulder,
I ain't a soldier but I'm here to take a stand because we can.


Ангелы исчезают один за другим, забирая с собой людей. Всем не терпелось увидеть, что же там, в неизвестности.
Дин удивляется количеству знакомых ее дочери. Они все спрашивают что-то, а Мэри сбивчиво отвечает, путаясь в ответах, попросту не зная, что сказать. Было не до этого.
-Ну, массовики-затейники, домой? – кричат издалека.
-Да идем мы, идем, идем, - неторопливо отвечает кто-то и тут же обращается к сестрам. – Вы надолго тут?
-Думаю, все же задержимся.
Дин и Сэм вздыхают. Час, день, два – сколько еще будут Мэри и Энжела с ними, пока далекие сороковые не позовут домой?
Людей становится все меньше.
Дэн спешно подходит к Винчестерам:
-Вы простите, там массовые беспорядки будут, мне, наверное…
-Иди.
Ангел исчезает вместе со своей тысячей несказанных слов, потому что знает – все можно отложить на потом. Теперь есть невероятное количество времени и возможностей, включая возможность жить.
Следующей приходит Эбигейл. Когда она видит Кайлу, ее удивлению нет предела, но она не подает виду. Когда-то они были хорошо знакомы. Две беженки – одна с небес, другая из ада. Обе вернулись туда, где их истории брали начало, только одной повезло меньше. Об этом Эбигейл часто сожалела.

Слова одобрения, обещание объяснить все Винчестерам из сорок второго. Едва слышный трепет крыльев.
Теперь путешественников из будущего остается не более десятка.
Главнокомандующий уверенно идет к толпе победителей. Удивленно отмечает про себя, что сотрудничество с демонами – не всегда печально известная «очередная сделка с дьяволом».
Люди и ангелы воевали плечом плечу с демонским мирным ополчением, но редко доверяли им. Только теперь стало понятно, что стоило бы.
Теперь знаменитый и временами чересчур строгий военный командир снова чувствует себя Энтони Норрисом, девятнадцатилетним призывником из штата Мэн. Это было много лет назад, и об этом он точно не хотел вспоминать. Ощущение прежней неловкости и боязливости возвращало осознание того, что победу в многолетней битве между военным порядком и «охотничьей» лихостью выигрывает не его сторона.
Уже возвращался ангел, говорил, что состояние в сорок втором более чем благополучное. И эта победа целиком и полностью принадлежит Винчестерам. Именно поэтому «железный» Норрис поднимает белый флаг.
-Мои извинения.
-Я рада, - фыркнула Мэри. Она знала – можно говорить, что угодно. Знала, что отец снова попросит ее покинуть строй. В этот раз она не сможет отказать.
-Мне действительно жаль…
-Я рада, что еще?
-…что я только сейчас начал считать ваш план адекватным.
-Вы хотели сказать «великолепным»?
Демиан заливисто засмеялся, услышав это.
-Да, именно это я хотел сказать, - резко ответил главнокомандующий, отводя взгляд.
Он знал, даже слишком хорошо знал, что теперь скандал со старшей Винчестер может довести аж до гражданской войны. А гражданская сейчас совсем некстати.
Норрис, к тому же, прекрасно осознавал, кто был прав.
-Мне плевать, забыли, если вы хотите, - спокойно согласилась Мэри.
-Спасибо.
-О ситуации со мной, не с одиннадцатым, - девушка усмехнулась, увидев испуг в его глазах. – Вот вы представьте, у вас душа наизнанку вывернута, а вас в круг из горящего елея. «Опасен для остальных», говорите, да?
-Мы же не думали, что…
-Вот вас завтра тяпнет зараженный или вам в глотку вампирской крови зальют, и вы тоже по улицам пойдете людей убивать, - холодно продолжила Мэри. – Вы от этого тоже не застрахованы, следовательно, «опасны для остальных». Так же, как и я, и некоторые присутствующие здесь. Почему же мы тогда еще живы и свободны?
-Это была невероятная ошибка, и я не знаю, что мне делать с этим. Пусть уж судят, когда все закончится, - Норрис боязливо поднял взгляд.
Ничего не осталось от того, кем он был прежде. Просто исчезло.
-А мы вам не линчеватели, сэр, - в подражание старшей сестре усмехнулась Энжела. – Судит Бог, в конце концов.
Главнокомандующий на секунду задержался взглядом на девушке.
«Полусущность, демон, да пусть хоть сам Сатана…» - вот уж чем, а «расизмом» Норрис точно не страдал. Энжела уже на первый взгляд была невероятно честна и спокойна. Не без искры, конечно, гены дают знать о своем… В совокупности с сестрой – тот самый чертов «коктейль Молотова» для общественного порядка, который он строил годами.
В такую можно было бы влюбиться. Одиннадцатого он понял.
Только сейчас приходило осознание того, что Дэниилу чуть больше ста лет. С учетом врожденного непонимания земных жителей и их порядков, можно без зазрения совести разделить возраст на четыре.
Да и назовешь ли их всех ангелами? Может быть, но на тех, прежних, они ничем не были похожи.
«Так и получается – пытался начать жить свободно, а мы под хлыст и на цепь», - сокрушенно подумал он.
-Простите, ради всего святого, простите, - найдя кого-то из оставшихся ангелов, он поспешил ретироваться.
-Шах и мат, - заключила Кайла, завороженно наблюдавшая за происходящим.
А последние из ангелов не знали, что сказать, и безмолвно исчезли.
-Разберусь со всем этим, потом к вам, - пообещал Кас и устало улыбнулся, уже думая о том, какой беспорядок должен быть в сорок втором.
-Встретишь отца и Дина, скажи, что с нами все хорошо, - попросила Энжи.
-Обязательно. Вы тут надолго еще?
-Хотели бы задержаться.
Шелест крыльев. Тут больше никого, только демоны и они.
-А кто все эти люди? Что за странная форма на народе? – вопросы сыплются один за другим.
-Не скажем, - уверенно отрезал Дин. Да, они еще станут мирным ополчением и будут замешаны во все это, но сколько же еще времени должно пройти!
-Не хотите – не говорите, - усмехнулась Кайла.
Тишина.
-Очень плохой блеф? – спрашивает она, смеясь.
-Очень плохой, - весело отвечает Энжи. Никогда ей не хотелось знать свою мать так сильно, как сейчас. От тоски защемило сердце, и смех резко оборвался.
-Ладно, ладно. В общем, что я хотела сказать… - она останавливается, выбирая слова, - неприятностями не обделен не только Орегон. Мы уходим. До встречи.
-Прощайте, - тихо говорит кто-то другой.
И есть разница между этими словами.
Сэм и Дин уже знают – новая встреча будет. Через десять с лишним лет она спасет их, ну, или они ее. Из вражеской засады, из-под дула пистолета, из полицейского участка – неважно.
Многие дороги однажды пересекаются. «Но десять лет, чертовы десять лет!»
Они стремительно уходят, постоянно оглядываясь.
-Я на запад, одна, - слышится издалека звонкий, мелодичный голос.
-И зачем?
-Хочу я так.
-Нам же в Миннесоту.
-Плевала я, Демиан, на твою Миннесоту…

Заканчивается самая парадоксальная история из тех, что знал мир.
-До мотеля? – тихо предлагает Дин.
-Да, давайте, отдохнем, решим все завтра.
Здание кажется знакомым – здесь будто прошла не неделя, а целая вечность.
-Этот психопат нас сейчас убьет, - тихо заключает Энжи и стучит в дверь. – Свои!
-Какие свои, мать вашу за ногу?
-У тебя только четверо постояльцев.
Портье неохотно открыл дверь.
-А почему…
-Завтра, все завтра.
Комнаты встречают непривычным, уютным теплом.
-Однако же ловко вы отделали этого мужика! – восклицает Дин, с размаху бросая сумку на пол.
-Возможно, - весело отвечает Мэри, окончательно успокаиваясь впервые за несколько лет. – Я, пожалуй, пойду. Спать хочется. Утром соберемся и решим все.
-Останетесь же вы ненадолго с вами?
-Непременно, только вы из будущего обязательно будете нервничать и передавать гневные сообщения через Каса. Нехорошо потом придется, только я не в первый раз получаю нагоняи.
-Все, хорошо. Спокойной ночи.
Дин обнял дочь, чувствуя, как потихоньку отпускает испуг. Захотели – сделали, не о чем больше беспокоиться. «В ближайшее время постараемся обходить левиафанов стороной, на год вперед тесаком поработал», - думает он устало.
Энжела и Сэм что-то оживленно обсуждают, Дин изредка вмешивается в разговор. Когда после долгого прощания девушка уходит в соседний номер, они снова не могут понять, сколько времени. Небо по-прежнему черное.
Стягивая с себя куртку, лежа, Дин заметил, что это не очень-то удобно. Что-то звякнуло, и он резко поднялся. Ложка для обуви.
-Какого черта, Сэм? Куда ты собрался?
-Я ненадолго, - заверил Сэм.
-Я не спросил, надолго ли.
-Все равно тут уже никого нет. Вернусь через пару часов, шуметь не буду, - Сэм осторожно прикрыл за собой дверь, не обращая внимания на ворчание старшего брата.
Резкий ветер дул в лицо, отрезвляя. Люцифер на время отступил, давая волю ярким, насыщенным эмоциям, оставшимся после произошедшего.
«Она сказала, что пойдет на запад», - Сэм торопливым шагом направлялся именно туда. – «Во время войны у меня, должно быть, поехала крыша. А сейчас-то я зачем за ней иду?»
Он не знал. Думал лишь о том, что все не может закончиться так.
Просто откланялись и ушли – самые фантастические демоны на свете. Кому расскажи – ни за что не поверят.
Воздух насквозь пропах гарью и взрывчаткой. Остались не обломки, одни лишь угли и щебень.
Все до единого левиафаны были уничтожены, но на всякий случай Сэм прихватил с собой немного очистителя.
Он видел разрушенный штаб – один из тех, который им так и не довелось посетить. Несколько домов рядом были превращены в руины.
На самом краю одной из разрушенных стен можно было различить силуэт.
Мягкий, изящный профиль и волнистые волосы не оставляли сомнений в том, кто же это был.
Сэм начал осторожно подниматься, все еще не понимая, зачем он это делает. До слуха долетали едва слышные звуки.
-Странный сон явился ко мне прошлой ночью,
Будто дальние друзья стали ближе.
Мне снилась старая Англия, моя родная страна…
Последний чистый, будто хрустальный звук сошел на нет, послышался лязг металла.
-Заело что-то, черт возьми… - пробормотала Кайла, имевшая привычку общаться сама с собой в минуты беспокойства и досады. – И я забыла, о чем…
-Как никогда дорогая сердцу ее сыновей?*
Сэм даже не пытался понять, откуда он знает это.
Девушка не подала виду, что она напугана или удивлена. Лишь повела точеным плечом, пытаясь починить свой револьвер.
«Пришел, ладно, хорошо. Однако он не английская королева, вставать не буду», - подумала она. Что бы она сейчас ни сказала этому человеку, это мало что будет значить.
Охотники не верят в любящих демонов. «Этот же еще и на себе испробовал всю эту чертовщину, но она была аферисткой, а я, я…» - Кайла попыталась взять себя в руки.
-Да, наверное, именно так, - спокойно согласилась она, искренне полагая, что Винчестер здесь по чистой случайности. – Грохнули, значит, пару-тройку сотен левиафанов, и теперь шляемся по ночам в поисках новых приключений?
-Вовсе нет, - возразил Винчестер. – Почему ты не с остальными?
-Не хочу.
-Не помочь? – Сэм видел, как она пытается что-то разобрать, но пока безуспешно.
-Да нет, - она невесело усмехнулась.
Кайла что-то спрашивала про жизнь, и Сэм старался отвечать честно, уклоняясь, недоговаривая, но все же не говоря лжи. Она внимательно слушала и качала головой, слыша о том, что она считала неприемлемым, - слишком часто.
«Честный демон – абсурд, - подумал Сэм. – Я общаюсь с чистейшим абсурдом во плоти».
-За что ты попала в ад? – вопрос слетел с языка раньше, чем он успел подумать.
Запрос явно застал Кайлу врасплох, и она долго собиралась с мыслями. Конечно, она помнила – может пройти еще тысяча лет, а память об этом моменте будет с ней всегда.
Однажды она пообещала себе, что расскажет об этом только в самом крайнем случае.
Ночные откровения с улыбчивым охотником на развалинах орегонского городка не могли называться крайним случаем, но Кайла все же заговорила:
-Мы… мы продались за победу в войне, но нам никто не говорил, что через десять лет сделка обернется вот таким кошмаром. Семьдесят семь душ, как сейчас помню. Где остальные, я уж и не знаю, а мы с Демианом все ошиваемся около людей, как неприкаянные.
-А он твой брат?
Она лишь кивнула, думая о том, какой глупой она, должно быть, кажется. И была не права.
Сэм удивленно смотрел на нее, не зная, что сказать.
-Я бы и еще раз заложила душу за победу в войне, если бы понадобилось, - задумчиво-мечтательно сказала она, глядя в черное небо. – только у меня лимит исчерпан. А жаль, знаешь, очень жаль.
Кайла рассмеялась.
Такая могла бы быть судьей, и тогда суд стал бы честным и безоговорочно верным. Но самой первой, как уже было известно, она осудила себя, рванув в самое сердце войны именно в тот момент, когда она только начала обретать счастье.
-Странно, да? – теперь она упрямо взглянула в глаза Сэму, и он почувствовал, что его будто прочитали одним взглядом. Впрочем, от нее можно было ожидать чего угодно. – Все равно не сегодня-завтра убьют.
Она спокойно пожала плечами. Ей было плевать на ангелов, демонов, левиафанов… Да, может быть, эти люди и зажгли на секунду свет в душе, постоянно балансирующей на грани зла и добра, но это ничего не значило для Кайлы. «Твари долго не живут. Вот, ничего на завтра и не откладываю. Он, по счастливой случайности, пришел, а я большего и не просила», - заключила она про себя.
-Не убьют, - возразил Сэм.
-Ведешь себя так, будто что-то знаешь, - протянула Кайла, а он усмехнулся. – Так, стоп, я не поняла…
Винчестер попытался сделать вид, что все это было лишь шуткой, но получалось плохо.
-Я сморозил глупость, не обращай внимания.
-Кто были все эти люди? Какого черта они тогда на нас так косились?!
-Успокойся, пожалуйста.
Назойливо зазвонил телефон, спасая Сэма.
-Да, слушаю… Ну, какой кошмар, Вернон, видно, не справитесь уж без меня, - девушка расстроенно язвила. – Ладно, буду, десять минут.
-Уже вызывают?
-Да, вот же придурки. Мне бы идти уже.
Сэм пытался запомнить ее как можно лучше. Он подозревал о том, что он может и не запомнить всего, что произошло за последнее время, но все равно пытался. Надеялся на то, что при следующей встрече где-то в сердце отзовется несуществующее воспоминание о ней.
-Увидимся в следующей жизни, - Кайла снова невесело усмехнулась. Кому, как не ей, знать, что жизнь всего одна – на Земле ли, в аду или чистилище, но одна.
-Может, и не в следующей?
Знать, но все равно переспросить – одна из закоренелых привычек Сэма Винчестера.
-Может, может быть…
Девушка буквально растворилась в воздухе вместе со своим непочиненным револьвером, а Сэм лишь с удивлением созерцал пустоту перед собой.
Эфемерность – это слово бы определенно подошло Кайле. Демоны бывают расчетливыми, с привычкой появляться снова и снова, никогда не забывающие брать долги с тех, кому они однажды помогали, а она совсем другая.
Только что была здесь – и исчезла. Мотивы ее поведения невероятно сложны даже для такого аналитика, как Сэм, а эмоции слишком далеки от человеческого понимания.
«Мне еще нужно будет доказать себе, что все это вообще произошло», - отвлеченно думает он.
Но Кайла появляется снова.
На том же месте, с которого исчезла. Со снежинками на волосах, принесенными с каких-то других земель, еще более улыбчивая и необъяснимая.
-С Рождеством, Сэм.
Она буквально срывает с его губ поцелуй – трофейный, по-другому не назовешь. И явно не прощальный, только таким образом у Кайлы получается заявить о том, что это обещание увидеться снова.
Кайла снова испаряется. Сэм знает, что долго не увидит ее, но всему свое время.
Нечего торопиться. Впереди свободная и относительно счастливая жизнь. «Моменты абсолютного спокойствия и комфорта невероятно редки, но на то мы и охотники, не правда ли?» - думает Сэм, торопливо спускаясь с руин, все еще отказываясь верить в происходящее.
Он торопится домой, все думая о том, что они забыли, что сегодня праздник.
Бесчисленное количество дорог и перекрестков, мотель, второй этаж… А сердце все еще колотится, как загнанное.
-Из кого это снова вьют веревки, Винчестер? – притворно участливо вопрошает голос.
-Я бы послал тебя к черту, но…
-Вот именно.
В ожидании завтрашнего дня ему все же удается уснуть, со своей сотней вопросов и предположений.
«У Энжи и Мэри – мы из будущего, сорок второй со всей его суматохой. У нас – дела, левиафанов никто не отменял. Все дороги однажды расходятся».

-Черт подери, зачем все это? – слышит сквозь пелену сна знакомый голос старшая Винчестер.
-В чем дело, Дэн?
Она не торопится просыпаться. При желании можно общаться и во сне.
У полуангелов сложная система – соотношение благодати и человеческой души. Баланс.
После первого и неудачного нападения на «Рычаг» этот самый баланс был невероятно хорошим, и она не испытывала никаких затруднений при общении с ангелом.
-Я тебя разбудил? Прости, я не хотел ничего говорить, - голос звучит виновато.
-Все равно не отстану, пока не расскажешь, - Мэри понимает, что причин для беспокойства нет, Дэн не кажется напуганным или яростным.
-У нас все хорошо. Война идет, но заканчивается.
-В чем тогда проблема?
-А у нас Руттерфорд и Джордан женаты. Четвертый час одни только крики, и в этот же момент мы пытаемся вести перепись.
Мэри понимает, что не может адекватно ответить. Ситуация не из лучших – несколько лет обещают убить друг друга, возвращаются в мир после большого переворота и тут такое.
Она знала, что все, кто выбил себе разрешение на присутствие в Бивертоне во время взрывов, помнили истинное прошлое, а потом возвращались в реальность, где все эти годы не было левиафанов. Там могло быть все, что угодно, и брачный союз между врагами был еще не самой страшной напастью.
Тем не менее ее просто распирало от смеха.
-Смотрите, как бы не прибили друг друга еще.
-Конечно, - Дэн останавливается, пытаясь вспомнить, что он хотел сказать. – Нам выдали досье на всех, кто был в сорок втором во время взрыва, и еще на ваших отцов.
-И что там? – ей вдруг на секунду кажется, что все может быть невероятно плохо.
-У вас почти все то же самое, что и было. У нас служба, у Энжелы учеба. И война, к тому же, в разы менее масштабная и жестокая, и вторую армию скоро расформировывают.
Мэри облегченно вздыхает.
-Так вот, - продолжает Дэн. – С вашими отцами ситуации сложнее, история невероятно сложная, но не хуже той, что уже была. Основные моменты, те, что не связаны с левиафанами, не изменились. Кстати, они уже пришли на место, где мы ждем вас, и постоянно что-то кому-то выговаривают, - он усмехнулся.
-Отлично. Спасибо, Дэн.
-Слушай, Мэри… - ангел собирался с мыслями, - это плохо, если уголки страниц срезаны?
-Не поняла… - до нее медленно начало доходить, и она была удивленная внимательностью обычно очень рассеянного Дэна. – Кто эти досье-то выдавал всем, кто вернулся?
-Гаменик выдавала.
-Вот зараза, - Мэри пытается понять, что на тех страницах, которые непонятно зачем забрала с собой сослуживица. Может, что-то чересчур важное было указано на них, и она решила пока подержать их у себя, и срезала края с номерами страниц, чтобы никто не заметил пропажи? – Ладно, потом узнаю.
-Зовите, как соберетесь домой.
Голос пропадает, и Мэри просыпается.
«Как бы тонок ни был луч света, он обязательно будет светить тебе прямо в глаз», - подумала она и устало накрыла глаза ладонью. До этого, пока было, что делать, хотелось работать на износ, и находились даже силы бежать, когда ноги не держали. Теперь же, когда все кончилось, хотелось стать амебой.
Она кинула взгляд на кровать, стоящую у стены напротив. Энжела спала, мертвой хваткой вцепившись в изголовье. Ее сестра не знала, что может сниться человеку, только что пережившему такое событие. Ей самой вот, например, сегодня снился ковыль на склоне.
Впрочем, Мэри Винчестер никогда не обладала склонностью к рефлексии и самоанализу, в отличие от сестры.

-Солнце с утра восходит…
-Дин, помолчи, - попросил Сэм, пытаясь еще сильнее вжаться лицом в подушку.
-Сходил вчера, куда тебе надо? – продолжает подтрунивать Дин, бодрой походкой направляясь в ванную.
-Сходил, - соглашается младший Винчестер, с неохотой открывая правый глаз. Было слишком светло после нескольких дней непроглядного мрака.
-И как оно?
Сэм пожал плечами, не обращая внимания на то, что Дин все равно его не удивит.
Когда шум воды прекратился, и скрипнула дверь, Сэм сказал:
-А теперь посмотри на календарь.
Проходит несколько мгновений, а может быть, и минут.
-Очешуеть… - Дин смеется, отказываясь верить. – Сэм, как мы могли не обратить внимания?
-Запросто. Слишком много всего произошло.
-Ну, тогда с Рождеством.
-И тебя, - Сэм еще удивлялся всей абсурдности ситуации.
-Что-то оставалось, до того, как мы свалили в последний раз, нужно бы что-нибудь приготовить, - старший Винчестер уже вихрем носится по номеру, от спального помещения до кухни.
Время идет медленно, и даже не замечается то, что уже полдень.
-Знаешь, а это так странно, что они уезжают сегодня, - отвлеченно протянул Сэм.
-А примерно через десять лет встретимся, и насовсем уже.
Дин усмехнулся. После каждого удачного балансирования на самом краю, на пределе опасности, его целиком и полностью охватывали невероятный оптимизм и желание жить.
Они не заметили, как тихонько скрипнула дверь.
-Привет всем, - они улыбаются, не наигранно, не натянуто, по-настоящему. В последнее время каждой из них редко выдавалось что-то хорошее, но сейчас они были по-настоящему счастливы.
-С праздником, - Сэм обнимает и легко взъерошивает волосы на голове сначала одной, а потом и другой девушки, пока Дин недовольно шипит, когда масло в очередной раз брызгает прямо ему на руку со сковороды.
Мэри все еще ошарашенно смотрит на все вокруг:
-А я-то думаю, почему мне казалось, что я что-то забыла…
Комната сразу же наполняется смехом.
Много времени проходит за праздничным обедом, и они говорят обо всем на свете, все пытаясь запомнить друг друга как можно лучше.
Мэри уже знает, что их отцы не должны помнить о «битве за Орегон», так она и сказала Энжеле. Впрочем, младшая Винчестер считает это расклад правильным. Незачем заранее знать свою судьбу, так можно и оступиться.
-Доучишься? – серьезно спрашивает Сэм у дочери.
-Обязательно, - она улыбается, думая о том, что же там, впереди.
-А мы тут что-то с Дэном подумали, и решили… - начинает старшая Винчестер.
-Боюсь слушать, - Дин рассмеялся, на самом деле не зная, что же в этот раз может сказать Мэри.
-…что пора уже вниз и с фронта. Домой.
Это волевое, уверенное «домой» становится последним штрихом к окончательному образу Мэри Винчестер. Она и сама не знала, как можно так измениться за рекордные сроки.
Дин и Энжела давятся чаем, а Сэм в то время одобрительно улыбается.
-Мисс, куда вы дели мою дочь? – говорит Дин, когда ему наконец удается прокашляться.
-Все, перестань, - Мэри говорит это несерьезно, отвлеченно вспоминая, что-то совсем давнее.
Хотелось спросить «А ты помнишь, как…?», но помнили только они с Энжелой.
-Мэри сказала, - Энжела вспомнила утренний разговор с сестрой, - что у нас там все в порядке.
-Вот и хорошо, - ответил Сэм.
Это было невероятно странно. И теперь, когда Сэм и Дин существовали в будущем точно так же, как в прошлом и настоящем, их дочери одновременно и торопились вернуться домой, и пытались остаться хотя бы ненадолго.

Сборы прошли спешно, когда солнце уже начало садиться, и промозглый холод начал опускаться на Бивертон.
-Минутку, - Мэри начала доставать что-то из сумки.
Фотоаппарат, делающий моментальные фото, нашелся далеко не сразу.
-Вернусь домой и покажу тебе, ты просто с ума сойдешь, - сообщила девушка своему отцу, и он не смог сдержать улыбки.
Ответ на вопрос, как ей удалось прикрутить к древнему фотоаппарату таймер, до сих пор оставался загадкой.
-Ох, черт, я выгляжу так, будто не просыхал неделю, - пробормотал Сэм, взглянув в зеркало.
-Не помню такого, - ответила Энжи.
Что бы там ни происходило, в жестоких тридцатых и не менее жестоких сороковых, они не сдавались. Не опускали руки, не заливали не отступающую горечь алкоголем, держась на принципе «главное – быть вместе». И победили, в конце концов.
Уже через несколько минут они смотрели на две фотографии, на которых они четверо такие одинаковые и разные одновременно, но, что самое главное, счастливые.

-Родственники есть? – Дин не удосужился даже поздороваться, спешно спускаясь по лестнице.
-Да, - неохотно ответил портье. – Брат в Монтане.
-Мы вернемся и тебя завезем, здесь жить нельзя, - он соврал, говоря, что придут они. Вместо них явится ангел, все уладит, сотрет память, не давая поводов мучиться и проигрывать в голове тяжелые воспоминания от прошедших битв.
В последний раз они закрывают дверь мотеля, выходя.
-Если импалу задело взрывной волной, я сойду с ума, - Дин вспоминает, что они бросили машину не слишком далеко от «Рычага».
Его заверяют, что все будет в порядке.
Идти приходится немало, но все кажется ерундой. Снова разговоры – о прошлом, о будущем. О чем угодно.
Шоссе приводит прямо к руинам главного левиафанского штаба. Черный автомобиль, стоящий неподалеку, оказывается в полном порядке.
Они выезжают, огибая еще четыре разрушенных штаба. Все они были обращены в пепел и уголь усилиями демонов. Каждый вспоминает свое, покидая это место – воспоминаний осталось достаточно.
-Кастиил?
Вскоре появляются Кас и Эбигейл. Они соглашаются выполнить просьбу и действительно доставляют чуть не сошедшего с ума молодого человека в Монтану к брату, а потом возвращаются.
-Дэн просил пожелать вам удачи, сам он прибыть не может, - говорит Кас.
-Удачи и ему, - отвечают Сэм и Дин.
Эбигейл внимательно смотрит на Дина, вспоминая времена до ее возвращения на небеса. Пережитые моменты вызывают печальную улыбку.
-Сколько еще лет? – спрашивает Дин, прекрасно зная, что она пойдет, о чем он говорит.
-Как сейчас помню, мы встретились в семнадцатом, - женщина мягко пожимает плечами. Должны пройти тысячи лет, чтобы такое могло уйти из памяти.
После пары незначительных фраз громом звучит:
-Прощаемся?
И они знают – действительно, уже пора. Все дороги расходятся, чтобы пересечься снова или уйти в разные стороны. Факт в том, что у каждого все равно будет свой путь.
-У вас там все будет просто отлично, ты только верь, - заверяет Сэм, глядя на дочь.
-А я знаю. Меня больше беспокоит то, что будет здесь, у вас, - качает головой Энжи. На глазах снова закипают слезы. Это не слезы ярости или отчаяния.
-О нас не беспокойся.
-Не могу.
-Действительно, - Сэм, улыбаясь, легко подхватывает ее на руки и кружит в воздухе. И странно – может снести голову твари одним замахом, а на вес как пушинка.
Эбигейл улыбается, глядя на них. Рядом явно не хватало беженки из ада, которую по непонятным причинам демоны называли Эсмеральдой, но даже в таком составе они были невероятно хороши. Им явно было суждено идти по одному пути.
-Теперь о птичках, - Дин не может сдержать смеха, когда остальные серьезно смотрят на них с Мэри. – Эта особа сегодня сказала мне за обедом, что она больше не будет воевать. Рекомендую запомнить. Кас?
-Поймал на слове.
А Мэри лишь смеется и пожимает плечами. Они победили, снова живы их отцы и еще тысячи людей. «Может, я уже получила все, что могла и хотела бы получить?»
-Времени совсем немного, - Кас хватается за голову. – Им там что-то нужно.
-Просто будь счастлива, Мэри.
-И ты, - в тон отвечает девушка.
-В семнадцатом году определенно буду, - он видит, как Эбигейл буквально расцветает на глазах.
-Еще увидимся, - шепчет Мэри, на прощание целуя отца в щеку.
Последнее «до встречи» повисает в воздухе, оставляя светлую надежду.
Эбигейл уходит, забирая с собой девушек, а Кас остается стоять на месте.
-Ну, что же… - он вдруг понимает, что сказать нечего.
-Через сколько мы должны найти тебя здесь? – спрашивает Дин и хмурится. Судьба ангела невероятно беспокоит его.
-Я не помню. Просто ждите, и все будет хорошо, - прохладные пальцы уже ложатся на переносицу.
Импала мчится по шоссе, Винчестеры на верном пути в Портленд и даже не подозревают о том, что произошло совсем недавно. Знание всего этого пока им ни к чему.
В это Рождество разошлись пути таких близких друг другу людей, лишь затем, чтобы потом встретиться снова.
Они говорили «увидимся» и «до встречи», и никогда – «прощай».

*Kate Rusby - The Miner's Dream Of Home
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:55 pm 
Post subject:
Reply with quote

2042
В строю дела лучше не становятся. Кто-то вечно что-то путает, теряет, забывает.
Все понимают, что идея разрешить тысяче человек присутствовать во время такого мощного искажения реальности была плохой, но теперь уже поздно.
-Эми, я тебя сменю, иди, - девушка в форме подошла, неся в руках еще одну стопку с досье на сотню людей.
-Я не пойду, пока этот придурок с остальными в штабе, - фыркнула Руттерфорд.
-А может, это все-таки судьба?
-Катрин, я тебе шею сейчас сверну!
-Поняла, молчу, - отмахнулась блондинка. – Так какого сменить?
-Смени меня, - раздался голос издалека. – Я уже не могу смотреть на этот форменный пи…
Чья-то стопка бумаг разлетелась, остальные лишь успевали подхватывать, а неаккуратный боец смотрел на две стремительно приближающиеся фигуры.
Конечно, их невозможно было не узнать.

Когда под ногами наконец появилась земля, Каса и Эбигейл с девушками уже не было.
Неподалеку виднелся военный лагерь, и именно туда они держали путь.
Стоит гробовая тишина, на них смотрят огромными, широко распахнутыми глазами.
-Ну, всем привет, - говорит Мэри, усмехаясь.
Все, кто стоял на посту в это время, бросились поздравлять их. Они помнили все: непрекращающиеся пожары, полумертвых хранителей, разрушенный Бруклинский мост. Именно они были благодарны больше всех.
-Оставь их на меня, - тихо говорит Энжи, которой сестра уже успела рассказать про какие-то махинации с ее досье. Потом она обращается к остальным. – Так вот, дело было так…
История максимально урезана, им незачем знать всех пройденных ужасов.
-Катрин, что ты сделала с документами, выданными на меня?
-О чем ты? – светловолосая девушка с наигранным удивлением хлопает ресницами. – Очень рада снова видеть тебя здесь, Винчестер.
-Я тоже, но…
-Только пришел, а Мэри уже здесь, – слышится со стороны еще один знакомый голос.
-Хамфри! – она оборачивается, чтобы поприветствовать друга, а через пять секунд на месте, где стояла Кэт, уже нет никого, и рядом тоже.
Махнув на это рукой и решив, что можно разобраться с этим и позже, Мэри вытягивает сестру из толпы, когда начинает звучать убойный вопрос:
-А это правда, что ты и одиннадцатый…
-Кстати, где он? – резко уходит с темы старшая Винчестер, пока Энжи торопливо отступает.
-Ушел с Касом, они что-то решают вместе с Алессой.
-Так, - Мэри сразу нахмурилась. – А отец и Сэм?
-В штабе с главнокомандующим, - пожал плечами кто-то.
-Где, по-вашему, ситуация хуже?
В ответ пошли неясные объяснения по поводу того, что ни одна из встреч не обещает скандалов или опасности.
-А где ангелы?
Один из бойцов указал направление, и девушки побежали так быстро, как смогли.
Вскоре послышались голоса:
-Мы уверены, что это не опасно и явно стоит того. Не о чем беспокоиться, Алесса, это верное решение.
-Тогда еще раз извините.
Ангелы явно видели их, но не обращали внимания. Кас и Дэн скорым шагом уже направлялись навстречу Мэри и Энжеле. Алесса стояла в стороне и внимательно смотрела на них, склонив голову.
Энжи остановилась, буквально прожигая ее взглядом. Алесса вызывала резкую антипатию с одних только недовольных рассказов Мэри, а после того, что произошло на последнем военном сборе, ее почему-то хотелось прибить прямо на месте.
-Тихо, - сказала Мэри Дэну, серьезно наблюдая за безмолвной схваткой.
Алесса вздохнула, явно собираясь что-то сказать.
-Брейк! – крикнула старшая Винчестер, уверенным движением, разворачивая сестру. – Всего доброго, - бросило она через плечо. Ангел кивнула и исчезла.
-Что за решение? – тут же начала донимать расспросами Энжела.
-Узнаете потом, - уклончиво ответил Кас.
-А где штаб командиров?
Ангел указал направление, еще не понимая, зачем они спрашивают.
С утра кто-то из полуангелов на полном серьезе заявил ему, что он «светится так, будто только что родился», на что Кас лишь улыбнулся и пожал плечами.
Был великий день, наверное, самое памятное в его жизни Рождество Христово, не считая самого первого.
-Поняла, спасибо, - девушки скорым шагом двинулись на северо-запад.
-Иди с ними, а я на совет, - попросил Дэна Кас.
-С возвращением, - Дэн осторожно целует Энжи в щеку, а потом обнимает Мэри, а та по старой привычке легко ударяет его кулаком в плечо.
Вся дорога проходит в попытках выпытать, что за решения они там принимали, но Дэн стойко молчит. Много сил потребовалось на то, чтобы поприсутствовать на совете, который состоялся ночью. Он пообещал молчать, пока это не скажут всем.
Вдалеке уже виднеется двухэтажное здание.
-Они наверху? – интересуется Мэри.
-Да, но у входа стража.
-А там точно ничего плохого не происходит?
-Явно нет. Они же все-таки являются причиной этого искажения реальности, если что-то с ними или с вами произойдет, это будет не то, что внутригосударственный, а мировой конфликт.
-А с каких пор ты в этом разбираешься, Дэниил?
-Не знаю, - он смеется, потому что действительно не помнит, когда начал разбираться в чем-либо человеческом.
-Тогда по карнизам? – спрашивает Энжи у сестры.
-Конечно.
-А может, вы подождете, пока они закончат?
Ответом Дэну было дружное фырканье. Мэри легко заскочила на карниз и стала подниматься выше, цепляясь за выступы на стене. Краем глаза она видела, как сестра следует за ней.
Потолки в здании не были высокими, и подняться было просто.
Через мгновение щелкнул замок на запертом изнутри окне.
Дин и Сэм знали, кто это, еще до того, как тонкая бледная рука открыла окно и в нем показалась взъерошенная копна светлых волос.
Мэри выглянула, заговорщически подмигнув, и тут же увидела недовольное лицо главнокомандующего.
-Здравствуйте…
Теперь Винчестеры успокоились. Все было в полном порядке, пока они не проснулись в ночь на Рождество и не поняли, что Мэри и Энжелы нет рядом. А вокруг были лишь какие-то бесконечные разговоры про них.
Главнокомандующий говорил много о том, что шла страшная война, и было множество битв с левиафанами. Тогда Дин сказал:
-Но их же больше не существует?
-Это было предотвращено.
Позже Норрис убеждал, что они должны знать о их настоящем прошлом, а они сидели, ничего не понимая. Именно тогда появились девушки.
-С возвращением.
-А вот и я, - выдохнула Энжи, цепляясь рукой за оконную раму.
Сэм и Дин лишь улыбались, глядя на них.
-Теперь закройте окно и слезьте… обе, - попросил главнокомандующий. – Вы разве не могли зайти, как это делают все нормальные люди?
-Это скучно, сэр, - протянула Мэри, слегка раскачиваясь. – Там еще и ваши патрульные.
-Они бы вас пустили.
-Я не ясновидящая, слава Богу, и не могу угадывать их намерения.
Еще недолго длились споры, а потом раздался короткий вскрик и звук от удара об землю.
-Черт, какая тварь посадила под окном колючие кусты? – недовольно простонала Мэри, пытаясь выпутаться из зарослей.
-Помощь нужна? – Дин и Сэм тут же бросились к окну, глядя, как Энжи спрыгнула с карниза и бросилась помогать сестре.
-Нет. Договаривайте, мы будем ждать вас в военном лагере.
Старшая Винчестер продолжала недовольно ворчать, еще сильнее запутываясь в зарослях.
-Стопроцентная ловкость! – усмехнулась Энжи.
-Очень, очень смешно…
Рядом со штабом хранителя не было, и они поспешили обратно к посту, где стояли бойцы.
-Вы не видели Дэна?
-Пять минут назад был здесь.
-Я и сейчас здесь, - прозвучало за их спинами.
Немного больше часа прошло в ожидании, и Мэри с Энжелой уже поняли, что попытки выпытать что-либо бесполезны. Бойцы точно так же ничего не знали, а Дэн и Кас упорно не желали ничего говорить, повторяя: «Узнаете завтра».
В досье о них не было особенных изменений – все практически так же, как в том мире, из которого они исчезли практически неделю назад.
-Значит, придется возвращаться в университет, я до сих пор там числюсь, - пробормотала Энжела, перелистывая очередную страницу.
Мэри лишь пожала плечами. Пропажа нескольких листов была явной, и ей не терпелось узнать, что же там, а чертовка Гаменик будто специально даже на глаза не показывалась, встав на пост у южных ворот.
-А мы, собственно, где? – Энжи оглядывала все вокруг.
-В Детройте, - ответил кто-то.
-Среди военных построек, конечно, мало что поймешь, но, по-моему, слишком чисто, - усмехнулась Мэри.
-Это ты еще в центре не была, - усмехнулся один из бойцов. – Но пока все закрыто.
-Вряд ли мы будем здесь ночевать.
-Вас не выпустят.
-Ну, это ты так думаешь, - рассмеялась Мэри.

Сэм и Дин вернулись совсем поздно, когда на Детройт уже опустился вечер.
Норрис много говорил о «довольно масштабном искажении реальности», но мало что было понятно. На самом деле, лишь одно – в этом были замешаны их дочери.
Они лишь стояли, едва заметно улыбаясь.
Что бы ни происходило там, в злополучном доме в Лоуренсе чуть больше недели назад, с этим было покончено.
А ничего не помнящим и не подозревающим Винчестерам остается лишь удивляться, когда Мэри и Энжела молча подходят и заключают их в объятия. Все происходящее чересчур абсурдно и нереально, но когда было не так?
-Все в порядке, все хорошо, - не перестанет повторять Сэм, пока Энжи судорожно вдыхает морозный воздух, осознавая, что все позади.
-Мы сошли с ума, - едва слышно говорит Дин. Последние сутки были не ахти, и ни одна новость не внесла ясности – только если девушки сами объяснят, что здесь произошло.
-Мы тоже, - еще тише отвечает Мэри, судорожно цепляясь рукой за его плечо. – Может, свалим отсюда?
Если бы не призрачная новость, которую они могли узнать только завтра, они бы уже давно были на пути в Канзас.
Постовой у ворот ответил:
-Мы перекрыли все выходы час назад и больше никого не выпускаем.
-Ну сделайте исключение, - просит Мэри, - мы все таки не кто-нибудь там, а…
-Открывай, - слышится властный голос издалека. – Это свои.
-Но это люди… почти, - слабо сопротивляется сторожевой.
-Свои – не всегда демоны.
Ворота распахиваются. В нескольких метрах от Винчестеров стоят Вернон и Демиан.
Девушки пытаются сообразить, значит ли их встреча в прошлом то, что демоны тоже их помнят, но тут же перестают заморачиваться по этому поводу.
-Завтра оглашается решение Совета, в полдень. Вы уже знаете, что они решили? – Демиан заговорщически усмехается.
-Нет, расскажи, - просит Энжела.
-Ни за что.
-Да какого черта от нас все постоянно скрывают?! – никто не успевает ее остановить, и она буквально подлетает к демону и хватает его за воротник пальто.
-Нет, ну только посмотрите, - он лишь насмешливо щурится и качает головой. – Несколько лет подряд все смотрю и думаю, что ты на нее не похожа. Ошибался, даже странно…
Энжела задумывается над его словами. Для нее удивительным было то, что всю жизнь она была полной копией отца, и всего за несколько дней жестокости войны с нечистью подняли из самой глубины души что-то незнакомое, слишком безрассудное и бунтарское. «Как началось, так и пройдет», - уверенно подумала она. Пока что ей явно не хотелось становиться похожей на кого-то кроме человека, который воспитывал ее всю жизнь.
-Бесполезно, уходим, - она отпускает Демиана, разворачивается и идет за остальными.
-Завтра в полдень будем, - обещает Дин.
Они садятся в Импалу, которая была оставлена в нескольких десятках метров от военного лагеря, и резко срываются с места.
-Кажется, помнила я что-то в Детройте, - говорит Мэри, когда они начинают подъезжать к центру города. И тут же добавляет: - Или нет…
Улицы завораживают яркими огнями, нет разрушенных зданий и вечного смога над дорогами.
-Ладно, остановимся здесь, не стоит далеко уезжать, - Дин останавливает машину около одной из гостиниц. Пока он не начинает расспросов, боясь запутаться еще сильнее.
-Здравствуйте, - с испанским акцентом говорит портье, внимательно глядя на них.
-Нам, пожалуйста, два номера, - говорит Мэри и кладет настоящие документы на стол. Остальные стоят рядом.
Человек кивает, глядя на них. Конечно, он не раз слышал эту фамилию, хоть и далек от войны и охоты. Может, они знают о том, что случится завтра? Пару часов назад звонила его сестра из Венесуэлы и говорила, что правительство ведет какие-то переговоры с руководителями армии Штатов. Он хочет спросить, но не решается.
За окном проезжают машины, отбрасывая блики на стены и потолок номера. Девушкам теперь уже непривычно видеть это, хотя прошло совсем немного времени.
-С чего бы начать… - Мэри усмехается, устало скидывая с себя куртку.
-Примерно неделю назад мне позвонили, когда я шла домой из университета, и сказали, что у вас неприятности, - говорит Энжи, решая, что историю лучше всего начать именно с этого момента.
Многое из повествования было с осторожностью вырезано, чтобы лишний раз не пугать и не огорчать.
Сэм и Дин лишь иногда удивленно усмехаются или вздыхают, все еще не в силах поверить в это. Для младшего Винчестера настоящим удивлением становится то, что на самом деле Кайла встретила его на десять с лишним лет раньше, чем он думал. Теперь уже поздно разбираться в этом – от невероятной девушки-демона, которая так часто напоминала человека больше, чем те, кто по праву назывался людьми, остались одни лишь воспоминания.
Но история продолжается. С каждой фразой лица девушек все светлей и радостней, пока наконец не звучит победное: «Через час все это взлетело на воздух».
Конечно, в это было сложно поверить, но Сэм и Дин знали – все это было сделано ради них.
-У меня тут еще было кое-что припасено, - Мэри выуживает из сумки фотографию и краем глаза замечает, что второй нет. «Или с памятью плохо, и она была одна, или руки у меня из задницы растут. Скорее второе, чем первое», - она все же решает, что это может подождать до завтра.
Винчестеры удивленно смотрят на фото. Незнакомое им место, и они тут еще не уставшие от бесконечной войны, и еще не вскружили им голову беженки из ада и с небес.
Девушки на фото счастливо улыбаются, но в улыбке видится и волнение после пережитого, и усталость.
-Это странно, - заявляет Сэм. Вот оно – последнее и самое стойкое доказательство того, что путешествие в двенадцатый год действительно было, но поверить все равно сложно.
-А я тут еще молодой, - грустно заявляет Дин. Конечно, годы уже не те – идет седьмой десяток, и хоть они все еще рука об руку с охотой и дорогой, время неумолимо напоминает о себе.
-Ты всегда молодой, - отвечает Мэри, и это звучит безапелляционно.
И уже через несколько минут они обе исчезают, пожелав спокойной ночи и попросив разбудить часов в десять и не поддаваться ни на какие уловки.
Дину и Сэму лишь остается стоять на месте в оцепенении.
-Ну и нахлебались же они за нас, - расстроенно протянул Дин, выключая свет в номере.
-Да, и я никогда не думал, что…
-Слава Богу, все обошлось.
Теперь они ожидают нового дня, зная, что после возвращения в Канзас все изменится. Все пойдет путем, далеким от прекращающейся войны.

День был невероятно долгим, и Дэн устало плелся к ближайшему дому, в котором ночевали солдаты, когда услышал голоса у одного из входов.
-Три часа назад закрылись.
-Разве вам сложно пустить еще одного человека? Хуже-то не станет.
-Но где тебя, Холлис, черти носили?
-Меня сегодня черти не носят, они охраняют западные ворота.
За стеной послышались ругательства вперемешку с остервенелым, пьяным смехом.
Дэн торопливо подошел к воротам и постучал.
-Кто там?
-Хранитель одиннадцатого подразделения. Вы можете уже ее впустить?
Протяжно скрипнула одна из створок, и девушка зашла, все еще желая охранникам пойти на все самые немыслимые адреса.
-А ты не могла пораньше вернуться? Тебя бы не пустили, если бы не я.
-Не могла, - спокойно пожала Шерон плечами, а потом неторопливо отправилась к штабу, где сейчас находилось одиннадцатое подразделения, следом за Дэном. – А тебе дали право голоса на Совете?
-Да, - ответил он и тут же остановился. – Так, а тебя-то туда кто пустил.
Она фыркнула.
-Надо, наверное, полагать, что меня туда никто не приглашал. Ты голосовал за?
-Да.
На Совете велась связь со всеми государствами мира, не считая тех, с кем связаться было невозможно, дебаты шли несколько часов, и он был сам удивлен тому, что его вообще туда пустили.
-Понятно уж, ради кого, - задорно улыбнулась Шерон. – У вас с Энжелой все в порядке?
-А это-то ты откуда знаешь?! – Дэн сразу вспомнил о том, что на том военном сборе, где Алесса и Норрис облили его грязью, как могли, никто не называл имен.
-Я же не слепая, - девушка пожала плечами. – Все, обо всем молчу, ничего не знаю, вернулась до закрытия.
Она начала стремительно удаляться, а Дэн пошел дальше, думая о том, что провести эту ночь среди людей – не лучшая затея.
-Шерон! - он вспомнил о давнем разговоре в одном из убежищ.
-Что? - крикнула она издалека.
-Что там с твоим братом?
-А он теперь не летчик, а механик. Знаешь, как с души камень после всего этого.
-Вот видишь, хоть в чем-то я не обманывал.
Издалека Дэн услышал невеселый смех.
-Тебя-то, одиннадцатый, я никогда не считала лжецом.

На южном посту было глухо – ни внезапных гостей, ни опоздавших.
Фрэнк Хамфри уже сто раз пожалел о том, что прикрыл какого-то паренька, который только по странному стечению обстоятельств не стал партизаном, и сказал, что это он сказал обычным солдатам о плане командиров и ангелов перенестись в двенадцатый год во время взрыва. За это его заставили дежурить везде, где это требовалось.
Еще и на том месте, где в обычной девятиэтажке располагалась его крохотная квартирка на окраине Атланты, теперь какая-то страховая компания, а другого дома по только что выданным сведениям у него нет. Спасало только то, что Катрин разрешила месяц другой перекантоваться у нее после того, как их расформируют.
-Я тебя сегодня совсем не видела, - мягко прозвучал знакомый голос, и парень обернулся.
-Я тебя тоже, Кэт. Может потому, что ты сегодня целый день пытаешься не попадаться на глаза своей же лучшей подруге?
-Может, и поэтому, - усмехнулась девушка. День был явно не из лучших, и уже замучила совесть, но здравый смысл подсказывал, что она поступила правильно.
-Когда ты вернешь ей все это?
-Завтра.
-Но ты и вчера говорила, что завтра, - упрямился Хамфри.
-Понимаешь, нельзя столько всего в один день. Они только вернулись, Мэри с ума сойдет.
А чужое обручальное кольцо тем временем странно холодило кожу. «Еще непонятно, что же такое собираются сообщать завтра. Разве можно все сразу, как камнем по голове?» - огорченно подумала она.
-Когда возвращается Райан?
-Через две недели. А уехал сегодня на рассвете, я как раз объяснила, что происходит. Попросил, чтобы я рассказала все ей.
-Как думаешь, что потом произойдет? – Фрэнк нахмурился, вглядываясь в темное небо вдалеке.
-Ну, говорить «нет» Винчестер точно не станет…
-Почему?
-Не станет и все, не пытайся разобраться в причинах этого, потому что я и сама не знаю. Вспомни, что было до того, как в июле начались самые ожесточенные хватки – что не перерыв, она сразу домой, а потом на всех парах в этот чертов Коннектикут. А ведь даже меня обманывала – то ее автостопщики на полпути высадили, то где-то по дороге она у знакомых остановилась. Но я-то не глупая, я знаю. А теперь у нее ни войны, ни военного контракта… Свадьба в ноябре, как раз перед днем рождения. Везучая она. Однако заслуженно – как-то полжизни все не очень было, с этой чертовой войной, а теперь все разом хорошо стало. Впрочем, как почти у всех нас.

Вместе с ярким светом в комнату ворвался поток холодного воздуха.
Дин тут же захлопнул форточку – простынут еще ненароком.
-Мэри, вставай, пожалуйста.
-Пааап, ну десять минут… - девушка недовольно вжалась лицом в подушку.
-Час назад тоже было десять минут. Опоздаем.
-Хорошо, опоздаем. Плевала я, зачем нас собирают.
-Слышала, говорили, что там будет мировая трансляция, тебе это не говорит о важности события?
-Нет, мне ничего ни о чем не говорит.
Дин прекратил попытки разбудить дочь и обратился к Энжеле:
-Энж, а давай хоть ты проснешься и поможешь мне ее поднять?
Ответом ему было невнятное мычание.
Через полчаса им все же удалось собраться и спуститься на первый этаж гостиницы, чтобы позавтракать.
Мэри недовольно ерзала на стуле, глядя на свои ноги, обутые в полусапожки на каблуке.
-Какой же все-таки дебилизм…
-Тебе идет, вообще-то, - безапелляционным тоном отрезала Энжела. – А то вечно оденется как мужик и довольна.
-Ну да, и что? – старшей Винчестер явно не хотелось вступать в спор. – Кстати, что думаешь о пропавшей фотографии?
-Не догадаются.
-Если кто-то узнает, нам головы отрежут.
-Но там же были только мы, - Энжи заговорщически подмигнула, и Мэри вдруг пробрало на смех.
Наконец пришли Дин и Сэм и принесли с собой что-то горячее и невероятно ароматное.
Конечно, этот разговор не хотелось начинать. Они были рады, что все благополучно закончилось, однако сто раз раньше повторяли, что Мэри и Энжеле стоит идти вперед и не оглядываться, что бы ни случилось.
-Несомненно, это был очень опрометчивый поступок… - Дин тяжело вздохнул.
-Но без вас была бы целая опрометчивая жизнь.
-Мэри…
-Скажи мне, что я не права. Ведете себя так, будто не знаете, насколько вы нам дороги. И будто вы бы так не поступили на нашем месте!
Дин предпочел капитулировать и лишь обнял дочь за плечи, давая понять, что больше ничего не скажет. Мэри довольно хмыкнула.
-Это было невероятно опасно, вы рисковали собой… - Сэм еще пытался воззвать к их рассудку.
-Да, мы рисковали собой. Теперь ты больше не возникаешь по этому поводу, и все будет замечательно, - умело отбивалась Энжела. – Мы хотели вернуть вас – мы это сделали, и не видим никаких причин для беспокойства.
Больше споров не было.
Через некоторое время импала уже мчалась по дорогам Детройта обратно к военному лагерю.
-Мы только к самому полудню и успеваем.
-И правильно, зачем приезжать раньше…
Люди валили толпами, и казалось, что очередь нескончаема, когда появился Дэн и перенес их к тому месту, где все собирались.
-Действительно мировая трансляция? – переспросила Мэри, глядя на толпу.
-Да.
-А что за новость-то?
Ангел тут же испарился.
-Ладно, - хмыкнул Сэм. – Все равно ждать осталось недолго.
Теперь минуты тянулись, как часы. Начинало казаться, что они действительно не зря пришли сюда.
Наконец главнокомандующий подошел к микрофону и начал долгую приветственную речь, которая медленно переходила в отчет по военным действиям.
-Решение, которое мы приняли совсем недавно, далось нам нелегко, - дрожащим голосом он начал переходить к главной теме. – Последнее согласие было получено всего несколько часов назад. Заканчивается война, и мы все чаще думаем о том, кто же принес нам победу. Что бы ни говорили, мы помним своих героев – и тех, что ныне с нами, и павших.
У Энжелы вдруг перехватило дыхание, когда она начала понимать, к чему клонит Норрис.
-И эти павшие могли бы прожить еще много лет – скажете вы. На самом же деле мы еще можем дать возможность сделать это некоторым из них. Сейчас собираются лучшие специалисты со всего света. Пока нет смысла говорить, как все это произойдет, но одно мы можем гарантировать – к началу лета откроются Врата Ада, и каждый мирный ополченец, каждая душа, что еще не успела очерниться там, будет свободна. Мы помним своих героев. Мы даем им возможность жить.
Все вокруг наполнилось шумом, и казалось, что восторженные возгласы людей долетали до небес.
Винчестеры одновременно выдохнули, наконец давая волю чувствам.
«Вернется», - с улыбкой на лице подумал Сэм. Он знал – все изменится. Наконец в жизни появится то, чего так не хватало последние два десятилетия. Все изменится, и наконец из глубины души пропадет эта щемящая тоска.
Энжи лишь всхлипнула, в очередной раз за последние сутки бросаясь отцу на шею. Она была уверена, что все изменится, и ей уже заранее хотелось наконец узнать ее, невероятно честную и красивую душой беженку из ада, стать хоть немного ближе к ней, быть похожей на нее. «Все мы будем счастливы», - совсем заторможено пронеслась мысль в голове.
Мэри украдкой смахнула с лица слезы. Однажды, еще давным-давно, мать сказала ей: «Наступит великий день, и придется сделать важный выбор. Если ты не ошибешься, то тебе не придется страдать до конца своей жизни».
Тогда семнадцатилетняя девчонка лишь качала головой и усмехалась. Теперь же Мэри знала, что Эбигейл была несказанно права.
Любовь к семье толкнула их на возвращение в прошлое, заставила рискнуть, а теперь они были вместе и счастливы. Казалось, что теперь ничто не может разлучить их.
Дин лишь покачал головой, а потом одобрительно хлопнул Сэма рукой по плечу и взъерошил волосы на голове Энжи.
-Все будет хорошо.
-Дин, все уже хорошо.
Старший Винчестер знал, что через полчаса ему стоит быть у штаба командиров. Туда с остальными идет Эбигейл.
Было бы неплохо взять с собой и Мэри. «Может, в этот раз Эби согласится уйти с нами», - подумал он с улыбкой.
Пройдет немного времени, и все они воссоединятся, снова станут несокрушимой четой Винчестеров, и ничто уже не сможет разлучить их.
В стороне стояли Дэн и Кас, безмолвно наблюдая за ними.
"Это, должно быть, начало новой эры", - внутренний голос Каса звучал намного уверенней того, что был у его весселя.
"Думаешь?" - Дэн был изумлен.
"Я видел многое, и вряд ли могу ошибиться в этом".
Пока же они лишь радовались очередной победе, а вместе в ними радовался весь мир – от экватора до полюсов.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
natik
Свидетель


Joined: May 18, 2012
Posts: 32
Location: Москва

PostPosted: Fri Jun 21, 2013 9:56 pm 
Post subject:
Reply with quote

Тени будущего
She went away and then I took a different path.
I remember the face,
But I can't recall the name,
Now I wonder how whatsername has been.


На всей возможной скорости импала мчится к Портленду.
Конечно, нужно торопиться – иногда минута может стоить кому-то жизни.
Дин лишь встряхивает головой и всего на миг закрывает глаза. Ему кажется, будто он отключился и тут же очнулся. Все было тем же самым – и дорога, и уже привычный холод, и мешающие нормально видеть все вокруг лучи зимнего солнца.
-Давай повернем, - голос Сэма заставляет его отвлечься от раздумий.
-А зачем нам ехать назад? Мы разве не торопимся?
-Я не помню ничего от въезда в город и до этого момента, - Сэм хватается за голову, мысленно указывая Люциферу совершенно немыслимый адрес. «Тут и без тебя классно», - позже добавляет он.
-Это все из-за того, что ты почти не отдыхаешь. Ты просто отрубился, - Дин продолжает возражать, но тут же встречает упрямый взгляд брата.

Бивертон снова сверкает огнями, и люди торопятся домой. Как ни крути – выходных не так много, и сейчас есть время побыть с друзьями, семьей или в желанном одиночестве.
-Что делать с мертвым городом? – спросила Эбигейл, глядя на руины и пепелища.
-Восстановить. Не думаю, что это сложно.
-Кастиил, это не растрата?
-Это справедливость.
Лишь мысленное усилие - и все начало собираться воедино. Осколки становятся цельными стеклами, а те возвращаются обратно в оконные рамы.
Через несколько минут начинает загораться свет в окнах чьих-то квартир.
Странного вида молодой человек стоит под окнами чьей-то квартиры, из окна четвертого этажа выглядывает девушка и бросает ему ключи, желая удачи сиплым ото сна голосом.
Совсем далеко шумит двигатель автобуса.
Касу это ничего не стоит, он теперь невероятно силен.
В сорок втором души убитых возвращались на Землю далеко не всегда. Увидев погибших Винчестеров в злополучное декабрьское утро, он думал, что может исправить все, но ничего не вышло. Исправил не он. Но сам Кас даже не подозревал, что может произойти такая удивительная история, когда на следующий день к нему, «отбрасывающему крылья» от безысходности и тоски ввалился разъяренный главнокомандующий: «Исчезла дочь старшего Винчестера. Просто испарилась! И везде оставила себе шикарное алиби, она сейчас и на Аляске, и в Мексике, и в Мичигане. Хранитель тоже исчез… и ее сестра».
Ангел улыбнулся, возвращаясь из воспоминаний.
-Думаю, это все. Идем, Эбигейл, нужно с ними попрощаться.
Винчестеры удивленно оглядывали окрестности.
«Какая-то хреновая идея», - подумал Дин, но все же решил промолчать.
Городок был небольшой, но живописный. Люди шли куда-то целыми толпами. Он присмотрелся, и это оказалась небольшая церквушка.
-Зачем ты туда идешь? – попытался остановить его Сэм.
-Да я не знаю. Я ненадолго.
За церквушкой был ров.
К самому краю площадки, напоминающей балкон, осторожно отступала фигура. Отступала, пока наконец не подошла к краю. Выстрел. Девушка падает за секунду до выстрела, вскользь зацепив рукой каменную кладку.
От внезапной тоски и беспокойства перехватывает дыхание. «Будто части себя вдруг лишился».
-Что такое, Дин?
-Ничего.
-Мне все кажется, что мы здесь были.
-Мы же проезжали.
-Неет, не проезжали, а именно были, - хмурится Сэм.
-Балбесы! – Бобби не перестает возмущаться. – Вашу задницу спасают ваши же дети, а вы даже догадаться не можете.
Он знает, что даже если ему предоставится возможность сказать хоть слова Винчестерам, он ни слова не скажет о визите из будущего. «Всему свое время», - устало думает он, продолжая наблюдать за ними. Уходить он не собирается, да и та самая фляжка где-то при Дине.
Машина оставлена у самого въезда. Им все кажется, что ноги ведут их сами к центральным дорогам Бивертона. Мотель на Менло-драйв совсем выглядит совсем неприметно, но почему-то сразу бросается в глаза.
-Джеффри? – девушка разговаривает по телефону, сидя на капоте автомобиля, накручивая на палец прядь волос и улыбаясь. – А ты сегодня не выйдешь в вечернюю смену? Этот ублюдок Питер уехал в Монтану и не собирается возвращаться. Ответил на пару звонков владельца мотеля, а потом отключил телефон… Да ладно тебе, его все равно бы уволили, он самый настоящий алкоголик… Нет, я сама не хочу сегодня выходить, и это не твое дело, где я вообще беру деньги.
-Лихая, - усмехается себе под нос Дин.
-Есть немного, - неожиданно отвечает ему девчонка.
Сэм смеется и вскользь бросает взгляд на мотель.
Три часа ночи. Холодно, ветер завывает нещадно.
По дороге торопливо идет девушка, все выше поднимая воротник пальто и постоянно глядя на часы.
На парковке за мотелем она торопливо говорит что-то, с непонятно откуда знакомой манерой размахивая руками.
-Семь, восемь… - бормочет она, что-то торопливо собирая, а потом поднимает взгляд. – Я бы в любом случае тебе рассказала.
В голосе слышится доверие и волнение. Она невероятно красива – темные кудрявые волосы, мягкие черты лица, яркие глаза. У нее ослепительная улыбка. Он все пытается вспомнить имя, и кто она такая, но ничего не выходит.
-Сэм! Сэм, черт подери! Ты там смерть, что ли, увидел?
-Нет, ничего, ничего. Я просто задумался, - он торопливо устремляется дальше.
Поиски в городе ничего не дают – он чист и невероятно спокоен.
Теперь все можно списать на усталость.
-Значит, мы едем в Портленд, - Дин торопливо подходит к машине, открывает дверь и садится. – Выполняем свою работу, а потом я, хорошенько напившись, ложусь спать суток этак на двое.
-Обязательно к тебе присоединюсь.
Импала снова мчится по шоссе. Рядом с ним располагается многоэтажка – какая-то корпорация.
Закрывается дверь какого-то амбара, и щелчок последнего замка звучит, как приговор. Отчего-то сильно саднит плечо.
Приходиться бить кулаками в дверь, до мяса сбивая кожу на костяшках. «Убьет ведь ее. Из-за меня», - бешено стучит в голове.
Когда дверь распахивается, уже сложно держать себя в руках. Она всхлипывает, пытается сказать что-то. Остается лишь быть рядом с ней и повторять, что все будет хорошо.
«Заработался», - думает Дин, со злостью ударяя рукой по рулю.
-Долго еще ехать? – пытается отвлечь его Сэм.
-Нет, совсем нет.
-Это хорошо…
Взрывы громыхают один за другим. Издалека слышатся лишь крики и эти громовые удары.
Она держится в стороне, все закрывая рукой глаза, будто ее нежелание видеть происходящее может что-то изменить.
Того, за кого она так беспокоится, он тоже знает, но не может вспомнить, как и ее саму.
-…там все нормально. Он даже не ранен, - собственный голос кажется странным и отчужденным.
-Это все сумасшествие. Он бы ушел. И мы, черт возьми, там его оставили.
Среди стены огня вдруг мелькнул бежевый плащ и гордо развевающийся на декабрьском ветру синий галстук, но обе фигуры, что были там, тут же исчезли.
«Этого не могло произойти. Все это бред», - пытается убедить Сэм. Теперь даже бесконечные высказывания Люцифера кажутся более предпочтительными, чем эти видения.
На обочине мелькает дорожный знак с надписью «Бивертон», наискосок перечеркнутой красной линией.
-Вот, выехали… - непонятно к кому обращается Дин.
За спиной девушки захлопнулась дверь, а она все стояла, с неуверенностью заламывая руки. Она только казалась бесстрашной.
-Ну, вот мы и познакомились окончательно.
Рассеивается неверие. «Да, конечно, это она, это не может быть обманом, я же вижу».
Дин хмурится. Он знал ее, знал, откуда она и где живет. Знал, как ее зовут.
Но удавалось вспомнить совсем немногое.
Она все стоит у дверного проема, виновато склонив голову.
Конечно, она думает, что Сэм не простит ее за побег и за неосторожно сказанные слова. Она просто не знает, что он не держит на нее зла. Просто не может.
-Ну все, хватит с нас ссор.
Девушка осторожно обнимает его, судорожно выдыхая. Все позади.
Сам он лишь хочет, чтобы она больше не сомневалась в нем, потому что он любит ее.
-Нам надо будет нарыть что-то на этот город. Уверен, какая-то чертовщина здесь есть, - Сэм напряженно смотрит на дорогу.
-Не какая-то. Мощнейшая.
После всего произошедшего невероятно страшно.
Еще одна девчонка, которую он тоже знал, невероятно похожа на кого-то. Идет теми же путями, делает те же ошибки. Главное – вовремя остановиться, а ему все кажется, что момент «вовремя» уже ею упущен.
Страх приводит под небесный купол с далекими холодными звездами, ставит на колени, заставляет нашептывать всплывшую в памяти молитву, потому что он желал для них совершенно другого будущего.
Потом приходит она. В душе ворочается сожаление – Дин разбудил ее, заставил беспокоиться, в конце концов.
Девушка все пытается понять, что произошло, но Винчестер и объяснить не может – его захлестывают эмоции. Не хочется говорить, чтобы она не переживала. «У нее самой на душе та еще чертовщина», - проносится мысль в голове.
Он знал, что никто больше его не поймет. А ее Дин будто знал жизнь, будто у них была одна душа на двоих.
Память будто каленым железом обжег образ этой самой девушки. Она посреди дороги упала на колени, полыхнула ярко-белым светом, разворачивающимся в подобие крыльев, и растворилась в воздухе, оставляя в душе невероятную боль и страх.
Он просто не мог снова потерять ее. Так же, как и не мог дать ей понять, что что-то скрывает от нее. «Поэтому я обязан довериться ей, если она попросит».
-Ты расскажи, а я пойму, - мягкий мелодичный голос успокаивает, заставляет забыть обо всем и наконец рассказать о том, что камнем лежит на душе.
Уже потом она начинает ронять слезы, все отводя глаза, пытаясь спрятать свое отчаяние.
-Ну что же ты? – Дин осторожно притягивает ее к себе и обнимает. Она совсем хрупкая, даже странно, что она в свое время могла…
Того, что она могла, старший Винчестер тоже не помнит.
Последнее воспоминание вспыхивает в памяти обоих.
Завывает ветер. Вокруг сотни людей, но они никогда не знали их. Они поздравляют с чем-то, одобрительно улыбаются.
Где-то далеко заливисто смеется молодая женщина.
-У нас и дела есть, Эсмеральда.
-Называть меня так прекрати. Мы здесь можем побыть еще пару часов, и явно ничего ужасного не произойдет, или я не права?
От этих слов почему-то в душе разливается тоска, как от расставания с тем, кого ты едва узнал.
Девушки стоят рядом, будто ожидая чего-то, как и остальные.
-Тридцать секунд, - говорит та, что немного выше, и ее слова вызывают всеобщее волнение.
Потом гремят взрывы, пока последняя многоэтажка не разлетается на осколки.
Когда в воздухе повисает тишина, обе оборачиваются.
Взволнованные, со сверкающими от внезапно навернувшихся слез глазами… наконец-то счастливые.
Винчестеры были счастливы вместе с ними, и за них, и за тех, кто стоял у них за спинами и радовался их победе.
Победе над чем? Теперь это потерялось и навсегда исчезло из памяти.
Запиликал телефон на заднем сидении.
-Сэм, дай мне мобильник, пожалуйста. Может, что-то важное.
Он протянул руку за телефоном и увидел маленький прямоугольник из плотной глянцевой бумаги.
-О, надо же, оператор сотовой связи… Интересно, очень интересно, - раздраженно бормотал Дин, пока не оторвал взгляд от экрана. – Что такое, Сэмми?
Тот молчал, ошарашенно глядя на изображение.
Вот они – те самые девушки из видений, стоят рядом с ними и улыбаются во все тридцать два зуба. «Но где же тогда была наша память, если все это действительно было?»
-Дай посмотрю, - просит Дин, продолжая рулить одной рукой и совсем редко поглядывая на дорогу.
-Держи, - Сэм дрожащей рукой протягивает Дину фотографию.
-Красивые… - усмехается он. Про себя думает: «Может, с одной из таких можно было бы прожить целую жизнь».
"Что ты и сделал, пап", - сказала бы Мэри, но ее здесь не было.
-То есть тебя не смущает факт того, что… - начинает возмущаться Сэм.
-Еще как смущает, но так просто в этом не разобраться, я думаю.
Он снова приглядывается к изображению.
-Посмотри, та, что стоит с правого края, выглядит так, будто косит под тебя, - он внимательно смотрит на лицо девушки и добавляет упавшим голосом: - Настолько, что сделала себе пластику.
-Ерунда, - отрезает Сэм. – Да и важно ли, кто на кого похож на этом свете.
"Но ведь не бывает никаких совпадений, тебе ли не знать, отец", - сказала бы Энжела.
«Хотя действительно похожа», - говорит он сам себе.
На фото все они счастливо улыбаются, но теперь они даже не помнят времени, проведенного с двумя загадочными незнакомками.
-Слушай, - Дин возвращает брату фотографию и смотрит на дорогу. До Портленда буквально несколько минут, - кинь… очень аккуратно положи в бардачок, чтобы не помялась. Может, встретим еще.
-Я надеюсь, - неожиданно сам для себя согласился Сэм.
-А чем жизнь не шутит? – хорошее расположение духа возвращалось к старшему Винчестеру.

Проходили недели, но не было ни намека на сверхъестественное в Бивертоне.
Девушек найти было нереально – людей с похожими чертами лица не выдавала ни одна база, а их имен они не знали.
Не знали Винчестеры и того, как в этот раз пошутит жизнь и при каких обстоятельствах они столкнутся с этими незнакомками.

Импала неслась дальше по дороге, и пока не существовало Мэри и Энжелы Винчестер, и пока они еще не успели стать смыслом жизни этих двух удивительных охотников. Еще много времени должно было пройти до того, как это случится.
Сэм и Дин не знали, что в двадцатых им суждено будет встретиться. Встретиться и больше никогда не расходиться.
_________________
Люблю писать стихи и фанфы.
Добрый и милый человек)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Display posts from previous:   
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести All times are GMT + 3 Hours
Goto page Previous  1, 2
Page 2 of 2

 
You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot vote in polls in this forum
Jump to:  


Powered by phpBB © 2001, 2004 phpBB Group
Forums ©


| Главная | Галерея |Сезон 1 | Сезон 2 | Сезон 3 | Видео | Музыка | Субтитры | Дневники | Бестиарий | Дин | Сэм | Джон| Бобби |
| Статьи/Интервью | Актеры | Фанфикшен | Фан-арт | Форумы | Чат | Поиск |

supernatural-family

supernatural. Дженсен Эклз

supernatural TV-Mania



Все текстовые и графические материалы размещены на данном сайте с ознакомительной целью, и принадлежат их авторам. Любое прямое использование материалов сайта (или их модификация) за пределами сайта в целях коммерции запрещены.
Supernatural and all related elements © 2007 The CW Television Network and Warner Bros. Television Production Inc. in association with Wonderland Sound and Vision. All rights reserved.
Supernatural-family © 2006-2007 Крис & Штрига


:: Powered by PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi :: localization Rus-PhpNuke.com :: MSTrenches phpbb2 style by Matt Sims :: Nuke theme by www.nukemods.com ::
Дизайн Aliura :: Создание сайта Kinzy ::