supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное
supernatural - сверхъестественное
 •  Главная  •  Медиа   •  Галерея   •  Фанфикшен   •  Профиль  •  Форумы  • 
 
Навигация
Эпизоды / Медиа
· Сезон 1
· Сезон 6
· Сезон 7-Форум
· Сезон 7-Медиа
· Фильмы
· Сезон 8 -Форум
· Сезон 8 -Медиа
· Обратная связь. Любимые герои.
· Сезон 9
· Сезон 10
· Сезон 11
· Сезон 12
· Сезон 13
О сериале
· Новости
· Джеффри Дин Морган
 Сверхъестественные твитты
· Спойлеры
· 
· 
Перекресток
· Supernatural Diaries
Творчество
· Фанфикшен
· Фан-арт
· Лит. ФЕСТ 2010-2011
· WinterFest - 2012.
 ·
Общение
· Форумы
Конвенции
· 2010
· 2011
· 2012
· 2013
· осень 2017
· 2018
Эксклюзив - Интервью
· Интервью Михаила Тихонова.
· Интервью Владимира Герасимова
Статьи/Интервью/Публикации
· 2010-2015
· 2016
Supernatural Issue
· Выпуск № 1
· Выпуск № 2
· Выпуск № 3
· Выпуск № 4
· Выпуск № 5
· Выпуск № 6
· Выпуск № 7
· Выпуск № 8
· Выпуск № 9
· Выпуск № 10
· Выпуск № 11
· Выпуск № 12
· Выпуск № 13
· Выпуск № 14
· Выпуск № 15
Ссылки
Новая серия
13.10

"Блудные сестры"

18 января 2018 года.
_______________
Цитата недели
Дин:Когда-нибудь придёт и наш черёд. И если меня прикончат, знайте - я зла не держу. Безоговорочно прощаю вас за всё дерьмо, что вы натворили.
Сэм:Кое-кто наворотил дел.
Дин:Ну... прощаю всё.
6.16. И никого не стало.
Наши Дневники































Информация

Rambler's Top100



Рейтинг@Mail.ru
Сверхъестественное в России :: View topic - То, что меня не убивает, делает меня сильнее [PG-13 Дин/Сэм]
Навигация по форумам :: Сверхъестественное в России ::
Forum FAQ :: Search :: Memberlist :: Usergroups :: Profile :: Log in to check your private messages :: Log in

То, что меня не убивает, делает меня сильнее [PG-13 Дин/Сэм]
Goto page 1, 2  Next
 
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести
View previous topic :: View next topic  
Author Message
Асцелла
Любимый Маньяк


Joined: Nov 10, 2007
Posts: 340

PostPosted: Mon Dec 24, 2007 12:25 am 
Post subject: То, что меня не убивает, делает меня сильнее [PG-13 Дин/Сэм]
Reply with quote

НАЗВАНИЕ: То, что меня не убивает, делает меня сильнее.
АВТОР: Асцелла
БЕТА: Только я сама, ну и Word помог… остро нуждаюсь в бете!
E-MAIL: eswi@mail.ru
ЖАНРЫ: angst, drama, hurt
РЕЙТИНГ: PG-13
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Жестокость, насилие, смерть персонажа. Простите, так получилось.
ОТ АВТОРА: Идеи обычно берутся ниоткуда. На этот фик, например, меня натолкнула фраза, произнесенная Дином в 3.03. Не помню дословно, но что-то насчет того, что слабое место Сэма – это Дин. Вот так вот, иногда и такой мелочи достаточно, чтобы появилась идея для фика. Очень надеюсь, что ни у кого еще такой не было, жутко не хочется плагиатничать. Приятного прочтения, надеюсь, вам понравится.
СТАТУС: Закончен



Пробуждение было бы почти обычным, если бы он не чувствовал, что спал в не очень удобной позе, и что все мышцы уже затекли от долгой неподвижности. Он открыл глаза, пытаясь заставить мозг проснуться и начать вспоминать, почему у него такое чувство, что все неправильно. Он сидел, привязанный к стулу, в небольшом, довольно холодном помещении. Окна были завешены жалюзи, из мебели, помимо стула, на котором он сидел, были еще пара стульев и пустой металлический стол. Он отметил, что в комнате была батарея, значит, она просто не была включена. Почему-то подумалось, что это нарочно, что-то вроде психологического воздействия.
Ему пока еще не было страшно, но нехорошее предчувствие уже шевелилось в душе. Он вспомнил стоянку, где он поджидал брата, вспомнил сурового мужчину в сером плаще, подошедшего к нему с вопросом:
- Винчестер?
Он едва только успел ответить «да», как в шею вонзилась игла шприца. Ему стало стыдно, что он даже не успел врезать напавшим, оказать достойный отпор, а тут же отключился. Все это было непонятно и странно. Вряд ли они были нечистью, слишком уж человеческими методами они пользовались. Он пошевелил руками, проверяя, насколько серьезно он связан, и есть ли возможность освободиться. Кто бы ни связал его, он сделал это очень профессионально, не оставляя ни малейшего шанса вырваться.
Время в ожидании тянулось издевательски медленно, и заняться ему было нечем, кроме попыток освободиться. Это не принесло ничего, кроме новой порции злости на себя и содранной на запястьях кожи. Когда он услышал звук открывающейся за спиной двери, то был даже рад, что, по крайней мере, избавится от неизвестности. Один из вошедших был тот самый хмурый мужик, что вырубил его на стоянке, второго он видел впервые в жизни. Очень высокий, спортивного сложения, с каким-то детским лицом, и совсем не подходящими ему холодными серыми глазами. Они источали злобу, граничащую с жестокостью.
- Идиот, – громко, с угрозой обратился он ко второму. – Это не он.
- Он был на стоянке, а тот, второй, уехал на машине!
Дин успел мысленно и испугаться и порадоваться. Испугаться оттого, что этим людям зачем-то нужен был Сэм, и порадоваться, что все-таки доверил брату машину, а сам остался ждать его на стоянке.
- Нужно было выяснить его имя, прежде чем тащить сюда!
- Простите, босс! Мне сказали взять того, кто будет на стоянке. Мне же даже не дали его описание.
- Ладно. Пошел вон.
Два раза повторять не требовалось, парень пулей вылетел из комнаты, радуясь про себя, что так легко отделался. Сероглазый взял стул, поставил его напротив Дина, и сел, дружелюбно улыбаясь. Дина было не обмануть этой улыбкой, даже если бы он и не находился в такой ситуации, жестокость в глазах собеседника говорила сама за себя. Он еще раз порадовался, что на его месте сейчас не находится Сэм.
- Итак, Дин Винчестер, как я понимаю?
- Да уж, не Памела Андерсон. Кто вы такие и зачем вам нужен Сэм?
- Кто мы такие тебе лучше не знать, - он приторно улыбнулся, - а вот твой брат нас сильно интересует. И ты наверняка знаешь, где он сейчас.
- И вы, наивные, полагаете, что я вам сейчас все расскажу?
Дин понимал, что подобное провокационное поведение – это лучшая проверка для похитителей. По реакции сразу можно понять, что они за люди, и чего от них ожидать. Лучшим вариантом было бы, если бы он разозлился и ударил Дина. Неуравновешенные злобные люди чаще всего означают плохую подготовку и большую вероятность совершить ошибку. Реакция сероглазого ему не понравилась.
Тот лишь улыбнулся и понимающе кивнул.
- Конечно, Дин, я и не ожидал ничего другого. Ты же не можешь просто так сдать нам брата. Просто я тебя убедительно прошу рассказать мне все по-хорошему. Я же все равно заставлю тебя говорить, так что давай обойдемся без лишних неудобств для тебя и для меня.
- Черт, да зачем он вам нужен?! Вы его с кем-то путаете. Выкуп вам за него не получить, да и…
Сероглазый наигранно засмеялся.
- Дин, Дин, ты, наверное, считаешь, что мы – шайка дешевых ворюг?
- Ну, ваши методы, во всяком случае, не впечатляют.
- Это Отис, он новенький, - в голосе его впервые послышалось недовольство. – Рвения много, мозгов мало.
- Это, как я погляжу, ваша отличительная черта, - не удержался Дин.
- Послушай, Дин, я понимаю, ты сейчас не склонен нам доверять, но мы хотели лишь побеседовать с твоим братом. Мы не причиним ему вреда. И для всех будет лучше, если ты поможешь нам его найти.
- Поищите на Багамах. Третий шезлонг справа.
- Значит, будешь продолжать юморить? – сероглазый поднялся со стула с видом неискреннего сожаления. – Жаль, могли бы и по хорошему договориться.
Он достал мобильный телефон, набрал номер.
- Отис, жду тебя через две минуты, - коротко скомандовал он.
Отис примчался менее чем через минуту, неся какой-то громоздкий прибор, напоминающий аккумулятор автомобиля, только с большим количеством кнопочек и проводов, и мобильный телефон Дина.
Дин отчаянно старался не думать о назначении непонятного прибора.
- Эдвин, вот его мобильник, - он протянул трубку Дина сероглазому. – Я его выключил, сразу, как только вырубил этого, – он кивнул в сторону Дина.
- Готов поспорить, Дин, что Сэмми числится в твоей телефонной книге. Думаю, мне стоит ему позвонить.
- Для тебя он Сэм! И если вы хоть пальцем его тронете, я убью вас!!
- Ну конечно, обязательно, - равнодушно кивнул Эдвин. – Отис, что ты стоишь? Подключай его к аппарату.
Отис засуетился, протягивая проводки от прибора к руке Дина. Он ловко закрепил три из них на коже, один около запястья, каждый последующий на несколько сантиметров выше. Дин почувствовал первое дыхание подступающего страха.
- Это очень хитрый приборчик, - Эдвин наклонился к нему, с энтузиазмом рассказывая. – Воздействие электрического тока прямо на нервные окончания. Предупреждаю тебя один единственный раз. Долго этого никто не может вынести, так что будь хорошим мальчиком и позвони сам своему брату.
В горле пересохло от страха того, что они с ним сделают, но он, как обычно, издевательски ухмыльнулся.
- Конечно, а заодно тебе еще и пиццу закажу.
Эдвин действительно был не из тех, кто предупреждает дважды. Все с тем же благодушным выражением лица, он нажал какие-то кнопки на приборе.
Дин морально готовил себя к этому, но к такой боли он был не готов. Он закричал, не в силах даже сдерживать себя, и молясь только о том, чтобы это скорее прекратилось. Если бы с руки живьем сдирали кожу и дробили молотком кости, это и то не было бы так больно. Когда Эдвин выключил, наконец, прибор, Дин прикусил губу, только бы заставить себя больше не кричать. Он тяжело дышал и пытался унять дрожь в теле, но по руке еще продолжали прокатываться волны, выворачивающие все нервы наизнанку.
- Сука!!! – прохрипел Дин, не в состоянии произнести что-нибудь более связное.
Эдвин, не обращая на него никакого внимания, набирал номер. После первого же звонка ответил взволнованный голос Сэма.
- Дин, ну наконец-то! Где тебя носит? Я уже испереживался весь!
-Да, у тебя есть повод для волнения, - вкрадчиво заметил Эдвин.
- Кто это? Где Дин?!
- Слушай внимательно, Сэм. Твой брат у нас. И его физическое состояние будет зависеть только от твоей расторопности. Будь ровно через час у старого склада на Верджил стрит. Сообщишь кому-нибудь – твой брат умрет, попытаешься обмануть нас – он умрет, опоздаешь – он умрет. Надеюсь, я ясно выразился?
- Где Дин?! С ним все в порядке? Я должен убедиться, что он жив!
- Хорошо. – Эдвин поднес трубку Дину. – Поздоровайся со своим братом.
Дин, нахмурившись, молчал. Он надеялся, что если Сэм не услышит его, то, может, не поверит, что его схватили. У Эдвина были свои соображения на этот счет, и он снова включил прибор.
От крика Дина у Сэма все внутри скрутилось в узел, а пальцы онемели и сами собой сжались в кулаки.
- Хватит!!! – заорал он. – Прекратите!!! Я все понял!
Эдвин все также невозмутимо прекратил пытку.
- Надеюсь, ты действительно понял. Не пытайтесь обмануть меня. Через час, Сэм, иначе твоему брату будет очень плохо.
Он отключил телефон Дина, затем на своем набрал еще один номер.
- Отис, ко мне, - рявкнул он.
Тот через пару секунд был уже в комнате, словно стоял за дверью и ждал, когда его вызовут. Эдвин посмотрел на часы.
- Поезжай на склад на Верджил стрит. Ровно в десять минут седьмого там появится Сэм Винчестер. Возьми с собой транквилизаторы и парочку охранников на всякий случай.
- Только троньте моего брата, и я убью вас!! – ярость придала Дину сил.
- Я бы на твоем месте о себе переживал, - холодно заметил Эдвин, и снова обернулся к Отису. – Он знает, что его брат у нас, так что глупостей наделать не должен. Если что, припугни его, скажи, что будет выделываться – увидит своего брата только по частям.
- Что вам от него нужно?! – Дин снова попытался вырваться, не замечая рвущей боли в руке.
- Успокойся, если бы мы хотели его убить, то, не сомневайся, уже сделали бы это. Сиди, отдыхай пока. Если он будет хорошо себя вести, ты скоро отсюда выйдешь.

***

Сэм повесил трубку и заметался вокруг машины. Первым его желанием было позвонить Бобби, попросить у него совета и помощи, но он с содроганием вспомнил, как они заставили Дина кричать. Что же такое они с ним сделали, что Дин, Дин! так кричал? И что же им нужно, раз они идут на такое? Нет, если это может хоть как-то навредить Дину, то нельзя никого вмешивать. Сэм посмотрел на часы и прикинул, сколько ему ехать до склада. Времени не было совсем, он едва успевал прибыть туда вовремя, да и в голову не приходило ничего, что он мог бы предпринять, не навредив брату. Поспешно заскочив в машину, он рванул к месту встречи, пытаясь на ходу придумать выход из столь поганой ситуации.
К складу он подъехал за пять минут до назначенного времени, но его там уже поджидали. На площадке стоял одинокий джип без номеров. Двое мужчин стояли у раскрытых дверей, третий сидел на капоте. Увидев Сэма, он неторопливо спрыгнул на землю.
Сэм остановил машину чуть поодаль, и успел разглядеть их, пока шел. Двое мужчин на заднем плане явно были охранниками. Похожие как близнецы, оружие одинаково оттопыривало куртки, и одинаковое скучающее выражение лица, за которым несложно разглядеть врожденную осторожность. Третий же явно был здесь начальником, он сразу взял инициативу в свои руки, едва Сэм приблизился к нему.
- Сэм Винчестер, я надеюсь?
- Где мой брат?! Что вы с ним сделали?!
- У тебя есть только одна возможность это узнать, - гадко ухмыльнувшись, парень положил на капот перед Сэмом шприц, наполненный прозрачной жидкостью. – Думаю, у тебя нет других вариантов.
- Что это?
- Легкое снотворное. Сделай себе укол в шею и не задавай лишних вопросов.
Сэм неуверенно взял шприц в руки, понимая, что ни выбора, ни пути назад у него нет.
- Поторапливайся, если хочешь увидеть брата живым.
Сэм глубоко вздохнул, собрался с моральными силами и вонзил иглу себе в шею. В первый момент было больно, но неприятное ощущение быстро прошло, уступив место легкости и покою. Сэм отрубился очень быстро, упав на землю рядом с машиной, и никто, естественно, даже и не подумал его подхватить, чтобы помешать удариться головой.

***

Дину невольно вспомнилось, как его похитил Гордон, чтобы добраться до Сэма. Только вот тогда все было предельно ясно. Гордон был один, и он фанатик, одержимый, а с такими справиться проще. А кто бы ни организовал это похищение, они явно были очень хорошо подготовлены, и, судя по тому, что Дин слышал, штат их организации был довольно велик.
Значит, им зачем-то нужен Сэм. Дин понимал, что шансов, что Сэм найдет способ с ними справиться, практически нет. Они пригрозят, что убьют Дина, и Сэм сделает все, что они скажут. Как бы ему ни хотелось обратного, он понимал, что Сэм именно так и поступит, потому что он сам так и поступил бы.
Сам он пока тоже не видел возможности освободиться, и эта беспомощность выводила его из себя. Сидя в полном одиночестве посреди пустой комнаты он старался не думать о том, что эти люди сейчас делают с Сэмом. В руке все еще глухо пульсировала боль, напоминая, что они не шутят, и сделают все, чтобы добиться своей цели.
Часов в комнате не было, но по его ощущениям прошло часа четыре, не меньше, когда вернулся Эдвин. Вид у него был крайне довольный, и Дин понимал, что для него это не сулит ничего хорошего.
- У меня для тебя отличные новости, Дин. Твой брат не стал рыпаться и послушно к нам присоединился, – он отодвинул жалюзи на одном из окон. Как оказалось, оно выходило не на улицу, а в соседнее помещение. Там, также привязанный к стулу, сидел Сэм, и делал в точности то, что и Дин несколько часов назад – пытался освободиться от веревок.
- Сэм!!! – заорал Дин.
- Не надрывайся, - остановил его Эдвин. – Он тебя не слышит. И не видит. И давай сразу обойдемся без пустых угроз. Ты убьешь меня и всю мою семью медленной и мучительной смертью, если я трону его. Не трать напрасно кислород и мое время. Итак, нам известно про способности Сэма, и мы успели узнать от него все, что нам нужно о них знать. Но поскольку я вам обоим нисколько не доверяю, то хочу услышать твою версию. Очень надеюсь, что они совпадут.
Вот теперь Дин по настоящему испугался. Похоже, способности Сэма уже стали всеобщим достоянием.
- Я не понимаю, о чем вы. У Сэма нет никаких способностей.
Эдвин наклонился к нему и произнес тихо, угрожающе.
- Я предупреждаю, Дин, один единственный раз, надеюсь, ты помнишь об этом. Если ты сейчас же не начнешь мне все рассказывать, я пойду к твоему брату, подключу к нему мой чудный приборчик и заставлю тебя слушать, как он кричит.
- Ах ты, мразь! Только тронь его!!
- Так что если ты еще раз попробуешь не ответить на мой вопрос, или соврать мне, я второй раз предупреждать не буду. Понятно?
- Да, я все понял! – в бессильной злобе заорал Дин. – Я все скажу, только не трогай его!
- Это будет зависеть только от тебя. Итак, какие у него есть способности?
- У него бывают видения. Он видит будущее.
- Как это происходит?
- Я не знаю! Он не может их контролировать. Они спонтанные, просто время от времени он видит то, что должно произойти.
- И это будущее совершенное?
- Что?
- Он видит будущее таким, какое оно и будет, или его можно исправить?
- Можно исправить. Это как предупреждения. Но вам от этого никакого толку, я же говорю, он их не контролирует.
- Понятно. Что еще он может?
Дин задумался, вспомнив, как Сэму удалось передвинуть шкаф силой мысли. Он засомневался, стоит ли рассказывать об этом. Если Сэм и рассказал им все, то, возможно, он умолчал об этом случае.
Эдвин молча поднялся и пошел к выходу.
- Нет, нет, стой!! Однажды Сэму удалось передвинуть шкаф, не дотрагиваясь до него.
Эта информация явно вызвала интерес у Эдвина. Он остановился на пороге, выжидательно посмотрел на Дина.
- Но это было только один раз, больше ему ничего подобного никогда не удавалось. Он увидел в видении, что меня убили, и, наверное, из-за очень сильных эмоций ему это удалось. Это была случайность, он не умеет этого делать.
- Не бывает ничего случайного, - улыбнулся Эдвин. – Это все, что Сэм может, или ты хочешь еще о чем-нибудь умолчать?
- Это все. Правда, это все!
- Ради здоровья твоего брата, надеюсь, ты мне не соврал.

***

За то время, что Сэм сидел в одиночестве, он успел удостовериться, что ситуация еще хуже, чем казалось. Уже одно то, как ловко их с Дином схватили, свидетельствовало о высоком профессионализме похитителей. И то, что его так надолго оставили одного без охраны, говорило о том, что они и не сомневаются: сбежать он не сможет.
Его также не обманул наигранно дружелюбный вид Эдвина, когда тот с самым приветливым выражением лица расположился на стуле напротив.
- Ну здравствуй, Сэм.
- Где мой брат?
- Господи, ну какие вы все-таки одинаковые! Дин в порядке, он в соседнем помещении. Собственно, он-то нам и не нужен. Но ведь иначе ты не согласишься с нами сотрудничать.
- Вам нужно мое сотрудничество? – Сэм опешил. – Да кто вы такие?
- Все, что тебе нужно знать – это то, что наша организация занимается изучением людей с необычными способностями, вроде твоих.
- Способностями? Вы, наверное, шутите?
- Сэм, давай я сразу тебе все поясню, и мы прекратим эти дурацкие игры. Я знаю о твоих видениях. Знаю, что ты видишь будущее, знаю, что тебе удалось однажды передвинуть предмет силой мысли. Твой брат все нам рассказал.
- Дин?!
- У тебя что, есть другой брат? Да, Дин нам все о тебе рассказал. Так что даже и не пытайся врать мне.
- Тогда я не понимаю, что вам от меня надо? Вы должны знать, что я не контролирую свои видения!
- Всему можно научиться. Это как в спорте – чем больше тренируешься, тем лучше результат.
- Я не буду этого делать!
- Сэм, пойми, - мягко сказал Эдвин. – Твое мнение никто и не спрашивает. Ты будешь с нами сотрудничать, и будешь делать все, что мы скажем, потому что у нас твой брат. И, надеюсь, мне нет нужды говорить тебе, что мы с ним сделаем, если ты будешь артачиться.
Сэм в бессильной злобе сжал кулаки. Ему было нечего ответить.
- До вечера у тебя будет время подумать. – Эдвин встал и направился к выходу. – Только запомни, мы все равно добиваемся своего. Так или иначе.

***

Эдвин протянул генералу папку с документами.
- Здесь предварительный отчет, сэр.
Генерал, слегка седеющий мужчина среднего возраста, бегло пробежался глазами по отпечатанным листам.
- Понятно. А теперь коротко и своими словами.
- Новый объект, предположительно экстрасенс, Сэмюель Винчестер, оказался настоящим подарком. Нам повезло, что мы взяли обоих братьев. Старший подтвердил информацию о видениях Сэма. Кроме того, был единичный случай телекинеза. – Эдвин был так доволен, что даже не мог скрыть этого в голосе. – Сэр, это самый большой потенциал, с которым мы начинали работать.
- Умерьте свой энтузиазм, Эдвин. Здесь указано, что видения он не контролирует.
- Да, сэр, пока это так, но дайте мне время, уверен, я смогу добиться от него результатов.
- Сколько времени тебе нужно?
- Пару недель на исследования, а затем точно сказать сложно. Возможно, несколько месяцев.
- Я даю тебе неделю на исследования и месяц на все остальное. И, Эдвин, после этого времени я не приму никаких отговорок, мне нужен результат.
- Сэр, - осторожно спросил Эдвин, - я ограничен в методах?
- На нас уже давят сверху. Мы должны предоставить им доказательства целесообразности нашего существования. Так что считай, что я глух и слеп, действуй по своему усмотрению.
- Я все понял, сэр. А что делать со старшим братом?
- Я же сказал, действуй по своему усмотрению. Мне важен результат.

***

Сэм устал от сидения в одной позе. Кровь не циркулировала, руки ныли в плечевых суставах. Хотелось встать и размяться, а еще лучше – надавать кому-нибудь по роже. К тому времени, как вернулся Эдвин, злость успела перерасти в отчаяние, отчаяние – в усталость, усталость – снова в злость.
- Сейчас, Сэм мы приступаем к тестам. Хотим понять, что и насколько ты умеешь, – без предисловия начал Эдвин. – Нам нужно, чтобы ты сотрудничал с нами и не сопротивлялся. Ответ «нет» не принимается.
- У меня есть условие.
- Ты не в том положении, чтобы ставить условия.
Сэм молчал, плотно сжав губы. Лицо его выражало твердую решимость.
- Ладно, какое условие?
- Вы отпустите Дина. Тогда я буду делать все, что вы скажете.
Эдвин на секунду задумался.
- Нет, исключено. Стоит нам его отпустить, и ты заартачишься. Ты не будешь делать то, что мы тебе скажем, если нам нечем будет надавить, - невозмутимо выдал он.
- Вы от меня ничего не добьетесь, если не отпустите его, - Сэм надеялся, что голос его звучит твердо и уверенно, и в нем не слышится то отчаяние, которое он сейчас испытывал.
- Ты, кажется, забыл, что если мы захотим чего-то добиться, то причиним боль не тебе, а ему.
- Я сказал нет. Что бы вы ни делали, я буду сотрудничать, только если вы отпустите его. – Сэм мысленно взмолился, чтобы они поверили в его блеф.
Эдвин усмехнулся.
- Отчаянная семейка. Ладно, возможно, ты прав. Теперь твой брат нам не особо и нужен. Мы отпустим его.
Сэм замер, боясь поверить в то, что удалось так легко.
- Но ты должен понимать, Сэм, что мы всегда сможем снова найти его, если вдруг твое поведение нам не понравится. И тогда мы привезем тебе какую-нибудь часть его тела в качестве сувенира.
- Я понял. Мне нужны доказательства, что вы его отпустите.
- Хорошо. Через пару часов ты получишь доказательства. А сейчас я отведу тебя в лабораторию, и без глупостей, пожалуйста. Просто помни, что я тебе сказал, я не повторяю угрозы дважды.
Когда руки Сэма были отвязаны от подлокотников, ему стоило огромных усилий удержать себя и не вырубить Эдвина парой крепких ударов. Он знал, что сможет справиться с ним, но не мог так рисковать. Даже если бы ему удалось сейчас выбраться отсюда, он не знал, где искать Дина, и боялся, что только навредит ему своим неосторожным поведением.
- Руки за спину, - скомандовал Эдвин. – Я не настолько тебе доверяю.
Сэм не успел размять затекшие мышцы, на запястьях защелкнулись наручники. Эдвин вывел его в коридор, где их поджидали двое охранников, с подозрением покосившихся на Сэма, словно на опасное животное.
- Отведите его в лабораторию, пусть начинают, я скоро буду, обратился он к охранникам, затем повернулся к Сэму. – Я отпущу твоего брата, скоро ты получишь доказательства.

***

Когда Эдвин вошел в помещение, Дин едва сдержался, чтобы снова не начать спрашивать, где Сэм и что они с ним сделали. Он понимал, что на этот вопрос ему все равно не ответят.
Увидев шприц в руках Эдвина, он напрягся.
- Что это?
- То же самое, что привело тебя сюда. Твой брат только что купил тебе билет на свободу.
- Что вы с ним сделали?!
Эдвин молча приблизился к нему, уверенным движением снял колпачок со шприца, постучал по нему, выгоняя воздух.
- Нет! – Дин отчаянно пытался вырваться. – Тронете Сэма, и я убью вас! Найду и убью вас всех!
- Да, да, уже слышал, - равнодушно ответил Эдвин, делая укол.

Открыв глаза, Дин первым делом попытался вспомнить, почему он спит в машине. Голова была на удивление легкой и ясной, значит, он точно не пил. В следующее мгновение память вернулась оглушающе внезапно, когда он увидел коротенькую записку, прикрепленную к рулю: "Даже не пытайся разыскивать его". Он в ужасе огляделся по сторонам, словно надеялся, что Сэм может быть где-то поблизости. Но он был абсолютно один, возле того самого заброшенного склада, где похитители назначили встречу Сэму. Стараясь не поддаваться панике, он набрал номер Сэма. Абонент недоступен.
Он едва не подпрыгнул от неожиданности, когда телефон зазвонил у него в руке. Номер не определился, но он поспешно ответил на звонок.
В трубке раздался взволнованный голос Сэма.
- Дин?!
- Сэм? О, боже, Сэм, ты где?!
- Дин, они дали мне позвонить тебе, чтобы убедиться, что с тобой все в порядке. Они тебя отпустили?
- Да, меня отпустили. Сэм, ты знаешь, где ты? Прости, я рассказал им про твои способности!
- Дин, успокойся. Я... я не знаю, где меня держат. Ты прости, я в Импале такой беспорядок оставил, особенно в бардачке.
- Что?! - Дину показалось, что он ослышался. - К черту Импалу! Сэм, я тебя вытащу оттуда, слышишь, я тебя найду!
В трубке послышался какой-то шум, голоса на заднем плане.
- Сэм!!
- Думаю, достаточно, - произнес в трубку Эдвин. - Дин, ты меня, кажется, неясно понял. Уверен, твоя рука все еще чертовски болит. Не пытайся разыскивать брата, или вам обоим не поздоровится.
Дин еще несколько секунд сидел неподвижно, изо всех сил сжимая трубку и слушая короткие гудки.
Сначала ФБР, теперь какая-то жуткая организация. Ну почему все не могут просто оставить их в покое? Как тяжело каждый день спасать мир, зная, что вместо спасибо получишь или дубинкой по башке или шприц в шею.
Выйдя из ступора, Дин сообразил, что ему срочно нужна помощь в поисках Сэма. Первым делом он позвонил Бобби.
- Привет, Дин, - ответил немного хриплый, видимо спросонья, голос Сингера.
- Бобби, у нас проблемы, - с ходу затараторил Дин. - Какая-то организация заинтересовалась способностями Сэма. Они похитили его!
На изложение полной версии произошедшего ушло не больше пары минут, но Дину казалось, что время предательски убегает с утроенной скоростью. Больше всего на свете он боялся сейчас, что не успеет найти Сэма вовремя.
- Он успел только сказать, что не знает, где его держат. - закончил Дин. - Думаю, его привезли туда так же, как и меня.
- Он что-нибудь еще сказал?
- Нет, только извинился за Импалу... черт! - Дина осенило, он рванулся к бардачку, стал судорожно рыться в куче сваленных там дорожных карт, старых кассет и прочего хлама.
- Дин, что?
Найдя то, что нужно, Дин расплылся в улыбке.
- Молодчина, Сэмми!
- Дин, да в чем дело-то?!
- Бобби, думаю, он установил маячок! Здесь лежит пеленгатор!

***

Коридоры, коридоры, одинаковые, с холодными белыми стенами, отражающими и без того режущий глаз яркий свет. А еще безликие лифты с кнопками без цифр. Все здесь было холодным и безликим, даже люди. Им было наплевать на Сэма, на то, что он чувствует, на то, что с ним будет. Они просто выполняли свою работу, послушные и равнодушные ко всему, словно роботы. Они подключили Сэма к детектору лжи и засыпали его тысячей вопросов. Он знал, что этот прибор ему не обмануть, и старался как можно меньше врать, а по возможности просто говорить не всю правду. Вопросы сыпались один за другим, раздражая, выматывая.
- Когда было первое видение?
- Почти два года назад.
- О чем оно было?
- Я увидел, как погибнет моя девушка.
- Она действительно погибла?
- Да.
- Когда и как она погибла?
- Примерно через неделю. В доме был пожар.
- Именно так и было в видении?
- Это было не совсем видение, скорее сон.
- Сон? А когда начались видения, поподробнее?
- Сначала я видел события только во сне, потом видения стали приходить, когда я не спал.
- Значит, они стали сильнее.
- Не знаю!
- Что было в других видениях?
- Всегда по-разному. Чаще всего я вижу, как кто-то погибает.
- Тебе удавалось исправить будущее, спасти человека, который должен был погибнуть?
- Да, обычно удавалось.
- Почему ты не увидел смерть отца? Он погиб в больнице, в нескольких шагах от тебя.
- Пошли к черту!!!
- Почему ты ездишь с братом по стране, спасаешь людей, почему бросил учебу в университете?
- Мне нужно было сменить обстановку после смерти Джесс.
- Ложь. Начнем заново. Когда было первое видение?
Вопросы, вопросы, сотни, тысячи вопросов. Сменялись люди, допрашивающие его, они не уставали, не знали сочувствия. Им было наплевать, что Сэму нужен сон, отдых, еда, они просто слепо и беспрекословно выполняли свою работу. В данный момент их работой был Сэм. Они должны были измотать его до такой степени, чтобы он был уже не в состоянии врать.
Время от времени заходил Эдвин, проверить, как идут дела. Вмешаться он решился только после почти двадцати часов допроса.
- Сэм, - с приторной улыбкой он сел напротив Сэма, поставил на стол дымящуюся чашку с кофе. - Ты нам совсем не помогаешь.
- Я устал, - в голосе Сэма появились по-детски обиженные, капризные нотки.
- Чем быстрее ты нам расскажешь всю правду, тем быстрее сможешь отдохнуть. Я начинаю думать, что зря отпустил твоего брата. Это можно исправить...
- Я отвечаю на ваши дурацкие вопросы, чего вам еще надо?!!
- Сэм, я уверен, ты хочешь пить, есть, хочешь отдохнуть, - Эдвин сделал большой издевательский глоток кофе, - но ты ничего не получишь, пока не начнешь говорить правду.
Сэм молчал, насупившись, упрямо сдвинув брови.
Эдвин поднялся, с равнодушным видом кивнул на Сэма своим коллегам:
- Продолжайте.

***

- Сэр, вы уже ознакомились с отчетом?
- Да, - генерал позволил себе усмехнуться, - похоже, я был прав, что рано радоваться? Крепкий орешек оказался?
Эдвин смутился, но нашел в себе силы поспорить.
- Простите, сэр, но я считаю, что пока все идет довольно успешно. Он, конечно, очень много врет, несмотря на все наши усилия, но это не так важно. В основном это касается личных вопросов: семьи и работы. Относительно видений мы узнали достаточно.
- А телекинез?
- Похоже, действительно единичный случай. Будем пытаться развивать.
- Мы еще не знаем, откуда это у него. Если это началось два года назад, а до этого ничего подобного не было, значит, были какие-то причины.
Эдвин снова стушевался.
- Да, сэр, допрос ничего не дал, но завтра мы приступаем к лабораторным исследованиям, постараемся выяснить все, что можно.
- Что насчет его брата? Уверен, что отпустить его было правильной идеей?
- Можно сказать, что мы просто ослабили поводок, но мы следим за ним, так проще. Держать его здесь было бы нецелесообразно. Мы и так добьемся от Сэма всего, что нам нужно.
- Хорошо, держи меня в курсе любых изменений. И постарайся, чтобы не вышло как с Солбергом.

***

- Бобби, я не собираюсь больше ждать! У них Сэм, ты понимаешь?!
- Дин, я просто хочу, чтобы ты взял себя в руки. Сэму не на кого сейчас надеяться, кроме тебя, так что постарайся не подвести его по горячности. Знаешь, я слышал о чем-то подобном. Секретные правительственные организации, похищающие людей для опытов. Но все настолько секретно, что даже само правительство не всегда о них в курсе. Смекаешь, о чем я? А ты собираешься туда вломиться с мачете в руках?
- Я... нет, я... Черт, Бобби, ну нужно же что-то делать!
- Дин, они не убьют Сэма, он им нужен. А значит, у нас есть еще время разработать план.
- Время? Время?!! У меня рука до сих пор почти не работает! Эти люди не шутят! Бобби, мне даже думать страшно, что они сделают с Сэмом.
- Постарайся поменьше об этом думать. Нужно думать о том, как его вытащить оттуда. Мне не удалось даже добыть план здания, а оно, судя по всему, огромное. И мы понятия не имеем, где искать Сэма. И, кроме того, не хочется тебя расстраивать, но мы не знаем, куда Сэм прицепил маячок. Возможно, на телефон, возможно, на одежду. Так что может быть, он сейчас не при нем.
- Отлично!! И ты предлагаешь сидеть тут и придумывать план?!
- Дин, успокойся. Я просто изложил тебе все факты, чтобы ты понимал, как непросто туда попасть.
- А фальшивые удостоверения? Может, проникнуть внаглую, через парадный вход?
- У них такой уровень секретности и защиты, что будь ты хоть Джеймс Бонд, тебе туда не попасть.
- Тогда дождемся ночи и проникнем в здание.
- Дин, ты не слушаешь меня? Я же сказал, там можно блуждать неделями, а я сомневаюсь, что у нас будет столько времени.
- Подкупить кого-нибудь из работников? Или вырубить и украсть документы на допуск?
- Пока мы найдем такого человека, пройдет не один день, да и подобраться к нему, я думаю, будет не легче, чем к самой организации.
- Бобби, ты что, издеваешься?! Мы должны вытащить Сэма оттуда!
- Я знаю, Дин. Но это самая поганая ситуация, с которой я сталкивался, я не представляю, как это сделать.
Дин некоторое время молчал, обдумывая слова Бобби.
- Думаю, единственный более-менее подходящий вариант – ночью проникнуть в здание.
- Это не вариант, Дин, а самоубийство.
- Если у тебя есть варианты получше, я тебя внимательно слушаю! Потому что если нет, Бобби, то я пойду на все, только бы вытащить Сэма оттуда.
У Бобби были еще аргументы, чтобы поспорить с Дином, но одного взгляда на него ему хватило, чтобы понять, что никакие доводы не остановят его, когда брат в беде. К тому же, он с ужасом понял, что других вариантов действительно нет.
- Хорошо. Когда идем? Сегодня ночью?
- Нет, через месяц! Конечно сегодня! Мы и так уже столько времени потеряли. Только не идем, а иду. Бобби, я пойду один.
- Дин, прекрати, я тебя одного не пущу.
- Нет, Бобби, это не простая бравада. Я должен пойти один, потому что так больше шансов остаться незамеченным. Прости, но вдвоем мы более заметная мишень.
- Дин, это глупо, - в последний раз попробовал протестовать Бобби. – Ты сунешься один в это осиное гнездо, и Сэма не спасешь, и себя погубишь.
- Чуть больше оптимизма, Бобби. У нас все должно получиться. В конце концов, они просто люди.
- Ты тоже, Дин.

***

Только после полутора суток допросов, Сэму позволили, наконец, отдохнуть. Его отвели в комнату без мебели, без окон, такую маленькую, что в ней помещался только брошенный прямо на пол матрас. Света здесь тоже не было, и когда за его спиной захлопнулась дверь, он остался в полной темноте. На ощупь добравшись до угла, он опустился на матрас, подтянул колени к груди, обхватив их руками, и прислонил голову к стене. Так он сидел еще в детстве, когда приходилось оставаться дома одному, дожидаясь возвращения отца и Дина с охоты, и когда становилось особенно тоскливо.
Он чувствовал себя выжатым, как губка, а из мозга словно желе сделали. Не было сил не то, что двигаться, но даже думать ни о чем. Едва только он закрыл глаза, как тут же забылся тревожным сном.
Отдохнуть ему дали только три часа. Затем дверь бесшумно распахнулась, и яркий свет больно резанул по глазам. В дверном проеме стояли двое, уже знакомых ему, охранников.
- С вещами на выход! – тихонько звякнув, наручники упали на матрас перед Сэмом. Напомнив себе, что это – цена за освобождение брата, он беспрекословно защелкнул их на запястьях, и пошел с охранниками.
Один из них, здоровенный тип с ласковой кличкой Шакал, телосложением как у Халка Хогана и мозгами как у курицы, почему-то сразу невзлюбил Сэма. Среди остальных, и так-то не отличающихся дружелюбием, охранников, он выделялся вечно брюзгливым настроением и ненавистью ко всему белому свету. Для него стакан всегда был полупустой, а любое, происходящее в жизни событие, не к добру. Ему постоянно нужно было вымещать на ком-то свое дурное настроение, и Сэма он посчитал самой подходящей кандидатурой, нисколько не задумываясь о том, что жизнь того и так сейчас превратилась в ад.
Последней каплей в чашу ненависти к Сэму стало происшествие, показавшееся забавным всем, кроме него. Когда они конвоировали Сэма к лаборатории, он, как обычно, намеревался хорошенько подтолкнуть его в спину, для придания ускорения. Сэм проявил недюжинную реакцию, успев увернуться, и Шакал по инерции полетел вперед, ввалился в раскрытые двери лаборатории, и растянулся на полу, попутно сшибив с ног сухонького старикашку-врача. Дружный хохот всех своих коллег он расценил как личное оскорбление. Даже Сэм не удержался от улыбки, которая, впрочем, тут же померкла, натолкнувшись на взгляд Шакала, не предвещавший ничего хорошего. Тот, на удивление, ничего не сказал и не сделал Сэму, но при первой возможности приблизившись к нему, шепнул на ухо так, чтобы услышал только Сэм:
- Ты об этом еще пожалеешь.
У Сэма не было времени осмыслить угрозу, он сосредоточился на то, что с ним сейчас собирались делать. Он полагал, что они продолжат допрос, но его провели в другое помещение, напоминающее больничную палату, и нетрудно было догадаться, что выяснив от него все, что им нужно, они попытаются докопаться до биологической сути его способностей.
На осмотре врача он был только пару раз в школе, но это была банальная проверка зрения, слуха, работы легких, сердца. Он не представлял, что можно целые сутки изучать человека вдоль и поперек. Похоже, они стремились исследовать каждый миллиметр его тела снаружи и внутри. Его просвечивали рентгеном, подвергали всевозможным унизительным процедурам, брали кровь столько раз, что на руках уже не осталось живого места. Он не знал, зачем для исследований ее нужно столько много, что от вида собственной крови его уже тошнило.
Сэма больше не донимали вопросами, с ним вообще не разговаривали, обращаясь как с вещью. У него промелькнула мысль напомнить, что его нужно хоть изредка кормить, но не хотелось унижать себя просьбой. Он все-таки надеялся, что ему не дадут умереть с голоду, так как он был им нужен, по крайней мере, живым.
Эдвин, как обычно, раздражающе жизнерадостный, зашел проведать его только почти через сутки. Похоже, он специально выжидал момент, когда Сэм был наиболее измотан и уязвим.
- Сэмми, мне сказали, ты хорошо себя сегодня вел. Думаю, ты заслужил хороший обед и отдых. Видишь, сотрудничать с нами не так уж и сложно.
Сэм хотел было сказать ему все, что думал о «не так уж сложно», но понял, что рискует остаться без обеда и без отдыха, поэтому единственное, что он сказал, было:
- Я Сэм!
- О, ну конечно, только брат называет тебя Сэмми.
Сэм молчал, пораженный тем, что они знают о нем такие вещи, но Эдвин понял все по его лицу.
- Удивлен? Да, мы многое о тебе знаем, не стоит нас недооценивать.

Обед, на удивление, оказался вполне приличным. И хотя он был скорее во вкусе Дина: большая тарелка томатного супа, чизбургер с жареной картошкой, чашка горячего кофе и кусок вишневого пирога, он съел все со сверхзвуковой скоростью.
Его снова отвели в его камеру, где было, собственно, только три варианта для действий: сидеть, стоять или делать по два шага от стенки к стенке. Сэм придумал четвертое, он решил попробовать вскрыть замок камеры. Не то, чтобы он прямо сейчас собирался бежать, но подозревал, что это может ему пригодиться.
Даже при свете это было непростым делом, а в темноте, на ощупь, казалось почти невозможным. Он успел только подумать о том, что, может, стоит бросить это занятие и хоть немного поспать, пока есть возможность, когда по рукам от замка ударил сильнейший разряд тока. Его отбросило назад, он ударился затылком о стену и сполз на пол, судорожно пытаясь восстановить сбитое дыхание.
Несложно было догадаться, что здесь были установлены инфракрасные камеры, и кто-то следил за тем, что он делает, чтобы пресекать малейшие попытки неповиновения. Сэм почувствовал себя как лабораторная крыса в клетке. Он пошевелил пальцами, пытаясь разогнать остаточные неприятные ощущения и гудение в мышцах. Пытаться сбежать больше не хотелось. Он свернулся калачиком на матрасе и впервые подумал о том, правильно ли он сделал, оставив Дину подсказку, как его искать. Не приведет ли это брата в ловушку? Эти люди отпустили его, но что, если они снова поймают его, да еще и при попытке вытащить отсюда Сэма, что тогда они сделают? Он безумно устал и хотел спать, но волнения за Дина растревожили его, разогнав сонливость и поселив в душе волнение. Нехорошее предчувствие заставляло сердце стучать с удвоенной силой.

***

Организм человека сам знает, что для него лучше. К тому же, сидение без движения в полной темноте тоже усыпляло. Волнения и тревоги не отпустили Сэма, но через некоторое время он уже спал. Ему снилось небо, с тучами, принимающими различные формы, в которых, если приглядеться повнимательнее, можно было различить то кошку с кривыми лапами, то лодку без парусов. Он не задумывался над этим, но здесь ему не хватало неба. Такие естественные вещи, неотъемлемая часть жизни, как дыхание, их начинаешь замечать, только когда лишаешься их.
Налетевший ветер с немалой силой разогнал иллюзорные картинки, разметал облака, стремительно заволакивая небо багрово-красным, как кровь, цветом. Зашевелились тени, заслоняя собой солнце. Сэм пытался отогнать их, разглядеть, что они скрывают за собой, но движения его были слабыми, а руки словно завязли в тягучей смоле и с трудом шевелились. Он видел две неясные фигуры, знал, что ему нужно добраться до них, но тени не пускали, молча глядя на него пустыми глазницами.
Резкая оглушающая боль разогнала сон, заставив моментально проснуться. Шакал подумал, что разбудить Сэма ударом ноги в живот будет очень оригинально и весело. Напарник его стоял в дверях, не слишком-то довольный происходящим, но он не собирался вмешиваться.
Сэм судорожно втянул воздух, пытаясь восстановить дыхание и как можно быстрее подняться на ноги, чтобы не получить еще один удар. Шакал схватил его за футболку и рывком дернул наверх, оказавшись с ним лицом к лицу. Он, по-видимому, был очень доволен собой.
- С добрым утром! - "дружелюбно" улыбнулся он. - Пора за работу.

Сэм не спорил и не сопротивлялся. У него появилась стойкая апатия ко всему, что с ним происходило. Поначалу он еще пытался бороться, периодически останавливая сам себя напоминаниями о том, что он должен теперь платить за свободу Дина, но вскоре и в этом необходимость отпала. С ним обращались не иначе как с вещью, и он начал чувствовать себя также. Каждый день он видел одно и то же, бесконечные коридоры, комнаты с минимумом мебели и неизвестными пугающими приборами, и лица. Одинаковые, равнодушные, пустые лица. Даже Шакал выделялся на их фоне своими быстро меняющимися эмоциями. Издевательства над Сэмом, по-видимому, вносили разнообразие в его работу, и были единственным, что могло поднять ему настроение. Даже спать теперь Сэм стал постоянно нервно вздрагивая, и ожидая быть разбуженным ударом.
Особенно долго Шакал смеялся, когда ему удалось подменить пузырек с веществом, которое кололи Сэму. Сэм не знал, что это, а ему, конечно, никто не удосужился сообщить, но ему кололи это каждый день дважды. Сначала все было как обычно, ему сделали укол и оставили одного, дожидаться прихода Эдвина. Через несколько минут появилось неприятное жжение где-то внутри, между носом и глазами. Хотелось потереть переносицу, но руки были привязаны к подлокотникам, так что пришлось наклонить голову к пальцам. Стоило только опустить голову вниз, как внутри словно что-то взорвалось, адская боль ослепила, заставив кричать. Из носа хлынула кровь, расплываясь пугающими пятнами на джинсах и рубашке. Он со стоном прижал голову к запястью, понимая, что нужно поднять ее, запрокинуть назад, чтобы остановить кровотечение, но не в силах справиться с болью. Хотелось позвать кого-нибудь на помощь, но разве кто-нибудь здесь мог ему помочь?
Эдвин нашел его через десять минут в почти бессознательном состоянии. Таким злым Сэм его еще никогда не видел, и сквозь муть слабости и боли подумал с надеждой, что, может быть, Шакала теперь уволят. Сэм не сомневался, что это сделал Шакал, но поскольку этого никто не видел, а Сэм держал свои соображения при себе, дело замяли. Сэма откачали, привели более-менее в норму, и продолжили исследования. Никто не собирался давать ему отдохнуть и нарушать график из-за таких мелочей.
Сэм с удивлением заметил, что потерял счет времени. Здесь не было ни одного окна, чтобы можно было судить о времени суток, а о том, что ему нужно спать, они вспоминали не так уж и часто, и он совсем запутался, не представляя даже, день сейчас или ночь, и сколько дней вообще прошло. Это открытие застало его врасплох, ужаснув и заставив хоть немного взбодриться. Когда Эдвин сообщил ему, что с исследованиями они закончили, и теперь ему придется сильно постараться помогать им, так как они переходят непосредственно к тренировкам, Сэм решился у него спросить.
- Какой сейчас день? Как давно я здесь?
Эдвин посмотрел на него с легким удивлением. Кажется, он впервые увидел в Сэме живого человека.
- Ты здесь ровно неделю.
Это известие так оглушило Сэма, что он не нашелся, что еще сказать. Мысли в ужасе метались в голове, крича только "Уже неделя! Ты не заметил, как прошла целая неделя!". Вместе с этим еще какое-то чувство не давало ему покоя, и осознав его, он разозлился и устыдился. В глубине души он ждал, что Дин вытащит его отсюда, что он никому не позволит издеваться над Сэмом, что он не бросит его здесь, зная, на что способны эти люди. Он, конечно, был счастлив, что Дин на свободе, и не суется в это адское место, но чувство обиды, поселившись глубоко в душе, терзало его, не давая покоя. Все это заставило его действовать. Посмотрев, наконец-то, на свое положение под другим углом, он увидел массу пробелов в их системе. Вера в свои силы и то, что папа не зря натаскивал его с самого детства, придала ему решимости. Стащить скрепку со стола вообще показалось ему не сложнее, чем отнять конфету у ребенка. Он мысленно усмехнулся, подумав о том, что никогда не стал бы отнимать конфеты у ребенка.
В лаборатории у не было никаких шансов сбежать, так же как и из собственной камеры, так что оставался только коридор в то время, как его конвоировали, и Сэм знал, где тут слабое место. Обратно его обычно сопровождал только один охранник, и ему оставалось дождаться, когда это будет Шакал. Шанс представился очень скоро, и, к его радости, Шакал был в особо скверном настроении. Стиснув зубы, Сэм постарался не реагировать на то, что тот приложил его лицом об стену, сковывая руки за спиной. Чем больше Шакал увлечен своей работой, тем меньше шансов, что он заметит исчезновение магнитной карточки и удостоверения из своего кармана.
Дальше все шло как обычно, по стандартной схеме. Поднявшись на лифте на один этаж, они оказались в очередном коридоре, но тут, в отличие от других, охранником была женщина. Если такому, как Шакал, были вообще доступны какие-то чувства к противоположному полу, то Абби удостоилась этой чести. Каждый раз Сэму приходилось подолгу стоять на месте, слушая, как Шакал пытается ухаживать. Про него, обычно, в такие моменты напрочь забывали, полагая, что деваться ему все равно некуда.
- Абби, - улыбка во все тридцать два не сделала физиономию Шакала краше, но и она-то красавицей не была, так что, возможно, он ей действительно нравился. - Давно не виделись.
- Ты скучал? - кокетливо улыбнулась она.
На Сэма уже совершенно не обращали внимания, и он сделал пару пробных шагов в сторону. Никакой реакции, эти двое так увлеченно болтали, что не заметили бы сейчас и конец света. Сэм тихонько сделал еще несколько шагов. Через пару метров коридор заворачивал, и ему нужно было хотя бы скрыться за углом, а дальше бы все было уже делом техники. Еще шаг, и он завернул за угол, понесся прочь по коридору, стараясь делать это максимально тихо. Сердце стучало в груди, грозясь разорвать ее на части, но это было непередаваемое чувство свободы. Радоваться было еще очень рано, но он все равно чувствовал себя как ребенок, положивший кнопку на стул учителю. Даже если его поймают, Шакалу теперь не поздоровится за то, что упустил его.
Сэм остановился, достал из заднего кармана джинсов скрепку и через пару минут уже освободил руки. У него не было на это времени, его вот-вот должны были начать искать, но если кто-нибудь увидит его в наручниках, то поймают еще скорее. Сэм сильно удивился бы, если бы узнал, что Шакал даже не заметил его отсутствия, и заметит только через десять минут.
Как оказалось, радоваться действительно рано. Здесь не было ни единого указателя, ни на дверях, ни на стенах. Определить, где может быть выход, был единственный способ - соваться в каждую дверь. Как оказалось, все они заперты, а электронный ключ, стащенный у Шакала, подходил только примерно к каждой десятой. По коридору прошла группа людей в белых халатах. Они лишь мельком глянули на Сэма, но удостоверение Шакала, предусмотрительно прикрепленное им к футболке, видимо, снимало все вопросы. Да и никому здесь не приходило в голову, что кто-то может сбежать.
Время убегало, а Сэм ни на шаг не приблизился к свободе. Здание казалось бесконечным лабиринтом, и ему уже пришла в голову идиотская мысль спросить у кого-нибудь дорогу. Он рассмеялся, представив эту картину.
За очередной дверью оказалась совсем маленькая комнатка, вроде той, где его держали, только тут стоял один стеллаж с выдвижными ящиками. Сэм уже собрался было закрыть дверь и идти дальше, как заметил на ящиках надписи. Ничего особенного, просто слово "Архив" и цифры с различными годами на каждом ящике, но Сэм почувствовал непреодолимое желание подойти и посмотреть, что в них. Он выдвинул последний ящик, относящийся к этому году, и увидел только три объемные папки с документами. Любопытство снова пересилило, и он открыл одну из них, даты на которой были наиболее поздние. Там были документы, относящиеся к некому Гарри Солбергу. Сэм почувствовал, как тревожно замерло сердце, когда прочитал биографию Солберга. Мать погибла при пожаре в детской, кода ему было пол года. Отец вынес сына из дома, бросился обратно спасать мать, и тоже погиб. Больше Сэм не видел ни слова. Случайность ли это, что двое из тех, чьи родители были убиты желтоглазым, попали сюда. Судя по всему, организации ничего не известно про нечисть, их интересуют только способности. Сэм лихорадочно листал дальше отпечатанные листы, отчеты фотографии. Год назад Солберга схватили, начали проводить над ним опыты. Он умел читать мысли, и организация пыталась заставить его развить способности. Судя по отчетам, им это удавалось, но фотографии ужаснули Сэма больше всего. На самых первых был веселый молодой человек, беззаботно улыбавшийся в объектив. На каждой последующей он выглядел по-другому, он больше уже никогда не улыбался, в глазах навсегда поселился страх. Отчеты обнадеживали фразами типа "нервный срыв", "физическое воздействие не дало результатов", "электрошок позволил сдвинуться с места". Не в силах больше читать все это, Сэм открыл последнюю страницу. Несколько секунд он смотрел не отрываясь, пока собственный судорожный вздох не привел его в чувство. На фотографии Солберг лежал с перерезанным горлом в огромной луже крови, в руке он сжимал осколок стекла. Сэм решил, что с него достаточно, и захлопнул папку. Закрыв ящик, он рванул к выходу, и замер, словно наткнувшись на стену. В дверях стоял Шакал с таким победным и одновременно разъяренным видом, что у Сэма кровь застыла в жилах.
- Неужели ты рассчитывал, что сможешь убежать? От меня?
"Нет, только не он", мысленно простонал Сэм.
- Была такая мысль. Ты так туп, что это не составило труда, - Сэм выпалил это, прежде чем сообразил, что делает. - Кстати, - он кинул Шакалу его удостоверение, - Долт Угли! - Сэм от души расхохотался. - Твои родители что, прикольнулись, называя тебя? Поэтому ты придумал себе прозвище?
Глаза Шакала налились кровью, казалось, его вот-вот разорвет от ярости. Еле сдерживая себя, он достал из-за пазухи нож.
- Сейчас я сотру ухмылку с твоего лица. Ты навсегда забудешь, что такое смех. Давай, по-честному, один на один.
Сэм, как завороженный, смотрел на широкое, остро заточенное лезвие. "Очень честно", подумал он. Больше ни о чем подумать времени не было, Шакал двинулся на него, замахнувшись ножом. Сэм без труда увернулся, врезал тому по спине, впечатав в стеллаж. Шакал взревел как раненый кабан, и развернулся с такой скоростью, что Сэм едва успел отскочить, почувствовав движение воздуха на лице, когда нож просвистел в нескольких миллиметрах от его носа.
В какой-то момент ему даже показалось, что ему удастся победить в драке. Они оба уже устали, лица обоих украшали свежие ссадины, у Шакала кровоточил нос, у Сэма губа, и Шакал не уступал ему в мастерстве, а вот сила, похоже, была его преимуществом. Пропустив один удар, Сэм влетел головой в стену, и на несколько секунд, оглушенный, потерял способность сопротивляться. Шакал приблизился к нему, по-видимому, намереваясь добить, и Сэм из последних сил попытался ударить его. Острие ножа тут же пробило запястье насквозь, заставляя кричать. Шакал, наслаждаясь, смотрел, как Сэм сползает по стене, как закусывает губу, чтобы не кричать. Он прижал Сэма к полу, занес нож для последнего удара.
"Господи боже, он собирается убить меня! Он действительно собирается убить меня!"
В лице Шакала сейчас читалась такая слепая ненависть, что не оставалось сомнений, он действительно хотел убить Сэма.
Сэм вскинул руки, останавливая движение ножа. Лезвие впилось в ладонь, роняя на грудь тяжелые капли крови, но Сэму было не остановить его. Медленно, но неотвратимо, оно приближалось к нему, направляемое всей яростью и всей силой Шакала. Сэм дернулся и постарался вжаться в пол, когда острие проткнуло кожу, впиваясь в грудь, погружаясь в мягкие ткани сантиметр за сантиметром. До банальности глупо подумалось о том, как же все-таки не хочется умирать.
- Шакал!! - такой повелительный крик подействовал как ведро холодной воды. Шакал тут же вскочил на ноги, испуганно пряча окровавленный нож за спину.
- Сэр... он...
- Я знаю, что он! - рявкнул Эдвин. - Он сбежал, а ты только что пытался его прикончить! Ты в курсе, что он стоит больше, чем ты сможешь заработать за всю свою никчемную жизнь?!
- Сэр, я только пытался его остановить! Он напал на меня, да еще и нож откуда-то раздобыл! Я бы не убил его!
- Идиот! - волны тихой ярости исходили от Эдвина. - Кого ты пытаешься обмануть?
- Сэр, я...
- Оправдываться потом будешь! Сейчас помоги мне отвести его в пятый блок.
Сэм во время этой перебранки смог принять сидячее положение, чувствуя, что если встанет, то его вырвет. Голова гудела от встречи со стеной и кулаками Шакала, в груди разливалась горячая боль, а левую руку словно... словно проткнули насквозь острым ножом. Эдвин присел рядом.
- Ты как? Рана серьезная? Легкое не задето? - он дорвал и так уже испорченную футболку, чтобы осмотреть рану.
- Нет! - Сэм со злостью оттолкнул его руки.
Шакал тут же не преминул ударить его головой о стену.
- Сиди, не рыпайся!
Эдвин в одно мгновенье оказался на ногах, и, прижав Шакала к стене, угрожающе прошептал.
- Еще раз ударишь его по голове, и я лично тебя пристрелю.
Судя по страху в глазах Шакала, он знал, что Эдвин не шутит. Он молча поспешно подскочил к Сэму, подхватив под руки, поставил его на ноги. Сэм, помимо воли, привалился к плечу Шакала, с трудом удерживая себя - в вертикальном положении, а давний ужин - внутри себя.
Он смутно осознавал путь до очередного "пыточного", как он мысленно окрестил, кабинета, ощущая только резкие вспышки боли, заставлявшие время от времени останавливаться, чтобы перевести дух, и то, что Шакал в кои то веки обращается с ним без лишней грубости.
Когда его посадили на стул, молоденький врач кинулся обрабатывать его раны, но Эдвин остановил его.
- Потом. Шакал, привяжи его.
Шакал привязал правую руку, но остановился, глядя на изувеченную левую.
- Сэр... у него рука... я пробил ее ножом насквозь, она возможно сломана.
Сэму показалось, что он ослышался. Забыв о боли, он во все глаза уставился на Шакала, проявившего жалость. И к кому? К Сэму! Неужели, это уважение как к достойному противнику или благодарность за то, что не сказал, что это был нож Шакала?
- И что мне делать?! Пожалеть его?!! Я сказал - привязывай!
Эдвин нервными порывистыми шагами мерил комнату, погруженный в свои мысли. Сэм вздрогнул, когда веревка впилась в больную руку, но Шакал не стал особо усердствовать, немного ослабив ее.
Эдвин повернулся к Сэму, посмотрел на него угрюмо и обвиняюще.
- Сэм, я приберегал эту новость на завтра, но ты сам напросился.
Он вышел на несколько секунд в коридор, и вернулся уже не один.
- Бобби! - Сэм не верил своим глазам. От липкого холодного ужаса захотелось заорать, а еще лучше умереть на месте.
Руки Бобби были скованы за спиной, а рот замотан скотчем, основательно, вокруг головы. Сэму отвлеченно подумалось, что Бобби потеряет часть волос, отлепляя его.
- Этот искатель приключений вместе с твоим братом решили, что смогут вытащить тебя отсюда!
- Нет, нет... - Сэм смотрел в глаза Бобби, но не видел там страха. Там можно было прочитать волнение за Сэма, и если бы Сэм увидел себя сейчас в зеркале, то понял бы, почему, ненависть к похитителям, и бессильную злобу. - Отпустите его, он здесь вообще не при чем!!
- Боюсь, что теперь очень даже при чем. Он, как и твой брат, теперь знает, где нас искать. И ведь это ты подставил их. Зачем нужно было ставить маячок? - Эдвин достал из-за пазухи револьвер, приставил его к виску Бобби. Тот смотрел ему в глаза, с вызовом, словно говоря, что будь у него развязаны руки, он бы устроил им тут веселую жизнь.
- Нет! Не надо!! Я буду делать все, что вы скажете, только отпустите его.
- Боюсь, Сэм, второй раз я на это не куплюсь. А, кроме того, у нас ведь твой брат.
Оглушительно громко щелкнул взводимый курок.
- Нет! Я все что угодно сделаю, только не трогайте его!
- Ну, попробуй остановить меня силой мысли, - усмехнулся Эдвин, нажимая на курок.

***

Хуже всего были бездействие и неизвестность. Неизвестность не своей собственной судьбы, а Бобби и Сэма. Несколько дней, проведенных в маленькой одиночной камере, окончательно разозлили его. Злился он, в основном, на себя. За то, что не заметил слежку, за то, что так поторопился и в итоге прокололся с планом по освобождению Сэма и за то, что втянул Бобби во все это. Он снова заметался от стенки к стенке, подстегиваемый собственными терзаниями. Ему бы только узнать, где Сэм и что с ним, а уж тогда бы он придумал, как выбраться отсюда. В конце концов, может, ситуация не так уж и плоха. Конечно, он облажал все, что только можно было, но зато он сейчас здесь, и если мыслить уж совсем позитивно, то это можно расценивать как некое достижение. Вера в собственные силы окрепла. Эти люди еще не знают, с кем связались. Они схватили сразу трех охотников, и Дин будет не Дин, если не придумает, как выбраться отсюда.
Воодушевление снова сменилось нервным волнением, когда он подумал, что не знает, что сейчас с Сэмом. Слова Бобби о том, что они не убьют его, потому что он им нужен, не сильно обнадеживали. Он снова заметался на трех метрах свободного пространства камеры.
С каждым днем напряжение усиливалось. Периодически его кормили, отводили в туалет, но упорно игнорировали все его вопросы. Даже воспоминания о том, как они с Бобби отделали тех, кто пытался их задержать, уже не могли повысить ему настроение.
Он подумал, что ему все-таки должны будут дать увидеться с Сэмом, и решил еще немного подождать, прежде чем предпринимать что-либо. Но времени даром он не терял, при малейшей возможности изучая до последних мелочей все, что удавалось увидеть, и начав разрабатывать план побега.

Он уже начал терять терпение и подумывать о том, что, возможно, пора начать действовать, когда ему позволили увидеться с Сэмом. Он, конечно, знал, что брат не на курорте был, и предполагал, что выглядеть он будет не слишком хорошо, но не ожидал, что все настолько плохо. Несколько секунд он просто молча рассматривал Сэма, подмечая все: и кровоподтеки на лице, и руку с небрежно намотанными бинтами, на которых проступали свежие пятна крови, и глаза, такие уставшие и красные, словно Сэм недавно плакал.
- Сэмми, - Дин не знал, что еще можно сказать в такой ситуации. Сердце сжималось от того, каким несчастным и сломленным выглядел брат. – Черт, что они с тобой сделали?! Я убью их!!
Дин почувствовал закипающую ярость и еще что-то, что никак не мог понять: почему Сэм выглядит таким ужасно виноватым.
- Сэм, ты уж прости нас, мы облажались по-крупному.
Сэм, не реагируя, все также смотрел ему в глаза, словно готовый вот-вот расплакаться.
- Дин, прости меня…
- Знаешь, нам с Бобби почти удалось! Но, как оказалось, они все это время следили за мной. Ума не приложу, как не заметил этого! Профессионалы почище любого охотника!
- Дин…
- Но ты не думай, я вытащу тебя отсюда! Нужно узнать, где они держат Бобби. – Дин сумел даже приободряющее улыбнуться.
- Дин!
- У меня уже есть кое-какие планы…
- Дин, они убили Бобби.
Улыбка так и застыла на его лице, а слова застряли где-то в горле.
- Что?..
- Они убили его. Прости меня, прости! Это все из-за того, что я попытался бежать. Они убили его просто для того, чтобы доказать, что могут это сделать. Что могут убить и тебя. Я ничего не смог поделать!
Сэму захотелось заорать, схватить Дина, встряхнуть. Ну почему он смотрит таким взглядом, пустым и отчаянным, почему не может дать волю чувствам, почему он снова отгораживается такой стеной?!
- Дин?
- Нет, не может быть…
Дин не мог взять себя в руки. Только сейчас он понял, какую большую часть его жизни занимал Бобби, как сильно он успел к нему привязаться, словно и он был частью их семьи. Неужели это проклятье Винчестеров, убивающее всех, кто приблизится к ним? Неужели им так и придется всю жизнь смотреть, как умирают родные и близкие люди? Он не хотел, не в силах сейчас быть старшим братом, говорить Сэму какие-то слова утешения, помочь справиться с чувством вины. Слишком остро он сейчас осознавал, что ничто не сможет убедить Сэма, что его вины тут нет, так же как ничто не могло убедить Дина, что и он не виноват.
- Как это произошло? – голос его был на удивление ровным, но слишком уж безжизненным, и в нем слышалась такая жесткость, что Сэму стало не по себе.
- Они… застрелили его.
Сэм посмотрел на Дина взглядом побитой собаки, и сейчас это раздражало его еще больше. Нельзя позволить себе быть слабыми.
Охранник постучал по двери и показал на часы.
- Даю вам две минуты.
- Дин?
Дин с трудом заставил себя поднять на брата взгляд.
- Они заставят меня развивать способности. Я сделаю все, что они скажут. И, Дин, я больше никогда не попытаюсь бежать.
Боль сдавливала сердце так сильно, что слова Сэма дошли до него не сразу.
Ужас от того, что теперь он может потерять еще и брата, был таким сильным, что он даже не осознавал, что делает. Он схватил Сэма за футболку, с силой вжал его в стену, даже не замечая, что причиняет ему боль.
- Не смей! Слышишь, не смей сдаваться! Только не сейчас!
Дин никогда еще не видел во взгляде брата столько твердой, холодной решимости.
- Я не позволю умереть и тебе тоже. Это моя вина, что вы вернулись, я оставил маячок!
- На выход! – рявкнул охранник, оттаскивая Сэма от Дина.

Сэму хотелось забыться, перенестись сейчас в какое-нибудь другое место, где нет этого ужаса, не оставляющего ни на секунду. Он подумал, что Дину, наверное, это удается, спрятаться мысленно в безопасном мире без этой, поглощающей изнутри, боли. Может быть, поэтому Дин почти никогда не плачет? Ему казалось, что он попал в какой-то невероятный кошмарный сон, а теперь просто никак не может проснуться. Он сжал в кулак левую руку, зажмурившись от вспышки адской боли. Это было реальным, это хоть на сотую долю секунды вытесняло ту, другую боль, вытерпеть которую не было сил. Или так он пытался наказать себя, потому что считал, что на самом деле заслуживает и не такого.
Он вспомнил лампочку, разлетевшуюся сотней осколков одновременно с разлетевшейся черепной коробкой Бобби. Это все, на что он оказался способен, это то, с чем ему теперь придется жить, вздрагивая каждый раз, когда он увидит зажегшийся электрический свет, как вечное напоминание о том, что он мог бы остановить. Черт возьми, о том, чего вообще могло не быть. Какой толк от этих видений, если он не может защитить тех, кто ему дорог?
Они не дали ему передохнуть ни минуты. Отмыли от крови, в том числе и от крови Бобби. Он оттирал ее так, словно надеялся содрать с себя всю кожу. Наскоро обработали, перевязали раны, оптимистично заметив, что ничего смертельного, позволили увидеться с Дином, и приступили к тренировкам.
Когда Сэм снова увидел Эдвина, то подумал, что Сольберг был не так уж и неправ.
_________________
"Фу, какая гадость... Нет, не смей переключать!" (c)

Я знаю точно, наперед: сегодня кто-нибудь умрет. Я знаю где, я знаю как. Я не гадалка, я - Маньяк)))


Last edited by Асцелла on Sat Aug 16, 2008 9:49 pm; edited 1 time in total
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Асцелла
Любимый Маньяк


Joined: Nov 10, 2007
Posts: 340

PostPosted: Mon Dec 24, 2007 12:25 am 
Post subject:
Reply with quote

Дин не замечал, что уже несколько часов сидит в углу в одной позе, уставившись невидящим взором в пространство. Ему хотелось биться о стены, пока не потеряет сознание, кричать, до тех пор, пока совершенно не охрипнет, хотелось процарапать отсюда выход на волю так, чтобы содрать кожу на пальцах до кости. "Они убили его. Дин, они убили Бобби." эти слова оглушали в полной тишине, и не было способа заставить их перестать врезаться в самое сердце так, чтобы они отпечатались там на всю жизнь. Он продолжал тупо пялиться в стену перед собой, думая о том, что Сэм, наверное, дал волю чувствам, возможно плакал. Наверное, так легче, но он не умел. Стальная плотина, за которой бушует дикий океан, будет его сдерживать до последнего.

Сэм и не думал, что можно так уставать. Что от усталости чувствуешь, как воспалились глаза и болезненно реагируют на яркий свет, что любой звук бьет по голове, словно грохот ломом по пустой кастрюле, что пальцы начинают дрожать, даже когда пытаешься отдохнуть. Но он старался, он действительно старался развивать свои способности, прикладывал для этого все силы. И им совсем не обязательно было знать, что старается он, в основном, когда остается один, отворачиваясь от камеры так, чтобы не было видно, что он делает. Они видели лишь десятую часть того, что ему удалось достичь, но были просто счастливы, когда он сдвинул взглядом скрепку, лежащую на столе, на пару сантиметров, не подозревая, что в этот же день он сумел заставить свои наручники открыться, а затем снова защелкнуться на запястьях. Он не знал, зачем это делает, и ни на секунду не предполагал, что будет использовать свои способности, чтобы бежать отсюда. Даже если бы все двери открылись сами собой, а все охранники дружно разбежались пить кофе, даже тогда он не решился бы поставить под угрозу жизнь Дина. Он начал понимать, что его способности будут стоить им с Дином их жизней.

- Сэм, мне кажется, ты сегодня совершенно не стараешься, - издевательски-надменным тоном произнес Эдвин.
Сэм угрюмо посмотрел на спичку, которую ему нужно было сломать, и которая сегодня действительно не хотела поддаваться.
- Может, мне стоит приставить пистолет к виску твоего брата, чтобы у тебя все получилось?
- Ты можешь убить его только один раз.
- Конечно. А сколько раз я могу заставить его кричать?
Сэм подумал о том, сможет ли убить силой мысли всех в этом здании, если потренируется как следует.
- Я хочу с ним увидеться. - Это не был вопрос или просьба, он произнес это так, словно это даже не обсуждалось, и Эдвину это не понравилось.
- А ты вырос, Сэм. Думаю, нет, ты это не заслужил.
- Я просто хочу увидеть его, поговорить, хоть на пару минут.
Эдвин задумался на мгновение.
- Нет. Я сказал нет, - показывая, что разговор окончен, он пошел к выходу. Тяжелая стальная дверь захлопнулась перед его лицом с такой силой, что вздрогнули даже стены.
- Я должен увидеться с Дином!!
Какие-то склянки в шкафу взорвались, вызвав настоящий фонтан из осколков. Эдвин почти невозмутимо рявкнул на одного из лаборантов, того, что стоял ближе всех к Сэму.
- Усыпить его, немедленно!
Лаборант послушно схватил из уцелевшего шкафчика шприц и пузырек с мутной жидкостью. Необходимости в этом уже не было, Сэм израсходовал все моральные и физические силы, но острая боль кольнула в шею, принося приятное забвение.
Эдвин смотрел на спящего Сэма как капризный ребенок на игрушку, отнятую у другого ребенка. Игрушку, которую он сломает уже через неделю, и будет искать, у кого бы отнять новую.

***

Генерал закрыл папку, закончив ознакомление с материалами по Сэму.
- Неужели действительно такой прогресс? Эдвин, я не верю в чудеса.
- Сэр, в это действительно сложно поверить, но как только нам удалось сдвинуться с места, способности стали развиваться с фантастической скоростью. Как я и полагал, ему нужен был хороший стимул.
- Но в последний раз все вышло из-под контроля? Никто не предполагал, что он способен на такое. Эдвин, ты понимаешь, что с такими силами он становится опасен?
- Я думал об этом, Сэр. Но не думаю, что после того, как мы убили его друга, он решится поставить под угрозу жизнь брата.
- Мы не можем так рисковать. Нужно взять под контроль его способности.
- Да, сэр, я как раз собирался посоветоваться с вами по этому поводу. Думаю, придется прибегнуть к психотропным препаратам.
Генерал недовольно поморщился.
- И что тебя так тянет всегда на крайние меры? Хочешь сделать из парня растение?
- Сэр, тут и нужны крайние меры. Его способности поистине пугающи. Вы ведь говорили мне действовать по усмотрению.
- Сколько он протянет на наркотиках?
- Если мы все будем делать правильно, то как минимум год.
- Но это притупит способности, замедлит нашу работу.
- Это лучше, чем ничего. Он слишком опасен, и, как вы сказали, мы не можем так рисковать. У нас в руках граната с выдернутой чекой, и наше дело ее обезвредить.
- Заканчивай с аллегориями. Считай, что я даю добро. Только, Эдвин, не перестарайся, ты за него головой отвечаешь!

***

Первым, кого увидел Сэм, проснувшись, был Эдвин. Он так сильно ненавидел его, что не сомневался, если бы не волнение за судьбу Дина, он убил бы его. Не задумываясь, как одну из тех тварей, убийство которых стало уже совершенно привычным делом.
Эдвин был пугающе дружелюбным и вообще выглядел как кот, наевшийся сметаны. Сэм почувствовал неприятный холодок, пробежавший вдоль спины. Улыбка Эдвина не могла предвещать ничего хорошего, особенно после того, что Сэм натворил в лаборатории.
- Ты хотел увидеться с братом? Знаешь, я решил пойти тебе на уступки.
- С чего это такая щедрость? – нахмурился Сэм.
- Я бы на твоем месте поменьше выступал, пока я не передумал. А теперь будь хорошим мальчиком, пошли со мной и без глупостей, а то мне придется напомнить тебе, кто тут босс.
При всем желании, Сэм не стал бы сейчас пытаться использовать свои способности, и дело было не только в том, что это было рискованно. Он просто боялся. Боялся, что не сможет контролировать их и тогда все может зайти слишком далеко, он боялся теперь даже спорить с Эдвином, боялся, что любой его неосторожный поступок может сказаться на Дине.
Он удивленно посмотрел на стену из пуленепробиваемого стекла, разделяющую их с Дином, гадая, где тут подвох. Эдвин сказал, что они смогут только увидеться через стекло, никакого контакта, никаких необдуманных действий.
Они стояли друг напротив друга, чувствуя, что сейчас их разделяет не только стекло, а словно непробиваемая бетонная стена, поставленная между ними самой жизнью. Сэм видел, что Дин полностью замкнулся в себе, но у него не было сейчас сил для спасительных бесед. Дин видел, что ноша, свалившаяся на Сэма, явно ему не по силам, и знал, что помогать брату нужно не словами, а действием. Поэтому оба они некоторое время молчали, понимая, что никакие слова не исправят того, что случилось.
- Ужасно выглядишь, - нарушил тишину Дин.
- Ты тоже.
- Что они с тобой делают?
- Какая разница? Пока я делаю то, что они говорят, ты в безопасности.
- В безопасности? Сэм, ты с ума сошел?! Какая здесь может быть безопасность?! Мы не можем больше оставаться здесь, Сэм, им не должно сойти с рук то, что они творят.
- Нет, - Сэм отвел взгляд в сторону, не в силах смотреть в глаза Дину. – Это опасно.
- С каких это пор тебя пугает опасность?
- С тех самых пор, как они убили Бобби и пригрозили, что убьют тебя!
Дин прикусил язык, понимая, что возразить нечего.
- Сэм, мы не можем оставаться здесь вечно.
- Я знаю. Просто я надеюсь… может, если у меня будет достаточно хорошо получаться, то через какое-то время я уговорю их отпустить тебя.
- Получаться что?
- Я… мне удается мысленно передвигать предметы.
- О, господи, Сэм…
- Но это не важно. Просто мне нужно научиться держать эмоции под контролем, иначе это опасно.
- Мы об этом позаботимся, - прозвучал за его спиной голос Эдвина.
- Что? – Дин с Сэмом одновременно уставились на него.
- Свидание окончено. – Он подтолкнул Сэма к выходу, и тот безропотно подчинился, лишь обернувшись на пороге. Он хотел спросить у Дина, все ли будет в порядке, зная, что брат, конечно, соврал бы, сказал да, но именно это он больше всего на свете хотел сейчас услышать. Так и не решившись спросить, он вышел.
Дин хотел крикнуть Сэму вслед, что все будет хорошо, что он не сдастся и вытащит его отсюда, пока они окончательно его не сломали, но промолчал, понимая, что не уверен, сможет ли он на этот раз все исправить.

Дин вернулся в камеру, сосредоточенно пытаясь сообразить, что же так не дает ему покоя. Какая-то мысль назойливой мухой крутилась в голове, раздражая и пугая одновременно. Внезапно голоса зазвучали в его голове так отчетливо, словно он снова слышал их «Мне нужно научиться держать эмоции под контролем, иначе это опасно. Мы об этом позаботимся». Мы об этом позаботимся.
Он не знал, что Эдвин подразумевал под этими словами, но ему стало страшно. Страшно оттого, что он действительно поверил, что способности Сэма могут погубить его, а он может просто не успеть спасти брата.
Думать о чем-либо, кроме того, что происходит с Сэмом, было невероятно сложно, но ему нужно было сосредоточиться на побеге. Времени почти не было, он чувствовал это.

Сэм почти не отреагировал, когда руку чуть выше локтя перетянули резиновым жгутом, чтобы обозначились вены. Но вот когда Эдвин лично собрался делать ему укол, он занервничал. Что-то здесь было неправильно, например то, что Эдвин никогда сам не делал ему уколы, или то, что он просто чувствовал, что это не обычные витамины.
- Что это?
- Никогда не пробовал наркотики, Сэмми? – улыбнулся Эдвин, вонзив иглу в вену и с интересом наблюдая, как препарат медленно перебирается из шприца в кровь Сэма. – Тебе понравится, обещаю.
- Нет!!! – Сэм не представлял, что ему может стать так страшно. Он вырывался, но было уже поздно, он попытался обрушить потолок на Эдвина, но разум уже не подчинялся ему. Невероятно, как быстро начал действовать наркотик. – Нет, - выдохнул он, зажмурив глаза, чтобы сдержать подступающие слезы, - нет, только не это…

***

Мозг Дина работал с удвоенной энергией, пытаясь придумать план побега. Единственное, что ему удавалось увидеть, кроме четырех стен и закрытой двери, это несколько метров коридора и кабинку туалета. Но и этого было достаточно, чтобы идея начала складываться во что-то более определенное и вполне возможно, что осуществимое. Он мысленно отметил все, до малейшей мелочи. И идущие под потолком кабели к видеокамере в его комнате, и вентиляционное окно в туалете, и время смены охраны, и еще многое, что давало шанс его плану.
Он старался поменьше думать о Сэме, зная, что терзаясь муками неизвестности, может поторопиться и совершить ошибку. Не хотелось вспоминать о том, куда их уже привела его предыдущая поспешность. К концу недели он готов был рискнуть и вытащить их с Сэмом отсюда.

***

Генерал посмотрел в окно через паутину решеток, разбившую пейзаж на сотню фрагментов мозаики. Иногда ему казалось, что и сам он здесь пленник, и тогда он начинал думать, что становится слишком стар для этой работы.
Эдвин постучал в дверь, и тут же вошел, не дожидаясь приглашения. Генерал встретил его суровым холодным взглядом.
- Сэр, вы ознакомились с отчетом?
- Гляжу, ты доволен как никогда.
- Да, сэр, теперь он полностью в нашей власти. Конечно, он в шоке, поначалу сопротивлялся изо всех сил. Кстати, чуть не убил лаборанта, уронив на него стол.
- Да, я читал об этом, - генерал равнодушно кивнул на папку с отчетом у него на столе. – Но ты уверен, что скоро он за дозу будет добровольно выполнять все, что нам нужно.
- Как раз об этом я и хотел поговорить. Мы заполучили то, что хотели, и, полагаю, его брат нам больше не нужен.
- Я уже думал об этом, нужно от него избавиться. Меня нервирует то, что он знает наше местонахождение. Оставить его в живых было бы рискованно.
- Отлично, сэр, я все понял. Сегодня же с ним будет покончено.

***

Чем меньше времени оставалось до часа побега, тем больше Дин нервничал. Он понимал, что сам план трещит по швам, что все может пойти не так из-за любой мелочи, но еще больше давило на нервы то, что он знал, что другого шанса у них просто не будет. Надеяться больше не на кого, и или они сбегут сегодня, или… об этом думать не хотелось.
Когда открылась дверь, по его ощущениям было еще слишком рано, а график они никогда не меняли, поэтому поначалу он списал все на волнение. Но когда он увидел в дверях старого знакомого Отиса в сопровождении все тех же двух охранников, он понял, что сегодня что-то идет по-другому. Оставалось надеяться, что они просто решили устроить ему еще одну встречу с Сэмом, но сам он слабо в это верил. Наверное, если бы он собственными глазами увидел смерть Бобби, то, как не раздумывая и хладнокровно его застрелили, то ему в голову могла бы придти мысль, что они пришли, чтобы убить его, но он до сих пор не мог поверить в это.
- Лицом к стене, руки за спину, - скомандовал Отис.
Дину с трудом удалось подавить в себе злость за то, что приходится молча подчиняться приказам, когда ужасно хотелось разделаться с этими тремя максимально жестоко.
Отис, словно почуяв его настроение, добавил:
- Не заставляй меня повторять тебе, что мы сделаем с твоим братом, если не будешь нас слушаться.
Дин молча повернулся к стене, завел руки за спину. На запястьях тут же сомкнулись наручники.

Здание оказалось поистине огромным, даже чтобы просто пересечь его и выйти на улицу, потребовалось немало времени.
Дину показалось, что он уже целый год не был на улице, свежий воздух пьянил и придавал сил, а мелкий дождь приятно холодил кожу.
Он снова занервничал.
- Куда мы идем?
- Переезжаем, - коротко ответил Отис, открывая перед Дином дверь машины.
Несмотря ни на что, он успел отметить, что машина у них была просто потрясающая. Не слишком новая, но было заметно, что в нее вложено много сил и денег. Он тряхнул головой, отгоняя нелепые мысли.
- Куда? – глупый вопрос, он и не ждал на него ответа. – Сэма вы тоже перевозите?
- Твой брат присоединится к тебе, - ухмыльнулся Отис. – Но позже.
Дин сел посередине на заднее сиденье, охранники с двух сторон от него, Отис за руль. Дин, забыв на время о побеге, старался найти объяснение тому, почему ему даже не завязали глаза, чтобы скрыть, куда они переезжают. Единственное, что приходило в голову – это то, что его в любом случае отпускать не собирались, так как он слишком много видел.

Ехали они очень долго. Руки, вывернутые за спину, сначала просто болели, потом уже невыносимо полыхали, словно вырванные из плечевых суставов, а потом совсем онемели, и Дин уже не мог даже пальцами пошевелить.
Машина пересекла весь город, какие-то промышленные районы и въехала на территорию старой свалки автомобилей.
Когда Дина вытащили из машины, он решился-таки спросить, что они тут забыли.
- Кто задает много вопросов, тот долго не живет. Становись на колени.
- Что?! А полы тебе не помыть?
Отис молча вытащил из кобуры пистолет, наставил его на Дина и снял с предохранителя. Дин начал понимать, зачем его сюда привезли, и ему захотелось заорать изо всех сил «Нет! Мне нельзя умирать! Что будет с Сэмом без меня?! Его больше некому защитить!» Но разве его слова могли сейчас что-то исправить, его палачи только посмеялись бы над ним. Он остался стоять на ногах, с ненавистью глядя на Отиса.
- Я сказал на колени!
За спиной Дина щелкнули еще два курка, оба охранника готовы были выстрелить.
- Если ты собираешься убить меня, то сделай это, глядя мне в глаза.
Он слышал свой голос словно со стороны, ноги стали ватными, а в голове билась только мысль о том, что он бросает Сэма. Он не сомневался, что они сейчас убьют его, не было на свете такой силы, которая могла бы спасти его. Было обидно и страшно умирать от рук обычных людей, ни за что, из-за простой человеческой жестокости.
Отис явно не решался выстрелить, пока Дин смотрел на него так открыто и бесстрашно. Размахнувшись, он ударил Дина по голове с такой силой, что на рукояти пистолета остались кровь, частички кожи и волос.
Свет мира погас для Дина, он уже не чувствовал, как Отис приставил пистолет к его груди, напротив того места, где порывисто билось его сердце, и нажал на курок.

***

Сэм, сжался в комок и прислонился к стене, дрожа всем телом. Все чувства его сейчас были обострены, и хотелось расплакаться от безысходности. Жизнь разделилась для него на два состояния. Он смутно осознавал себя, когда был под кайфом, как в тумане помнил, что делал, кажется, выполнял то, что говорил ему Эдвин. Ему было хорошо и спокойно как никогда в жизни, не было ни боли, ни волнений, ни тревог. Но от этого было еще хуже, когда ему давали «отдохнуть». Никогда еще он не чувствовал себя так плохо. Его то бросало в жар, то лихорадило от холода, ныли все мышцы и суставы, кружилась голова. Но хуже всего было моральное состояние. Больше всего его пугало то, что он уже ждал, когда ему сделают следующий укол, он действительно уже не мог без этого. Он прекрасно знал, что такое наркомания, и боялся, ужасно боялся, что еще немного, и его будет уже не вытащить из этого никакими силами. Он не хотел терять контроль над своим разумом, эмоциями, поступками, не хотел подчиняться Эдвину. В глубине души он еще надеялся, что произойдет какое-нибудь чудо, что кто-нибудь вытащит их с Дином из этого кошмара. Но в те редкие моменты, когда ему удавалось уснуть, он видел во сне Сольберга. Тот разговаривал с ним, рассказывал об ужасах, которые здесь с ним творили. Он убеждал Сэма, что выход только один, что отсюда нет спасения, и оставшаяся часть его жизни будет настоящим адом, и единственное, что от него зависит, это то, как долго он будет продолжаться.

***

Артур опустился на стул, чувствуя себя таким уставшим, что даже просто сидеть требовало огромных усилий.
- Тяжелая ночка была? – Вошедший мужчина открыл шкафчик со своим именем, надел белый халат и повесил на шею стетоскоп.
- Привет, Стив. А что, уже утро? Черт, я как выжатый лимон. Вчера привезли парня... его даже не сразу определили к нам, думали уже труп. У него проломлен череп в левой височной доле, и одного этого могло бы хватить, чтобы убить его, но у него еще и пуля в груди, в каком-то миллиметре от сердца. Думаю, тот, кто сделал это с ним, был уверен, что он мертв. Я… - Артур посмотрел на часы. – восемь часов его оперировал. Но самое поганое, что все равно нет уверенности, что он выживет. В другом случае я бы с уверенностью сказал, что он не жилец, но, судя по тому, что он почти сутки пролежал брошенный в какой-то грязной луже, у него жажда жизни просто нереальная. – Артур устало потер рукой лицо.
- Шел бы ты домой, выглядишь сам как труп.
Артур с удивлением заметил, что вытащить парня с того света стало для него прямо личным делом.
- Нет, надо пойти проверить показатели. Не хочу отсутствовать, если его состояние вдруг ухудшится.
- С родственниками уже говорил?
- При нем не нашли никаких документов. Сейчас пробивают по базе, но пока ничего.
Артур нехотя поднялся, с тоской посмотрел на такой привлекательный диван в углу. Можно было бы поспать прямо тут, даже домой не надо ехать. Стив перехватил его взгляд.
- Так, все. Давай, ложись спать, а я проверю твоего пациента.
Артур тут же встрепенулся и рванул к выходу.
- Нет уж, спасибо, друг, я сам.

Он подошел к койке, посмотрел на молодого человека, неизвестно еще какими силами цепляющегося за жизнь и подумал о том, что спасет его во что бы то ни стало. Он проверил работу приборов, записи о показателях в медицинской карте. Все так же, как и полчаса назад, балансирует где-то на грани между жизнью и смертью.
Медсестры дали ему имя Джейсон, в честь героя фильма «Идентификация Борна», его поместили в реанимацию, в отделение для не просто тяжелых случаев, а для безнадежных. Каждый день Артур начинал и заканчивал проверкой его состояния, приободряя себя тем, что отсутствие новостей – это хорошие новости. Для него это была одна из самых нервных недель за все время его работы в больнице, и он действительно вздохнул с облегчением, когда парня, наконец, перевели из реанимации. Конечно, до выздоровления было еще невероятно далеко, и дело двигалось черепашьими шагами, но теперь, по крайней мере, никто не говорил, что он попусту тратит свое время на этого пациента. Коллеги и друзья прониклись к Артуру еще большим уважением, понимая, что он подарил парню вторую жизнь. Сам же Артур был убежден, что это на девяносто девять процентов заслуга пациента.

***

Сначала вернулся слух, так неожиданно, что он долго лежал и пытался различить в этом оглушающем шуме отдельные звуки. Разговоры людей где-то совсем недалеко, словно за стенкой, раздражающе равномерное пиканье каких-то приборов, а еще ощущение чьего-то присутствия совсем рядом. Внезапно он понял, что его глаза открыты, и он видит перед собой пустые белые стены, неуютную комнату и склонившегося над ним в волнении мужчину.
- Джейсон? Джейсон, ты слышишь меня?
- Джейсон? – удивленно переспросил Дин.
- Ой, прости, я уже привык так тебя называть. Ты помнишь, как тебя зовут?
Дин на несколько секунд прикрыл глаза, пытаясь справиться с головокружением и слабостью.
- Нет. Где я? – На самом деле это его мало волновало, он хотел только закрыть глаза и отдохнуть.
- Ты в больнице. Помнишь, что с тобой случилось?
Он попытался хоть немного напрячь мозг, но никак не мог сообразить, как же он сюда попал. Удивительно, он не помнил собственное имя, но зато помнил имя брата. Наверное, они были на охоте. Тогда где же Сэм? Или они попали в аварию?
- Нет. Где мой брат? Он здесь?
- Его здесь нет. Но я могу позвонить ему, если ты скажешь мне номер.
- Я не помню… - Дин тяжело вздохнул и снова прикрыл глаза. - …должен быть в адресной книге, в телефоне.
- При тебе не было телефона. Можешь вспомнить еще хоть что-нибудь? Имя, фамилию, адрес?
Дин уже не слышал его, погрузившись в приятное забытье.

***

Сэм накликал на себя беду, отказавшись выполнять приказание Эдвина. Кроме того, его эмоции совершенно расшатались, и сегодня ему не удавалось взять их под контроль. Предметы летали по лаборатории, сшибая работников с ног и разбиваясь о стены. Эдвин не выглядел расстроенным или разозленным, он предполагал, что так будет, потому что эмоции наркоманов нестабильны, и рано или поздно ему придется преподать Сэму урок.
Он приказал запереть его в камере, прекрасно понимая, что через пару дней просто ничего не делая, добьется от Сэма всего, что ему нужно. Он знал, что несколько недель регулярного принятия Сэмом наркотиков, обеспечат ему жестокую ломку, и он пойдет на все, только бы больше никогда этого не испытывать.

Сэм догадался, на что его решил обречь Эдвин, и испугался почти также сильно, как когда узнал, что его решили «подсадить на иглу». Ужасно было и то, что когда он не был под кайфом, его способности совершенно его не слушались, и он понимал, что даже если захочет их применить, из этого ничего не выйдет. Он заметался в своей камере, как приговоренный к казни, чувствующий приближение палача.
Он знал о наркомании, о ломке, он читал об этом, но никакие слова не могли описать это так, как это было в действительности. Симптомы начали появляться только часов через восемь после принятия последней дозы. Его начала колотить дрожь, а в голове снежным комом нарастала тупо пульсирующая боль.
Он вздрогнул от нереально громкого звука открывающейся двери. Шакал принес ему поднос с обедом.
- Я не хочу есть! – грубо остановил его Сэм, отворачиваясь к стене и дыша как загнанная лошадь.
- Я… только хотел сказать тебе спасибо за то, что ты не рассказал про нож. Меня могли уволить.
Сэм резко обернулся, горя желанием прибить кого-нибудь.
- Пошел к черту! – одновременно с его криком поднос вырвался из рук Шакала и с размаху врезался в стену. Во все стороны полетел град осколков и кусков еды. Шакал предпочел стремительно ретироваться из камеры.
- Стой! – заорал Сэм, когда дверь уже почти закрылась. Шакал недоверчиво застыл на пороге, готовый свалить в любой момент.
- Что еще? Другого обеда не будет.
- Мне нужно в туалет.
- Потерпишь.
- Еще немного, и я блевану прямо здесь.
- Мне-то что? Тебе тут жить.
Сэм едва не расплакался от унижения и обиды. Его трясло словно в лихорадке, а футболка намокла от пота, хотя в камере было совсем не жарко. Желудок бунтовал все сильнее, и при мысли о том, что его вырвет прямо здесь, стало совсем плохо.
Шакал еще немного помедлил, но решил все-таки сжалиться над Сэмом, не желая даже представлять, как ему сейчас плохо.
Сэм только успел добраться до унитаза, как желудок стремительно избавился от всего содержимого. Но, как бы он ни надеялся, лучше от этого не стало. Спазмы продолжали мучить уже совершенно пустой желудок, а от обезвоживания ужасно хотелось пить, но он не мог заставить себя сделать хотя бы глоток воды. Свет резал глаза, и когда его снова бросили в камеру, он впервые был рад, что там не было освещения.
Он опустился на пол, обхватив себя руками, тихонько покачиваясь из стороны в сторону, и дрожа всем телом. Он молился, чтобы стало хоть немного полегче, чтобы организм дал ему небольшую передышку, но становилось только хуже. Боль в мышцах, костях и особенно в суставах стала просто невыносимой, словно суставы живьем выдергивали из тела.
Сердце то начинало биться с пугающей скоростью, то почти полностью замирало, а дышать стало так тяжело, словно на грудь положили наковальню. Но хуже всего была боль. Сэм частенько бывал ранен на охоте, а однажды Дину пришлось удалять из него пулю безо всякой анестезии, но никакая боль не могла сравниться с тем, что он испытывал сейчас. Только последние остатки гордости и сил не позволяли ему начать орать, просить о помощи, умолять прекратить это. Чтобы заставить себя молчать, он вцеплялся зубами в дрожащую ладонь, не замечая, что прокусывает ее, причиняя себе дополнительные страдания. Он не мог понять, почему не теряет сознание, почему не отключается от такой сильной боли, но сознание оставалось ясным, а спасительный обморок так и не наступал.

***

Очнувшись во второй раз, он помнил уже гораздо больше. Он знал, что его зовут Дин, а единственный его родственник – брат Сэм. Артура порадовал даже такой прогресс.
- Ну, во всяком случае, я теперь знаю, как тебя зовут, а то Джейсон явно не твое.
Дин говорил мало и тихо. Его волновало, почему Сэма нет рядом, и он собирался с силами, чтобы расспросить врача.
- Что со мной произошло?
- Думаю, на тебя напали. Ударили по голове, а для надежности еще и выстрелили в сердце.
- В сердце? – рассеянно спросил Дин.
- Ну, думали, что в сердце. Но ты, наверное, в рубашке родился. Я хотел оставить пулю для тебя на память, но полиция забрала ее.
- А мой брат? Где Сэм?
- Если бы ты вспомнил побольше, то мы, наверное, смогли бы разыскать его.
Дин нахмурился. От лекарств и обезболивающего хотелось спать и совершенно не хотелось напрягаться, чтобы что-то вспомнить.
- Ладно, не волнуйся. Думаю, с памятью у тебя все в порядке, просто нужно время, чтобы организм пришел в себя, и все встало на свои места. Побольше отдыхай и ни о чем не волнуйся

***

Иногда неведение – это настоящее счастье. Дин очнулся, внезапно вспомнив абсолютно все. Еще несколько секунд он лежал, не желая верить в то, что это правда, что это не приснилось ему. Страх был таким неожиданным и таким оглушающе сильным, что он почувствовал, как онемели пальцы, а острая боль, которую даже не с чем было сравнить, сжала стальной хваткой все внутренности до самого сердца. Настенный календарь словно издевался над ним, показывая, сколько времени прошло, пока он валялся без сознания.
Левая рука плохо слушалась, как и вся левая половина тела, но ему удалось отодрать от себя все проводки и трубки. На испуганно запищавшие приборы он не обращал внимания, сосредоточившись на том, чтобы придать телу вертикальное положение. Боль разрывала грудь и голову, никакие обезболивающие уже не могли сдержать ее. Получилось не с первого раза, но ему удалось заставить себя сесть на кровати и при этом даже не потерять сознание. Он прижал руку к груди, даже через плотные повязки ощущая, как отчаянно бьется сердце. Немного обнадеживало то, что сюда пока не нагрянул никто из персонала, хотя никакие силы на земле не могли бы сейчас остановить Дина. Всю душу разрывала мысль о том, сколько времени уже прошло и что за это время случилось с Сэмом.
Он понимал, что на одних эмоциях он заставляет организм двигаться из последних сил, но даже этого не хватит, чтобы выбраться из больницы. Он едва не терял сознание даже просто сидя на кровати, а от боли он с трудом различал предметы вокруг себя. Лучше ему все равно не становилось, и он решился встать на ноги. Как оказалось, даже такая сила воли не может выстоять против стольких повреждений. Боль стрелой пронзила все его тело, и он потерял сознание еще до того, как упал на пол.

И снова пробуждение, выматывающее, заставляющее сердце испуганно сжиматься от того, что он ничего не делает, только тратит напрасно время.
Увидев, что он очнулся, Артур подошел к нему, чуть наклонился, чтобы убедиться, что Дин видит и слышит его.
- Ты самый отвратительный пациент из всех, что у меня были! Ты понимаешь, что чуть не угробил себя? И это после того, как только-только пошел на поправку!
- Док, мой брат в беде. - Дин пока не пытался встать, опасаясь, что снова потеряет сознание. – Мне нужно позвонить.
- Ты все вспомнил? Это просто замечательно, но не повод для того, чтобы пытаться добить себя. Кстати, полиция уже давно рвется пообщаться с тобой, у них, кажется, много вопросов.
- Нет, вы не понимаете?! Мне нужно позвонить!
- Тебе сейчас нужно отдохнуть и перестать нервничать…
- Не могу я отдыхать! Мой брат в беде! Если вы не дадите мне телефон, клянусь, я встану и пойду за ним сам, даже если после этого упаду замертво.
Неизвестно, что подействовало на Артура, столь убедительная тирада или то, каким тоном, с каким выражением лица она была произнесена, но он достал из кармана мобильный телефон и протянул его Дину.
Дин поспешно схватил его и выжидательно посмотрел на врача. Артур понял не сразу, но когда до него дошло, он в возмущении поднялся со стула.
- Даю тебе две минуты, а после этого прием лекарств и спокойный сон! – Ворча еще что-то себе под нос, он вышел из палаты.
Дин мысленно поблагодарил свою память за то, что в ней еще удерживался номер телефона бара Эллен. После третьего гудка, трубку наконец-то взяли.
- Эллен? Это Дин.
- Дин! У вас все в порядке? Давно вас не было слышно.
- Нет, у нас совсем не все в порядке. Эллен, может кто-нибудь приехать, забрать меня из больницы?
- Дин, что случилось? – в голосе появилась напряженность, за которой она пыталась скрыть волнение.
- Долго рассказывать. И не по телефону. – Дин устало прикрыл глаза, чтобы защитить мозг от слишком яркого дневного света. – Ты пришлешь кого-нибудь?
- Нет, я сама приеду. Говори адрес.

Эллен приехала в рекордно короткие сроки, но Дину начало казаться, что он с ума сойдет от ожидания. Он, не возражая, позволил Артуру себя осмотреть, даже сделать укол обезболивающего и пообещал, что будет отдыхать и больше никуда рыпаться не станет. Он видел, что Артура искренне волнует состояние его здоровья, но его совершенно не мучила совесть из-за того, что приходится ему врать.
Судя по реакции Эллен, когда она ворвалась в палату, выглядел Дин не лучшим образом.
- О, господи, Дин, может, расскажешь мне, что случилось? И где Сэм?
- Все потом. – Дин со стоном сел на кровати, соображая, как он в таком состоянии выйдет из больницы.
- Ты что, серьезно собрался уйти отсюда? Дин, да ты даже сидишь с трудом!
- Значит, вам придется мне помочь! У меня нет ни времени, ни сил для споров.
Он попытался встать, держась правой рукой за стену, и Эллен подскочила как раз вовремя, подставив свое плечо и не дав ему снова упасть. Дин, собрав остатки сил, постарался не слишком на нее наваливаться.
- Ладно, сматываемся отсюда, - прохрипела она. – Пока мы тут вместе не полегли.
- Нужно проверить коридор. Мой врач меня так просто не отпустит.
- Не волнуйся, твоего врача Джо взяла на себя.
Дин попытался себе представить, что бы это значило, но уточнять не стал. Даже говорить сейчас было бы непозволительной тратой сил. Боль в голове стучала так сильно, что даже зрение затуманилось, а каждый вдох острым ножом впивался в грудь. Он про себя считал шаги, чтобы сосредоточиться хоть на чем-то, кроме накатывающей слабости, поэтому как только он оказался на сиденье автомобиля, все моральные силы, поддерживающие организм, закончились, и он отрубился.

Перегрузки после таких ранений оказались тяжелым ударом для организма. Двое суток Дин пролежал без сознания, окруженный заботой Эллен и Джо. Они нервничали, видя, что случилось что-то ужасное, и терзаясь от неизвестности.
Когда Дин, наконец, пришел в себя, первой его мыслью было, почему он не умер, ведь от него в его теперешнем состоянии толку не больше, чем от трупа. Увидев, что рядом с ним, свернувшись в кресле, спит Джо, он позвал ее. Она моментально оказалась рядом, даже не пытаясь скрыть своего волнения.
- Дин, ты как? Я… мы так за тебя волновались.
- Позови Эллен.
- Зачем? Потом поговоришь с ней, тебе надо отдохнуть.
- Позови ее!
Джо насупившись, но больше не споря, сбегала за Эллен.
- Дин, милый, расскажи, наконец, что случилось. Я звонила Сэму, Бобби, но они не отвечают, а мы не знаем уже что и думать.
Дин вздрогнул так, словно она дала ему пощечину. «Они же еще не знают про Бобби. Я, ну почему именно я должен им сообщить, что он погиб?»
Он старался говорить как можно короче, не вдаваясь в детали, и когда дошел до момента их второй встречи с Сэмом, замолчал, не зная, как сообщить об этом.
- Он… он сказал, что они убили Бобби. Он видел, как его застрелили.
Эллен прижала руки к лицу, словно пытаясь сдержать крик или слезы, но не сказала ни слова. Джо неверяще качала головой, переводя полный слез взгляд с Дина на Эллен. К этому нельзя привыкнуть, нельзя привыкнуть к боли от потери близких друзей.
Собрав все свое мужество, Эллен взяла себя в руки, понимая, что сейчас не время расклеиваться, потому что, судя по всему, это были еще не все плохие новости.
Дин рассказал им про то, каким сломленным выглядел Сэм, что он опасается, долго ли он еще выдержит. Про собственную «смерть» рассказывать оказалось проще всего. После того, как он чудесным образом выжил, собственная судьба его мало заботила.
- Дин, может, стоит пойти законным путем? Рассказать полиции о том, что там творится.
- Какая полиция? Даже если полиция и не в курсе их дел, на разбирательства уйдут недели, а то и месяцы, а к тому времени они найдут способ избавиться и от нас и от Сэма.
- Но ты же не собираешься опять туда соваться? – вмешалась Джо. – Дин, ты и так едва не погиб, второй раз они тебя живым не отпустят!
Дин угрюмо уставился прямо перед собой.
- Я знаю. Я думал… может, собрать охотников и взять их штурмом? Они такого точно не ожидают.
Эллен задумалась, понимая, что план сложнее, чем кажется.
- Дин… ты собираешься сказать охотникам, что Сэма похитили из-за его способностей, и рассчитываешь, что они придут ему на выручку?
- Эллен, я не идиот! Нужно наврать им. Сказать, что организация истребляет охотников за нечистью. Что они убили Бобби, чуть не убили меня, схватили Сэма, и неизвестно, кто следующий на очереди!
Ему не нужно было говорить, что если никто не поможет, то он пойдет за братом один, это и так было понятно без слов.
- Хорошо, я обзвоню всех, кого смогу, но Дин, ты должен понимать, что даже если кто-то из них согласится, на то, чтобы собрать их, уйдет несколько дней.
Слова впились в грудь больнее любой пули. Каждая минута промедления была пыткой, но выбора у него не было, и он только молча кивнул.

***

Эдвин присел на колени рядом с Сэмом, искренне наслаждаясь видом совершенно сломленного человека. Он приподнял его голову за подбородок, посмотрел в затуманенные болью глаза. Он знал, что на вторые сутки, самый пик ломки, Сэм будет наиболее уязвим. Сэм мотнул головой, чтобы вырваться из рук Эдвина, но даже на это у него сил не было.
- Сэмми, зачем же так мучиться, - наигранно ласковым голосом обратился к нему Эдвин. – Ведь нужно было просто послушно себя вести, и нам бы не пришлось прибегать к таким мерам.
- Чтоб ты сдох, - удалось произнести Сэму, но прозвучало это слабо и неубедительно.
- Нет, я пока не тороплюсь. И ты даже не мечтай. Если понадобится, я сделаю так, что этот ад продлится для тебя бесконечно долго.
Сэм, судорожно всхлипнув, прижался головой к стене. Как же больно. Умереть было бы гораздо гуманнее.
- Ты сделаешь то, что я тебе приказал? – продолжил Эдвин.
- Я не могу… - Сэм удивился, каким хриплым звучит его голос, а по горлу словно царапает наждачная бумага. - …не могу причинить вред людям.
- А ты не воспринимай это как зло, воспринимай это как необходимую меру, ты сделаешь это ради своей страны. В войну люди тысячами погибали за свою родину.
- Я не убью невинных людей.
- Это не невинные люди. Это те, кто погибнут ради великой цели…
Эдвин говорил очень убедительно, а у Сэма не было сил на ответные аргументы. Боль стальными когтями прошлась по нервным окончаниям, сорвав с губ стон. Сэм уткнулся лбом в стену, зажмурив глаза.
- И не мечтай, завтра не станет лучше. Уже сейчас ты наверняка мечтаешь о смерти, а я сделаю так, что ты будешь умолять меня.
Сэм отчаянно замотал головой. Эдвин, разозленный таким упрямством, стремительно поднялся на ноги.
- Видимо, тебе еще недостаточно плохо, раз у тебя есть силы упрямиться. Если ты не сделаешь, что от тебя требуется, это сделают другие, а ты так и будешь расплачиваться за свое упрямство.
Сэм смотрел, как он выходит из камеры, и ему хотелось заорать, броситься за ним, умолять избавить его мучений. Никогда в жизни еще ему не было так тяжело заставить себя молчать.
Он чувствовал себя полностью сломленным и раздавленным, не было больше сил терпеть эту пытку, и он готов был уже на все, только бы ему сделали укол.
Он даже не услышал, как открылась дверь, и в камеру вошел Шакал, и заметил его присутствие, только когда тот щелкнул пальцами у него перед лицом. От неожиданности Сэм вздрогнул и вжался в стену.
- Эй, да не трону я тебя. Я тебе воды принес. Или, может тебе в туалет надо?
- Нет, - прохрипел Сэм, снова с трудом узнавая собственный голос. Пить хотелось невыносимо, но он знал, что желудок тут же избавится от всего, что в него попадет, пусть даже простая вода. – Ничего не надо.
Шакал не стал настаивать, и собрался уже уйти, но Сэм остановил его, схватив за руку.
- Ты… может быть, ты видел моего брата? Не знаешь, как он? С ним все в порядке?
- Так ты ничего не знаешь? – Шакал удивленно вскинул брови. – Они не сказали тебе?
- Что?! Что мне не сказали?
Сэм понял еще до того, как Шакал ответил ему, но он не хотел, не мог слышать это. Как окончательный приговор, и Сэм знал, что не вынесет этого.
- Твой брат умер несколько недель назад. Его застрелили.

***

- Дин, неужели нет способа заставить тебя остаться? – Эллен, полыхая от возмущения, заставила его сесть на стул и снять рубашку, чтобы сменить повязки на груди.
- Нет. – Дин мрачным взглядом окинул закрытый для посетителей бар, никогда еще не видевший столько охотников одновременно. Невероятно, но отозвалось почти два десятка, хотя Дин полагал, что большинство из них горели желанием отомстить за Бобби, а не освободить Сэма, но ему было все равно. Главное, чтобы они помогли спасти Сэма, и плевать на их мотивы.
Бар напоминал сейчас какую-то штаб-квартиру, столы завалены схемами, картами, повсюду пистолеты, ножи, даже гранаты. Среди сурового профессионализма бывалых охотников, раненый и слабый Дин чувствовал себя бесполезным и ненужным. Он словно отпустил с привязи цепных псов, и они бросились в бой, уже больше не слушая его.
- Нет, - повторил он. Он не стал говорить вслух, что не уверен, что кто-нибудь из них в пылу разборок вспомнит, что нужно вызволить оттуда Сэма.
- Джо!!! Что это ты делаешь?!! – Эллен закричала так неожиданно и так громко, что Дин невольно вздрогнул. От этого малейшего движения по телу прокатилась такая волна боли, что перед глазами поплыли круги, а стул предательски накренился, грозясь скинуть его на пол. Дин вцепился рукой в барную стойку, пытаясь сообразить, как он будет вытаскивать Сэма, если не может даже просто сидеть на стуле.
Джо нехотя подошла к ним.
- И не надо так на меня смотреть! – надвинулась на нее Эллен. – Меня ты своими взглядами не проймешь! Куда это ты собралась?!
- Вместе со всеми, выручать Сэма!
- Нет, - вмешался Дин, не дав Эллен даже рта раскрыть. – Ты никуда не идешь.
- Но почему?! – Джо, была крайне возмущена, что и Дин против. – Я тоже охотник, а лишняя пара рук не помешает.
- Во-первых, ты будешь обузой. Мне хватает того, что я должен вытащить оттуда Сэма, я не хочу еще и присматривать, как бы с тобой чего не случилось, во-вторых, твоя мать сама убьет меня, если ты пойдешь, в-третьих и четвертых, ты - девушка и еще слишком неопытна для такого дела, а в-пятых, я сам лично привяжу тебя к стулу, чтобы ты осталась дома. Достаточно?
От возмущения и обиды Джо забыла все слова. Помолчав минуту, она, закусив губу, молча кивнула.

***

«Все кончено. Во теперь все кончено. Из-за меня погибли мама, Джесс, Бобби, а теперь и последний родной человек. Дин.» Сэм чувствовал, что теперь-то моральное и физическое состояния полностью соответствуют друг другу. Истерзанное тело и вывернутая наизнанку душа. Он медленно двигался вдоль стены, привалившись в ней плечом, словно муха с вырванными крыльями. Два шага, угол, снова стена, два шага. Он не пытался найти успокоение или смысл в движении, просто двигался медленно, с болью, так же, как и мысли ползли через сознание, продолжая терзать. Он знал, что ему теперь нужно делать. Конечно, ему не заслужить прощение за то, что он натворил, что бы он теперь ни делал, никакие слова не вернут брата. Даже месть не принесет покоя, не спасет его душу, которой наверняка уже уготовано местечко в аду за всех, кого он погубил.
Он все время представлял себе, как это произошло. Убили ли они Дина как Бобби, выстрелив в голову, устроив кровавое месиво из его мозгов, или аккуратно и мене кроваво пустили пулю в сердце. Что Дин говорил перед смертью? Или они завязали ему рот, лишив даже этой последней возможности? Вспоминал ли он Сэма, может, хотел попрощаться с ним? Или проклинал его за то, что погибает из-за него?
Сэм замер, сообразив, что в дверях стоит Эдвин.
- Ну как, Сэмми, ты подумал над моим предложением?
- Да. Я все сделаю, только прекратите это… я больше не могу…
Эдвин, как обычно, победно улыбнулся. Он хотел убедиться, что Сэм действительно сломлен.
- Скажи это. Попроси.
- Что?!
-Скажи, что будешь беспрекословно меня слушаться, и хорошенько попроси сделать тебе укол.
Сэм прикрыл глаза, судорожно втянув носом воздух. Ему было уже все равно, он забыл, что такое гордость. Он заговорил, уставившись прямо в стену перед собой невидящим взглядом.
- Я буду беспрекословно слушаться и делать все, что мне скажут. Пожалуйста, мне нужен укол.
Эдвин, ухмыльнувшись, потрепал его по волосам.
- Вот видишь, не так уж и сложно быть послушным. Не обязательно было столько мучиться. Пошли в лабораторию, я дам тебе твое «лекарство».

Сэм молча наблюдал, как руку чуть выше локтя перетянули жгутом, как возился лаборант, не сумев с первого раза попасть в вену, как наркотик попал ему в кровь, начиная действовать почти мгновенно. Он чувствовал себя таким сильным, как никогда в жизни. Казалось, волны силы, ощутимые в воздухе как электричество, расходились от него во все стороны, невидимые, но от того не менее реальные.
Эдвин почувствовал неладное и попытался взять ситуацию под контроль.
- Сэм, ты, кажется, меня неясно понял. Я сказал «беспрекословно слушаться»…
Он не успел даже договорить, как здание сотряс мощный удар, словно толчок землетрясения. С потолка посыпалась штукатурка, стены тревожно затрещали. Сэм стоял посреди комнаты, глядя на Эдвина совершенно пустыми глазами, и даже не шевеля ни пальцем, но Эдвин не сомневался, что это его рук дело.
- Отрубите его! – заорал он лаборантам и подбежавшей охране. Сэм с удовлетворением отметил страх в его голосе.
Сразу несколько человек бросились к нему, охранники с дубинками и электрошокерами, лаборанты – с транквилизаторами. Не успели они сделать и пары шагов, как невидимая сила раскидала их в разные стороны, кого вырубив о стену, кого просто выкинув в коридор. Еще один сокрушительный удар сотряс здание. Рушились стены, осыпался потолок, замигал свет, где-то кричали люди, возможно, они были ранены, возможно, кто-то погиб, но Сэму было все равно. Он видел перед собой только Эдвина, все остальное не имело значения. Эдвин понял, что глядит в глаза своей смерти, и никто и ничто уже не спасет его. Он выхватил пистолет и выпустил в Сэма всю обойму. Сэму хватило едва заметного движения головой, чтобы все пули, не достигнув цели, разлетелись в разные стороны. Несколько из них попали в шкаф с медикаментами, там что-то взорвалось, и пламя стремительно вспыхнув, охватило не только шкаф, но и всю стену, расползаясь по комнате, наполняя ее удушливым дымом. Кто-то снова попытался ворваться сюда, напасть на Сэма, но он вырубил их, даже не глядя. Он уже не управлял своими силами. Он несли разрушение, сокрушая все на своем пути.
Эдвин почувствовал, как поднимается в воздух, направляемый холодным взглядом Сэма.
- Подожди!! – заверещал он. – Не надо! Ты же не убийца, не делай этого! Я отпущу тебя! – Ему показалось, Сэм задумался, и он затараторил еще отчаяннее. – Я сделаю все! Скажи, чего ты хочешь?
- Верни мне брата, - тихо прошептал Сэм и швырнул Эдвина через всю комнату. Тот врезался в горящий шкаф, рухнул на пол бесформенной кучей и был тут же придавлен куском стены. На нем загорелись штаны, но он не мог до них дотянуться.
Сэм все также равнодушно наблюдал, как огонь добрался до плоти Эдвина, с жадностью набрасываясь на свою добычу. Эдвин заорал. Он чувствовал, как горят его ноги, как кожа покрывается волдырями, чернеет, лопается. Он звал Сэма, молил о помощи, проклинал его, а потом просто орал, громко, отчаянно.
Сэм прислонился спиной к стене, опустился на пол, обхватив руками колени и слушая вопли Эдвина. Он осознал, что не чувствует ничего, ни жалости к умирающему в муках человеку, ни удовлетворения от мести. Абсолютная пустота.
Жар в комнате нарастал, вопли Эдвина перешли в пронзительный визг, Сэму даже показалось, что он чувствует запах горелой плоти. Если бы было чем, его бы вырвало.
Вокруг творился невообразимый хаос. Кричали люди, сновали по коридорам, уворачиваясь от кусков падающих стен и потолка, и пытаясь найти выход, орала пожарная сирена, лопались от высокой температуры стекла, до которых успел добраться пожар. Сэм почувствовал, как нагрелись стены и потолок, еще немного и жар от них начнет обжигать. Дышать стало совсем тяжело, голову заволакивало туманом. Он подумал, что символично будет умереть так же, как мама, как Джесс, жаль только, что он уже не увидится с ними, потому что ему гореть в этом огне целую вечность за всех, кто погиб по его вине.
Пламя подобралось еще ближе, опалив волосы, на пробу обжигая руку, но он даже не вздрогнул, не пошевелился, лишаясь последних сил, погружаясь в темноту.

***

- Сэм!!! – кричать получалось с трудом. Дым разъедал глаза и легкие, усиливая боль в груди.
Дин пробирался через завалы, уже не разбирая, где находится, и в какую сторону ему двигаться. Кое-где двери были завалены, и приходилось возвращаться назад и искать другие пути. Людей в здании почти не осталось, большинство успели эвакуироваться, остальные, те, что были ранены и не могли передвигаться достаточно быстро, в шоковом состоянии пытались найти выход из этих развалин. Охотники рассредоточились по зданию, понимая, что большую часть работы, землетрясение, как они думали, сделало за них. Им оставалось только найти главного, того, кто здесь отдает приказы, и только двое из них пошли с Дином искать Сэма.
Он начал отчаиваться, что не найдет Сэма, он не представлял, куда идти, и лишь приблизительно догадывался, в какой части здания находится брат. Только интуиция подсказывала, что надо идти к источнику пожара.
- Сэм!! – снова заорал он, уже почти паникуя. – СЭММИ!!
В ответ что-то оглушительно загрохотало в соседнем помещении, похоже, обвалился потолок.
- Дин, - позвал его один из охотников. – Думаю, пора валить отсюда. Здесь никого нет.
- Я никуда не уйду без Сэма! – огрызнулся Дин и тут же закашлялся от едкого дыма.
С каждым шагом температура повышалась, а лица пришлось закрыть куртками, чтобы не задохнуться. Дин уже почти ничего не видел, и не разбирал, куда идет. В следующем помещении бушевал пожар, по-видимому, центр этой катастрофы. Дальше пути не было, и Дин с ужасом понял, что придется возвращаться.
Охотник тронул его за плечо, привлекая внимание.
- Там кто-то есть, - он указывал рукой в сторону ближайшего завала, где из-под камней торчала нога в до боли знакомом ботинке. Огонь уже подбирался к Сэму, вгрызаясь в незащищенную кожу рук, шеи, лица.
Дин, не в состоянии даже кричать от ужаса, сорвал с себя куртку и бросился тушить огонь. Охотники, тоже не теряя времени даром, растаскивали завалы, придавливающие Сэма. Все трое уже не переставая кашляли, дым забил нос, горло, легкие, а от нестерпимого жара, казалось, вот-вот полопается кожа.
Дин прижал руку к груди, борясь с подступающей темнотой. «Нет, нет, только не сейчас, нельзя терять сознание».
Один из охотников потащил Дина к выходу, поддерживая его, второй вынес Сэма. Путь обратно они искали уже чуть ли не на ощупь, и когда оказались, наконец, на свежем воздухе, без сил рухнули на землю, задыхаясь как рыбы, вытащенные на берег. Дин, исчерпав все резервы организма на поиск и спасение брата, потерял сознание.

Пришел в себя он довольно быстро, свежий прохладный воздух, врывавшийся в открытое окно машины, приятно обдувал лицо. Он старался дышать осторожно, вдыхая не глубоко, потому что легкие, забитые гарью от пожара, грозили еще одним выматывающим приступом кашля. Он полулежал на переднем пассажирском сиденье машины, один из охотников был за рулем.
- Дин, ты как? В порядке? – охотник, Дин никак не мог вспомнить его имени, оторвал взгляд от дороги, и окинул его оценивающим взглядом. – Думаю, вам обоим нужно в больницу.
«Вам обоим». Эти слова подействовали на Дина как ледяной душ.
- Сэм! Где он?!
Охотник молча кивнул головой на заднее сиденье.
- Сэмми… вот, черт!
Дин никогда еще не видел младшего брата в таком состоянии. Сэм исхудал так, словно пробыл это время в концлагере, дышал он тяжело и прерывисто, а правая рука, часть шеи и лица были покрыты ожогами. Дин ломанулся на заднее сиденье, не замечая больше ничего вокруг. Он молился только чтобы Сэм был жив, со всем остальным они справятся. Оказавшись рядом с братом, он немного успокоился, чувствуя пусть неровное, но стабильное дыхание. Дин подумал о том, что нужно бы осмотреть его, проверить, что повреждено, но сил хватало только на то, чтобы удерживать себя в сознании.
- Я отвезу вас в больницу, - обратился к нему охотник.
Дин прокрутил в голове возможные варианты и понял, что ехать в больницу было бы рискованно, он и так привлек внимание полиции, а уж после того, как сбежал оттуда, наверняка заинтересовал их еще больше. Прояви они чуть больше усердия, и он бы уже сидел в камере, а уж если он завалится туда с раненым Сэмом, то наверняка обеспечит им билет в тюрьму. Он вспомнил, что врач, лечивший его, проявлял неподдельную заботу о его состоянии, возможно, удастся уговорить его помочь.
- Нет, нам нельзя в больницу, - решительно заявил Дин. – Погоди, сейчас я скажу, куда нам ехать.
Дин набрал номер Эллен и в двух словах рассказал ей, что произошло, и в чем суть проблемы. Он попросил подключить Эша и найти адрес врача, о котором Дин знал лишь его имя. Через пять минут Эш уже диктовал ему адрес, а еще через полчаса, машина притормозила у симпатичного двухэтажного домика, с аккуратной зеленой лужайкой и крышей из красной черепицы.
Сэм был все еще без сознания, да и состояние Дина было не намного лучше, и он даже не отказался от помощи охотника, чтобы дойти до двери. Он нажал на кнопку звонка и через минуту увидел, как в доме зажегся свет, затем услышал шаги, торопливые, словно человек привык, что его будят посреди ночи.
- Кто там? – раздался немного сонный голос Артура.
- Это ваш сбежавший пациент, Джейсон Борн…
Дин не успел договорить, как дверь распахнулась, и Артур в удивлении уставился на него. По-видимому, видок у Дина оставлял желать лучшего, потому что Артур явно за него испугался.
- О, господи, что с тобой случилось? Давай, заходи в дом.
- Нет, нет, док, погодите. Моему брату нужна помощь. Он ранен, я не знаю, насколько серьезно, и еще он обгорел. Он без сознания, ему очень плохо.
- Вам обоим надо срочно в больницу. Я сейчас вызову бригаду…
- Нет, стойте! – перебил его Дин. – Нам нельзя в больницу. Док, пожалуйста, я прошу вас помочь. В больницу мы не поедем в любом случае, но вы же не можете позволить человеку умереть.
- У вас проблемы с полицией? – насторожился Артур.
- Послушайте, это неважно. Мой брат умрет, если вы не поможете ему. Я видел, как вы работаете, вам не все равно, вы действительно пытаетесь помогать людям. Просто подлечите Сэма, мы уедем отсюда, и вы никогда больше о нас не услышите.
Артур задумался на секунду, но ответить не успел, в гостиной зазвонил телефон. Он нахмурился, сердито посмотрел на телефон, потом на Дина, но звонивший был явно человеком настойчивым и сдаваться не собирался. Артур молча обернулся, стремительно подошел к телефону, и взял трубку, все также сердито глядя на Дина.
- Да. – он замолчал, внимательно слушая собеседника, лицо стало еще более напряженным. – Да. Когда?... Хорошо, выезжаю.
Он положил трубку и встретился с отчаянным, умоляющим взглядом Дина.
- Меня вызывают в больницу. Неподалеку было землетрясение, много пострадавших.
Дин почувствовал, как пол уходит из-под ног.
- Но… как же Сэм?!
- Вы с ним поедете со мной в больницу, - видя, что Дин собрался возразить, он поспешно добавил, - и не спорь! Я не буду вас регистрировать. Но долго вы там находиться не сможете. Вам придется или лечиться официально, или уехать. Больше я ничего не могу для вас сделать.
Дин поспешно кивнул, боясь, что врач передумает.
- Ждите меня в машине, мне нужно одеться и захватить инструменты, - скомандовал Артур и закрыл перед Дином дверь.
- Что-то мне кажется, что он уже звонит в полицию, - сказал охотник.
- Не думаю. Да и вариантов у нас все равно нет, Сэму действительно нужно в больницу. – Дин максимально быстро вернулся к машине, проверить, как Сэм, через пару минут к ним присоединился Артур.
- Дин иди на переднее сиденье, я осмотрю Сэма по пути.
Дин не возражал, готовый даже идти до больницы пешком, если только Сэму от этого станет лучше. Он откинул голову на спинку кресла, надеясь, что боль хоть немного уймется, и сознание тут же поплыло куда-то, погружая его в спасительную темноту.
- Давно он колется? - напряженный, немного раздраженный вопрос Артура вывел его из оцепенения.
- Что?
- Я спрашиваю, как давно он принимает наркотики?
- Что?!
- Я что, на китайском разговариваю?! Как. Давно. Твой. Брат. Принимает. Наркотики?
- Какие наркотики?! Да для него курение уже чуть ли не преступление! – Дин ответил слишком резко, чувствуя растущий где-то в области живота комок страха.
- Так. Объясняю для непонятливых. Не надо мне врать. Я, конечно, проведу анализ крови, но мне достаточно посмотреть на его глаза и его руки.
Дин смотрел на руки Сэма, на его вены с множественными следами от уколов, и ему захотелось умереть здесь и сейчас. Он уже привык, что их жизнь стала похожа на кошмарный сон, но почему он становится все страшнее и страшнее?!
- О, господи, - прошептал он, едва различая собственный голос. – Нет, док, скажите, что это неправда! Может, у него брали кровь для анализов? – Дин и сам не верил в это, но ему еще никогда не было так страшно, он чувствовал, случилось что-то непоправимое, что не исправить теперь до конца жизни.
Артур поднял глаза на Дина, почувствовав в его голосе боль и мольбу.
- Ты не в курсе, что твой брат наркоман?
- Но Сэм не наркоман! Нет… господи, неужели они его подсадили…
- Может, расскажешь, наконец, в чем дело?
Дин зажмурился, словно надеялся, что этот кошмар исчезнет, но когда открыл глаза, то увидел все ту же безрадостную картину.
- Он… его похитили несколько месяцев назад. Не знаю, что они с ним делали это время. Но это же Сэм! Да он скорее умер бы, чем начал принимать наркотики! – Дин осекся. Сердце испуганно сжалось.
- Кто его похитил? И почему вы бегаете от полиции?
- Да какая разница, Док, пожалуйста, помогите Сэму, это сейчас самое важное. Вы ведь сможете его вылечить?
- Посмотрим, - неопределенно бросил Артур, открывая дверь, так как машина только что затормозила у здания больницы. – Подождите здесь, я позову санитаров с носилками.
Дин подошел к Сэму, прислонился пылающим лбом к прохладному металлу машины и прикрыл глаза. Казалось, ужас заполнил всего его так сильно, что сил уже не было даже думать о том, что с ними теперь будет. Сэм наркоман. Это не просто ранение, это не то, от чего можно вылечиться и жить дальше. Даже если он справится, победит, это навсегда останется с ним, никогда не отпустит, и до конца жизни они будут помнить, что может снова сорваться. Вечное напоминание об Эдвине и его концлагере.

Он не хотел выпускать Сэма из поля зрения ни на секунду, до дрожи боясь потерять его как… как потерял уже стольких близких людей, но Артур сказал, что выгонит их, если он будет спорить. Поэтому сейчас он послушно сидел на кровати, позволяя медсестре обрабатывать его раны, боли от которых он уже не чувствовал, ожоги, которых он даже не заметил. Хотелось, чтобы этот момент застыл навечно, он боялся, что сейчас вернется Артур и скажет что-то еще более ужасное, доказывая, что фраза «хуже некуда» явно была придумала человеком, не знавшим Винчестеров.
Сердце испуганно забилось, затрепыхалось, запертое в грудной клетке. «Нет, нет, погоди, я не готов, остановись, дай мне еще хоть несколько секунд неведения!». Он даже не нашел в себе сил спросить, как Сэм.
- Дин, состояние твоего брата очень тяжелое. Иммунитет ослаблен наркотиками, организм совершенно истощен, поэтому с повреждениями не справляется. У него сломана ключица, от сильного удара повреждена почка, и порядка пятнадцати процентов тела покрыто ожогами третьей-четвертой степени. – Артур привык сообщать убитым горем родственникам нерадостные новости, поэтому он старался не смотреть Дину в глаза. Он тяжело вздохнул и собрался с силами. – Но это еще не все. Скоро у него начнется ломка. Вряд ли он придет в сознание до тех пор, так что от основных мучений он будет избавлен, но должен сказать тебе, что организм его может не выдержать.
- Ломка… - рассеянно повторил Дин, только сейчас осознав, что все еще надеялся, что следы от уколов означают что-то другое, а не наркотики.
- Дин, ну же, приди в себя. Я сделаю для него все, что в моих силах.
Было странно слышать от кого-то другого слова, которые он привык считать своим долгом. Но сейчас он не мог ничего поделать для Сэма, после того, как допустил, что с ним случилось самое страшное, ему оставалось только ждать.
Он понял что такое ад. Ад это сидеть у кровати угасающего брата и ощущать свою полную беспомощность. Ад это видеть на его лице ожоги, шрамы от которых останутся вечным укором ему за то, что он не справился. Ад это когда нет сил заставить себя перестать представлять, как брата подсадили на иглу. Ад это следить за стрелками часов и отмечать про себя, что Сэм прожил, продержался еще час и молиться, чтобы он пришел в себя, чтобы закончилось это чудовищное ожидание. Он чувствовал себя старым и уставшим, словно каждая минута отнимала у него год жизни.

***

Дин оставил на столе незапечатанный конверт с письмом. Помедлил еще минуту и подписал на конверте «Эллен». Он не был склонен к таким сантиментам, как прощальное письмо, но, зная, как Эллен привязалась к нему за это время, хотел, по крайней мере, все ей объяснить, она так помогала ему эти полгода. Нет, конечно, денег он от нее не взял. Подделывал карточки, мошенничал, выкручивался как мог, даже едва не продал Импалу, чтобы набрать денег на частную клинику. Но она была рядом, поддерживала, старалась помочь ему держаться, когда сил бороться уже совсем не было.
И вот теперь все, он знал, что все бесполезно, что жизнь погасла. Она раскололась еще тогда, полгода назад, и он не мог заставить себя жить дальше… без Сэма.
Он вышел на улицу, с удивлением отметив, что кого-то сейчас, наверное, волнуют такие мелочи, как льющий стеной дождь, как промокшая одежда. Он же даже не замечал этого, он думал только о том, чтобы получить свою жизнь обратно такой, какая она была до того, как он потерял брата. Не было способа, чудес не бывает.
Он сел в машину, медленно, словно нехотя, повернулся к пассажирскому сиденью.
- Ну что, Сэмми, прокатимся немного?
Сэм смотрел перед собой пустым взглядом, не реагируя на слова брата.
- Сэм? – неожиданно для самого себя он протянул руку и коснулся почти не заметных шрамов на его лице. – Ты же знаешь, что я все перепробовал, но я не знаю, как тебя вернуть. Если бы только ты… Сэм, мы бы со всем справились. Я бы все исправил. – Сэм сидел, словно манекен, как и день, как месяц, как полгода назад. – Пора выбираться из этой ловушки, другого способа я не знаю.
Дин не стал включать музыку, тишина в салоне впервые за полгода не оглушала его. Через пару миль машина съехала с шоссе, и остановилась перед предупреждающими заграждениями. Впереди простиралась равнина, высушенная серая земля, расколотая широкой трещиной бездонного каньона. Дину не хотелось думать о том, успеет ли он почувствовать, как машина ударится о камни там, внизу, успеет ли запомнить сам полет, будет ли это больно, да и какая разница, больнее, чем сейчас уже не будет.
- Готов, Сэм? – он посмотрел на брата. Никакой реакции. Ни малейшего проблеска жизни в глазах.
Он вдавил педаль газа в пол, и Импала рванула вперед, сметая забор, оставляя лишь облако пыли после себя. Дин отпустил руль, откинулся на сиденье, уже не желая больше ничего контролировать. Черный, такой притягательный провал приближался с пугающей скоростью. Дин закрыл глаза, не слыша ничего вокруг, кроме биения собственного сердца. Оно устало биться, устало болеть, он ведь заслужил этот отдых.
Машину развернуло так резко, что он чуть не упал с сиденья, и сильно приложился головой к дверце. Он неожиданности глаза испуганно распахнулись, нога соскочила с педали газа, и через пару метров машина остановилась.
Не веря своим глазам, он смотрел на Сэма, судорожно вцепившегося в руль. Глаза младшего брата сейчас были отражением его собственных эмоций: шок, удивление, испуг. Надежда. В них были боль и слезы, но они были живыми. В них была жизнь. Впервые за эти полгода.

THE END.
_________________
"Фу, какая гадость... Нет, не смей переключать!" (c)

Я знаю точно, наперед: сегодня кто-нибудь умрет. Я знаю где, я знаю как. Я не гадалка, я - Маньяк)))


Last edited by Асцелла on Sat Aug 16, 2008 9:50 pm; edited 1 time in total
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
monkatrin
Знаток


Joined: Nov 15, 2007
Posts: 60

PostPosted: Mon Dec 24, 2007 9:41 am 
Post subject:
Reply with quote

прочитала снова...я в шоке. Так живо, реально всё передать, изобразить братьев такими, какие они есть, передать все эмоции так, чтобы читатель их прочувствовал, и вообщем, ТАК написать...
Асцелла, снимаю шляпу, преклоняюсь перед твоим талантом, и просто восторгаюсь фантазией. Smile
_________________
Молчание - лучшый способ ответить на бессмысленные вопросы.
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Fiona
Свидетель


Joined: Dec 20, 2007
Posts: 21

PostPosted: Mon Dec 24, 2007 2:53 pm 
Post subject:
Reply with quote

Очень тяжелый рассказ... Мальчиков очень жаль... Сэм сломался окончательно... Асцелла, спасибо, что оставила надежду в конце фика, иначе было бы гораздо тяжелее Bye .
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Agni
Вендиго


Joined: Nov 21, 2007
Posts: 67
Location: Омск

PostPosted: Tue Dec 25, 2007 7:12 am 
Post subject:
Reply with quote

Прочитала... Это замечательно. Но и тяжело, и трудно... Но свет в конц тоннеля всё же появился. Спасибо! И за фик, и за такую концовку...
Back to top
View user's profile Send private message Visit poster's website AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Vik
Прохожий


Joined: Dec 20, 2007
Posts: 3
Location: Boston

PostPosted: Sun Jan 06, 2008 1:21 pm 
Post subject:
Reply with quote

Асцелла, Я давно прочитала твой рассказ, но все не было возможности отписаться. Может я покажусь слишком банальной, если скажу что ты очень сильный автор. Не каждому удается так писать, а у тебя, что не фанфик, то шедевр.
Мне очень нравится твой стиль, как развивается сюжет, да и сами идеи отличаются оригинальностью. Я стараюсь читать дописанные работы, но иногда просто не хватает терпения.
И так по самому фанфику. Написано потрясающе иногда создается впечатление того, что ты не читаешь рассказ, а смотришь новую серию. Я читала твой фанфик в самолете и постепенно бледнее пугала пассажиров, было довольно забавно. Финал шокировал. Хоть я и не надеялась на happy end, ведь в какой-то момент стало ясно, что ни чем хорошем это не закончится, но все же шок был.
Огромное тебе спасибо за то что ты делаешь. Я уже давно «подсела» на твои работы, теперь же даю их читать многим своим друзьям.
Я считаю, что это твоя лучшая работа. В том плане, что она написана очень профессионально.
Еще раз спасибо.
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Sun Jan 06, 2008 11:46 pm 
Post subject:
Reply with quote

Асцелла, читала ранее это фик "там" -столько эмоций он у меня вызвал. Увидела, перечитала еще раз, и опять в конце, как наивный ребенок, читаю и думаю - ну они же не упадут? нет? - слава автору и в этот раз они не упали))) Очень понравился, сильные эмоции вызывает и пробирает...
Автору
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
Асцелла
Любимый Маньяк


Joined: Nov 10, 2007
Posts: 340

PostPosted: Mon Jan 07, 2008 5:48 pm 
Post subject:
Reply with quote

monkatrin, ой, большое тебе спасибо за такие слова, мне вдвойне приятно, потому как этот фик мне на удивление самой нравится, так что безумно приятно слышать о нем такие отзывы.

Fiona, вот представляешь, я до самого конца не ожидала, что они выживут, до последнего абзаца, а потом Сэм так неожиданно крутанул этот руль, что даже я удивилась. Да, даже такой финал, наверное, нельзя назвать хэппи-эндом, но он оставил надежду. Спасибо!

Agni, тебе спасибо. За то, что прочитала, оставила отзыв. А насчет тяжело и трудно, то он такое впечатление и оставляет, наверное потому, что и писался тяжело и трудно в моральном плане.

Vik, огромное спасибо, что решила оставить отзыв, мне твое мнение очень важно. Правда я покраснела от твоих слов. Наверное, это черта большинства авторов, считать себя недостоиными подобных комплиментов.
Очень много сил у меня отнял этот фик, но то, что он удостоился такой оценки, стоит того. Жаль только твоих соседей в самолете)))
Еще раз спасибо тебе огромное!

Del, эх, я, садюга))) так измываюсь над мальчиками и над читателями! Наверное я и правда садюга, потому что люблю, когда мои фики пробирают, не оставляют равнодушными. Спасибо тебе!
_________________
"Фу, какая гадость... Нет, не смей переключать!" (c)

Я знаю точно, наперед: сегодня кто-нибудь умрет. Я знаю где, я знаю как. Я не гадалка, я - Маньяк)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Director
Кровавая Мэри


Joined: Nov 11, 2007
Posts: 662
Location: Москва

PostPosted: Mon Jan 07, 2008 6:35 pm 
Post subject:
Reply with quote

Асцелла, ну мое мнение о своем творчестве ты знаешь, и об этом произведении в частности. Наверное, это твой самый тяжелый фик, у меня до сих пор большая колючая ледышка в животе еще с прошлого прочтения. Боюсь, что второй раз я не смогу заставить себя это прочитать, именно потому что это очень сильно написано. Ты Маньяк и Садист, но ты Великий Маньяк и Садист!
_________________
Лучше иметь пистолет и не нуждаться в нем, чем нуждаться и не иметь!
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Tue Jan 08, 2008 2:40 am 
Post subject:
Reply with quote

Асцелла, не буду оригинальной, если скажу, что это самый сильный и профессионально написаный твой фик. Самый, наверное, зрелый: и по сюжету, и по стилю, и по психологизму ситуации. И для меня, наверное, самый тяжелый, после "Мышеловки".
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Асцелла
Любимый Маньяк


Joined: Nov 10, 2007
Posts: 340

PostPosted: Fri Jan 11, 2008 8:21 am 
Post subject:
Reply with quote

Director, хоть и знаю, но все равно приятно еще раз услышать твое мнение. Это действительно самый тяжелый для меня фик (и по написанию, и, как вижу, по прочтению), а потому я безмерно рада, что он вызывает подобные эмоции. Ну вот, я теперь не только Маньяк, но еще и Садист Happy Эх, сколько у меня имен, одно ласковее другого.

yanson, и, заметь, никакой нечисти. Совершенно человечно бесчеловечный фик. Тьфу, ну и сказанула)))
А вот смерть Бобби мне до сих пор простить не могут.
Quote:
И для меня, наверное, самый тяжелый, после "Мышеловки"
Для меня, кстати, тоже. А ведь написанное начало у меня пролежало довольно долго, и я его чуть было не забросила, думала, из этого ничего не выйдет. А вот ведь, как оно обернулось.
_________________
"Фу, какая гадость... Нет, не смей переключать!" (c)

Я знаю точно, наперед: сегодня кто-нибудь умрет. Я знаю где, я знаю как. Я не гадалка, я - Маньяк)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Асцелла
Любимый Маньяк


Joined: Nov 10, 2007
Posts: 340

PostPosted: Mon Feb 11, 2008 9:19 am 
Post subject:
Reply with quote

Kiska-Hom, о, это уже какая-то закономерность. Очень часто меня начинают читать с этого рассказа. Повторюсь, но он мой любимый, так что здорово, что ты все-таки не бросила.
Я безумно рада, что все настолько понравилось, спасибо тебе огромное!!

Grinders, ух, ну я опять от твоих комментов в шоке! Меня еще и со Стивеном Кингом сравнили! У меня же так сердце не выдержит.
Quote:
Но получилось мало в плане написанного. Это, в принципе, и хорошо - сюжет держится молодцом по всем параметрам и качеству душевных переживаний, и одновременно плохо - такой размах заслуживает более эпического действия.
Да, ты опять прав, хоть это и самое большое мое произведение, но, после окончания мне показалось, что, может, я поторопилась, и нужно было поподробнее, подлинее. А потом подумала, что как получилось, так получилось, а то вдруг было бы затянуто. Зато заслужила такие слова
Quote:
Такого накала страстей не было еще ни в одном твоем произведении. (ну разве что только, "Когда закончится дождь" - вот там я реально пустил слезу (!) )
Большущее-пребольшущее тебе спасибо!!
_________________
"Фу, какая гадость... Нет, не смей переключать!" (c)

Я знаю точно, наперед: сегодня кто-нибудь умрет. Я знаю где, я знаю как. Я не гадалка, я - Маньяк)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Julia22
Медиум


Joined: Aug 19, 2008
Posts: 83
Location: Lawrence, Kansas

PostPosted: Fri Sep 05, 2008 9:14 am 
Post subject:
Reply with quote

О Господи ты моей смерти хочешь? Я рыдала. Дочитывала я в распечатке, сидя на остановке, на меня люди как на психа. Некоторые подходили: "Девушка у Вас что-то случилось?"
Но я все равно в неописуемом восторге.
_________________
Не заставляйте женщину плакать, Бог считает ее слезы...
Back to top
View user's profile Send private message
brainstorm
Прохожий


Joined: Jan 09, 2009
Posts: 3

PostPosted: Fri Jan 09, 2009 7:21 am 
Post subject:
Reply with quote

Автор не просто маньяк, автор МАНЬЯЧИЩЕ!!! обожаю подобные фики. Спасибо.
Back to top
View user's profile Send private message
Асцелла
Любимый Маньяк


Joined: Nov 10, 2007
Posts: 340

PostPosted: Sat Jan 10, 2009 12:38 am 
Post subject:
Reply with quote

Julia22, да боже упаси!! Живи сто лет!
Приятно все-таки, что так проняло)) Спасибо!

brainstorm, Confused Мерси! Стараюсь не ронять подаренное мне высокое звание))
_________________
"Фу, какая гадость... Нет, не смей переключать!" (c)

Я знаю точно, наперед: сегодня кто-нибудь умрет. Я знаю где, я знаю как. Я не гадалка, я - Маньяк)))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
brainstorm
Прохожий


Joined: Jan 09, 2009
Posts: 3

PostPosted: Sun Jan 11, 2009 2:06 am 
Post subject:
Reply with quote

А еще чего нибуть похожего есть? про комнаты я как раз читаю сейчас, но мне уже хочеться еще чего нибуть поманьячьнее если такое слово есть (если нет, запатентирую).
Back to top
View user's profile Send private message
Anna-Lusia
Адский пес


Joined: Nov 09, 2008
Posts: 1872
Location: Питер

PostPosted: Sun Jan 11, 2009 2:20 pm 
Post subject:
Reply with quote

Еще как есть, ты же именно с МАНЬЯКОМ и имеешь дело, с нашим...любииимым! Почитай все ее произведения - ничего более маньячного я, вроде, не читала.
Асцелла...Солнце, ты ж знаешь, я - за оптимистичные концовки, и этим фиком ты в свое время (где-то три месяца назад читала) меня очень приятно удивила! Но все равно по прочтению меня била истерика! О, Маньяк, молю, маньячь и дальше!!! Sad
Back to top
View user's profile Send private message Visit poster's website
brainstorm
Прохожий


Joined: Jan 09, 2009
Posts: 3

PostPosted: Sun Jan 11, 2009 11:17 pm 
Post subject:
Reply with quote

Так вот я про все произведения и спрашиваю так как нашла только 2 и оба уже прочла. И куцу еще.
Back to top
View user's profile Send private message
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Mon Jan 12, 2009 12:57 am 
Post subject:
Reply with quote

brainstorm , фф Асцеллы стоит поискать в фанфикшене их там больше чем два) и еще в слэше есть.

Маньяк, сорри что о тебе и без тебя)
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
DI_W
Медиум


Joined: Dec 31, 2007
Posts: 96

PostPosted: Wed Jan 14, 2009 12:19 am 
Post subject:
Reply with quote

Асцелла, спасибо тебе за надежду на хеппи-энд, подаренную в конце произведения. Во время прочтения этого интереснейшего, эмоционально напряженного фанфика у меня сердце разрывалось на кусочки, например, когда почти убили Дина, медленно и жестоко "ломали" Сэма, а еще убили Бобби. Но фанфик получился жизнеукрепляющим, так как братья все-таки смогли выжить, и есть надежда на будущее.
С огромным интересом буду ждать новых творений Любимого Маньяка!
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Display posts from previous:   
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести All times are GMT + 3 Hours
Goto page 1, 2  Next
Page 1 of 2

 
You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot vote in polls in this forum
Jump to:  


Powered by phpBB © 2001, 2004 phpBB Group
Forums ©


| Главная | Галерея |Сезон 1 | Сезон 2 | Сезон 3 | Видео | Музыка | Субтитры | Дневники | Бестиарий | Дин | Сэм | Джон| Бобби |
| Статьи/Интервью | Актеры | Фанфикшен | Фан-арт | Форумы | Чат | Поиск |

supernatural-family

supernatural. Дженсен Эклз

supernatural TV-Mania



Все текстовые и графические материалы размещены на данном сайте с ознакомительной целью, и принадлежат их авторам. Любое прямое использование материалов сайта (или их модификация) за пределами сайта в целях коммерции запрещены.
Supernatural and all related elements © 2007 The CW Television Network and Warner Bros. Television Production Inc. in association with Wonderland Sound and Vision. All rights reserved.
Supernatural-family © 2006-2007 Крис & Штрига


:: Powered by PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi :: localization Rus-PhpNuke.com :: MSTrenches phpbb2 style by Matt Sims :: Nuke theme by www.nukemods.com ::
Дизайн Aliura :: Создание сайта Kinzy ::