supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное
supernatural - сверхъестественное
 •  Главная  •  Медиа   •  Галерея   •  Фанфикшен   •  Профиль  •  Форумы  • 
 
Навигация
Эпизоды / Медиа
· Сезон 1
· Сезон 6
· Сезон 7-Форум
· Сезон 7-Медиа
· Фильмы
· Сезон 8 -Форум
· Сезон 8 -Медиа
· Обратная связь. Любимые герои.
· Сезон 9
· Сезон 10
· Сезон 11
· Сезон 12
· Сезон 13
О сериале
· Новости
· Джеффри Дин Морган
 Сверхъестественные твитты
· Спойлеры
· 
· 
Перекресток
· Supernatural Diaries
Творчество
· Фанфикшен
· Фан-арт
· Лит. ФЕСТ 2010-2011
· WinterFest - 2012.
 ·
Общение
· Форумы
Конвенции
· 2010
· 2011
· 2012
· 2013
· осень 2017
· 2018
Эксклюзив - Интервью
· Интервью Михаила Тихонова.
· Интервью Владимира Герасимова
Статьи/Интервью/Публикации
· 2010-2015
· 2016
Supernatural Issue
· Выпуск № 1
· Выпуск № 2
· Выпуск № 3
· Выпуск № 4
· Выпуск № 5
· Выпуск № 6
· Выпуск № 7
· Выпуск № 8
· Выпуск № 9
· Выпуск № 10
· Выпуск № 11
· Выпуск № 12
· Выпуск № 13
· Выпуск № 14
· Выпуск № 15
Ссылки
Новая серия
13.10

"Блудные сестры"

18 января 2018 года.
_______________
Цитата недели
Дин:Когда-нибудь придёт и наш черёд. И если меня прикончат, знайте - я зла не держу. Безоговорочно прощаю вас за всё дерьмо, что вы натворили.
Сэм:Кое-кто наворотил дел.
Дин:Ну... прощаю всё.
6.16. И никого не стало.
Наши Дневники































Информация

Rambler's Top100



Рейтинг@Mail.ru
Сверхъестественное в России :: View topic - Неизбранная дорога [AU второго сезона, драма]
Навигация по форумам :: Сверхъестественное в России ::
Forum FAQ :: Search :: Memberlist :: Usergroups :: Profile :: Log in to check your private messages :: Log in

Неизбранная дорога [AU второго сезона, драма]
Goto page Previous  1, 2, 3, 4  Next
 
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести
View previous topic :: View next topic  
Author Message
HUF
Зомби


Joined: Nov 17, 2007
Posts: 968
Location: Loveland, Colorado

PostPosted: Mon Jul 14, 2008 11:16 am 
Post subject:
Reply with quote

Оп-оп-оп... Автор тонко намекнул, что все же собирается делать хеппи-энд с возвратом Дина?Mad

Владда, шесть глав говоришь?Wink *потирая ручки* ждем-с! Не томи только)))
_________________
Моя муза - пьяная, безумная стерва, поэтому в состоянии аффекта выстрелит первой...

Что бы ни предполагали, Крипке все равно нас сделает. (с)Кася
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail Visit poster's website
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Mon Jul 14, 2008 12:07 pm 
Post subject:
Reply with quote

HUF,

Quote:
Автор тонко намекнул, что все же собирается делать хеппи-энд с возвратом Дина?


"удивленно" да?
Я могла бы вернуть Дина в этой главе, просто позволив Джону сделку все-таки заключить... Было у меня такое поползновение. Но я все же от него отказалась.

Энд будет, хотя хэппи и Винчестеры как-то плохо сочетаются. Happy
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
HUF
Зомби


Joined: Nov 17, 2007
Posts: 968
Location: Loveland, Colorado

PostPosted: Mon Jul 14, 2008 12:58 pm 
Post subject:
Reply with quote

Владда, *смиренно* ну да... Да, я - оптимистка! *пристально пересмотрев свои произведения и состроив недовльную моську* на да... Может быть это временами не очень заметно, но все же!Happy

Так-с... Кхем...
Quote:
Энд будет, хотя хэппи и Винчестеры как-то плохо сочетаются.

Ну т.е. в лучшем случае останется незримый предел "два Винчетсера за раз", а один по-любому будет в минусе... Хм... Короче, я жду следующую главу, а все остальное так просто. Мысли вслух! Не болееMad
_________________
Моя муза - пьяная, безумная стерва, поэтому в состоянии аффекта выстрелит первой...

Что бы ни предполагали, Крипке все равно нас сделает. (с)Кася
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail Visit poster's website
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Mon Jul 14, 2008 1:03 pm 
Post subject:
Reply with quote

HUF,

Quote:
Ну т.е. в лучшем случае останется незримый предел "два Винчетсера за раз", а один по-любому будет в минусе...


"улыбнуло" Арифметика-Крипке - два пишем, один в уме Happy

Глава же, как всегда, в процессе Happy
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Thu Jul 31, 2008 10:19 am 
Post subject:
Reply with quote

Уважаемые читатели, месяц-полтора меня не будет в сети. Вот так.
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
HUF
Зомби


Joined: Nov 17, 2007
Posts: 968
Location: Loveland, Colorado

PostPosted: Thu Jul 31, 2008 11:32 am 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, как??? КАК??? *в ужОсе мечется по комнате, выдавая нечеленораздельные звуки и выдерая волоса на головушке*

*плачет* и что до этого момента не будет проды? Совсем совсем не будет?
_________________
Моя муза - пьяная, безумная стерва, поэтому в состоянии аффекта выстрелит первой...

Что бы ни предполагали, Крипке все равно нас сделает. (с)Кася
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail Visit poster's website
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Thu Jul 31, 2008 12:20 pm 
Post subject:
Reply with quote

HUF, милая, я бы с радостью оставила проду перед уходом, но мне сейчас совсем не до Винчестеров - переезд в другой город и судорожные поиски работы Happy Happy Но забрасывать их я ни в коем случае не собираюсь.
От главы сейчас написано вступление, Прежде и немного Теперь - всего-то три страницы, ну куда это выставлять? Happy Happy
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
HUF
Зомби


Joined: Nov 17, 2007
Posts: 968
Location: Loveland, Colorado

PostPosted: Thu Jul 31, 2008 12:23 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, *смиренно всхлипнув* ЭхЪ... *садится перед дверью на коврик как верный (нет, не пес, ну какой из меня пес?!) хомяк* Я буду ждать твоего возращения, родное! Ты только это... не забывай *смущенно* меняHappy И удачного тебе переезда и поиска работы. Жду! Mad
_________________
Моя муза - пьяная, безумная стерва, поэтому в состоянии аффекта выстрелит первой...

Что бы ни предполагали, Крипке все равно нас сделает. (с)Кася
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail Visit poster's website
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Thu Jul 31, 2008 12:35 pm 
Post subject:
Reply with quote

HUF, спасибо Happy Конечно, не забуду Happy И обязательно продолжу Happy
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Fri Oct 10, 2008 5:40 am 
Post subject:
Reply with quote

Урра! Я вернулась! Наконец-то...
Итак, хоть за два месяца никто ничего не написал, что обидно, получите следующую часть!

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
Другие чудеса
(Сэм – центрик)

Хамберг, Арканзас.
Вечерняя полумгла мягко опускалась на двухэтажный дом, стоявший чуть в отдалении от дороги. Отсветы закатных сполохов окрашивали нежно - розовым белые стены и аккуратный метровый заборчик. Удивительно мирная, домашняя тишина нарушалась лишь слабыми отзвуками проезжавших машин.
В окнах зажегся теплый свет.
- Дерек! Ты опять ел в моей кровати! – донесся откуда-то сверху возмущенный вопль.
- Ну, извини, Полли! Я перепутал, - засмеялся похожий голос.
- Я – Пол!
Дробный топот, вперемешку с воплями, пронесся со второго этажа на первый, пролетел через гостиную и прихожую и замер на кухне.
- Эй, - утихомирила мальчишек невысокая, миниатюрная женщина со смеющимися глазами. – Что случилось?
- Дерек опять ел в моей кровати. Там полно крошек, - все еще возмущенно заявил Пол.
- Я же сказал, что перепутал.
Женщина, улыбнувшись, покачала головой, ни разу не купившись на показное смирение одного из близнецов.
- Тогда будет замечательно, если ты перепутаешь еще раз и нынче ночью поспишь в кровати брата.
- Это нечестно! – теперь уже возмутился Дерек, а по лицу Пола расплылась довольная улыбка.
- Зато справедливо.
Мальчики уже ринулись обратно, когда их окликнули.
- Молоко!
- Ма-ам! – на одинаковых лицах проступило одинаковое недовольство.
- Живо!
С глубоким опечаленным вздохом они поплелись обратно и под строгим взглядом матери выпили все до капли. А потом с не меньшим шумом унеслись наверх, попутно пожелав всем спокойной ночи.

Эль-Дорадо, Арканзас.
Небольшой одноэтажный домик, так похожий на своих соседей, тоже прятался в вечернюю тень.
- Кесси, дорогая, - мужчина обеспокоенно застыл в дверях, - ты уверена, что хочешь поехать одна?
- Да, - девушка рассеянно огляделась, потом подошла и обняла мужчину. – Ник, мы ведь это уже обсуждали.
- Ладно, - вздохнул Ник. – Просто я всякий раз за тебя волнуюсь.

Прежде.
… «Все любят клоунов»
- Не смей обвинять во всем своего брата!
Воздух раскалялся от боли и ненависти.
- Почему? – зрачки Сэма угрожающе сузились. – С чего ты так печешься о нем? И почему теперь? Только теперь? Ведь месть для тебя всегда была важнее, чем Дин, чем я, чем все остальные, разве нет? Черт побери, Дин даже не был уверен, что ты действительно любишь его, гордишься им! Он отдал все, что у него было, а ты просто позволил ему умереть! – Сэм сорвался на крик, крупная дрожь сотрясала тело, но гнева и злости не убавилось. – Ты виноват в его смерти, это твоя вина!
… «Блюз о перекрестке»
- Я слышу их! Слышу! – раздался из другой комнаты полный паники крик Эвана.
Сэм поднялся на ноги, оглушенный, раздавленный открывшейся ему правдой. Душа разрывалась от нахлынувших противоречивых чувств.
Половина его сердца отчаянно, неважно какой ценой, жаждала возвращения брата, еще раз услышать его голос, всегда прогонявший тьму, увидеть знакомую нахальную улыбку, вновь обнять его, ощутить себя дома, опять поверить, что в их силах совладать с любой тварью. Чтобы вновь дышать, не чувствуя себя составленным из множества режущих осколков, ему нужен был Дин.
Черт возьми, он даже попрощаться с ним толком не смог!
Он сжал рукоять диновского ножа так, что заломило пальцы.
Другая половина его сердца горела от боли. Его отец! Джон Винчестер, охотник из охотников, отправивший на тот свет добрую сотню тварей, будет гореть в Аду. Немыслимо, неправильно, невозможно. Такое просто не укладывалось в голове. Этого просто не может случиться!
- Папа… - прошептал он с отчаянием и болью, не в силах примирить свое разрывающееся на две половинки сердце.
Эван вылетел в коридор с безумными глазами, дрожа и оглядываясь.
- Они здесь!
И вид этого перепуганного человека заставил Сэма вспомнить, для чего он здесь. Он должен помочь. Только зачем? Зачем оттягивать неизбежное, ведь отец не за тем отправился на перекресток.
- Как это зачем?! – возмутился где-то в глубине души диновский голос. – Ты охотник или кто? Так помоги ему!
Сэм слабо улыбнулся. Так вот, оказывается, какой голос у его совести. Но улыбку прогнал холод внезапной мысли, что такие же псы пойдут однажды по следу отца.
… «Блюз о перекрестке»
Сэм захлопнул за собой дверь кладовой и навалился на нее всем весом, удерживая рвущихся внутрь тварей. Он больше не будет использовать могильную пыль! Она слишком легкая.
Дверь сотрясалась под яростным напором, и, судя по лицу Эвана, псы выли и рычали, как сумасшедшие.
Господи, только бы все… Мысль споткнулась.
Получилось? Сэм внезапно представил, как из вернувшейся с перекрестка Импалы выйдет Дин, растерянный, недоумевающий, как он улыбнется ему и в его глазах вспыхнут яркие, зеленые искорки. И сердце остановилось от нахлынувших одновременно радости и отчаяния.
Не получилось? Кто и почему установил для их семьи принцип равного обмена? Почему Дин не может вернуться без самоубийственной жертвы отца? Это так неправильно выбирать, кого из своей семьи ты любишь больше.
Закончилось? Да. Только бы все закончилось. Уже неважно как.
И в этот момент все стихло. Тишина, минута за минутой, лилась на открытые раны кислотой неизвестности.

Теперь.
Ветер касался кожи, горький, обжигающий, несмотря на свою прохладу, пронизанный нестерпимым отчаянием и болью.
Сэм не открывал глаз. Не хотел, не мог видеть отца в таком состоянии. Никогда раньше он не видел, чтобы его эмоции так перехлестывали через край и чтобы они были такими удушающе сильными. Он не мог вспомнить, каким был отец после Того дня, но если честно, он и себя-то мог вспомнить с большим трудом. Да не особенно и хотелось. И моглось. Все дни тогда слились в одно серое, слепое пятно, слились и исчезли, оставив после себя обжигающую, выматывающую пустоту.
Он снова прислушался, но ничего, кроме свиста ветра и отчаянного, яростного рева мотора не услышал. На мгновение ему почудилось, что он вообще один в машине. Сэм испуганно покосился на отца, закаменевшего за рулем, убеждаясь в его присутствии. Так близко и так далеко. Тьма лилась в окна стремительным потоком, смывающим все человеческое, и, казалось, в ней можно было утонуть. В холодной, равнодушной, жадной мгле. Навсегда потеряться, плутая среди ненависти, мести и отчаяния.
И ярость, внезапная, холодная, отстраненная, смыла страх, сжимавший сердце все это время. Страх перед чужой болью. И страх причинить еще больше боли.
- Останови, - проговорил он спокойно.
- Что? – Джон вздрогнул.
- Останови машину или сбрось скорость, - все так же продолжил Сэм, мимолетно удивившись этому дарованному яростью спокойствию. – Я не хочу закончить свою жизнь в авто аварии.
И еще я не хочу позволить тебе раствориться в ледяной тьме отчаяния.
Джон ошеломленно глянул на спидометр и убрал ногу с педали газа. Он словно пробивался к свету из холодного, черного, вязкого омута, и ледяная тяжесть все еще сжимала грудь, мешая дышать, но уже не стояла перед глазами, застилая собой весь мир.
- Как ты мог так поступить? – голос Сэма можно было резать на кубики и использовать вместо льда. – Ты опять подумал лишь о себе! О своей боли!
Джон почувствовал, как где-то внутри неохотно затеплились привычные искорки гнева. Что такое Сэм несет! Ведь ему самому стало бы легче…
- А каково было бы Дину знать, какой ценой куплено его возвращение? Сколько бы он продержался, прежде чем совершил какую-нибудь… глупость?!
Сэм тяжело дышал, глаза пылали яростью, и температура медленно начала повышаться.
- Это не имеет значения!
- Для кого? Для тебя? А наши чувства тебя не интересуют?
Джон ощутил, как ярость живительным огнем покатилась по венам, и он позволил себе согреться её дымным пламенем.

Боль алым стояла перед глазами, оплетала, не давая даже вздохнуть.
Боже, как тяжело…
Раскаленная лава медленно перекатывалась во всем теле, выламывая виски, выжигая глаза огнями ада.

- Ты всегда поступал так, как считал нужным! Не думал ни обо мне, ни о Дине!
Дин… что-то знакомое… Где-то он уже слышал это имя. Так это же его имя! Они о нем говорили. Но легкую заинтересованность смыла новая алая волна, пришедшая вместе с громким, сердитым голосом.
- Не смей так говорить! Ты сам поступал точно так же!
- Неправда!
Больно. Сердитые, злые голоса словно текли по нервам отдельным расплавленным потоком. Ну почему нельзя помолчать? Или выяснять отношения в другой раз?
- Забыл о колледже?
- Я всего лишь хотел безопасной жизни!
- Ради нее ты бросил меня и брата! Тогда, когда ты был нам нужен!
Ну пожалуйста… Сколько можно рвать друг другу глотки из-за пустяков?
- А сколько раз ты оставлял нас без помощи? А где ты был, когда Дин умирал в Небраске?! Когда мы чуть не погибли в Лоуренсе, где был ты?! Можешь не отвечать! Выслеживал своего долбанного демона!
- Который убивает нас одного за другим!
Да когда же это кончится, черт побери! Хватит! Прекратите орать!
Машина кашлянула раз-другой и заглохла, продолжая по инерции ехать вперед. Погасли фары, и все погрузилось в полную темноту. Винчестеры на мгновение замолчали, осознавая тот факт, что их верная и надежная Импала отказалась работать.
Благословенная тишина! Она, казалось, даже приглушала боль, делая её не такой невыносимой. Судьба наконец-то смилостивилась над измученным сознанием, и все утонуло в спасительной темноте забытья.
Джон несколько раз сердито повернул ключ, но машина не отозвалась. Он сжал зубы и медленно выдохнул, чувствуя, что вот-вот рассыплется на части. Вечер был полон безумия, и ночь ему под стать. Он бросил на Сэма гневно-предостерегающий взгляд, сейчас достаточно одного слова, чтобы чаша, наконец, переполнилась. Еще раз повернул ключ, и, выдохнув то ли ругательство, то ли рычание, выскочил из машины, прихватив с собой фонарик.
Порыв ветра заставил попятиться, а проливной дождь вымочил его в один миг. Он и не заметил, когда испортилась погода. Внезапно сверкнула молния, залив все вокруг белым, дрожащим светом. Оглушительные раскаты грома понеслись ей вдогонку спустя пару секунд.
Сэм, прикрыв глаза, пытался успокоиться, считая до десяти.
Один, два, три… В кого отец такой упрямый? Ведь это совсем не сложно – признавать, да ладно, хоть раз признать, что собеседник может быть прав. Черт!
Один, два, три, четыре, пять… Мы давно уже не маленькие, мне двадцать четыре. А он до сих пор командует мной, как шестилеткой. Черт!
Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь… Ну почему…
Закончить мысль он не успел, ужасный треск прорвался сквозь мерный грохот дождя. Ослепительно полыхнула молния, и ошеломленный Сэм увидел прямо перед машиной темную громаду рухнувшего под напором стихии дерева.
Он сидел, не шевелясь, и отказывался верить собственным глазам. Все, от чего душа горела еще минуту назад, оказалось таким неважным, таким простым и не стоящим внимания. Он с изумлением услышал свой судорожный, неровный вдох, и это помогло ему придти в себя.
- Папа! – выскочил он из машины в разбушевавшуюся грозу. – Отец!
Сэм разгребал руками мокрые, упругие, все время норовящие выскользнуть из пальцев ветки, почти задыхаясь от страха и тревоги, не замечая слез, мешающихся с дождем. В голове не осталось ни единой мысли, он отчаянно, упорно пробивался внутрь кроны.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он ощутил среди мешанины ветвей человека. Он рванулся к нему с такой яростью и безудержной надеждой, что нечто темное, темнее самой ночи, отступило перед ним.
Добравшись до отца, Сэм в первую очередь проверил его пульс. Неровный и слабый, он все же был. Упрямое сердце стучало, не желая сдаваться так рано и из-за такой нелепой причины.
Джону повезло. Его накрыло тонкими, гибкими ветвями, не причинившими непоправимого вреда. Но даже этого хватило, чтобы старший Винчестер оказался сбит с ног и оглушен.
Сэм с трудом вытащил отца. Он старался действовать как можно аккуратнее, чтобы не навредить, и в то же время быстро.
Но сидя без света в неработающей машине, бог знает где, Сэм был готов выть от безысходности. Лезть в двигатель он не рискнул. Не такой уж он и механик, чтобы суметь там что-нибудь исправить. Поверхностный осмотр показал, что у отца сломана правая рука, и, судя по всему, перелом был непростым. И это не считая более чем вероятного сотрясения мозга.
Сэм закрыл глаза и медленно выдохнул, пытаясь успокоиться. От его действий сейчас зависело все. Перелом он зафиксировал, но отец сейчас нуждался в более квалифицированной помощи и элементарном уюте.
Он не мог сказать, насколько далеко они от человеческого жилья и есть ли рядом хоть кто-нибудь. Но сидеть, ничего не делая, и не иметь никакой возможности что-либо изменить, было невыносимо. Он поплотнее укрыл вымокшего до нитки отца, стараясь сберечь тепло, и отправился вперед по дороге, надеясь все-таки найти помощь.
Ему повезло. Очевидно, что за последние сутки их ангелы-хранители перевыполнили годовой план. Метров через двести кончились придорожные деревья, и молнии осветили ровную до горизонта землю и в отдалении характерные очертания дома.
Сэм шел к нему как к последней надежде сквозь грозу, ветер и раскисшую грязь. Он гнал от себя мысли, что дом может быть пуст, что ему не откроют или откажут в помощи. Он не может остаться единственным Винчестером! Он не справиться в одиночку. Разве он может воевать один? Без брата, все время норовящего принять на себя предназначенный ему, Сэму, удар? Без отца, все знающего, готового ради них перевернуть землю и спуститься в ад?
Он не может остаться один!

Пронзительная, тревожащая трель разорвала сонную тишину ночи. Минуту Дженнифер никак не могла понять, что её разбудило, но потом в дверь снова позвонили. Женщина встала, накинула халат и выудила из-под кровати бейсбольную биту. В такую ночь добрых вестей не жди, да и с добрыми людьми напряг. Но с другой стороны, воры и маньяки не будут так трезвонить.
Она спустилась в прихожую, по пути отправив в спальню близнецов. Вечно эти мальчишки норовят влезть туда, где им не место. В ответ на включенный свет звонок вновь залился отчаянной трелью.
- Кто там? – громко спросила Дженнифер, сжимая теплую рукоять биты. На всякий случай. Краем глаза она заметила, что в комнату спустилась её мать с винтовкой в руках. Джиллиан была суровой женщиной.
- Пожалуйста, помогите! – раздался в ответ мужской голос, искаженный отчаянием и болью.
Этот голос, хоть и совсем незнакомый, не вызывал страха, и Дженнифер, немного поколебавшись, открыла дверь. На пороге стоял измученный, промокший насквозь, грязный молодой человек. В его теплых ореховых глазах стыли страх и боль. Совсем не похож на маньяка.
- Что случилось?
- Дерево! – выдохнул парень. – Там, на дороге… дерево… Моему отцу нужна помощь!

Дождь ослабевал. Гроза, все еще сотрясая небеса громовыми раскатами, постепенно стихала и уходила на юг.
Джиллиан оказалась женщиной с головой, к тому же бывшей медсестрой, и быстро взяла ситуацию под контроль. Под её руководством Сэм и Дженнифер соорудили импровизированные носилки, и втроем они перенесли пострадавшего в дом. Сэм пытался помочь, но его тут же отстранили, и он лишь внимательно наблюдал, как быстро и умело его отцу оказывается помощь. В какой-то момент старший Винчестер пришел в себя, ему дали снотворное, и тот уснул. Дженнифер попыталась отправить Сэма спать, но он отказался уйти.
Сэм сидел у кровати отца и, несмотря на чудовищную усталость, навалившуюся после поистине немыслимого дня, не мог уснуть. Стоило закрыть глаза, и перед мысленным взором одна за одной вставали картины прошедшего дня.
Отец, уходящий на перекресток, уходящий, чтобы вопреки всем своим принципам, заключить с ненавистной нечистью сделку.
И ошеломляющее понимание, что подобную вещь он уже пытался провернуть.
Адские псы, жаждущие вонзить клыки в обреченную душу. Он, конечно, их не видел и не слышал, но их отражение, казалось, стыло в полных ужаса зрачках Эвана.
И момент, когда к дому Эвана подъехала Импала, медленно, словно само небо обрушилось на её крышу многотонной тяжестью. В очередной раз за этот безумный вечер душа замерла в наивысшей точке. Сквозь стекло он разглядел отца, и осколки вдребезги разлетевшейся надежды пронзили сердце. Нахлынувшее вместе с тем облегчение смягчило боль. А потом и боль, и радость уступили место всепоглощающему отчаянию, разлитому в воздухе. Чужому отчаянию.
И, казалось, когда все испытания этого дня остались позади – их нелепая ссора, такая обыденная и бесполезная, лишь накаляющая их взаимоотношения. Сколько можно ссориться по пустякам? В самом деле, что за детский повод – выяснять, кто из них прав?
И дерево, так неудачно рухнувшее на их пути, почти похоронившее под собой отца. Бобби будет смеяться до слез – охотника, которого не смогла погубить ни одна из многочисленных тварей, чуть не убило обыкновенное дерево. Анекдот века.
Силы небесные, ну почему им нужно вытащить друг друга из когтей смерти, чтобы понять, что они семья. Все-таки семья.
Раньше все было проще. Намного проще. Дин ухитрялся как-то смягчать все острые углы. И так только у него все получалось…
Горло сжала горечь, и на минуту Сэм закрыл глаза, пытаясь перебороть боль и мгновенный, невыносимо острый порыв вновь увидеть брата.
Он подивился тому, как странно и как по-разному они с отцом пытались справиться со своей потерей.
Он сам не смирился, не принял смерти брата, но ему пришлось учиться жить с этим фактом. Он учился жить заново, учился тащить себя из трясины отчаяния каждое утро, каждый день. Учился жить без Дина и за него.
Иногда ему помогало то, что он чувствовал брата рядом. Глядя в кафе на симпатичную официанточку, он буквально слышал его голос: «Смотри, какая цыпочка. Ну же, не стой столбом, Сэмми».
Он заново научился улыбаться, не пугая людей тем судорожным оскалом, в который первое время превращались его губы.
Он учился жить без брата, но смерть его так и не принял.
А отец, наоборот, поверил сразу. Может, потому, что это было тем, чего он так боялся. Но, поверив, он никак не мог впустить этот факт в свою жизнь. Смерть Дина, как плотина, перегородившая реку, и он бился об неё и не мог пройти дальше.
Он часто думал, что будет горевать о Дине больше и дольше. Порой, ловя себя на мимолетной улыбке, на спокойном, как-будто-ничего-не-случилось настрое, он удивлялся, что так быстро утешился. А потом понял.
Он не утешился и горевать меньше не стал. Просто он был не один. Просто жизнь, с головой окунувшая его в холодное, оглушающее горе, не дала ему там остаться. Заставила работать, реагировать, действовать. Отвлекала от боли, которая прорывалась лишь приступами, хоть и частыми, но не постоянно.
А что было бы с ним, если бы он был один? Сэм вздрогнул, представив черные, холодные дни, одни за одними, дни, бесконечно пустые. От такого действительно впору бросаться на перекресток.
Его выволокли в жизнь, ткнули в нее носом. Заставили жить. Но сейчас он видел, как хрупка грань, отделяющая его от тех черных дней, когда каждый из них – ступенька вниз в бездонную пучину отчаяния.
Он будет жить, потому что иначе все, что делал Дин, окажется бессмысленным. А допустить того, что его брат жил напрасно, он не мог.
И с этой мыслью Сэм опустил голову на руки и мгновенно провалился в сон без сновидений.

Джон не открывал глаз. Все вокруг было спокойно, он чувствовал это по неспешному, почти ленивому движению времени и тишине, да и внутренний голос молчал. Лишь его собственное дыхание чуть слышным шорохом царапало слух. Тело, одурманенное обезболивающим, словно плыло в невесомости, и только правую руку от кончиков пальцев до плеча стягивала жесткая, острая сетка боли. Он понимал, что ему больно, но боль доходила до мозга не как ощущение, а как информация.
И от всего этого ему было удивительно спокойно. Он будто проснулся в новом мире, или в старом мире очнулся он – другой, более выдержанный, более рассудительный.
Мир перестал был смутным, затянутым темной пеленой. Впервые за долгое время он так ясно видел дорогу, на которую он ступил и по которой утянул Сэма за собой.
Он слишком долго обманывал сам себя. И обманывал сына. Сыновей. Одного из них этот обман уже погубил.
Пора перестать лгать. Для них не будет никакого потом. Ни безопасной жизни, ни затерянного домика в теплых, южных штатах, ни уютных вечеров. Ничего этого не будет. Он надеялся все эти годы, что однажды война закончится, и для них наступят мирные времена. Даже когда Дин погиб, он продолжал надеяться.
А сейчас он видел, что эта надежда не только бессмысленна, но и опасна своим фальшивым оптимизмом. Сколько бы они не боролись, эта война будет вечной. Просто на их место придут другие. Другие бойцы подхватят падающие знамя, а от них не останется даже памяти. Он же не может надеяться даже на то, что погибнет раньше Сэма потому, что тогда тот останется наедине с тьмой.
Горечь затопила сердце. Что это – поражение? Неужели он смирился?
Мир возвращался к ощущениям, и привычная яростная решимость разбавила горечь, сделав её почти незаметной. С ним уже бывало такое, на простой человеческой войне. Это лишь понимание, что отступать некуда, что пути назад нет и только там, впереди, возможно то, что сейчас видится невыполнимым. У него уже получалось – переупрямить судьбу. Получится и теперь.
Тишина ночи мягко окутала его сном, и Джон задремал. Ему снилась Мэри.

Сознание вернулось рывком. Дин открыл глаза, и мир предстал перед ним в первозданных красках. Ну, почти… Он лежал на спине на промокшем, холодном полу, а сквозь давно прогоревшую крышу безмятежно синело небо. Ветер, еще по-утреннему прохладный, нес запахи влажной от росы травы, давний, чуть уловимый запах пожара, утреннее стрекотание птиц, редкий, дальний гул дороги и заставлял вздрагивать от озноба.
Дин сделал глубокий вдох и ощутил его каждой клеточкой тела. Он закрыл глаза и медленно выдохнул. Он и забыл, каково это – быть живым.


Утро началось с восхитительного, сладкого запаха выпечки. Сэм сделал глубокий вдох. Он знал, что он не дома, но теплое, уютное чувство настоящей безопасности никак не желало его оставлять.
Он потянулся и поморщился. Все тело ломило, задеревеневшие мышцы отказывались разгибаться. Ну конечно же, он уснул на сидя стуле. Не самый лучший способ выспаться.
Все еще потягиваясь, он взглянул на отца. Тот все еще спал, но сон был спокойным, здоровым, без всяких признаков лихорадки. И это было хорошо. Значит, им удалось избежать инфекции. Но в любом случае им нужно будет попасть в больницу.
Сэм вышел в коридор и буквально нос к носу столкнулся с миниатюрной улыбающейся женщиной. К своему стыду, он совершенно не помнил её имени.
- Доброе утро, - улыбнулся он немного виновато и смущенно.
- Доброе. Мы с вами так толком и не познакомились вчера. Меня зовут Дженнифер. А это Дерек и Пол, - представила она двух одинаковых сорванцов, только что вылетевших в коридор.
- Сэм Винчестер, - он решил не мудрить с фамилией. – Моего отца зовут Джон. Я не знаю, как вас и благодарить.
- О, не стоит, - лицо Дженнифер озарила искренняя улыбка. – Люди должны помогать друг другу. Ванна вверх по лестнице и направо. И не задерживайтесь, а то завтрак остынет.
Сэм кивнул, не сумев подобрать слов для ответа. И, медленно поднимаясь наверх, подумал, что ему хотелось бы жить в таком доме. О том, что он бы хотел иметь такую семью, он не посмел признаться даже себе.

Он наслаждался каждым вдохом, каждым шагом, каждым прикосновением пальцев к шершавой, иззубренной стене. Единственное, что царапало душу, так это то, что он не мог выйти из дома. Он испробовал все – двери, окна, проломы в стенах, но стоило сделать шаг наружу, и он непостижимым образом оказывался внутри, как та девочка, Алиса, в Зазеркалье. И от каждой попытки тревога росла.
В мусоре и пыли на полу полуразрушенного чердака что-то тускло сверкнуло. Дин легко наклонился и поднял почти заросший грязью кусочек стекла, и его несказанно обрадовала сама возможность это сделать.
Он больше не призрак. И, осознав это, он замер. Он вспомнил иссушающую, почти невыносимую боль и то, что ей предшествовало. Отец. Перекресток. Демон. Сделка.
Дин застонал сквозь стиснутые до судороги зубы. Он отказывался верить, что жив такой ценой. Это немыслимо. Этого не могло случиться. Отец не мог, не должен был, не имел права заключать эту сделку.
Он сполз по стене на пол, и влажный холод еще не прогревшихся на солнце камней легкой дрожью проник под одежду.
Как же ты мог… Зачем?
Сквозь острый запах пыли и ветра проступил новый, железный, металлический, такой знакомый, почти родной. А потом добавился звук – капли одна за одной ударяли в пол дробно и в то же время немного вязко.
Дин опустил взгляд – кровь. Он еще успел удивиться, что совсем не было боли, лишь слегка пульсировала левая ладонь, а потом его рожденное шоком спокойствие растворилось в алой, лаково блестящей лужице.
- Зачем?! Кто тебя просил?!
Он размахнулся и швырнул осколок, кое-как оттертый от грязи, в стену. Он тускло блеснул на солнце, рассыпая крошечные алые бусины, щедро почерпнутые из его ладони, и угодил в единственное уцелевшее окно.
Винчестер вскочил. Потому что застывающий в жилах звон осыпавшегося стекла не смог заглушить чей-то испуганный вскрик.
В доме был кто-то еще.


Позавтракать, однако, не удалось. Едва Сэм, с окончательно проясневшей головой, чувствующей прилив энергии в проснувшихся наконец-то мышцах, вышел из ванной, его перехватила Джиллиан. Она, ничего не говоря, отвела его в библиотеку и заперла за собой дверь.
От безмятежного настроения не осталось и следа. Не до конца понимая ситуацию, Сэм безотчетно огляделся, выбирая возможные пути отступления и оружие. Хоть он и не видел в женщине перед собой врага, но доверие к ней весьма и весьма пошатнулось.
А затем она сделала то, чего Сэм совсем не ожидал – протянула ему ключи от машины. От Импалы.
Джиллиан немало прожила и в своей жизни много чего повидала и наслушалась. И, зачем двое мужчин возят с собой оружие, прекрасно понимала. Но зачем нужен был Такой арсенал, в голове у нее не укладывалось. Обрезы, винтовка, пистолеты, всевозможные ножи – пусть. Но увесистый крест, деревянные колья, далеко уже не новые, причем, бесформенные комочки серебра, похожие на выпущенные, а потом вытащенные из дерева и плоти пули и совершенно немыслимое для простых путешественников количество соли.
Чем же занимались их новые знакомые?
Этот вопрос и задала глава семейства совершенно опешившему Сэму. А тот не стал отпираться и не имел ни малейшего желания лгать. И, тяжело вздохнув, начал рассказывать. С каждым словом на душе становилось легче. А может еще и из-за того, что впервые в жизни совершенно посторонний от всех их потусторонних дел человек его слушал так внимательно, так спокойно, не честя собеседника психом.
Конечно, он рассказал не все. Практически ничего о нечисти, её и так слишком много, что о ней вспоминать. В основном о спасенных и потерях: маме, брате, Джесс. Хотелось помнить хорошее и поделиться им. И, может быть, когда эта война заберет и его, кто-то будет помнить о них.
И атмосфера постепенно менялась с недоумевающей на удивленную, а потом и вовсе сочувствующую.
Сэм замолчал, и в комнате наступила тишина, наполненная печалью, сочувствием и чем-то еще, светлым, добрым, теплым, что так редко выпадало на долю Винчестеров – участием, сопереживанием и пониманием.
Сэму вдруг припомнились редкие, спокойные вечера, когда они отдыхали все вместе. Вернее, отец и брат устраивали себе передышку, а он просто наслаждался общением, которое не сводилось к нечисти и оружию, едой, которая не была наскоро куплена в магазине, светом и теплом костра, горевшим не в чьей-то могиле. Он совсем забыл о таких днях. Забыл о том, что у него есть, что вспомнить, кроме печали и боли, разлук и потерь. Он, наконец, нашел в себе силы взглянуть в глаза своей собеседнице, и та тепло улыбнулась.
- У меня есть просьба, - заговорила Джиллиан уже в коридоре. – Я пойму, если ты откажешься.
- Надеюсь, никого не нужно убивать, - немного принужденно пошутил Сэм.
- Нет. Просто раньше я не знала к кому обратиться.
Что-то светлое, безмятежное внутри померкло, словно уменьшилось. Ему не очень хотелось сейчас приниматься за работу, но отказывать человеку в глаза было неприятно.
- Продолжайте.
- Кто-то… ходит по дому. Мы иногда слышим шаги, ясные, отчетливые, словно кто-то прошел на расстоянии вытянутой руки. Иногда голоса. Порой бьются стекла, сами по себе. Исчезают вещи. Это бывает нечасто, но становится страшно.
- В доме кто-нибудь умирал? – Сэм привычно отрабатывал ситуацию.
Джиллиан покачала головой.
- Нет. Но десять лет назад пропала моя внучка. Однажды ночью она просто исчезла. Её так и не нашли. Примерно в то же время все и началось.
- А ваш зять?
- Джек? – с плохо скрываемой неприязнью уточнила собеседница. – Он бросил Дженни примерно тогда же. Оно и к лучшему. Мы с ним не ладили.
Сэм кивнул, принимая к сведению услышанное.
- Я пройдусь по дому, посмотрю.
- Только открываете двери осторожно. Неделю назад мальчики устроили войну, мы еще не все ловушки обезвредили.
У лестницы они расстались. Сэм решил начать с чердака. Картонные коробки были аккуратно сложены у дальней стены, и большое, более или менее чистое пространство было занято теми вещами, которые составляют смысл жизни двух нормальных тринадцатилетних мальчишек.
Он усмехнулся и уже собирался уходить, как вдруг увидел нечто странное – кровь, почти свежая. Она успела лишь заветриться и потемнеть, но еще не засохла, намертво въевшись в дощатый пол. От мелких, почти невидных капель он прошел к целой её лужице.
Его размышления прервали близнецы со смехом и шумом поднявшиеся на чердак. Они немного опешили, застав в своем месте Сэма, но пришли в восторг, увидел то, что он так внимательно разглядывал.
- Кровь. Нет, ты смотри, - Дерек или Пол? – Сэм не мог их различить – осторожно растер небольшую каплю. – Настоящая.
- Номер 17-ть, - категорично заявил второй и в ответ на удивленный взгляд Винчестера пояснил, - Семнадцатое необъяснимое явление. Сюда никто, кроме нас, не ходит. А мы еще не успели порезаться сегодня.
- Восемнадцатое.
- Семнадцатое. Разбитое окно не считается.
- Ну да, - хмыкнул один из братьев. – Шаги и голоса считаются, а разбившееся само по себе окно нет? Восемнадцать.
Сэм огляделся еще раз. На подоконнике рядом с пачкой бумажных салфеток, бейсбольными карточками и птичьим пером лежал оплавленный, измазанный кровью кусочек стекла. Повинуясь внезапному импульсу, он забрал осколок, завернув его в салфетку.
Спускаясь на первый этаж, он остановился на лестнице, разглядывая многочисленные фотографии, запечатлевшие большую семью в разные моменты жизни: свадьба, дни рождения, различные мероприятия. Среди фотографий была и газетная статья, уже пожелтевшая от времени «Дженнифер Харрисон признана лучшим учителем города Хамберг» с улыбающейся, счастливой женщиной на фото.
Сэм замер. Он вспомнил.

- Здесь никто не живет. И, честно говоря, я не понимаю, почему ты оказался здесь, - девушка выжидательно взглянула на Дина.
Тот немного растерянно улыбнулся. И помимо воли Кассандра улыбнулась в ответ. Да, в этом парне море обаяния. Даже не обаяния, нет. Притяжения. Его манеры оставляли желать лучшего, поведение не вызывало никаких сомнений в его эй-детка-давай намерениях, но он не вызывал отторжения. Совсем наоборот. С некоторым удивлением девушка поняла, что делало её нового знакомого, Дина, таким особенным. Он был словно опасное, волнующее приключение, уводящее от обыденности одинаковых дней. Приключение, которое продлится лишь несколько дней, но которое никогда не забудется.
- Так как ты здесь оказался? – вновь спросила она, разрушая притяжение. Спросила потому, что у нее был старый, добрый Ник, а она не из тех, кто меняет спокойные гавани на бушующие шторма.
- Я и сам не знаю, - Дин пожал плечами, отводя, наконец, от нее взгляд. – Просто проснулся здесь. И не могу уйти.
На какое-то мгновение, всего на долю секунды, выражение своего-в-доску-парня покинуло его глаза, и лицо Дина стало старше. На целую вечность, полную борьбы, потерь, преодолений и боли. Будто тень нездешнего легла поверх искренней улыбки, или напротив – проступила изнутри. А потом все ушло, скрылось вновь.
- Это место… странное, - маска простоватого, разбитного парня легла один в один, точно на свое место. И от этого даже не было больно, лишь чуть кольнуло где-то внутри от того, что нельзя быть самим собой. И в тот момент все личное ушло на второй план. Он понял, что здесь не так. Это место неправильное, словно сон. Реальное, до тепла от ладони, живое, как биение сердца, настоящее, как боль, и все же сон. И он… спит? Он никогда не ощущал себя настолько живым, и все же это была ложь.
Он взглянул на ладонь, на которой запекалась кровь, и от облегчения хотелось парить. Отец не заключал той сделки, не продавал душу. Внутри что-то дрожало, точно тяжесть, к которой он привык настолько, что не замечал, исчезла, и небо рванулось навстречу.
Дин взглянул на девушку и задался мимолетной мыслью, кто она? Умерла здесь? Просто залетный призрак? А, в общем-то, не важно. И он улыбнулся в лучших своих традициях.


Сэм в некоторой задумчивости стоял у постели отца. Ему ужасно не хотелось его будить, но нужно было ехать в больницу. Он уже поговорил с Джиллиан, успокоил, что ничего по «своей части» не нашел, по крайней мере, опасного для жизни. И что им нужно ехать. Действительно нужно.

Дин распахнул перед девушкой дверь и замер. А потом улыбнулся. Настоящей, искренней улыбкой. Нет, улыбка, подаренная ей, тоже была настоящей, но она была для всех, а эта, теплом плеснувшаяся в зеленых глазах, только для того, кто стоял за порогом.
- Сэм!
Забыв о спутнице, Дин бросился вперед, к парню, который осторожно помогал сойти с крыльца какому-то мужчине. И на этот раз его пропустили. Кассандра не удержалась от изумленного вздоха, когда такой живой, такой реальный Дин растворился в воздухе быстрее, чем смолкло эхо его голоса. Растворился, едва шагнув за порог к тому, кто, обернувшись, оказался похож на него как брат.


Сэм обернулся и вздрогнул. Дом, в котором они провели несколько часов, был разорен пожаром уже лет десять. Эта была давняя история: отец семейства Джек Харрисон глухой ночью поджег собственный дом. В дыму погибли почти все – жена Джека, её мать, и двое мальчиков-близнецов. Спасли только старшую дочь Харрисона – Кассандру. Полиции поджигатель потом сказал, что он был вынужден это сделать, потому что его жена и её мать были ведьмами. Что он должен был спасти мир от их колдовства. Его признали сумасшедшим.
А сейчас из полусожженного дома на него смотрели живые, человеческие глаза. Девушка, неуловимо похожая на Дженнифер, потрясенная до глубины души. Смотрела на него так, словно увидела привидение. А потом… Теплая волна мягко толкнула его в грудь.
- Сэм?
И теперь уже он не мог даже вздохнуть. Потому что это Дин… Дин позвал его, а она лишь повторила слабым, неверным эхом его радостное приветствие.
Мгновение превратилось в вечность, хрупкую, ломкую, удивительно светлую.
Они смотрели друг на друга с одинаковым потрясением, двое на перекрестке жизни и смерти, глаза в глаза, не отрываясь и даже не дыша. Сэм жадно, взахлеб пил отражение брата в её глазах, а она впитывала исходившие от него свет и тепло своей семьи.
Потому как смерти нет. И те, кого мы так любили, и кто ушел от нас, на самом деле нас не покидают, оставаясь светом в душе, теплом в сердце и горячим прикосновением слез.
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Sun Nov 02, 2008 12:35 pm 
Post subject:
Reply with quote

как насчет отзывов? Happy
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Sat Nov 15, 2008 4:20 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda , прочитала. Прочитала все и сразу. Мне очень понравилось. Понятно почему именно Джон вместо Дина, он плавно вписался в повествование, в котором в оригинале живет Дин. Ведь они слишком похожи. Интересно то, как ты уже известные моменты сериала обыграла для своего фф. Еще больше понравилось, когда повествование отошло от сериальных историй. Очень понравилась история с домом-призраков. И я действительно поверила что Джон заключит сделку и все вернется на круги своя.
Интересно что твой Сэм, так же как и сериальный, тоже не позволил сжечь тело Дина. К чему бы это?...
Спасибо и жду продолжения.
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Sat Nov 15, 2008 5:05 pm 
Post subject:
Reply with quote

Спасибо, Del Happy
Quote:
Интересно что твой Сэм, так же как и сериальный, тоже не позволил сжечь тело Дина. К чему бы это?...

Хороший вопрос Happy Нужно будет подумать Happy

Приятно, что нравятся именно несериальные главы, мне самой они иногда кажутся недоработанными Happy
Спасибо за добрые слова Very Happy
А продолжение пишется.
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
rraya
Прохожий


Joined: Dec 19, 2007
Posts: 3

PostPosted: Mon Nov 17, 2008 2:02 am 
Post subject:
Reply with quote

Vladda wrote:

А продолжение пишется.


поскороей бы ))) очень жду...
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Mon Nov 17, 2008 8:46 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda wrote:
Хороший вопрос Нужно будет подумать

Ты уж подумай)))) А мы подождем пока...надеюсь недолго будем ждать.
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
Anna-Lusia
Адский пес


Joined: Nov 09, 2008
Posts: 1872
Location: Питер

PostPosted: Mon Dec 15, 2008 2:25 am 
Post subject:
Reply with quote

Простите, что не писала раньше, не могла, была в истерике... Это один из лучших фиков, которые я читала. Больно, больно так сильно, что я плачу..Но это прекрасно, я вам, Владда, очень благодарна...Хотя я до последнего ждала чуда...А, может, чудо в этом:
Quote:
Потому как смерти нет. И те, кого мы так любили, и кто ушел от нас, на самом деле нас не покидают, оставаясь светом в душе, теплом в сердце и горячим прикосновением слез.
Никогда не думала, что от фика могу так плакать...
Back to top
View user's profile Send private message Visit poster's website
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Mon Dec 15, 2008 7:32 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda , уж месяц скоро... а продолжение то где?
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Wed Dec 17, 2008 5:03 pm 
Post subject:
Reply with quote

Anna-Lusia, рада новому читателю Happy Happy Меня очень порадовал ваш отзыв, ваши эмоции. Это дейстивительно очень важно для автора. Рада, что смогла затронуть струнку в вашем сердце Happy

Del, вот и продолжение Happy Happy

Вам решать, что из всего получилось, но надеюсь, вы меня порадуете Happy Happy

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ
Кроатон
(Джон – центрик)

Прежде.
…«Вендиго»
- Он хотел, чтобы мы продолжили там, где он остановился, спасать людей, охотиться на тварей… Семейное дело, - произнес Дин со своей убежденностью.
… «Кошмар»
- Как ты думаешь, может... Это из-за нас? Из-за... Макса и меня? – чуть волнуясь, спросил Сэм, одновременно боясь и желая услышать ответ.
Дин порадовался про себя, что занят делом – собирая вещи, он мог не смотреть Сэму в глаза.
- Почему ты так думаешь?
- Я хочу сказать... Телекинез, предчувствия. Знаешь, у нас обоих были способности. Может, это было из-за нас по какой-то причине.
- Сэм, если ему был нужен ты, он бы просто забрал тебя. Ясно? – Дин взглянул на брата со всей уверенностью, которую на самом деле не испытывал. - Это не твоя вина. Это не из-за тебя.
- Тогда из-за чего?
- Это из-за той чертовой твари, что сделала это с нашей семьей. Той твари, которую мы отыщем, той твари, которую мы убьем. И это все, - любой другой ответ был для него неприемлем.

- Тебя не беспокоит, что я могу превратиться в Макса или что-то вроде?
- Нет. Ничуть, - совершенно спокойно ответил Дин. - И знаешь почему?
- Нет. Почему?
- Потому что у тебя есть одно преимущество перед Максом.
- Отец? Отца здесь нет, Дин.
- Нет, - Дин усмехнулся и продолжил со свойственной только ему само- и просто уверенностью, - я. До тех пор, пока я рядом… – он улыбнулся, - с тобой не случится ничего плохого.
…«Пока ты умирал»
- Папа… - Сэм остановился в дверях. - Знаешь, этот демон… Он сказал, что у него планы на меня и таких детей, как я. Ты знаешь, что он имел в виду?
Джон отрицательно покачал головой.
- Представления не имею.
…«Все любят клоунов»
- Ты останешься здесь, - раздельно произнес Джон. – Отойди.
- Нет, - упрямо повторил Сэм, не двигаясь с места. – Я знаю твои фокусы: сейчас выйдешь за дверь и снова пропадешь на год. Я не собираюсь гоняться за тобой по всей стране. Я еду с тобой.
- Нет. Это опасно, - Джон пытался донести до сына очевидную для него истину.
- Мне все равно!
- Мне не все равно! – зло выкрикнул Джон. - Я уже потерял одного сына и не хочу потерять и второго!
… «Неразрывные узы»
Сэм Хелен:
– Порой приходится делать выбор и жить с его последствиями. Это нелегко.
…«Блюз о перекрестке»
Сэм некоторое время смотрел на отца, потом взглянул на шкатулку и снова на отца. И его глаза сверкнули яростью.
- Ты знал. Ты с самого начала знал, с чем мы имеем дело.
- Может быть, - уклончиво ответил старший Винчестер, и это лишь подлило масла в огонь.
- Почему ты мне не рассказал? Сколько еще ты будешь утаивать от меня информацию?! Что еще ты скрываешь? Правду обо мне? О маме? О Дине? Черт возьми, да когда же ты начнешь нам доверять?! – выкрикнул Сэм с яростью, удивившей даже его самого, и, не дождавшись ответа, выхватил из шкатулки фото, сунул саму коробку в руки отцу и размашисто зашагал в сторону бара.

Теперь.
Жизнь наконец-то обрела устойчивость. И пусть это похоже на балансирование на острие ножа, я согласен и на такое. Я согласен идти вперед и вперед под серым бессолнечным и беззвездным небом, по самой унылой местности, которую только можно выдумать. Идти, напевая знакомые до боли песни, пока их слова не развалятся бессмысленными кусками, как ползет под рукой, рассыпаясь в прах, старинная ткань. Идти, задыхаясь от жажды, потому что здесь нет воды, а только мелкая, струящаяся как вода, тонкая пыль. Идти и идти сквозь мир, который норовит ускользнуть, и ускользнет, если остановиться.
Я согласен на все это, лишь под ногами была эта дорога, по которой там, в ином мире, идет, едет на которой живет моя семья. Я только надеюсь, что там, за горизонтом, эта дорога не кончится. Я иду по их следам, вместе с ними, впереди них. Просто мне нужно быть рядом. И ничто другое не имеет значения, ведь именно за тем я и остался – быть рядом.
Порой я оказываюсь за защитным кругом. Порой внутри, и тогда я вижу их, как бы сквозь мутное стекло, вижу немудреные мотели, где застала их ночь. Иногда – лишь слышу биение их сердец. Иногда, очень редко, вижу все так ясно, так четко, словно стою в соседней комнате, и мне нужно лишь переступить порог. И тогда я могу ненадолго остановиться и вдохнуть воздух чуть более влажный, более теплый, более живой. И это дает мне сил на новый переход.
А иногда и на что-то большее.

Сэм нахмурился и мотнул головой, но не проснулся. Ему снилось что-то серое, колыхающееся, мутное, что-то невыразимо омерзительное, что не можешь утром вспомнить, но от чего остается неприятный осадок на весь день. И оно пыталось подобраться ближе, подползая туманом, словно даже не имело рук, чтобы схватить свою жертву, и могло лишь навалиться всем весом на зазевавшуюся добычу. Он вздохнул и попытался найти динов нож, с которым не расставался. Но его не было. А спустя мгновение обнаружил, что нечто уже подобралось на расстояние броска.
И тут перед лицом ярко вспыхнула сталь, распарывая серую пелену напополам, обрубая протянутые в отчаянном броске ручейки тумана. И сразу стало легче дышать, и сон перестал быть беспокойным, когда рука сжалась на еще теплой рукояти ножа. Морщинки на лбу разгладились, и дыхание успокоилось.
Кошмар ушел.

А иногда и на что-то большее.

Джон остановился у коричневой двери с узким, вертикальным окном. Перед тем, как войти, он проверил обойму в пистолете – та с коротким щелчком встала на место. Он оглянулся, как будто раздумывая – взгляд упал на плакат с пейзажем «Кратерное озеро. Туристическое агентство Ривер Гроув» и висящий рядом медицинский халат.
Винчестер, держа пистолет наготове, вошел внутрь. Молодой парень, привязанный к стулу, испуганно поднял голову.
- Нет, - умоляюще выдохнул он. – Пожалуйста, нет…
Чернокожий мужчина с сомнением взглянул на Джона.
- Может, он чист? Доктор ничего не нашла…
Женщина в белом халате растерянно пожала плечами.
- Я не знаю, что это такое. Не знаю.
Джон снял пистолет с предохранителя.
Парня начала бить дрожь.
- Остановитесь! Я чист! Во мне его нет! Пожалуйста!
- Я не могу рисковать, - Джон повернулся и закрыл за собой дверь.
Светлый, уютный коридор налился пугающей тишиной, которую разорвал истошный вопль и грохот двойного выстрела. А потом снова стало тихо.
И Сэм, тяжело дыша, сел на полу. Он запустил пальцы в волосы, пытаясь придти в себя. Очередное видение выбило его из колеи, и он пытался понять, к чему все это было ему показано.

Ветер безо всякой жалости пробирался под куртку, выдувая остатки тепла и переводя настроение в отрицательные величины. Даже кофе, наспех выпитый в ближайшей закусочной, уже не согревал. Помимо воли Джон торопился в зыбкое тепло мотеля. Охота заставляла терпеть жар и холод, ветер и дождь, и всевозможные неудобства, и потому – ценить моменты относительного комфорта. Винчестер чуть усмехнулся – двадцать пять лет назад он и подумать не мог, даже не то что подумать – вообще представить такую жизнь. Считать дешевые номера мотелей, безликие и безучастные, комфортом. Кто бы сказал – не поверил. Он повернул ручку двери и поморщился – рука, сломанная полтора месяца назад, все еще была чувствительна к резким движениям. Дверь открылась, впустив холодный воздух и запах надвигающейся зимы, и все отошло на второй план – Сэм сидел на полу, ничего вокруг себя не замечая и тяжело дыша.
Поначалу мелькнула мысль, что сыну просто приснился кошмар, они довольно часто заставляли того просыпаться. Но Сэм не отреагировал ни на звук закрывшейся двери, ни на его оклик, и Джон ощутил холодок, скользнувший по позвоночнику и не имеющий никакого отношения к погоде. Предчувствие беды.
- Сэм!
Младший Винчестер вздрогнул и взглянул на отца с тревогой и каким-то страхом.
- Кошмар? – спросил Джон, уже понимая, что это не так.
Тот молчал почти минуту, прежде чем ответить и весь подобрался в ожидании реакции.
- Видение.
- Видение, - задумчиво повторил Джон, ничем не высказывая своих эмоций. Да и что тут высказывать… Серое, хмурое небо тяжело опустилось, загоняя его в прозрачный лабиринт, где вроде и виден светлый выход, но невидимые стены неумолимо загоняют к пропасти. Еще посмотрим, с какой-то злостью пообещал он себе. Посмотрим, насколько крепки эти стены. – Расскажи.
И Сэм, почти с ощутимым облегчением, выплеснул свое видение, чуть торопясь и путаясь в словах.
Глупый… Чему обрадовался-то? Его спокойствию? Так оно бывает разным. Если на душе спокойно, как в безоблачном небе, так это видно сразу – глаза становятся прозрачными, подобными небесам. А если это минуты тишины перед наступающей бурей? Тут не радоваться нужно, а силы собирать, чтобы первый же удар не сбил с ног, лишая даже призрачного шанса на победу.
- И я убил его, ты видел? – уточнил Джон.
- Слышал, - Сэм прикрыл глаза, вспоминая. Внезапно он вздрогнул от холода, и Джон мысленно выругался. Он тут рассуждает о будущем, а Сэм совершенно замерз оттого, что даже и не подумал подняться с холодного, протягиваемого всеми сквозняками пола.
- Марш в душ, живо.
Сэм кивнул, с трудом поднялся на ноги и пошел, но в дверях обернулся.
- Лицо у тебя было, как на охоте. Страшное.

Город, который оказался им нужен, был в Орегоне. Не так уж и далеко, но дорога была не столько долгой, сколько утомительной. Пробросило снегом, и приходилось следить за всеми поворотами. В слабом свете приборов тьма за окнами начала светлеть, наливаясь холодной, предутренней синевой.
Зимой его все чаще тянуло перенести охоту куда-нибудь на юга, где нечисти ничуть не меньше, зато гораздо теплее. Когда его мальчики были маленькими, он иногда так делал.
Слабая улыбка воспоминаний коснулась его лица, сразу сделав его на пару десятилетий моложе.
Мальчики радостно плескались в теплом, по их мнению, море, прогревались на белом песке после холодов северных штатов. Тогда они нашли огромную, даже на его взгляд, ракушку. После отъезда она лежала в машине, издавая чуть заметный аромат соли и солнца. Запах каникул, таких неожиданных и таких радостных. Сэм носился с ней несколько недель, не расставаясь, пока не забыл в очередном мотеле. Слез было просто море, но возвращаться они не стали.
Реальность напомнила о себе холодом, не столько за окнами, сколько изнутри, от неотступных, тяжелых мыслей.
Ему не хотелось ехать в Ривер Гроув. Никак не отпускало чувство, что там, в орегонском городке, его ждет крайне неприятный сюрприз. Но по приезду безоблачное, эмалевое небо, искрящийся свежий снег, припорошивший темную зелень многочисленных елей и особое, предрождественское ощущение времени, немного развеяли мрачное настроение.
Полупрозрачное облачко пара повисло в воздухе. Выйдя из машины, он огляделся. На улице было почти безлюдно. Парочка молодых людей спешили в открывшееся кафе, да темнокожий мужчина чистил от выпавшего снега подъездную дорожку.
Проснувшийся Сэм с некоторым любопытством оглядел главную улицу небольшого городка. Увидев темнокожего мужчину, он сощурился, насторожился, припоминая. В конце концов, он вышел из машины, поеживаясь от порывов холодного ветра.
- Я помню его, - кивнул Сэм на работающего человека. – Он был в моем видении.
Джон хмыкнул. И, широко шагая, направился к объекту обсуждения.
- Доброе утро.
Мужчина подобрался, насторожившись, но спокойно выпрямился и, опираясь на широкую лопату, ответил.
- Доброе. Чем я могу помочь?
- Думаю, можете, - уверенно проговорил Винчестер, скользнув взглядом по рукам собеседника и видневшейся на одной из них татуировке, - сержант.
- Служили? – чуть улыбнулся мужчина.
- Капралом. Рота Эхо-2-1.
- Сержант Марк Стоун, - представился собеседник. – Так чем я могу помочь?
- Мы ищем парня, - заговорил подошедший Сэм. – Лет двадцати. У него тонкий шрам прямо под челкой.
- Он что-то натворил? – в глазах Стоуна промелькнула настороженность.
Ветер поднимал в воздух снежинки, и те поземкой кружили над землей, обещая бурю.
- Нет, - поспешил успокоить его Сэм, - он нужен нам как свидетель.
- А вы что – федералы? – спохватился Стоун.
- Мы федеральные маршалы, - Джон продемонстрировал очередное удостоверение.
- Ладно, - успокоился мужчина. – Такой шрам есть у Дуэйна Таннера. Но он не лезет в неприятности.
- Надеюсь, что так, - кивнул Джон. – Знаете, где он живет?
Стоун махнул рукой на север.
- На Аспен. Он живет вместе с семьей.
- Спасибо, сержант, - поблагодарил Джон и направился к машине.
Стоун некоторое время смотрел вслед уходящим Винчестерам, а потом снова занялся уборкой снега.

Холодные порывы ветра чуть шевелили ветви многочисленных елей, и тогда с легким шелестом вниз устремлялись пригоршни снега.
Сэм поскользнулся на снежной слякоти и неловко ударился плечом о столб.
- Черт! – выругался он, потирая ушибленное плечо. И, скользнув взглядом по столбу, замер. На потемневшей от времени, потрескавшейся поверхности кто-то неровно вырезал «Кроатон».
Джон проследил взгляд сына и ощутил, как на сердце легла ледяная тяжесть. В одно мгновение он осознал, что именно их ждет, и чем все это грозит Сэму. И, не колеблясь ни минуты, он шагнул к машине.
- Садись, - коротко приказал он. – Мы уезжаем.
- Что? - растерялся Сэм. – Как уезжаем? А дело?
- Плевать, - бросил Джон.
Сэм опешил до такой степени, что подчинился. На его памяти отец ни разу не бросал дела. Нахмурившись, он постарался припомнить все, что он знал об этом слове.
Взревел мотор, и машина рванула с места, разбрызгивая смешанный с водой снег.
- Почему мы уезжаем? – спросил Сэм спустя некоторое время.
«Кроатон», как он помнил, был единственным свидетельством исчезнувшей английской колонии, первой в Америке. Свидетельством, точно так же вырезанном на дереве. Словом, которое никак не могло прояснить судьбу исчезнувшего Роанока. Каким образом это связано с Ривер Гроувом, он не понимал. Как и не понимал, почему отец так поспешно уехал.
- Позже, - так же коротко ответил Джон. Он не мог ответить на этот вопрос сейчас. Тот мгновенный, всеобъемлющий порыв уехать, охвативший его некоторое время назад, порыв, которому он подчинился, он не мог объяснить даже себе.
Дорога поворачивала между высоких елей, пока не вывела на мост, перегороженный двумя машинами. Перед машинами стояли вооруженные люди. Джон притормозил и с трудом сдержал ругательство. Оцепление, черт бы его побрал! Он знал, что их ждет, если они здесь задержатся, и это было не тем, с чем бы он хотел сейчас столкнуться. Сэм вздрогнул, когда какой-то мужчина громко хлопнул по крыше Импалы и склонился к окну водителя.
- Простите, дорога закрыта, - усмехнулся мужчина.
- Почему?
- Карантин. Там что-то случилось, - мужчина махнул рукой в сторону города.
- Хм. А кто вам это сказал?
- Шериф звонил, - усмешка стала ехидной. И что, мол, теперь скажешь? – Слушайте, может быть, выйдете из машины, поговорим?
Джон смерил собеседника внимательным взглядом и дал задний ход. Мужчину поволокло за машиной, и, не удержавшись на ногах, он упал в снег. Стоявшие в ограждении открыли огонь, но Джон, развернув Импалу, на полной скорости поехал обратно в Ривер Гроув. Ледяная тьма, сжавшая все внутри, стянула лицо в неподвижную маску.
Дорога назад, против всякого обыкновения, показалась долгой. Сэм молчал, Джон тоже. Они остановились только раз, когда увидели брошенную на шоссе машину. Она была пуста, в открытые двери и разбитое лобовое стекло залетал ветер, осыпая снежинками потемневшую кровь. Ею внутри было забрызгано все, а возле дверцы лежал большой окровавленный нож. Темные капли пятнали белое полотно снега, но рядом не было никого.
Сэм растерянно потянулся к ножу, но Джон опередил его, подняв оружие, и через минуту бросил обратно в снег.
- Нужно ехать, - нарушил он тишину. – К Таннерам.
- Мы снова беремся за дело? – удивился Сэм.
Он уже устал от столь необычного поведения отца.
- У нас нет выхода, - мрачно отозвался тот.

Стоящий на отшибе старый дом из темного дерева они нашли сразу. Вокруг не было елей, только простые деревья бросали черное кружево теней на белый снег.
Джон хмыкнул - борьба добра и зла под равнодушными небесами.
Они поднялись на крыльцо и постучали. Прошло несколько минут, пока им не открыл молодой парень.
- Да?
Джон продемонстрировал удостоверения федерального маршала.
- Доброе утро. Мы ищем Дуэйна Таннера.
В глазах парня мелькнуло что-то трудно описуемое, смесь удивления, страха, предвкушения, азарта и чего-то еще.
- Это мой брат, - кивнул он. – Я – Джейк.
- Можно с ним поговорить? – Сэм тоже перешел на суховатый, официальный тон.
- Его сейчас нет.
- Знаешь, где он?
- Да, - Джейк пожал плечами. – Ловит рыбу на озере Рослин.
- Джейк, кто там? – спросил откуда-то изнутри мужской голос. Минуту спустя из-за спины парня вышел мужчина, видимо, отец. – Кто вы?
- Федеральные маршалы, сэр. Ищем вашего сына, Дуэйна.
- Зачем? У него неприятности?
- Нет. Мы зададим ему пару вопросов, вот и все. Когда он вернется?
- Точно не знаю, - нахмурился мистер Таннер. – Когда он вернется, по какому номеру он сможет с вами связаться?
- Мы позвоним вам позже, – ответил Джон, и Таннеры дружно кивнули, улыбнувшись.
Винчестеры развернулись и молча спускались с крыльца, пока не услышали за собой стук закрывшейся двери.
- Здесь что-то не то, - вполголоса заметил Джон, Сэм кивнул, и они осторожно обошли дом, держа оружие наготове. Сквозь неплотно занавешенные шторы они увидели женщину, привязанную к стулу. Кляп мешал ей кричать, и она с ужасом смотрела на мужа и сына.
Джейк подошел ближе и закатал рукав, подставив руку подошедшему отцу. Тот провел ножом чуть повыше запястья, и порез немедленно начал кровоточить. Алые капли падали на плечо женщины, явно не понимающей что происходит, и катились дальше по руке, оставляя яркие следы на бледной коже. На лице Джейка было такое выражение, что Джон бросился к задней двери, одновременно снимая пистолет с предохранителя.
Джон выбил дверь и ворвался в дом.
- Брось нож!
Мистер Таннер бросился вперед с занесенным ножом, Джейк метнулся к окну. Джон дважды выстрелил в мистера Таннера, и тот упал замертво. Джейк выбил окно и бросился наутек. Сэм поймал его в прицел, но так и не выстрелил, охваченный внезапными сомнениями. И отшатнулся от окна от грохота выстрела, раздавшегося над ухом.
Джейк вздрогнул всем телом и, всплеснув руками, упал, да так и не поднялся. Сэм даже отсюда видел яркие капли, расцветившие снег.
Добавим алого к черно-белым будням.

Клиника оказалась в самом центре города, совсем рядом с тем местом, где они остановились впервые. Сэм помог миссис Таннер выйти из машины и повел её в больницу. Джон огляделся и открыл багажник, где мирно, в обнимку лежало два трупа. Отец и сын Таннеры.
Сомнение, пугающее и беспощадное, шевельнулось где-то внутри, холодом отзываясь в кончиках пальцев. Что если он ошибся и зря убил этих людей? Кем он становится? День за днем он думал о чудовищах, думал как чудовище, искал и убивал чудовищ. Как близка та грань, за которой он сам станет чудовищем? Может, он уже её перешел?
Единственное, что успокаивало – это ужас, с которым миссис Таннер смотрела на своих близких. Но, может, он вмешался в простой, человеческий конфликт?
«Но неужели, - возмутился внутренний голос, голос морского пехотинца, для которого демоны были персонажами старых легенд, - неужели важно только то зло, которое людям причиняет нечисть? Неужели та боль, которую людям приносят люди, не имеет значения?»
Не имеет значения… Та война, участником которой он стал теплой октябрьской ночью, не оставила ему выбора и милосердия, и сомнений.
- Пап? Ты как, в порядке? – спросил вернувшийся из клиники Сэм.
- Да, - тон был под стать погоде, и разговор прервался сам собой.
Они занесли тела в клинику. Вышедшая навстречу девушка - медсестра с ужасом смотрела на страшный груз.
- Кто это? – справилась она, наконец, с голосом.
- Мистер Таннер и его сын, Джейк, - ответил Сэм, придерживая норовящее сползти с плеча тело.
Девушка неровно вздохнула.
- На них тоже напали?
- Вряд ли, - с некоторым затруднением сказал Сэм.
- Это они напали на миссис Таннер, - произнес Джон. – Их пришлось застрелить.
- Застрелить? – на лице медсестры проступила паника, смешанная с шоком. – Вы их убили? Кто вы?
- Федеральные маршалы, мисс, - с некоторым раздражением ответил Джон. – Куда их положить?
- Да, конечно, - она несколько заторможено повернулась в сторону нужной двери. – Сюда, пожалуйста.

- Беверли, повтори еще раз, - попросила ошеломленная доктор Ли, - это сделали твой муж и сын? Они напали на тебя?
- Джейк ударил меня и связал, - всхлипнула миссис Таннер. – Это просто невероятно. Только что это были мои близкие, а через минуту они словно превратились монстров, в них словно дьяволы вселились.
Доктор Ли утешающе погладила пострадавшую женщину и продолжила её осматривать и перевязывать. Джон почувствовал, что Сэм требовательно дернул его за рукав.
- Нужно поговорить.
- Позже.
- Сейчас, - упрямо свел брови Сэм.
- Я сказал – позже, - негромко, но твердо отрезал Джон. Слишком много всего нужно было обдумать, свести воедино и продумать план действий. Нет времени разговаривать. – Понятно?
Зрачки Сэма сузились, словно запирая внутри закипающую злость, и он так выдохнул свое «Да, сэр!», что было ясно – в ближайшее время ссоры не миновать. Но это привычные бури.
Джон повернулся к доктору.
- Можете выяснить, что случилось с мистером Таннером?
- Я могу сделать некоторые анализы.
Он кивнул.
- Сделайте их побыстрее.
- Что происходит? – она требовательно посмотрела сначала на Джона, потом на Сэма.
- Это мы и стараемся выяснить, - ответил старший Винчестер со всей прямотой.

Сэм подчеркнуто избегал его и пытался в соседней комнате разговорить миссис Таннер. Что ж, он мог подумать в тишине. Сложить два и два, и провести ниточку от видений Сэма к Кроатону и демонам не составило особого труда. Гораздо сложнее сейчас – решить, что делать. Ему абсолютно не нравилось то, что он не в состоянии контролировать ситуацию – его несло, как щепку в бурном потоке, и ощущение беспомощности просто выбешивало. Ведь все, что он мог придумать – уже кем-то просчитано заранее.
В дверях негромко кашлянула женщина, разрывая нити его раздумий. Доктор Ли. Джон выжидательно повернулся к ней.
- Я провела все анализы, которые смогла, - она сделала несколько шагов внутрь и остановилась. – В крови мистера Таннера полно лимфоцитов. Его тело боролось с инфекцией. И этот вирус оставляет в крови следы серы.
Так он и думал – адская чума. Не самое приятное, что могло случиться. Он припомнил темную кровь на снегу возле пустой машины на шоссе и яркие капли на коже испуганной женщины. Через кровь – мелькнуло в голове. Вирус передается через кровь.
- А анализы миссис Таннер вы делали?
- Беверли? – удивилась врач. – Но зачем?
Ответить Джону помешал женский крик из соседней комнаты, звон стекла, глухой удар и звук упавшего тела. Бросившись туда, они увидели ошарашенного Сэма с огнетушителем в руках и миссис Таннер, без сознания лежавшую на полу.
- Вдруг она заразилась, - все же произнес Винчестер, озвучивая очевидный уже факт.

Дальнейшие три часа слились в один непрерывный тяжелый сон: ужас в глазах пришедшей в себя, ничего не понимающей женщины, желтые следы серы в её крови, та же кровь, вскипевшая черной пеной, когда Джон плеснул в нее святой водой, сержант Стоун, с которым они едва не поубивали друг друга на улице у Импалы, когда Джон ходил за пресловутой водой.
И сейчас Винчестер стоял у двери в подсобку, где заперли бедную женщину, сжимая в руке пистолет. «Она заражена и опасна, – напомнил он себе. – И все равно обречена».
Он вдохнул и открыл дверь.
Полный отчаяния и надежды взгляд Беверли Таннер молил о помощи, и он знал, это станет его очередным кошмаром. Двойная отдача выстрелов болью ударила в плечо, резкий запах пороха и оглушительная тишина привели его в себя.
В коридор он вышел все том же жестким, бескомпромиссным охотником, каким его все и знали.
Но все же на душе было отвратительно мерзко.
Ему очень давно не приходилось убивать людей.

- Что здесь происходит? – не на шутку рассердилась доктор Ли. – Какого черта люди убивают друг друга?!
- Это вирус, - ответил Джон, одновременно осматривая запасы клиники. – Неизвестной природы, - слегка покривил он душой, но им знать правду совсем не обязательно. Сэм бросил острый взгляд на отца, но промолчал. – И этот вирус заставляет людей нападать на других людей.
- Как в «28 дней спустя»? – подала голос Пэм, она старалась не отходить от доктора. После убийства Беверли она настороженно смотрела на Винчестеров, словно те в любую минуту могли начать палить во все стороны без разбора.
- Почти, - Джон задумчиво смотрел на спирт, стоящий на верхних полках, мелькнувшая в голове мысль о самодельной взрывчатке оказалась очень соблазнительной. – Вирус передается через кровь, так что невозможно сказать заражен человек или нет.
- Инкубация вируса составляет три часа, - заговорила доктор Ли, - до этого следы серы не появляются. А что насчет той штуки, которая заставила кровь Беверли вскипеть?
- Мы испробовали её только на уже явно зараженной крови, и она сработала. Не могу сказать, будет ли реакция до появления серы.
- А что это такое? – полюбопытствовал Марк.
- Лучше вам не знать, - ушел от ответа Джон, и по его тону стало понятно, что больше говорить об этом он не будет.
Сержант Стоун, стоявший у окна, оглянулся на собравшихся в комнате людей и снова оглядел улицу – короткий зимний день клонился к вечеру, и в начинающихся сумерках то там, то здесь мелькали силуэты собирающихся у клиники людей.
- Не нравится мне все это, - проговорил он, ни к тому конкретно не обращаясь.
И в наступившей тишине стук во входную дверь показался оглушающим.
- Впустите меня! Пожалуйста, кто-нибудь! Помогите!
За дверью стоял молодой парень, полностью подходящий под описание Сэма. Дуэйн Таннер. Наконец-то явился. Он оглянулся на смутные силуэты собирающихся в отдалении людей и вновь заколотил в дверь.
Марк открыл дверь и, быстро впустив парня, тут же её запер.
- Ты в порядке, Дуэйн?
- В порядке? – переспросил последний из Таннеров с какой-то полубезумной интонацией. – Весь город сошел с ума! Я видел, как Роджера МакГила забили до смерти его же соседи! Конечно, я не в порядке!
- Потише, приятель, - утихомирил его сержант. – Ты не один здесь такой. Где ты был весь день?
- Ловил рыбу за озере, - чуть успокоившись, ответил Таннер. Он оглядел присутствующих, задержавшись взглядом на оружии, с которым ни Стоун, ни Джон не расставались. – А что происходит?
- Эпидемия, - коротко ответил ему Джон и обратился к доктору. – Осмотрите его, мы должны быть уверены, что он не один из них.
Таннер вскинулся было, но, натолкнувшись на предельно серьезные взгляды доктора и сержанта Стоуна, проглотил рвавшиеся с языка возражения и пошел с ними в смотровую.
Джон притормозил направившегося за всеми Сэма.
- Этот парень, которого я убил?
Сэм кивнул, так и не определившись в своих чувствах. Он все еще сердился на отца за его скрытность, но в глубине души, там, где он был еще мальчишкой, с затаенной завистью слушавшем рассказы старшего брата об охоте, его обрадовало то, что отцу все же нужна его помощь.
- У него кровь! – вскрикнула Пэм, помогавшая доктору Ли осматривать парня, и отшатнулась от него.
Доктор Ли тоже поднялась и отступила на пару шагов. Дуэйн приподнялся было на стуле, растерянный и недоумевающий, но сержант, угрожающе качнувший винтовкой, приказал ему сесть обратно. Вошедший Джон взял парня на прицел, и сержант его связал.
- Как ты поранился? – жестко спросил Джон.
- Я бежал. Должно быть, споткнулся, - недоумевающе ответил Дуэйн. – А это важно?
- Если ты заразился, тебя придется убить, - так же жестко ответил старший Винчестер. – Так что решай сам.
- Я не подходил к этим людям, - испуганно зачастил Таннер. – Это моя кровь, клянусь!
- Сделайте анализ его крови, доктор, - не обращая внимания на парня, произнес Винчестер. – Я принесу свое… средство, - хмыкнул он, подумав, что ему так еще не приходилось называть святую воду.
Джон вышел из комнаты, за ним вышел и Сэм.
- Ты же не собираешься его убить? – с тревогой спросил он. – Мы не знаем, заражен он или нет.
- Вот и узнаем, - Джон взял святую воду и направился к выходу.
- Ты убьешь невиновного? – Сэм преградил ему дорогу. – Просто потому, что он гипотетически опасен?
- Мы впустую тратим время на этот спор, - неожиданно мягко произнес отец, в этот момент он действительно хотел убедить сына в своей правоте. – Вся его семья инфицирована, для меня он более чем опасен.
«Потому что я считаю, он – источник всей этой заразы», - продолжил про себя Джон и, отстранив сына, шагнул к выходу.
Сэм с отчаянием, яростью и каким-то страхом смотрел вслед отцу и, давая выход своим эмоциям, со всей силы ударил в стену кулаком.
Уже в коридоре Джон услышал этот глухой удар бессильной ярости и на мгновение пожалел, что не может поделиться с сыном той тяжестью, что лежала у него на сердце и заставляла быть вынужденно жестоким. Если дорога в ад действительно вымощена благими намерениями, то сегодня он замостил приличный кусок.
Он остановился у двери, за которой держали Дуэйна и, проверив обойму в пистолете, вошел внутрь. Краем глаза он заметил, как Пэм проскользнула в комнату к Сэму.
Дуэйн испуганно поднял голову.
- Нет, - умоляюще выдохнул он. – Пожалуйста, нет…
Марк с сомнением взглянул на Джона.
- Может, он чист? Доктор ничего не нашла…
Ли растерянно пожала плечами.
- Я не знаю, что это такое. Не знаю, заражен ли он…
Винчестер снял пистолет с предохранителя.
Парня начала бить дрожь.
- Остановитесь! Я чист! Во мне его нет! Пожалуйста!
- Я не могу рисковать, - Джон повернулся и закрыл за собой дверь и, подойдя к Таннеру, вылил на него святую воду. В первое мгновение Дуэйн ошеломленно смотрел, как на коже, вздуваясь пузырями, появляются ожоги, а потом заорал от боли. На секунду его глаза блеснули пронзительной чернотой, которую заметил только Винчестер.
- Что это за дрянь? – со всхлипом выдавил Таннер.
- Вода, - с усмешкой ответил Джон. – Простая святая вода.
Он взвел курок и отступил на несколько шагов. Уже стреляя, он увидел на лице Таннера улыбку, полную такого невыносимого превосходства, что в душу закралось страшное сомнение, будто он попался в расставленную ловушку. Грохот чего-то бьющегося вдребезги подхватил эхо выстрела и отозвался в сердце необъяснимой тревогой. Джон выскочил в коридор и бросился на звук борьбы, становившейся все громче. Что-то внутри него отсчитывало секунды, и от стремительного убывания отпущенного ему времени где-то в желудке рождалась ледяная паутинка надвигающейся беды. Огромной, непоправимой.
Что-то подобное он испытывал, когда умирал Дин. И это пугало до чертиков.
Сэм в беде – гремело внутри колокольным набатом. И, как в древности, люди бросали все и шли на зов, так и сейчас все прочие чувства, мысли, инстинкты отступили прочь, становясь ненужными, неважными перед лицом смертельной опасности.
Он выбил дверь, поймал в прицел тонкую спину оседлавшей Сэма Пэм и плавно нажал на спуск. И, лишь когда пуля вылетела, увидел, что на грудь его сына, уже отмеченную острым прикосновением скальпеля, опускается окровавленная ладонь девушки. Минуты замедлили свой ход, будто мастер, кующий время, выбросил в мир не звонкие, прозрачные секунды, а их раскаленные заготовки, обжигающие, гибкие и тянущиеся, подобно резине. Пуля нашла свою мишень точно в тот миг, когда с руки Пэм сорвалась первая капля. Девушку качнуло вперед силой удара, и её ладонь, получив дополнительное ускорение, впечаталась прямо в кровоточащий порез, разбрызгивая крохотные капли смешавшейся крови.
Время вернуло себе свой привычный ход, и Сэм сбросил с себя уже мертвую медсестру, прижимая ладонь к порезу. В её глазах, слепо устремленных в потолок, читалось торжество, не смытое даже смертью, а из уголка рта сочилась чуть дымящаяся струйка, казавшаяся в ярком свете больничных ламп черной.
- Сэм!
Он протянул сыну руку и вздрогнул, когда её перехватил Стоун.
- Он заражен, - тихо произнес бывший старший сержант.
Мир не рухнул и не разбился. Просто уже нечему было. И лишь глухая досада оттенила возникшую внутри звонкую, хрустальную пустоту.
Сэм отдернул протянутую было руку, и в его глазах что-то захлопнулось, сменившись странной смесью решимости, обреченности и злости.

- Доктор, проверьте его, – коротко произнес меряющий смотровую шагами Джон и взглянул на сына. Тот сидел на стуле, прижимая пакет со льдом к ране, и пытался держать себя в руках. Судя по тому, как он до хруста сжимал зубы, у него плохо получалось. – Доктор! – резко окликнул старший Винчестер застывшую без движения врача.
Та вздрогнула и через силу направилась к Сэму. Было видно, что события дня её полностью вымотали. На мгновение Джон её пожалел, но потом он отбросил жалость, как лишнее и ненужное сейчас чувство.
- Это пустая трата времени, - возразил Стоун, стоявший у двери. – Мы все видели, что произошло.
- Не пустая, - веско произнес Джон.
Он продолжал ходить из угла в угол, заставляя сердце биться в ритме шагов, иначе от его судорожного биения перехватывало дыхание. Он лучше других знал, что произошло, когда зараженная кровь одержимой смешалась с кровью Сэма. То, что Пэм одержима, он понял, когда её убил. Вирус был в её крови, иначе она бы не атаковала Сэма, но три часа, отведенные на его инкубацию, давно прошли. Это означало лишь одно: она – источник, как и Дуэйн Таннер, чьи отец и брат перешли в агрессивную фазу до того, как другие заразились.
Лишенные тел, но не изгнанные в ад демоны все еще здесь, но они уже утратили контроль над ситуацией, и их можно было не опасаться.
- Черт, да вы Дуэйна за меньшее застрелили, - взорвался сержант, отвлекая Винчестера от размышлений.
- Сэм – другое дело, - ледяно отрезал тот.
- Почему другое? – взял себя в руки Сэм, будучи не в силах разобраться в собственных чувствах. С одной стороны, очень страшно было понимать, что жить ему осталось часа три. Он нуждался в поддержке и не мог сейчас остаться наедине с ворохом сбивающих с ног и обессиливающих приступами внезапного страха мыслей. И был благодарен отцу за то, что тот так безоговорочно оказался на его стороне. Но еще и другой страх сжимал его сердце. Он мог в любую минуту перестать себя контролировать и причинить вред. И потому он должен быть один. – Стоун прав. Я опасен…
- Не городи чепухи.
Мысли неслись, как пришпоренные лошади. Он понял, что все здесь происходящее направлено против них, когда им не дали уехать. И судя по тому, что демон-источник атаковала именно Сэма, это все очень смахивало на замыслы Желтоглазого. Джон на миг остановился, пытаясь совладать с той безысходной, опустошительной яростью, которая бушевала внутри, и от которой так хотелось разнести эту клинику ко всем чертям.
Он не мог убить сына. Должен, но не мог. Даже мысль о том, что Сэм погибнет здесь и сейчас, что он обречен, не укладывалась в голове.
- Мы должны. Мы не можем рисковать, - повторил Стоун его собственные, сказанные меньше часа назад слова.
- Я могу.
Короткие, рубленые фразы – это все, что он мог протолкнуть сквозь свое непослушное горло.
Я могу…
Я могу рисковать собой и всем миром. Да пошло оно все к черту!
Он не даст сыну умереть. Не сейчас и не здесь.
- Но… - начал было сержант, но договорить ему не дали.
- Отвали от моего сына! – рявкнул потерявший всякое терпение Джон, обернувшись к Стоуну. Тот опешил от той ярости и гнева, которые обрушил на него Винчестер.
- Но нам-то что делать?! – в свою очередь повысил голос собеседник.
- Запритесь где-нибудь и не высовывайтесь, где-нибудь, откуда можно просматривать улицу.
- И сколько нам здесь сидеть? – подала голос доктор Ли. – В клинике нет запасов еды.
- Я думаю, до полуночи все закончится.
Сэм насторожился. Внутренний голос шепнул, что в ход пошли карты, о которых он не подозревал.
- А вы? – Ли взглянула на Джона.
- Я остаюсь.
Стоун минуту смотрел на Винчестера, и, понимая, что сейчас ничто не заставит его уйти, молча повернулся к двери.
- Идемте, доктор, - обернулся он к врачу.
Сержант кивнул Джону и вышел. За ним направилась и Ли. Но в дверях она замешкалась.
- Мне так жаль, - она вздохнула и нашла в себе силы улыбнуться. – Спасибо вам за все.
Сэм улыбнулся в ответ, но улыбка ушла из его глаз, как только женщина вышла. Минуту тишины, потраченную на закрывание двери на замок, завершил громкий щелчок. Джон тяжело опустился на ближайший стул. Молчание, наэлектризованное напряжением, душило, делая сам воздух тяжелым и неподъемным.
- Какого черта здесь происходит?! – внезапно взорвался Сэм. Он вскочил, отшвырнув в сторону пакет со льдом. – Что здесь твориться? Расскажи мне!
Он требовательно уставился на отца. Весь страх, который он испытывал от мысли о диком поступке Пэм, куда-то делся, потому что впереди было что-то более грозное, темное, и отец знал, что именно. И сам факт, что от него опять все скрывают, не делятся информацией, приводил в привычное бешенство.
- Ты знаешь, – глухой гнев поднимался изнутри. Сейчас не время и не место. И, если честно, он вообще не хотел бы что-то объяснять. Достаточно того, что все и так вышло из-под пусть даже и призрачного контроля. - Это эпидемия, дьявольский вирус. Если ты помнишь, жители Роанока подверглись подобной эпидемии. Все они исчезли, и ничего не осталось. Я думаю, здесь будет то же самое.
Сэм прикрыл глаза и медленно выдохнул, пытаясь сбросить пар. Он знал это и до того, как отец это сказал. И это не было тем, что он хотел услышать. Ладно, возможно он задал не тот вопрос.
- Почему это происходит?
- И ты думаешь, я знаю? – Джон позволил первым искрам гнева вырваться наружу. Он не хотел ссоры сейчас, когда, возможно, Сэму остались последние часы, но, быть может, ссора смогла бы отвлечь сына от его неуместного правдоискательства.
- Да, я думаю, ты знаешь, - выпалил Сэм и только потом понял, что сказал, и что это правда. Стрела, пущенная наугад, попала точно в цель. – Ты знаешь, почему это происходит, и не хочешь мне говорить, - Сэм позабыл о разгоравшейся ссоре и заходил по комнате, лихорадочно разматывая запутанный клубок событий, который сейчас он видел насквозь. – Это наверняка связано со мной, и… с Демоном, потому что видение привело меня сюда, а они всегда с ним связаны. Демон устроил эту эпидемию для меня, - Сэм обхватил себя руками, пытаясь сдержать дрожь, а Джон мог лишь с внутренним отчаянием наблюдать, как рушатся все щиты, которые он возвел между сыном и ужасающей правдой. – Вряд ли он хотел моей смерти, скорее это… испытание, да, проверка на пригодность.
Сэма била дрожь, он чувствовал, что подошел слишком близко к правде, которая, как пропасть, манила и пугала одновременно. Он должен был сделать последний шаг, другого шанса может и не быть. Он собрался с духом.
- Я знаю, что происходит, и знаю, кто виноват. Скажи мне, зачем? – Сэм умоляюще смотрел на отца.
«Только не лги, - просил он. – Пожалуйста».
Джон глубоко вдохнул. Ложь похоронила бы все их отношения, все то хрупкое взаимопонимание, которое им удалось наладить. Но правда, которую он так долго пытался скрыть, могла разрушить все, что у них осталось.
Не было выбора. Будь что будет.
- Помнишь, тогда в Иллинойсе, - к горлу подкатил комок, но он продолжил, - ты спрашивал, не знаю ли я о планах демона, касающихся тебя? Тогда я солгал.
Секунды с грохотом падали в вечность, или это так оглушительно билось сердце? Он ждал возмущения или гнева, но слышал только тишину напряженного внимания.
- Твои видения… Они не совсем простые … То что они связаны с демоном, ты уже понял. Я думаю, ты уже знаешь, что есть и другие одаренные? Другие дети, чьи матери погибли так же, как… твоя мама? Все они – армия, которую собирает демон. Я следил за некоторыми, кое-кто погиб, но есть и выжившие, которых демон прибирает к рукам. Тьма надвигается, скоро грянет буря. Очень скоро. И вы – её острие.
- И ты скрывал это от меня? - Сэм задыхался от ярости и гнева. – Все это время…Почему?
- Думал, что смогу тебя уберечь, - совершенно правдиво ответил Джон, и это выбило Сэма из колеи.
- Уберечь? От чего? – эхом повторил Сэм, и внезапное понимание на мгновение лишило его дара речи. - От перехода на Темную сторону? От служения злу?! Да ты в своем уме? Демон убил маму, убил мою девушку, брата, и вдруг я должен оказаться на его стороне?!
Он на миг задохнулся.
- И этот вирус… Значит, это, - он легко коснулся пореза на груди, - и есть приглашение к банкету? Билет в ад в один конец?
Голова кружилась от ярости, горечи и нестерпимой обиды. Он не дал ни единого повода подозревать его в подобном «предательстве».
- И если я… если я заразился, ты убьешь меня? – Сэм попытался улыбнуться, но губы не слушались, и он чувствовал, что вот-вот позорно расплачется.
- Нет, - тут же ответил Джон.
Сэм выдохнул и все-таки смог улыбнуться.
«Не спрашивай, - ударило сердце в ребра. – Больше не спрашивай».
- А если, я вдруг, по какой-то немыслимой причине, окажусь по другую сторону баррикад? Тогда убьешь?
Минута, на которую старший Винчестер замешкался с ответом, все сказала без слов. Сэм открыл рот, но не смог выдавить ни слова, и отвернулся от отца.
- Я не знаю. Сэм… - позвал Джон, не выдержавший пропитанного горечью молчания, но тот даже не пошевелился.
Казалось, доверие умерло. Как и понимание, как и все то, что делает людей семьей. И от этой боли сердце готово было лопнуть. Джон утешал себя только той мыслью, что если бы он сейчас солгал, было бы только хуже. Теперь он мог хотя бы надеяться, что сын правильно воспримет его слова, его предупреждение и будет готов. Но боли эти мысли не уменьшали.
Стук в дверь заставил вздрогнуть. Стучала доктор Ли, Джон разглядел её обеспокоенное лицо сквозь узкое окно двери. Он встал и приоткрыл дверь.
- Вы должны это увидеть, - растерянно произнесла женщина. – Это что-то невероятное.
- Что случилось? – устало осведомился Джон, испытывавший большое желание послать все к черту.
- Они исчезли. Все исчезли, - доктор развела руками. – Я видела, они собирались группами и направлялись сюда, как вдруг… налетел ветер, и они исчезли. Словно туман. Все. И не осталось ничего.
Джон глянул на сына. Тот тоже слушал, не поднимая головы. Кажется, все закончилось.

Улицы действительно были пустынны. Фонари освещали ночной город, в котором теперь не было ни единой живой души. И жутко становилось от тишины, не нарушаемой никем, и цепочек следов в снегу, обрывающихся в никуда.
Эпидемия закончилась.
Остаток ночи Джон не запомнил. Единственное, что задержалось в памяти, это слова врача, что в крови Сэма нет вируса. Он отреагировал на это коротким кивком.
Всего одни сутки, подумалось ему утром, когда он включил мотор Импалы, чтобы машина прогрелась. Всего лишь одни сутки.
Он окинул последним взглядом город, пустой и белый, который он бы объехал десятой дорогой, если бы знал, что здесь произойдет.
Сэм вышел из клиники и сел в машину, полностью его игнорируя.
Сэм… Он не заразился. У него оказался иммунитет к этой заразе, как у демонов. Оставалось лишь понять, что это значит.
Джон кивнул на прощание вышедшим из клиники Ли и Стоуну и сел в машину.
Импала тронулась с места, оставляя позади вчерашний день.
- Сэм? – он окликнул сына, втайне надеясь, что все вновь окажется по-старому, но тот отвернулся к окну и холодно ответил.
- Извини, я не хочу говорить.
Джон чуть слышно, невесело хмыкнул. Дорога обещала быть долгой.


Last edited by Vladda on Thu Dec 18, 2008 4:07 pm; edited 1 time in total
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Anna-Lusia
Адский пес


Joined: Nov 09, 2008
Posts: 1872
Location: Питер

PostPosted: Wed Dec 17, 2008 5:47 pm 
Post subject:
Reply with quote

Владда! Я...я не знаю, что готова сделать, только верните Дина!!! Пожалуйста, пожалуйста!!! Без него так больно, так все...по-другому!!! Мы все тут мучаемся почти как Сэм! Пусть случится чудо, а? Sad
Back to top
View user's profile Send private message Visit poster's website
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Wed Dec 17, 2008 8:19 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, вот опять я читаю и мне очень нравится твое умение соединять реальность сериала со своей реальностью, обыгрывать их. Еще раз увидела схожесть Дина и Джона, настолько персонаж Джона заменил Дина.
Quote:
Минуты замедлили свой ход, будто мастер, кующий время, выбросил в мир не звонкие, прозрачные секунды, а их раскаленные заготовки, обжигающие, гибкие и тянущиеся, подобно резине.
- красиво

Жду продолжения)
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
Display posts from previous:   
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести All times are GMT + 3 Hours
Goto page Previous  1, 2, 3, 4  Next
Page 2 of 4

 
You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot vote in polls in this forum
Jump to:  


Powered by phpBB © 2001, 2004 phpBB Group
Forums ©


| Главная | Галерея |Сезон 1 | Сезон 2 | Сезон 3 | Видео | Музыка | Субтитры | Дневники | Бестиарий | Дин | Сэм | Джон| Бобби |
| Статьи/Интервью | Актеры | Фанфикшен | Фан-арт | Форумы | Чат | Поиск |

supernatural-family

supernatural. Дженсен Эклз

supernatural TV-Mania



Все текстовые и графические материалы размещены на данном сайте с ознакомительной целью, и принадлежат их авторам. Любое прямое использование материалов сайта (или их модификация) за пределами сайта в целях коммерции запрещены.
Supernatural and all related elements © 2007 The CW Television Network and Warner Bros. Television Production Inc. in association with Wonderland Sound and Vision. All rights reserved.
Supernatural-family © 2006-2007 Крис & Штрига


:: Powered by PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi :: localization Rus-PhpNuke.com :: MSTrenches phpbb2 style by Matt Sims :: Nuke theme by www.nukemods.com ::
Дизайн Aliura :: Создание сайта Kinzy ::