supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное
supernatural - сверхъестественное
 •  Главная  •  Медиа   •  Галерея   •  Фанфикшен   •  Профиль  •  Форумы  • 
 
Навигация
Эпизоды / Медиа
· Сезон 1
· Сезон 6
· Сезон 7-Форум
· Сезон 7-Медиа
· Фильмы
· Сезон 8 -Форум
· Сезон 8 -Медиа
· Обратная связь. Любимые герои.
· Сезон 9
· Сезон 10
· Сезон 11
· Сезон 12
· Сезон 13
О сериале
· Новости
· Джеффри Дин Морган
 Сверхъестественные твитты
· Спойлеры
· 
· 
Перекресток
· Supernatural Diaries
Творчество
· Фанфикшен
· Фан-арт
· Лит. ФЕСТ 2010-2011
· WinterFest - 2012.
 ·
Общение
· Форумы
Конвенции
· 2010
· 2011
· 2012
· 2013
· осень 2017
· 2018
Эксклюзив - Интервью
· Интервью Михаила Тихонова.
· Интервью Владимира Герасимова
Статьи/Интервью/Публикации
· 2010-2015
· 2016
Supernatural Issue
· Выпуск № 1
· Выпуск № 2
· Выпуск № 3
· Выпуск № 4
· Выпуск № 5
· Выпуск № 6
· Выпуск № 7
· Выпуск № 8
· Выпуск № 9
· Выпуск № 10
· Выпуск № 11
· Выпуск № 12
· Выпуск № 13
· Выпуск № 14
· Выпуск № 15
Ссылки
Новая серия
13.10

"Блудные сестры"

18 января 2018 года.
_______________
Цитата недели
Дин:Когда-нибудь придёт и наш черёд. И если меня прикончат, знайте - я зла не держу. Безоговорочно прощаю вас за всё дерьмо, что вы натворили.
Сэм:Кое-кто наворотил дел.
Дин:Ну... прощаю всё.
6.16. И никого не стало.
Наши Дневники































Информация

Rambler's Top100



Рейтинг@Mail.ru
Сверхъестественное в России :: View topic - Неизбранная дорога [AU второго сезона, драма]
Навигация по форумам :: Сверхъестественное в России ::
Forum FAQ :: Search :: Memberlist :: Usergroups :: Profile :: Log in to check your private messages :: Log in

Неизбранная дорога [AU второго сезона, драма]
Goto page Previous  1, 2, 3, 4
 
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести
View previous topic :: View next topic  
Author Message
simankar
Оборотень


Joined: Jul 25, 2009
Posts: 499

PostPosted: Tue Mar 23, 2010 4:30 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, вот честно, не могу даже откомментировать, два раза приступала, но нужных слов так и не нашла. Читала взахлеб, не отрываясь. Так сильно написано! Пожалуй, это одно из редких AU, которое мне понравилось. Все герои прописаны так сильно и настолько выглядят правильными, что буквально начинаешь жить их жизнью, вместе с ними.
Поэтому просто спасибо.
Back to top
View user's profile Send private message
BleededChain
Оборотень


Joined: Aug 13, 2009
Posts: 438

PostPosted: Tue Mar 23, 2010 6:59 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, спасибо. Это просто подарок сегодня, зайти и увидеть продолжение вашего фанфикшена. Вот умеете вы сотворить историю, которая выходит даже лучше сериала.
Великолепно, талантливо, просто мастерски.
_________________
"— Мальчик, ты невежда, — сказала мисс Люпеску. — Это плохо. Причём тебя устраивает, что ты невежда, а это гораздо хуже." (с) Нил Гейман "Книга Кладбищ"
Back to top
View user's profile Send private message
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Tue Mar 23, 2010 10:41 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, очень и очень понравилось. Так и хочется сказать, что чем дальше тем все больше накаляется интрига. А дальше-то что и, самое главное, когда?!
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Wed Mar 24, 2010 2:27 am 
Post subject:
Reply with quote

simankar,

Пожалуй, это лучшая похвала, когда не находиться слов Happy Я в свою очередь благодарю за отзыв Glory

BleededChain,

Quote:
историю, которая выходит даже лучше сериала.


Благодарю, правда, думаю, что если бы сериал создавался такими темпами, что и фик, он не одолел бы и первого сезона Happy

Del,


Quote:
Так и хочется сказать, что чем дальше тем все больше накаляется интрига


О да Happy Дальше-то финал. Вот только когда... Знаешь, ничего не хочу сглазить, поэтому промолчу.

Еще раз спасибо вам за то, что поднимаете мне настроение.
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Sun May 30, 2010 1:07 pm 
Post subject:
Reply with quote

Отредактировала. Дописано до конца Happy
Осторожно, в тексте нецензурная лексика.

ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ
Ключи от бездны.
… и я увидел звезду, падшую с неба, и дан был ей ключ от кладезя бездны.
Откровение 9:1
(Джон – центрик)

Линкольн, штат Небраска
Порыв ветра качнул приоткрытую входную дверь. Гулкий удар раскатился по большому помещению, и его эхо смешалось с еле слышным, ритмичным, вязким звуком. Заметавшиеся от сквозняка отблески свечей выхватывали из тьмы картинку, одну за другой: темные капли, разраставшиеся до лаково блестящих лужиц, белое, забрызганное темным предплечье, открытые глаза, равнодушно устремленные во тьму.
Пламя свечей перестало колебаться, и свет отнял у темноты то, что ей не принадлежало – тело мужчины в разодранной сутане. Оно свисало с потолка головой вниз в кощунственной пародии на распятье, а жуткие раны на горле, руках и груди говорили, что убийцами были животные, возможно, собаки.
Снова хлопнула дверь, и порыв ветра устремился наружу, с легкостью обогнав худенькую девушку, которая неторопливо шла по темной улице, прочь от церкви.
На некотором расстоянии за ней молчаливо и покорно следовала собачья стая.

Сантервилл, штат Айова
Пожилой мужчина неторопливо вышел из припаркованной на стоянке супермаркета машины. Все так же, не торопясь, он обошел автомобиль и достал из багажника небольшую канистру. Его несколько меланхоличные движения не привлекли внимания многочисленных посетителей магазина даже тогда, когда он вылил содержимое канистры на себя. И только резкий запах бензина и скипидара заставил бывших рядом людей забеспокоиться.
С пугающим спокойствием самоубийца поднес зажигалку к своей левой руке. Пламя занялось мгновенно. К реву и треску огня, подпитываемого смесью бензина, масла и скипидара, примешивались крики окружающих, полные ужаса и паники, и вопли автомобильных сигнализаций.
Большая часть этой какофонии глушилась современными стеклопакетами, но даже отголоски творившегося на улице хаоса вызывали странную, довольную полуулыбку на лице молодого врача, стоявшего у окна в здании напротив. Слабые отблески пламени танцевали на его бейдже, на котором значилось «Доктор Кристофер Темпл. Психоаналитик», и придавали его глазам едва уловимый оттенок желтизны.

Бунвилл, штат Миссури
Семилетний мальчик заинтересованно остановился возле куста шиповника. Парк такой огромный и всегда полон чего-то любопытного, но такое маленький Энрих видел впервые. На его глазах у растения удлинялись веточки и пробивались новые шипы. За те минуты, что он пробыл рядом, зеленые листья дополнились небольшими бутонами, готовыми вот-вот расцвести.
Изрядно удивленный, Энрих все же сделал шаг назад, но гибкая веточка, которую он совершенно не заметил, захлестнулась на его шее и стала стремительно затягиваться. Малыш захрипел, кровь, брызнувшая из проколотой артерии, окрасила алым распустившиеся цветы. Через пару минут все было кончено, и шиповник прекратил расти. По ветру, кружась, полетели розовые лепестки.
Молодой парень, метрах в двухстах, выпустил из рук ветку росшего рядом с ним шиповника и, не торопясь, двинулся прочь.

Прежде
… «Кроатон» Джон Сэму:
- Я думаю, ты уже знаешь, что есть и другие одаренные? Другие дети, чьи матери погибли так же, как… твоя мама? Все они – армия, которую собирает демон. Я следил за некоторыми, кое-кто погиб, но есть и выжившие, которых демон прибирает к рукам. Тьма надвигается, скоро грянет буря. Очень скоро. И вы – её острие.
… «Кроатон»
- И если я… если я заразился, ты убьешь меня? – Сэм попытался улыбнуться, но губы не слушались, и он чувствовал, что вот-вот позорно расплачется.
- Нет, - тут же ответил Джон.
Сэм выдохнул и все-таки смог улыбнуться.
«Не спрашивай, - ударило сердце в ребра. – Больше не спрашивай».
- А если я вдруг, по какой-то немыслимой причине, окажусь по другую сторону баррикад? Тогда убьешь?
… «Кровь за кровь»
Сэм наконец-то разглядел отливающие желтым глаза и знакомую по кошмарам усмешку.
- Нет, - бессильно запротестовал он. – Нет!
Желтоглазый подошел вплотную и обрезал веревку, удерживающую Сэма в вертикальном положении, но не позволил тому упасть, с легкостью держа парня на весу.
- Нас ждет долгое путешествие, сынок, - ласково улыбнулся Демон.

Теперь
Гордон, штат Небраска
Гордон передвинул кружку и искоса взглянул в сторону барной стойки. Там сидел младший Винчестер и задумчиво вглядывался в рюмку перед собой.
Охотник посмотрел на часы. Сэм провел здесь уже немало времени и скоро должен был уйти.
Вот тогда-то он его и поймает.
Рядом раздался пьяный возмущенный возглас. Гордон повернул голову. Около него ссорилась пара. В конце концом девушка неуклюже выбралась из-за столика.
- Ну и пошел ты, мудак!
Девушку качнуло в сторону, и её взгляд зацепился за Гордона. Она расплылась в улыбке и плюхнулась рядом.
- Привет.
- Отвали, - прошипел он.
- Ты не очень-то дружелюбен. Ну и ладно.
Она попыталась встать, но потеряла равновесие и практически упала на него. От нее так несло спиртным, что Гордон поморщился.
Вот ведь пьянь. Истеричная, несдержанная пьянь. Краем глаза он увидел, что Сэм поднялся со своего места, и попытался освободиться от неожиданно вязких объятий. Где-то внутри шевельнулась тревога. Но прежде чем он успел что-либо предпринять, ощутил на груди ледяное прикосновение, быстро переросшее в жгучую боль.
- Тебе привет от Сэма Винчестера, - прошептала девушка абсолютно трезвым голосом и удержала его на месте, когда он рванулся, пытаясь освободиться.
Боль и холод в груди становились невыносимыми, голова кружилась, а дыхание перехватывало. Сердце… Что-то с сердцем. Он пытался дышать, но не мог сделать ни единого вдоха.
Перед глазами все потемнело, и последнее, что Гордон увидел в своей жизни, были пронзительно желтые глаза Сэма Винчестера и морозно-белый отпечаток ладони, когда его убийца оперлась на стол, чтобы встать.

Штат Иллинойс.
На этот раз у него не было никакого плана. Все, чего Джон хотел – найти Сэма и изгнать из него Демона. И черт с ним, если тот вселиться в кого-нибудь другого. Одна пуля в Кольте все еще оставалась.
Даже если эта пуля для него самого. Его жизнь уже не имеет значения. Единственное, в чем он действительно нуждался – это безопасность и благополучие Сэма.
У проносившихся дней был вкус кофе. Черного, горького, крепкого до тошноты и сердечной боли.
Он искал. Перепробовал все, что могла предложить библиотека Бобби. Искал неутомимо, перечитывал книгу за книгой, пока голова не начинала разламываться, отказываясь воспринимать информацию.
Джон забыл, когда последний раз полноценно спал. Забыл, когда ел и ел ли вообще. Все утратило смысл, кроме медленно переливающегося внутри расплавленного металла тревоги, боли и вины.
О каком отдыхе могла идти речь, если стоило только на мгновение отвлечься, и перед мысленным взором возникали теплые, карие глаза сына, молившие о помощи? Он хорошо запомнил ту пещеру, где опоздал найти Сэма. И весь немаленький арсенал явно использованного оружия, и початую бутыль кислоты, и забрызганные кровью стены, где держали сына. И мертвую вампиршу, и вызывающе желтые кристаллики серы, словно рассыпанные щедрой рукой.
Он уже раз подвел его, подвел почти непростительно. И этот раз последний. Воображение уже не раз рисовало ему, как охотники, вопреки его предупреждению, убивают Сэма, или как тот умирает у него на руках, не в силах выжить без медицинской помощи или демонической поддержки.
И от всего этого во рту становилось горько, как от порции дрянного, крепкого кофе.

Паника.
Ледяное, отвратительное чувство, от которого все внутри смерзается в единый комок, и никак не вдохнуть.
Сэм в беде.
Все его мысли сводились только к этим трем гремящим словам.
Да, он оставил брата далеко не за праздничным столом, но эта вымораживающая, сводящая с ума паника никак не относилась к чокнутой вампирше.
Дин совершенно не помнил, как вернулся к Миссури, но это было чертовски правильным решением, потому как паниковать на людях он принципиально не умел.
Пришлось взять себя в руки. Ну, или приложить к этому максимум усилий.
Он разыщет брата. Или он не Дин Винчестер.


Бобби аккуратно вытащил книгу из-под головы уснувшего за столом Винчестера. Впрочем, он мог бы и не осторожничать – та доза снотворного, которую он добавил в кофе, свалила бы с ног и слона. И пусть Джон потом проснется злым и с головной болью, это все же лучше, чем не спать совсем.
Он с глубокой печалью, которую сейчас не нужно было скрывать, смотрел на своего давнего друга. Джон изменился. Постарел. За этот год больше, чем за много лет охот и тревог, а за этот месяц больше, чем за весь год. Седина пролегла по вискам, а глубокие тени под глазами. Но много больше пугала жесткая складка у губ и бездна, затаившаяся за зрачками.
Бобби всегда знал, что Джон любил своих мальчиков, как бы сурово с ними не обращался. И он считал, что гибель Дина помогла ему увидеть, насколько сильно это чувство. Теперь же в нем крепло и росло осознание своей ошибки.
Да, смерть Дина стала настоящей катастрофой для этой семьи, но все же, несмотря ни на что, они, Сэм и Джон, все еще оставались семьей.
Теперь же он не узнавал своего старого друга в том жестком, жестоком человеке, который позабыл о том, что в жизни еще есть свет. И новый Джон Винчестер послал к черту все, кроме спасения сына.
Эта замкнутость друг на друге, которой отличались все Винчестеры, и которая прежде так его восхищала, сейчас вызывала страх. Члены этой семьи не умеют жить в одиночестве, словно бы крови, текущей в их венах, нужно постоянно слышать родственный ей голос, иначе она способна превратиться в нечто разрушительное.
Бобби окинул взглядом нарисованную во весь потолок печать Соломона, и перед его мысленным взором возник так же тщательно вычерченный знак Азазеля посередине комнаты. Он, уехавший тогда всего на несколько часов, вернувшись, застал лишь погасшую чашу оставшегося без ответа ритуала и Джона, смотревшего на пустой знак демона так, что все ругательства, готовые уже сорваться с языка, замерли на губах.

Дин сидел, опираясь на стену, с закрытыми глазами и размеренно дышал. Он пытался успокоиться, раскрыть свое сознание, расширить восприятие.
Глубокий вдох.
Мир вокруг безграничен, как ночное небо, полное звезд. Тысячи, миллионы огоньков, пульсирующих, мерцающих в такт с биением сердец.
Все, что ему нужно – найти ту звездочку, чей ритм он знает лучше, чем свой.
Глубокий вдох.
Он бессильно парил среди темноты и не слышал ни единого зова. Ни шепота, ни притяжения. Ни малейшего намека на брата.
Резкий выдох.
Он открыл глаза и встретил вопросительный взгляд Миссури. Отрицательно покачал головой, с трудом сдерживая раздражение. Он отвык от компании, отвык от того, что его могут видеть, от необходимости носить маску, притворяться тем, кем он не является.
Но сейчас его чувства не имеют никакого значения, потому что ощущение, что Сэм попал в большую беду, которая куда страшнее, чем чуть не убившая его вампирша, а он ничего не может сделать, только усиливалось с каждым днем.


Джон отложил в сторону последнюю книги и, закрыв глаза, с усилием растер лоб основанием ладони в безуспешной попытке избавиться от головной боли.
Все псу под хвост. Его надежда, что вызовом Демона он ослабит его контроль над Сэмом и тот сумеет подать хотя бы весточку о себе, окончательно угасла, когда Азазель не откликнулся даже на свой персональный призыв.
Оставшись без каких-либо идей, он вернулся к самому муторному и долгому способу – методичному прочесывание интернета в поисках необычного и странного. Конечно, примерно девяносто процентов всего найденного было мусором, плодом больного воображения, но кое-что имело реальное основание. Тем более, он знал, что искать.
Жестокое убийство в Линкольне. Священника местной церкви загрызли собаки, предварительно подвесив его к потолку. Явно не обошлось без человека. Оскверненный храм Божий.
В Бунвилле растение задушило мальчика. Вот чему бы он никогда бы не поверил, если бы не фото. Невинный ребенок.
Не так давно звонила Эллен. Гордон погиб в Гордоне. Он не смог сдержать улыбки от такого совпадения. Впрочем, это не совпадение. Не мог здоровый, молодой мужчина скончаться от остановки сердца без малейших к тому предпосылок.
Старший Винчестер не мог отделаться от ощущения затягивающейся петли. Казалось, все вокруг замерло в ожидании бури, а она неспешно подкрадывается на мягких лапах незаметного еще ветра.
Как бы то ни было, но размеренная и нудная работа, хоть и сжимала сердце жестким обручем утекающего времени, но требовала всего его внимания и здравого смысла, не давая сосредотачиваться на совсем уж мрачных и безрадостных мыслях.
Рядом лежала карта страны, на которой он отмечал все то странное, что считал достоверным. Бобби уже некоторое время рассматривал её, пытаясь обнаружить характерные закономерности, и, в конце концов, поделился своей тревогой.
- Эллен не отвечает.
- Я разговаривал с ней только вчера, - Джон с некоторым усилием вернулся в реальность из гротескного, абсурдного мира желтой прессы.
- Я знаю, - нетерпеливо перебил его Сингер. – Я звоню ей уже полдня. Никто не отвечает.
Двое охотников молча смотрели друг на друга, и почему-то в этом молчании их беспокойство было особенно ощутимо.

Чтобы ни думал Джон по поводу бездарно потраченного времени, когда они оба, поддавшись тревоге, поехали все-таки к «Придорожному бару Харвелла», все эти мысли улетучились разом еще на подъезде к зданию.
Машины скорой помощи и пожарные, удушливое облако черного дыма говорили сами за себя.
Бобби и Джон переглянулись.
Пожар? Нет, не совсем так. Обычный пожар?
Внятного ответа они так и не получили. Пострадавших уже увезли в ближайшую больницу. Осталась лишь пара машин, на всякий случай. Пожарные все еще пытались справиться с огнем, но все шло к тому, что пожар скорее догорит сам, чем его потушат – таким жарким и устойчивым было пламя. А зевак, которые могли что-либо рассказать, просто не было.
Охотникам ничего не оставалось, как ехать в больницу, чтобы расспросить пострадавших.

- Вы, верно, шутите? – недоверчиво спросил Бобби у сестры в приемном покое.
Девушка лишь отрицательно покачала головой, в её глазах плескалось возмущенное недоумение – как можно шутить на подобные темы?
- Только одна выжившая? – севшим голосом уточнил Джон.
Услышанное просто не укладывалось в голове. Пожар унес полтора десятка жизней. Выжила только девушка. Блондинка. И то, лишь потому, что в момент возгорания она оказалась вне здания. Она-то и вызвала пожарных.
Джо Харвелл.
Единственная, кто спасся. Полтора десятка мужчин, охотников, которые сталкивались со смертью много чаще других, не смогли совладать с обыкновенным пожаром? Да, черт возьми, они его запросто потушить бы смогли самостоятельно. Однако погибли.
И Эллен.
Искреннее сожаление, горечь и гнев переплелись в единое чувство. Да, между ними давно не было былого взаимопонимания, но он продолжал считать её своим другом. И она, случись что, никогда не отказывала в помощи.
А теперь её не стало.
Однако с немалым удивлением Джон признался самому себе, что не так уж и жаждет докопаться до причин этой трагедии. Где-то внутри жило опасение, что небезызвестный ему Демон приложил здесь руки. А если так, у Сэма прибавится хлопот.
Бобби между тем в чем-то настойчиво убеждал какого-то врача. Пару минут спустя он обернулся и махнул рукой. Джон подошел ближе, и доктор, неодобрительно нахмурившись, все же разрешил охотникам войти в палату.
- Постарайтесь только не волновать её, - напутствовал он.
У него как-то не вызывали доверия эти посетители, но, похоже, пациентку они действительно знали и переживали за нее.
- О, мы давние друзья семьи, - успокоил его Бобби и первым вошел в комнату.
Впрочем, доктору еще предстояло убедиться, что у Харвелл среди друзей семьи полно таких вот немолодых мужчин с глазами убийц.
Девушка лежала на кровати спиной к входящим, и со стороны могло показаться, что она спит. Но от внимательного взгляда не укрылись ни слишком частое для спящего дыхание, ни чересчур напряженная поза.
- Джо, - негромко позвал Бобби.
По его голосу чувствовалось, что он действительно сожалеет о произошедшем и о необходимости тревожить её в её горе, но им необходимо было выяснить причины случившегося. Несколько минут Джо не шевелилась, а потом медленно повернулась. Свежие ожоги на лице и руках были аккуратно обработаны.
На мгновение её взгляд сфокусировался на Бобби, а потом она увидела старшего Винчестера. Можно было видеть, с каким трудом она осознавала то, что видела. Внезапно в её опустошенных глазах вспыхнуло пламя, и девушку словно подбросило на кровати.
- Ублюдок! Сволочь! Ненавижу! – по исказившемуся от ненависти лицу покатились слезы. – Все ты, твой сын! Ненавижу!
Она непослушными руками попыталась вырвать капельницу, но опомнившийся Бобби уже держал её за руки, стараясь не навредить. Джон ошеломленно попятился к двери. Джо начала задыхаться.
- Убью… Уничтожу… Сволочь, мразь, подонок! Будь он проклят, Сэм Винчестер! Будь ты проклят!
Джона оттеснил от входа вбежавший врач, бросившийся к ящику с успокоительным.
- Выметайтесь вон! Немедленно!
Они выбрались из больницы, стараясь не привлекать внимания, все еще потрясенные увиденным. В ушах Джона продолжали звенеть крики обезумевшей от горя девушки.
«Все ты… Твой сын…»
- Все-таки Сэм, - через силу, наконец, произнес он.
Его вина. Его чертова вина. Он не сумел защитить сына, а теперь из-за этого гибнут люди. Вот уж действительно, будь он проклят.
Они должны найти Сэма.
На больничной стоянке он заметил несколько знакомых машин.
И как можно скорее.
Новости в их среде распространяются на удивление быстро.

Старший из Винчестеров скользнул взглядом по испещренной разноцветными отметками карте. То здесь, то там мелькали элементы знакомых символов, заставляя его все пристальнее вчитываться в строки причудливых интернетных статей, напрягать память, собирать воедино его знания, опыт и интуицию.
Постепенно кусочки головоломки складывались, и чувство дежа вю становилось все сильнее.
Он помнил те дни, казавшиеся совсем недавними. Всего два года назад, даже меньше, его охоты, обширные и порой бессистемные, дали свои плоды. Он выяснил, что за тварь погубила Мэри. Он никогда не верил в демонов, считая их, всю эту «одержимость» лишь темной стороной человеческих душ. И ему хорошо было известно, какой непрочной бывает сдерживающая их узда. Но все же настоящие демоны существовали.
И один из них разрушил его семью.
И не только его. Подобные пожары обнаружились по всей стране. Размах деятельности этой твари пугал. Как и осознание того факта, что все случившееся не было капризом, бессмысленной жаждой разрушения, а являлось частью некого грандиозного замысла.
Ему нужно было время подумать в одиночестве. Вуду в Новом Орлеане было неплохим предлогом отослать Дина и закопаться в книгах, разбираясь в классификациях, признаках, знаках, обрядах и прочем.
Он до сих пор помнил то чувство уходящей из-под ног земли, когда все, что было непонятным, вдруг сложилось в недвусмысленное предупреждение – демон, тот самый, в Калифорнии.
Джон тогда с трудом переборол порыв бросить все и рвануть к Сэму. Его остановило лишь ясное понимание того, как сын отреагирует на его приезд. А главное – на причину этого приезда. Сочтет своего рода навязчивой идеей, желанием вернуть его в «семейные дела», вновь установить контроль. И возненавидит уже по-настоящему.
Он слишком хорошо знал себя и свою способность слепо, фанатично ненавидеть, чтобы не обманываться сейчас в том, сколько же Сэм унаследовал от него.
Так что поехать сам он не мог, но сделать хоть что-то должен был.
Решение, которое пришло ему в голову, было единственным, но не было единственно правильным.
К Сэму должен поехать Дин.
Но не с миссией защитить брата от демона. Ведь своего брата Сэм видел насквозь и вполне мог выставить его за дверь, едва догадавшись о сговоре старших членов семьи.
И потому он просто исчез. Не отвечал на звонки, не подавал вестей, ни мало не сомневаясь, что Дин, не получая от него никаких известий, бросится к брату. А уж объединенные, пусть даже его поисками, мальчики будут сильнее и в большей безопасности.
Все так и вышло, как он задумал.
Но год спустя все его непростые решения вернулись к нему в сокрушенном взгляде его старшего сына, терзаемого демоном и собственной уверенностью, что он не только не достоин отцовской любви, но и полностью её лишен.
Джон замер. Воспоминание тех дней, позабытое, похороненное в серых и черных грудах скорби и ненависти, внезапно развернулось перед его мысленным взором.
Был миг в его одержимости, когда он осилил Азазеля, мгновение его власти. И так же, как человек уязвим для демона, так и демон бессилен противостоять человеку, когда тот одерживает верх. И тот миг мысли и планы Азазеля были ему так же открыты, как были открыты демону его страхи и тайны.
Он видел войну, в которой у человечества не было защитников. Видел демонов и тварей, устанавливающих свой террор, и видел Сэма во главе этой армии. Но помимо всего остального мельком он видел карту, расцвеченную перевернутыми звездами.
Он повернулся к карте и воткнул еще две цветные булавки в центре страны. Ярко-желтый пластик четко и зримо обрисовал перевернутую пентаграмму, в середине которой был Лоуренс.
Место, в котором когда-то был его дом.

Дин глубоко вдохнул. Сухой, неподвижный, мертвый воздух остро пах пылью, и от него, как от перца, горело горло. Он мог бы и не дышать, в конце концов, он не был живым, но эта безотчетная привычка тела успокаивала, вносила некоторую стабильность в его неопределенное существование.
«Я кое-что могу, правда».
Дин зло рассмеялся. Что он мог? Двигать предметы во вспышке ярости? Предупреждать об опасности?
К чему все это теперь? Он никак не мог разыскать брата, и оттого так горько, яростно и безнадежно наказывал себя, полной грудью вдыхая сухой, раздирающий легкие, воздух.
А что если…
Он остановился, боясь спугнуть неожиданную мысль. Он не мог найти Сэма, но ведь это потому, что тот был одержим.
То яркое, чуждое чувство присутствия, которое он ощутил в той злосчастной пещере, не было человеческим. Оно клочьями черного тумана висело в воздухе, похожее на обрывки все еще опасной паутины.
Демон.
Вот кто забрал Сэма и убил вампиршу.
Он мог бы понять это и раньше, если бы освободился от своих эмоций. Но сейчас уже не это важно.
Дин сощурился. И, выдохнув, безоглядно шагнул сквозь сумрачную неподвижную пелену навстречу непроглядной темноте.


Почти беззвучно подошедший за спиной Бобби неровно вдохнул и, повернувшись к книжным грудам, не так давно перерытым, чертыхаясь сквозь зубы, принялся искать нужную книгу. Но даже в книгах он не нашел бы того, чего Джон уже не выяснил за эти дни.
Перевернутая пентаграмма. Не такой уж и давний символ. Но начерченная истинным демоном, она обретала силу и мощь. Внутри нее истончались границы между мирами. И поскольку единственным миром, в существовании которого Джон был уверен, был Ад, его энергия хлынет, как река, прорвавшая плотину. Он не знал, будет ли демоны, но обычная земная нечисть усилится и умножится. Для нее эта пентаграмма будет кормушкой и маяком.
И сладить со всей этой армией будет чертовски трудно.
- Как думаешь, - задумчиво спросил старший Винчестер, - остальные скоро догадаются?
Он легко коснулся пальцами вызывающе желтых булавок.
«Как сера», - мелькнула мимолетная мысль.
- Эш, скорее всего, уже знал бы, и Гордон… Остальные не так сообразительны. Сам знаешь, старых охотников почти не осталось.
Бобби быстро перелистывал одну из книг, ища необходимый символ. Оглянувшись в поисках стула, он бесцеремонно смахнул на пол стопку книг и сел.
- Подожди, - Сингер нахмурился, до него дошел скрытый смысл вопроса. – Ты что, не собираешься никому говорить?
В упрямом молчании Джона ответ даже не таился, а ласково и вкрадчиво улыбался белоснежным оскалом вампира.
Бобби подавился возмущенной тирадой. Что он мог возразить? Что стоит пентаграмму замкнуть, и целый штат погрузится в ад кромешный? Что они должны остановить это, пока могут и теми силами, какие только смогут привлечь? А идти в одиночку против лесного пожара глупо?
Да, он мог бы все это сказать. Но его слова ушли бы водой в песок.
- Это уже не только твое семейное дело. Но если мы действительно хотим помочь Сэму, то должны найти его в ближайшие дни.
А ответ на непонимающий взгляд друга, Бобби отчеркнул ногтем строку в сносках и протянул книгу Винчестеру.
Мелким шрифтом внизу страницы было напечатано, что подобные пентаграммы обретают наибольшую силу в ночь пустой луны, а она наступала через два дня.
Времени в обрез.
Азазель, скорее всего, постарается завершить пентаграмму, а значит будет в одном из двух городов, которые еще не были отмечены теми странными, нелогичными и бесчеловечными убийствами, случившимися в трех других.
Но в каком именно? Он не успеет сразу в два.

Салайна, штат Канзас.
Джонатан Рэй плавно шагнул вперед, отрезая своим жертвам все пути к отступлению. В его руках подрагивало тусклое широкое стальное лезвие.
Ужас, смятение и непонимание, с которыми его жена Жюстин закрывала собой их четырехлетнего сына, отражались, как в зеркале, в его искаженном агонией лице.
Он не хотел, не желал, отчаянно противился тому, что делал, но не был властен над собственным телом.
Когда-то давно, лет сто назад, его прадед держал в руках такое же лезвие, когда в ярости безумия убил свою жену и двух младших детей, и погиб от руки старшего сына, которому в его пятнадцать, достало силы и отчаяния найти в доме топор.
Уцелевшие члены семьи сменили тогда место жительства, фамилию, и время надежно похоронило эту трагедию. Но как избавиться от крови, текущей в венах? Голос того безумца и убийцы смешался с тысячей других голосов, и был неразличим за их шепотом.
Но от единого прикосновения незнакомца, в чьих глазах сверкнула чуждая людскому роду кошачья желтизна, этот голос заглушил все остальные, загремел с такой мощью и убийственной силой, что перед ним сдалось слабое тело.
Джонатан взмахнул ножом, не сводя глаз с жены, и по щекам его покатились слезы.

Дин аккуратно выдохнул, отступая чуть назад. Тьма клубилась в нескольких метрах от него, яростная, почти неподконтрольная, выпускающая в разные стороны темные, дымчатые ответвления.
Он отступил еще на пару шагов, но все же не смог избежать прикосновения, и вся тьма обратила на него свой взор, обретая облик его брата. Но под прозрачной темной завесой черты лица искажались, плыли, словно в глубокой воде, а глаза, вместо родного орехового цвета, сверкали чуждой желтизной.
- Кто это тут у нас? Дин?
Даже голос был иным, со сквозящими нотками сарказма и холодного любопытства.
То, что стояло перед ним, и было и не было его братом.
- А я-то все ждал, когда ты появишься, - насмешливо протянул демон. – Долго соображаешь, большой брат.
Не Сэм. Всего лишь тварь, захватившая его тело, как когда-то захватившая их отца.
Дин усмехнулся. Главное, не позволять ему себя задеть.
- Может представишься? А-то как невежливо, ты меня знаешь, я тебя нет.
- Ты, я вижу, осмелел, - в голосе демона прибавилось любопытства. – Думаешь, умер и взять тебя нечем?
- Хочешь проверить? – нахально предложил Дин.
Он шел сейчас по очень тонкому льду, и расчет действительно был, но не совсем тот, о котором говорил демон.
Вместо ответа стремительное щупальце темноты захлестнулось у него на горле. Ощущение не из приятных, словно бы шею обложили льдом, и воздух замерзал прямо в гортани.
Но дышать ему было не нужно.
Ослепительная ярость развернулась внутри раскаленной добела пружиной, разрывая темную хватку. И одновременно он ощутил такую же жаркую волну гнева и бешенства, идущую от брата.
Под двойным, изнутри и снаружи, напором тьма не выдержала, расходясь в стороны и открывая Сэма.
Глаза того радостно засветились, когда он увидел, по-настоящему увидел, пусть и демоническим зрением, брата.
- Дин, - звук его голоса согрел Дину сердце, - Лоуренс. Он будет там. Лоуренс, - повторил Сэм, торопясь.
- Да понял я, понял, - не было никакой возможности сдержать широкую, идиотскую улыбку.
Темнота схлопнулась над Сэмом совершенно внезапно, но все Дин успел, даже не услышать, а прочитать по губам последний совет, который брат сумел ему дать, и последовать ему.
«Беги».
Похоже, младший ни мало не сомневался в способностях демона уничтожать призраков.


Джон с силой сжал пальцы на руле, пытаясь взять под контроль свои чувства.
Он опоздал. В очередной раз. Перепуганные соседи, столпившиеся на обочине, охваченные любопытством и ужасом, даже не перешептывались, потрясенные жестокостью, с которой Джонатан Рэй, добропорядочный и уважаемый гражданин, убил свою жену и сына, а затем покончил с собой.
Азазеля здесь уже не было.
Бобби звонил четыре часа назад из Парсонса, где минувшей ночью совершили ритуальное убийство. Девушку нашли на заброшенном складе в круге серы и черных свечей.
Пентаграмма замкнулась.
Старший Винчестер чувствовал это в каждом движении ветра, обретшего злую, кинжальную силу. Она сообщала всему глухую, подспудную тревогу и чувство чужого, полного ненависти взгляда, упирающегося в спину.
Это не просто ощущение. Это сквозь привычный и безопасный мир проступали жесткие и неуступчивые черты ада, которые, чем дальше, тем глубже будут впечатываться в души здесь живущих.
Куда теперь пойдет Азазель, и что он будет делать?
А главное, что теперь делать ему?
Тяжелая, неподъемная усталость навалилась почти ожидаемо, и он позволил себе мгновение отчаяния. Помимо воли перед глазами разворачивались страницы книги, которую он похоронил как можно глубже в книжных завалах Бобби.
Пентаграмма замкнулась, но еще можно было все исправить. Нужно было лишь убить демона, который её начертил.
У него в запасе было еще полтора дня.
Джон опустил голову на скрещенные на руле руки и невесело хмыкнул.
Где же вы, ангелы? Демоны уже здесь.
Телефонный звонок заставил его вздрогнуть.
- Джон? – в трубке раздался женский голос. – Это Миссури, Джон.
- Да?
- Тебе нужно поспешить. Он идет в Лоуренс.


Last edited by Vladda on Sat Jul 31, 2010 12:03 pm; edited 2 times in total
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
BleededChain
Оборотень


Joined: Aug 13, 2009
Posts: 438

PostPosted: Sun May 30, 2010 1:58 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, спасибо. Слов, чтобы описать впечатления, не хватает. Скажу банальность - это великолепно, это грандиозно, это одна из лучших вещей на сайте, и Джон - настоящий, достоверный, и Дин - тот самый, настоящий Дин первых сезонов, Бобби, выверено мало показанный, как раз столько, сколько нужно, чтобы персонаж нравился. Все просто прекрасно. И разница, глубокая пропасть между оригиналом экранизации и вашим ходом событий - вызывает жажду продолжения, жажду узнать: "чем же все кончится?" "что будет?" "как?"
_________________
"— Мальчик, ты невежда, — сказала мисс Люпеску. — Это плохо. Причём тебя устраивает, что ты невежда, а это гораздо хуже." (с) Нил Гейман "Книга Кладбищ"
Back to top
View user's profile Send private message
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Mon May 31, 2010 12:16 am 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, а-а-ах ты ж... нет слов, кроме "ах" Понравилось и срочно нужно дальше! *достает два паяльника*

Quote:
Члены этой семьи не умеют жить в одиночестве, словно бы крови, текущей в их венах, нужно постоянно слышать родственный ей голос, иначе она способна превратиться в нечто разрушительное.

Очень верно подмечено и хорошо сказано)
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Mon May 31, 2010 3:17 pm 
Post subject:
Reply with quote

BleededChain,

Ох, спасибо. Правда закралась одна мысль "А точно ли вы комментите именно то, что я пишу?" Happy А то уж как-то все чересчур великолепно. Хотя я не жалуюсь, хвалите меня, хвалите Laughing

Del,

Quote:
*достает два паяльника*


Вот это я понимаю мотиватор так мотиватор Happy

"мысленно проводит ревизию - бензопила и пара паяльников, отличненькая такая коллекция подбирается"

Quote:
Понравилось и срочно нужно дальше!


Партия сказала - надо. Комсомол ответил - есть! Happy
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Sat Jul 31, 2010 12:05 pm 
Post subject:
Reply with quote

Так-с. Часть я дописала Happy

Окончание добавила к основному тексту, чтобы, так сказать, логику не терять.

Приятного аппетита Happy
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
BleededChain
Оборотень


Joined: Aug 13, 2009
Posts: 438

PostPosted: Sat Jul 31, 2010 4:30 pm 
Post subject:
Reply with quote

Ждем финал. Вы, повторюсь, одна из самых лучших авторов, бриллиантов фанфикшен-райтинга, этот альтернативный сценарий вышел ничуть не хуже, а то и лучше оригинала.
_________________
"— Мальчик, ты невежда, — сказала мисс Люпеску. — Это плохо. Причём тебя устраивает, что ты невежда, а это гораздо хуже." (с) Нил Гейман "Книга Кладбищ"
Back to top
View user's profile Send private message
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Sat Jul 31, 2010 11:21 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, для моего аппетита мало. Еще! И конечно не могу не сказать, что написано как всегда великолепно. Не томи нас в ожидании продолжения)
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
simankar
Оборотень


Joined: Jul 25, 2009
Posts: 499

PostPosted: Sun Aug 01, 2010 8:06 am 
Post subject:
Reply with quote

Такие жуткие события, просто дыхание было нельзя перевести до самого конца. Интересно, хоть кто-нибудь там в живых останется по завершении всей истории, или все трое перейдут в бестелесное состояние, как Дин?
Back to top
View user's profile Send private message
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Sun Aug 15, 2010 12:21 pm 
Post subject:
Reply with quote

Я наконец-то дописала.
Хочу сказать спасибо всем вам за то, что вашими стараниями я дошла до финала. Особенно HUF, Anna-Lusia, огромное спасибо тебе Del, что была со мной практически с самого начала, и вам simankar, и BleededChain.
Спасибо всем, кого я не упомянула, вы все своими отзывами дарили мне минуты счастья.

Что ж. Вот и финал.
И да, жду ваших отзывов. "Задумчиво рассматривает коллекцию паяльников и безнопил"

ЧАСТЬ ОДИННАДЦАТАЯ
Ключи от бездны.
И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей.
Откровение 20:1
(Джон - центрик)

Моя память пуста.
Сплю ли я? Или это не сон?
И мой крик, так похожий на стон,
Себе забрала тишина.

Война доконала меня в свой черед.
Я не знаю… Я уцелел?
Но каждое утро со мной только боль,
Что ж, я, похоже, не слишком-то цел.

Возьми же мой вдох, ибо смерти хочу,
Господь, разбуди же меня!

В лоно матери снова вернуться
И родиться – то было б верней,
Чем жизнь, как машина, что длится
По воле чужих мне людей.

Не хочу тех времен, когда буду я жить
Через трубку кормясь и дыша –
Новинкой военного дня!
Я устал от машин, говорящих мне быть.
От жизни избави меня.

Возьми же мой вдох, ибо смерти хочу,
Господь, разбуди же меня!

Весь мир исчез, и я совсем один,
Всевышний, помоги.
Я умереть хочу – мой вдох возьми,
Пожалуйста, о боже, помоги!

Тьма окружает меня, как тюрьма,
Я вижу лишь ужас и страх.
И жить – не судьба.
И смерть – не моя.
Я в собственном теле – в цепях.

Эта бомба в земле, эта мина взяла
Мое зренье,
И речь,
И слух.
Отняла мои руки,
И ноги,
И дух.
И взамен мне дала издевку – судьбу –
Жизнь, полную боли, в аду.


Metallica "One" (Черновой перевод - EnjoyYourLife, литературный перевод – мой)

Теперь
Лоуренс, штат Канзас.
Когда Лоуренс показался впереди, сквозь тяжелую, опустошительную усталость и вызванное ею безразличие пробилось странное чувство.
Круг замкнулся.
Долгий, опасный, непредсказуемый путь привел его туда, откуда все началось.
Джон ощутил смутное удовлетворение от осознания этой мысли.
Здесь он прожил самые счастливые годы своей жизни и пережил самые черные дни. И было что-то глубоко правильное в том, что закончиться здесь. Так или иначе.
Он так же не сомневался в том, где именно все произойдет.
Его дом.
Пусть он не жил там уже два десятка лет и сейчас у дома другие владельцы, все равно это был его дом.
Место, где все началось.
И, вернувшись в Лоуренс, Азазель не мог выбрать ничего иного.
Джон остановил машину в предместьях окутанного сумерками города. Лоуренс не изменился. Лишь стало больше яркой, навязчивой рекламы, огни которой зажигались в густеющих тенях, да машин, сновавших туда-сюда в преддверии мирного рабочего вечера, но в целом ничего не изменилось. Городок предвкушал отдых в самом центре начинающегося апокалипсиса, даже не подозревая, что завтрашний день мог стать последним спокойным днем перед войной.
Всю дорогу после звонка Миссури он пытался найти выход из сложившейся ситуации. У него был Демон, которого нужно было убить, и одна пуля, которой это можно было сделать. И никаких идей, как сохранить Сэму жизнь.
Он выбрал достаточно тихое место и сейчас мог слышать легкий треск остывающего двигателя. Джон выключил печку и приоткрыл окна, но в салоне все еще нечем было дышать.
Или же его просто преследовало чувство, что он задыхается.
Интуиция подсказывала ему, что предстоящая ночь будет спокойной. Чем бы сейчас ни был занят Азазель, это всего лишь подготовка к завтрашней ночи.
Значит, у него еще есть время. Каждая минута ощущалась, как сужающийся круг, неумолимо теснящий к бездне.
Стук в стекло заставил его вздрогнуть.
Миссури.
Женщина сердито растирала озябшие руки. Ранняя весна по вечерам уступала место поздней зиме. Джон поспешил открыть медиуму дверь.
- Он здесь? – его обжег внезапный страх, что он опоздал.
- Пока нет, - Миссури села на заднее сидение. – Но не стоит терять время.
Заводя мотор, Джон в зеркало заднего вида увидел, что женщина наградила кого-то рядом с собой гневно-раздраженным взглядом, и подавил желание взяться за заряженный солью обрез.
У него своя работа. У нее – своя.

Светлая, просторная гостиная, в которой клиенты могли скоротать минуты перед приемом, навевала воспоминания о тех далеких днях, когда он отчаянно нуждался в подтверждении собственной вменяемости.
Старший Винчестер замер на пороге, он практически видел себя тогдашнего, убитого горем, сомневающегося в самом себе. И, оглядываясь назад, на все, что он сделал и не сделал, он не мог не признать – то, к чему он пришел, неизбежно. Если бы у него получилось спасти Дина, он бы умер. И, может быть, хуже ада для него было бы понимание, что его дети ломают свои жизни друг для друга.
Он шагнул вперед, отрешаясь от мыслей и воспоминаний. На низкий стол лег потрепанный сэмовский ноут и ворох порядком исчерканных распечаток.
Работа не ждет.
Когда через некоторое время на стол аккуратно опустилась чашка свежесваренного кофе, он лишь благодарно кивнул.
Кое-что начинало вырисовываться. Абсолютно бредовое, но могло сработать.

Дин с трудом держал себя в руках. Все его инстинкты кричали о том, что его отец что-то задумал. Что-то, сравнимое с той сделкой, которая так и не состоялась на перекрестке. Вид старшего Винчестера, склонившегося над планом их дома, это сосредоточенное, устремленное скорее вглубь, чем наружу, созерцание вызывали гнетущее чувство тревоги.
Он никогда не видел своего отца таким.

В наступившем утре синеватые предрассветные сумерки смешались с характерным запахом горящей бумаги. И еще долго этот запах будет ассоциироваться у Миссури с воспоминаниями о том холодном весеннем утре, когда в её уютной кухне Джон Винчестер в раковине сжигал ненужные уже ему распечатки и безжалостно расправлялся с некоторыми страницами своего дневника, который вернулся к нему после гибели сына. Его улыбка, лишенная веселья, выдавала бессонную ночь, проведенную за поисками и решениями.
Под её взглядом он открыл кран, и вода, чернея, смывала пепел и уносила его прочь.
На столе в гостиной был разложен лишь план дома.
- Мы должны приготовить ловушки. В доме и на заднем дворе. Здесь и здесь, - Джон обвел кругами нужные места.
Миссури мало что понимала в приемах охотников, но присутствовавший в комнате Дин прекрасно сошел за консультанта.
- На заднем дворе земля. Чем ты собираешься начертить ловушку, чтобы её не было видно?
- Святой водой, - без промедления ответил Джон. Он уже все это обдумал. – Вода впитается, не оставив следов. Можно еще добавить соли. Это должно создать приемлемый барьер.
- А что ты собираешься делать, когда демон попадет в ловушку? – этот вопрос не давал Дину покоя. Он никак не мог взять в толк, что именно его отец хотел сделать.
Поза Джона не изменилась, но он весь как-то закаменел, и стало ясно, что ответа они не дождутся.
- Ты должна узнать, - Дин беспокойно мерил комнату из угла в угол, и от его шагов мелко подрагивал бумажный лист. – Он не может просто изгнать этого демона потому, что тот вселиться в кого-нибудь другого и все равно активирует эту чертову пентаграмму.
- Нам нужно идти, - прервал Джон размышления сына и направился к выходу, оставив план дома на столе. Теперь он ему не был нужен.
Дину ничего не оставалось, как последовать за отцом.
- Ты должна узнать, - повторил он.
В его голосе эхом отразились тревога и беспокойство, витавшие в воздухе.


Миссури внимательно наблюдала за сосредоточенными, уверенными движениями старшего Винчестера. То, как четко, почти не сверяясь со схемой, чертил он ловушку, наводило на мысль, что подобное проделывалось не однажды.
Она несколько раз осторожно пыталась выведать его планы, но каждый раз натыкалась на глухую стену. Её способности так же не помогали – вихрящиеся вокруг Винчестеров эмоции вызывали головную боль, а будущее, зыбкое, неустойчивое, находящееся на точке перелома, просто ускользало от пристального взора. В конце концов, ей пришлось отступиться. Украдкой она бросила извиняющийся взгляд Дину, тот лишь пожал плечами. Это упрямство он знал слишком хорошо.
Рисовать прозрачной водой не очень удобно, но Джон справлялся. Дин видел постепенно растущий сияющий знак, очень большой, вплотную подходящий к входной двери. Чтобы попасть в дом, нужно было войти в ловушку.
Внутри дома они начертили знаки около каждой двери и тоже водой, так как у Дженни не нашлось ни единого ковра, которыми можно было накрыть меловые рисунки.
Все уже было готово, когда неожиданно позвонил Бобби. Джо сбежала из больницы. Конечно, маловероятно, что она окажется именно здесь и именно сейчас, но все же он отлично запомнил выражение её лица – ненависть, смешанная с жаждой мести. Это сочетание он знал более чем хорошо.
Теперь из союзников они стали врагами.
Но видит бог, он желал, чтобы Джо смирилась. Не ради его или Сэма безопасности – ради её собственной жизни. Ведь те, кто невольно причинили ей зло, были людьми, и она могла начать новую жизнь без опасений, что за ней вернутся. Но если она выбрала путь ненависти и мести, то это только её выбор, и во всем, что случиться с ней на этом пути, будет только её вина.
Их пути обязательно пересекутся, но лучше позже, чем раньше.
У него не выходила из памяти четырехлетняя девочка, радующаяся его приезду.
Харвелл перевернулся бы в гробу, увидев, что сталось с его «солнышком».
Джон выбросил из головы Джо с её проблемами и вернулся в дом, чтобы окончательно все проверить. На заднем дворе знак окончательно высох. Вопреки его опасениям, вода не взялась инеем или льдом на холодной земле. День выдался на удивление теплым.
Этот крошечный успех заронил в его сердце зерно надежды, что все получится.
Оставалось лишь ждать. Миссури с трудом уговорила его немного поспать. Он хотел было отказаться, но едва затылок коснулся спинки дивана, мгновенно провалился в глубокий сон без сновидений, в котором так нуждался его разум.
День постепенно клонился к вечеру, и сумерки незаметно становились все темнее.
Дин, беспокойно вышагивавший по комнате, внезапно насторожился, и в ту же минуту Джон открыл глаза, в которых не осталось ни капли сна.
- Он идет, - в унисон сказали они, и у Миссури на мгновение закружилась голова от неожиданного совпадения миров.
- Ты знаешь, что делать, - напоследок напутствовал её Джон. – Ни в коем случае не высовывайся.
Он затаился около двери, в узкие придверные окошки ему прекрасно было видно, что происходило на улице.
Где-то недалеко остановилась машина, и после таких томительных, долгих минут ожидания высокий мужчина вошел в круг неяркого света уличного фонаря.
Это был Сэм.
Джон глубоко вдохнул. Сэмми…
Но то, как он двигался – бесшумно, почти неуловимо, хищно – вернуло Джона на землю.
Азазель. Не стоило забывать о нем.
Демон на удивление быстро пересек площадку заднего двора, но у самой ловушки замешкался.
- Ну же, - беззвучно шепнул Джон. – Иди же.
Азазель внимательно оглядел дом – в бывшей детской Сэма горел свет, в гостиной бросал на шторы синеватые отсветы работающий телевизор. Поколебавшись, он все же сделал шаг вперед, пересекая невидимую черту.
Винчестер выдохнул. Да! Попался.
А демон внезапно споткнулся, словно утратив контроль, и огляделся по сторонам с какой-то совершенно безумной надеждой.
- Папа? – полный мольбы голос Сэма разорвал тишину. – Папа, ты здесь?

- Стой! – бросился вперед Дин, напрочь забыв, что отец не может его слышать. – Не надо!
Ему отлично была видна глубокая тьма над братом.

Его предало сердце, глупое, безрассудное, не научившееся не верить очевидным фактам.
Он сделал один только шаг, пересекая порог, но этот шаг перечеркнул все его хитроумные планы.
Желтые глаза демона смотрели на него в упор, а правая рука неуловимым движением вынула пистолет и нацелила его на старшего из Винчестеров.
Или на последнего из них?
- Стой, где стоишь, - приказал Азазель, - или я выстрелю.
Джон застыл на месте, не сводя глаз с сына и пытаясь совладать с собой.
Как глупо! Какая неимоверная глупость с его стороны. Все внутри оборвалось, когда он осознал совершенную ошибку. Горькая ярость, охватившая его, таила в своей сердцевине глубокое, опустошающее отчаяние, и сейчас ему нужно было отодвинуть все это на задний план, чтобы сохранить трезвый ум.
В холодном воздухе наступающего вечера давно растаяли щедрые авансы приближающейся весны, и ветер, пока еще не порывистый и слабый, все же вызывал смутное желание вернуться домой, в тепло.
Двое мужчин пристально следили друг за другом в тусклом круге света, выжидая, к чему приведет их это неожиданное противостояние.
- Что ж, - неторопливо произнес Азазель, нарушив хрупкую тишину, - раз кавалерия не спешит к тебе на помощь, мы можем поговорить.
Беспощадно извлекая информацию из памяти Сэма, он знал, что в этом городе у его противника есть союзник, пусть и не такой опытный и знающий, как Сингер, но по-своему тоже опасный. И хотя после столкновения с Дином, он мог выбрать любой другой город поблизости, демон предпочел рискнуть. В конце концов, что за радость в работе, если она не приносит удовольствия?
И сейчас, в ловушке, один на один с охотником, который владел легендарным кольтом, он в полной мере, насколько это могут ощущать демоны, чувствовал себя живым.
- Матч – реванш, не правда ли? В нашу последнюю встречу ловушку тебе устраивал я, – непривычная сдержанность сквозила в интонациях демона. Тонок лед под его ногами или, в его случае, хрупка корка над все еще кипящей лавой. – Ты хорошо подготовился.
Джон ничего не ответил, но в памяти невольно возникли воспоминания того дня, когда он сам был одержим, а Сэм с кольтом в руках все никак не мог решиться и выстрелить. Он бы все отдал, чтобы туда вернуться. Если бы он знал тогда, чем все это закончится, то выстрелил бы сам, заставил бы Сэма отдать ему кольт. Смерть – еще не самое страшное, что может случиться.
Демон истолковал его молчание по-своему.
- Подумай вот о чем, Джон, - он зорко наблюдал за малейшими движениями вокруг. – Это ведь твой сын, твой последний сын.
Винчестер сжал челюсти, отгоняя боль. На лице Сэма хищно, но без насмешки горели желтые кошачьи глаза. В левой руке Демон нежно, почти лениво держал нож. Тот самый, который Джон когда-то подарил Дину, и с которым Сэм не расставался даже во сне.
- Ты дашь мне уйти, - в его тоне не было приказа, только простая констатация факта. – Ты же знаешь, мы оба здесь в ловушке. Если Миссури начнет экзорцизм, - Демон безошибочно махнул рукой с пистолетом в сторону прячущейся в доме женщины, - я убью тебя.
- Попробуй, - предложил Джон.
Воспользовавшись моментом, он выхватил кольт, и теперь дуло старинного оружия смотрело прямо в сердце его младшего сына.
- Это твой последний сын, - чуть улыбнувшись, повторил Демон. Он внимательно разглядывал противника. – Да, мне нужен Сэмми, я постараюсь его не потерять, но… Он ведь не незаменим, найдутся и другие генералы для грядущей войны. Так что не совершай непоправимых ошибок, Джон Винчестер. Убив меня, ты, конечно, отомстишь, но жить будет незачем. Ни врага, ни сына. Подумай об этом. Ведь у тебя нет других вариантов.
- Ну почему же? – слова, слетавшие с губ, да и сам голос казались ему чужими. – Есть и другой выход. Возьми меня. Оставь его и возьми меня, ведь тебе все равно, чьими руками ты завершишь задуманное. Заключим сделку.
Демон с жалостью покачал головой.
- Не могу. Здесь, в ловушке, я не могу, - издевательская улыбка впервые мелькнула на его губах. – Кроме того, в тебе я уже был…
Демон замер на полуслове и, незнакомым жестом склонив голову к плечу, пристально всматривался в собеседника.
- Так вот что ты задумал, - произнес Азазель с легким смешком. – Умно придумано. Ловушки и все такое… По ту сторону черты ты бы мог заставить меня переселиться в тебя. И один выстрел, один-единственный, решил бы все проблемы, ведь так?

Дин приник к границе круга, жадно вслушиваясь в происходивший там разговор. Соль, проклятая соль не давала ему войти и вмешаться.
Слова демона повергли его в шок. План его отца был таким ясным, таким прозрачным, что, если бы он не тревожился так за Сэма, то понял бы его сразу.
Что же ты делаешь, папа? Ведь так нельзя.
Боль, словно дикая тварь, полоснула когтями по сердцу.

- Ты уже второй раз пытаешься предложить мне свою жизнь в обмен на жизнь своего сына. Только мальчики разные, - в голосе Азазеля мелькнули странные, почти неопределимые нотки невольного уважения. – Я не могу согласиться на твою сделку, но хочу предложить свою. Ты выпустишь меня, и Сэм вернется к тебе утром же. Я отпущу его насовсем. Никто не придет за ним, никто не потревожит, ни одна тварь, больше никогда.
Вдох оказался неимоверно трудным, словно бы воздух исчез, и в легкие хлынул вакуум, разрывая их изнутри. На одно мгновение Джон впустил в себя предложение демона. Всего-навсего нужно было сделать шаг назад, нарушить целостность круга, и Сэм вернется. Они будут оба вместе живы.
Его Сэм. Последний, единственный сын.
Помнится, он был готов рисковать всем миром ради него.
Вырвать из своего сердца эту идею, этого живучего, ядовитого паразита оказалось удивительно сложно. И больно.
Его Сэм. И тысячи невинных людей, чьи жизни он сломает сейчас своим решением, как когда-то сломал демон его собственную жизнь.
У него действительно не было другого выхода. Горечь, боль и вина затопили его, накрывая с головой и не давая вымолвить ни слова.
Молчание все длилось и длилось, и демон усмехнулся, приняв его за знак согласия.

Но был еще и Сэм. Стоял в том же круге, и его жизнь качалась на тех же весах, что и жизнь их отца.
Ведь отец не выпустит демона из ловушки.
Это знание, пришедшее ниоткуда, разрывало ему душу, будто обезумевшее животное, отчаявшееся найти выход.
Страшное искушение, которому демон подверг старшего Винчестера, для него обернулось не менее страшным выбором.
Отец или брат?
Помочь им обоим он не мог.
- Сэм!
Его зов, полный ярости, боли и вины, заставил Азазеля чуть повернуть голову, чтобы держать в поле зрения обоих Винчестеров. Он не забыл того, на что способны братья сообща. Не смертельно, но неприятно это внезапное чувство потери контроля.
- Сэм! Пожалуйста, услышь меня!
Младший Винчестер, измученный, израненный физически и душевно, все же не мог не отозваться. Ведь это был Дин, и их почти мистическая связь была для Сэма единственным маяком, выводящим его из тьмы, и никакие демоны не могли его удержать.
- Дин… - его отклик был скорее мыслью, соприкосновением душ, чем реальным диалогом.
- Сэм, - он испытал облегчение. Все же у него получилось. – Сэм, послушай… - он сделал свой выбор, но озвучить его было почти невозможно. – Позволь отцу выйти из круга. Удержи демона на пару минут. Слышишь?
Молчание, такое недолгое, показалось вечностью.
- Дин, - присутствие Сэма стал отчетливее, и кольнула боль от сквозивших в нем смирения и решительности. – Прости, Дин, но никто больше из-за меня не умрет. Прости.
- Сэм! Сэмми!
Но он знал, что мог звать брата сколько угодно, тот уже не откликнется. Сэм не хуже него умел принимать решения.


- Папа, пожалуйста, - Джон вновь смотрел в ореховые глаза сына и никогда не видел в них столько боли и ужаса.
Это был Сэм, настоящий, не подделка демона. Его сын, сумевший каким-то чудом перебороть контроль.
– Я натворил столько зла, у меня руки по локоть в крови! Пожалуйста…
Младший придвинулся на шаг, словно сокращение дистанции уменьшало возможность неправильного истолкования его слов.
- Ты сам говорил, что зло должно быть наказано, - умоляя, Сэм говорил все быстрее. – Я не знаю, сколько людей еще погибнет из-за того, что я уже сделал, а впереди будет сущий ад. Пожалуйста, убей меня, папа. Ты даже не представляешь, в какой он здесь ловушке, он умрет вместе со мной. Ты сам просил меня о подобном, и сейчас не в праве мне отказать. Прошу тебя…
Джон смотрел на сына.
- Прости меня, - беззвучно прошептал он и увидел, как в глазах Сэма отчаяние, безысходное, словно темнота заколоченного гроба, сменилось пронзительной желтизной.
Он и не знал, что это так тяжело – смотреть в лицо своему сыну и не видеть его там. Смотреть в желтые, насмешливые глаза и понимать, что где-то за ними заперт Сэм. И не просто заперт, а страдает, мучается, мечется от безжалостной боли бессилия и понимания того, что творит демон от его имени и лица.
Почему никто не сказал, как это больно? Огненная, выжигающая все лава неспешно катилась в нем от сердца вовне. И понимание, что он ничем не может помочь сыну, лишь добавляло огня.
На мгновение все поплыло перед глазами, смазываясь в пелену цвета крови.
«Отпусти его», - кричало сердце.
«Убей», - шепнул долг.
«Умри», - подсказал разум, бессильный выбрать между сердцем и долгом.
Рука, державшая кольт, не дрожала, но Джон медлил. Как выбрать? Что выбрать? Что?!
Он, не отрываясь, смотрел на сына. На демона. На одержимого демоном сына.
Его отчаянная жажда спасти Сэма и жажда мести держали друг друга за горло. Что бы он сейчас ни сделал – все будет поражением. Он проиграл еще два месяца назад, когда не успел помочь Сэму. Он понимал, что его поражение началось уже тогда, в залитой кровью пещере, но теперь оно выступило из суеты промелькнувших дней так ясно и зримо, что никак не хватало воздуха на вдох.
В чужих желтых глазах горела насмешка и такая убежденность в его, Джона, действиях, что шум крови в ушах и отчаянные стоны сердца сменились абсолютной пронзительной тишиной. Пустой, холодной, мертвой.
- Выпусти меня, - приказал Демон, но он его не услышал.
Джон на мгновение поднял взгляд к небу. Пронзительно-чистому, ясному и безмятежному.
Он умирал сейчас. Все, что оставалось в нем после смерти Мэри, после смерти Дина, корчилось в адовом пламени, выгорало, обращаясь в пепел.
Господи, смилуйся надо мной.
И нажал на курок.


ЭПИЛОГ
Пока ты умирал.

Глаза смежив, я уронил на грудь
Твоих стихов раскрытый белый том:
Как голубь на кладбищенской плите,
Он трепетал распластанным крылом.

Я отыскать тебя хотел во сне,
Хотел договорить с тобою, брат;
Ты был из тех, кто, не боясь судьбы,
Жил как поэт и умер как солдат.

Мы думали, что тайн меж нами нет
И друг у друга нам не быть в долгу;
А получилось так, что я с тобой
Победой поделиться не могу.

Когда ты под Аррасом пал в бою
При вспышках орудийного огня,
Война окончилась лишь для тебя
В тот час; а ныне - только для меня.

А для тебя тот бой еще гремит;
И что мне жалкий фимиам побед,
Когда сказать тебе, что враг разбит, -
И этого мне утешенья нет.

Роберт Фрост

Сэм медленно открыл глаза. Белый потолок наводил на неприятные мысли о больнице.
Что-то не так.
Чтобы кто-то из Винчестеров оказался в больнице, небу нужно было взорваться – хрустально - голубой шрапнелью осколков.
Сэм глубоко вздохнул, и грудь пронзила острая, ослепительная вспышка боли. Он непроизвольно задержал дыхание и сморгнул выступившие слезы. Боль поутихла, просто затаилась, словно нечисть, в любой момент готовая вонзить в зазевавшуюся жертву двойной комплект зубов.
Все тело горело, и этот огонь вызывал в памяти тьму, смех и льдистое сияние ножа.
Что-то не так.
Ледяное пронзительное чувство тревоги, печали и прощания не отпускало, отдаваясь во рту металлическим привкусом.
- Сэм?
Он узнал этот голос. Это женщина из прошлого, странная, но на их стороне… экстрасенс.
- Миссури? – он не узнал свой голос, таким слабым и хриплым он был. – Что произошло?
Она подошла ближе так, чтобы он мог её видеть.
- Не помнишь?
Сэм сглотнул и прикрыл глаза в попытке вспомнить. Перед внутренним взором беспорядочно, словно кто-то в дикой спешке переключает каналы, мелькали несвязанные картинки.
… ночь, дорога, отец… маленький городок… лицо женщины, вампира… вспышка боли… еще одна… и еще… темнота… их старый дом… лицо отца… боль… Дин…
- Нет, - хрипло ответил Сэм и вопросительно уставился на Миссури.
- Вы победили, - мягко ответила она. – Демона больше нет.
Что-то не так в этом чертовом мире. Сэм никак не мог осознать услышанное.
- Но как?
- Заманили в ловушку в вашем старом доме. И твой отец застрелил его. Демона больше нет.
Что-то терзало, тревожило, наверное, это проклятое чувство прощания.
- А почему… - Сэм помолчал немного, набираясь сил. - Почему у меня такое чувство, что меня через мясорубку пропустили?
Миссури вздрогнула, перед глазами встали картины того дня, дня, которого она не забудет при всем желании.

Искаженное болью, яростью и гневом лицо Джона, стреляющего в собственного сына…
Желтые глаза, полные изумления и гаснущие в предсмертной агонии…
Жизнь – несправедливая штука. Даже для демонов.
Рухнувший на землю Сэм, захлебывающийся кровью…
Алая причудливая сетка, проступившая сквозь его одежду, быстро смазывалась в единое кровавое полотно.
Пронзительный крик Дина. Его ярость и неверие, ослепительным жгутом полоснувшее серое небо. И в ответ на его неистовый призыв о помощи небеса пролились светом. Лишь ему одному оказалось под силу достучаться до небес и вырвать чудо, как законный трофей.
Светлая, сияющая нежным золотом Мэри и Дин, серый от усталости, безысходной боли и одиночества, удерживающие на этой земле готовую вот-вот отлететь душу Сэма и не дающие навсегда остановиться его замершему от шока и боли сердцу.
И Джон, нежно баюкавший израненное тело сына, буквально умолявший его остаться. Не умирать.

- Эй… - слабый возглас Сэма вернул её из воспоминаний.
- Ты был одержим.
Шок в измученных карих глазах сменился пониманием.
- Вот черт.
- И не говори, - отозвалась она.
Минута за минутой медленно текли в необременительном и удобном молчании.
Победа. Они победили? Тревога не отпускала, в каждый вдох примешивая медный привкус крови.
- Где отец?
- Он уехал.
- Как? Опять? – тревога и улыбка равно смешались в голосе Сэма.
- Ненадолго. Он вернется.
Сэм нахмурился. По крайней мере, постарался, каждое движение выматывало похуже любой охоты.
- Это важно? – и пояснил, увидев вопросительный взгляд. – То, ради чего он уехал, это важно?

Ох, Сэм, умеешь же ты задавать вопросы, на которые так не хочется отвечать.
Джон, убедившийся, что Сэм жить будет, буквально прижал Миссури к стенке. В его глазах горели бешенство, боль и тоска.
- Почему ты не сказала мне?
- Не сказала что? – с трудом выдохнула она.
- Что Дин стал призраком! – он сам вряд ли когда-нибудь забудет взгляд сына, полный усталости и одиночества.
- А ты сам не понял? Он все это время был рядом, мирил вас, охранял, подсказывал, а ты и не почувствовал?
Джон отшатнулся, как от удара. Да, не понял. Да, не почувствовал. И это словно рана, в которой проворачивают нож.
- Это неправильно. Он не должен был… оставаться.
- Однако остался и теперь не может уйти. Заперт в ловушке этого мира.
Старший из Винчестеров на мгновение закрыл глаза, потом резко повернулся и пошел к выходу.
- Ты куда? – окликнула она, несколько опешив.
Тот обернулся, и, видимо, это тень так упала на его лицо, что глаза потемнели.
- Я знаю только один способ освободить духа, - произнес он негромко. – Побудь с Сэмом, когда он очнется.
Это было два дня назад. Скорее всего, он уже добрался до места.

- Да. Старый долг. Он вернется, Сэм, не переживай, - ответила она наконец и, успокаивающе улыбнувшись, вышла из палаты.
Тяжелая давящая боль мешала сосредоточиться. А может, это никак не отпускающее пронзительное чувство прощания? Что-то рвалось по живому, будто кто-то отчаянно не хотел уходить, но уже не мог остаться.
Каждый вдох разжигал внутри пламя, но эта боль и неровный звук дыхания в тишине и пустоте отдельной палаты были единственными доказательствами, что он еще жив. Сэм осторожно повернул голову к окну. Что-то чертовски не так в этом чокнутом мире.
Победа?
Закат был алым, как кровь.


май 2007 - август 2010

БОНУС
Пейринг: разнообразный
Жанр: серия рассказов, происходящих в реальности «Неизбранной дороги».

Может быть
Время действия: «Все любят клоунов»

Джо все свои дни проводит в баре матери.
И с любопытством слушает, что говорят охотники.
А говорят они много, особенно после лишней кружки пива или виски. Говорят про охоту, про нечисть, про оружие и других охотников.
Иногда они говорят о Винчестерах.
Джо замечает, как легкая тень ложится на лицо матери при упоминании этой фамилии, и слушает с еще большим интересом, стараясь узнать как можно больше об этих загадочных людях.
Сначала говорили о Джоне. Старшем. Отце.
Потом о Джоне и Дине. Отец и сын. Семейный бизнес.
Еще чуть позже о Дине и Сэме. Охота не выпускает из своих рук тех, кого однажды ухватила.
Сейчас не говорят ничего. Разговор смолкает на доли секунды, когда упоминают Винчестеров. Понимающее, сочувствующее молчание.
Джо знает лишь то, что им сильно досталось.

Но ни одни разговоры не могли подготовить к внезапной встрече.
Ни в одних разговорах не говорилось, что Джон настолько измучен и что у него такие страшные глаза. Темные, больные, отчаявшиеся. Как у волка, загнанного в угол, потерявшего волчицу и волчонка.
Джо отступает перед ним. Она словно легкомысленно распахнула наглухо запертую дверь и увидела алчное пламя ада. Страшно.
Второй - Сэм или Дин? - оглядевшись, остановился у двери. Мертвые, убитые горем глаза, отчаяние, почти ощутимое, об него можно обжечься. И нож на поясе, к которому рука все время тянется и, касаясь рукояти, постоянно отдергивается, словно обжигается.
Джо неосознанно прикасается к своему ножу и понимает - третьего не будет. Больше никто не войдет. Их осталось лишь двое.
- Сэм! - окликает Джон, и парень подходит ближе.
Значит, это Сэм. Она со скрытым любопытством рассматривает его. Красивый, только... избитый и раненный в самое сердце.
Джо успевает заметить, что Джон обменялся долгим взглядом с её матерью, и та молча кивнула. Она чует тайну, такую же страшную, как и сам Винчестер, и не хочет думать об этом.
Эти двое говорят что-то Эшу о демонах, о предвестиях. Она пытается вслушаться, но думает о другом. О том третьем, на которого постоянно оглядываются Винчестеры, и которого с ними нет.
О Дине.
Может быть, он выше Сэма. Ведь старшие должны быть выше. Всего на несколько сантиметров, но выше.
Может быть, у него такие же, как у брата, теплые орехово-зеленые глаза. И такая же смешная челка.
Быть может, у него такая же, как у Джона, жесткая, злая улыбка.
Эш уходит, а между Винчестерами, кажется, не все ладно. Они заводятся с пол-оборота и вот уже вовсю орут друг на друга так, что воздух искрит и потрескивает.
Ошеломленная Джо может лишь наблюдать, как они ранят друг друга, пытаясь справится со своей болью.
Быть может, он был хорошим человеком, раз по нему так убивается младший брат.
И, быть может, у него были надежные ласковые руки, умеющие все на свете - и крошить нечисть, и готовить праздничный пирог.
Быть может, у него была кожаная куртка, старая, изношенная, пахнущая дорогой, машиной и кровью. И от которой почему-то веет домом.
Может быть, он полюбил бы её. И они вместе бы охотились, рассекая ночь на... она на мгновение замирает... на черной Шеви Импале.
Она, недоумевая, пожимает плечами. Ей никогда не нравились Шевроле.
Или он бы охотился, а она ждала его домой. Всегда.

Джо все свои дни проводит в баре своей матери, слушая бесконечные россказни охотников.
Джо никогда не встречала Дина Винчестера.
И, может быть, ей повезло.

Приходящие с северным ветром
Время действия: что-то неопределенное. Где-то после «Танцы с дьяволом в лунном свете».

Сэм, отфыркиваясь от воды, вышел из душа. Влажные волосы липли ко лбу и холодили голову – на улице дул холодный, противный ветер, а отопление в номере было не из лучших.
Джон устало разбирал выложенный на кровати арсенал. Они выслеживали злобного призрака почти всю ночь, и теперь он чувствовал себя совершенно без сил.
Сэм зевнул и почти рухнул на кровать.
- Спокойной ночи, - проговорил он, заворачиваясь в одеяло и сунув руку под подушку, где уже лежал динов нож.
- Спокойной ночи, - отозвался Джон, но Сэм уже спал.
Он шел по улице, знакомой и незнакомой одновременно, словно он уже бывал здесь, но так давно, что теперь стало невозможно провести грань между воспоминанием и сном.
Аккуратные дома, ухоженные подстриженные газоны, машины на асфальтовых дорожках – от всего этого веяло миром и покоем. Он шел все медленнее, наслаждаясь каждым шагом, каждой минутой. Белое, низкое небо неохотно отпустило мягкие, тяжелые снежинки, и они, кружась, неспешно спускались на землю. Одна из них обожгла мгновенным холодом щеку, другая повисла на ресницах. Сэм смахнул снег и огляделся. Снежинки, крупные, пушистые, летели с неба, густея с каждой минутой и покрывая землю белым ковром. Звуки незаметно стали глуше, и какая-то первозданная тишина начала прокрадываться в мир, успокаивая страхи и волнения, исцеляя душу и сердце.
Ноги сами несли Сэма все вперед и вперед, а куда, он и сам не знал. Но когда шаги замедлились совсем, а впереди показался дом, похожий на давнишний сон, Сэм понял, что пришел. Пришел домой. Сквозь снежную пелену мерцали огни гирлянд, и веяло Рождеством.
С замирающим сердцем он вошел внутрь, и дверь за ним даже не скрипнула, не выдав его присутствия. Сладко пахло выпечкой, хвоей, фруктами и вкусной, домашней едой. Сердце сжалось от светлой, пронзительной тоски. Дом, которого у него никогда не было.
Послышались голоса, заставившие Сэма замереть и затаить дыхание.
- Они приедут? – такой знакомый голос, такой родной, но без усталости и затаенных боли и тоски. Вниз по лестнице, улыбаясь и по-мальчишьи перепрыгивая через ступеньки, спускался Дин.
Кусая губы, Сэм широко открытыми глазами смотрел на удивительно молодого и открытого брата. Охота, прошедшая стороной, – откуда-то Сэм знал, что охоты здесь просто нет – унесла с собой и неизбывную усталость, и страхи, и страшные сомнения, и обреченность охотников.
Дин широким шагом прошел мимо Сэма, как мимо призрака, на кухню, где негромко гремела посуда, и воздух, качнувшийся от его стремительного движения, прохладой отозвался на мокрых от слез щеках.
- Да, - донесся из кухни другой голос, женский, который он слышал лишь однажды в жизни. Мама. Это он понял сразу.
Он прошел на кухню следом за братом. И долго смотрел, как мама ловко управляется с песочным тестом. А когда по кухне поплыл теплый, сладкий аромат свежевыпеченного печенья, он был готов продать душу всем демонам ада, лишь бы это было правдой. Лишь бы это было.
- Эй! – Мэри легко ударила Дина по руке, когда тот попытался стащить печенье. – Оставь до ужина.
Дин широко улыбнулся - «Я? Да ты плохо обо мне думаешь!» и через минуту, зашипев, начал перекидывать печенье из руки в руку.
- Горячее! – искренне возмутился он, а она засмеялась.
И в этот момент в дверь позвонили. Дин, закинув печенье в рот, отправился открывать. На пороге, отфыркиваясь от снега, стояла улыбающаяся Джессика. Но прежде чем она успела отряхнуть снег с волос и войти, в дом влетело нечто и, как маленькая обезьянка, повисло на Дине.
- Дядя Дин!
- Чарли!
Дин ласково взъерошил волнистые волосы четырехлетнего малыша.
- Там снег!
Чарли, восторженно сверкая ореховыми глазами, потянул Дина на улицу.
- Снежки! Сегодня же Рождество!
Сэм не знал, на что смотреть: на играющих в снегу брата и… сына – он едва мог дышать от боли, печали и нахлынувших слез; на Джессику, накрывающую стол в столовой, или на маму, закончившую хлопотать на кухне.
- Дин! Чарли! Идите ужинать! – позвала Мэри мальчиков и закрыла окно.
Промокшие и уставшие Дин и Чарли ввалились в дом, хохочущие, безуспешно пытающиеся отряхнуться от снега.
Из столовой соблазнительно пахло едой, и от вида собравшейся за одним столом семьи защемило сердце. А когда Чарли негромко произнес рождественскую молитву, Сэм глубоко вздохнул, чувствуя ком в горле и светлую, глубокую печаль.
Яркий свет слепяще отразился в семейном серебре, и Сэм зажмурился. А когда открыл глаза, все вокруг заливал белый, призрачный свет утра в холодной, дешевом мотеле.
Горло сжалось от разочарования, и он снова закрыл глаза, воскрешая в памяти улыбающуюся Джесс, спокойного брата, смеющуюся маму и хохочущего Чарли. Обида мягко отступила, и на её место пришла спокойная уверенность, что все это не было простым сном.
Из окна лился белый свет выпавшего снега, и Сэм внезапно вспомнил, что наступило Рождество. И, слабо улыбнувшись, он задремал снова, памятуя о том, что некоторые сны все же сбываются. Пусть и не в этой жизни.

Быть может
Время действия: «Ключи от бездны» и дальше.

Джо Харвелл ненавидела бары – их почти мотельную однотипность, их атмосферу и то чувство опустошающего сиротства, которую они вызывали – для нее они были чужим домом.
Она делала все, чтобы ни под каким предлогом не входить в их вечный, прокуренный сумрак: назначала встречи где угодно – в кафе, пиццериях, на вокзалах и в парках, в которых быстрый дождь оставлял на губах восхитительный и тревожный привкус желтеющей листвы.
Зимой она предпочитала всем барам холод никак не могущей прогреться машины.
Парни крутили у виска, когда в ответ на их предложение посидеть с ними вечерком в баре, она посылала их к дьяволу.
Нет. Сердце сжалось, словно собираемые в кулак пальцы. Не к дьяволу. Потому что иначе перед внутренним взором вспыхивали невыносимо желтые глаза Сэма, мать его, Винчестера, а потом все вокруг оказывалось охвачено пламенем, жар которого она все еще ощущала.
Так что не к дьяволу. Но так же далеко.
С точностью до минуты она могла определить час, когда её жизнь рухнула, взрываясь каплями расплавленного стекла и спекшейся пылью. Час, когда незнакомец вошел в Дом-у-Дороги и с улыбкой передал привет от Сэма Винчестера. А потом от его рук рванулась тугая, бело-желтая струя пламени, сжигающего даже камень. Она успела выскочить за миг до того, как за её спиной сомкнулись стены огня.
Джо Харвелл оказалась единственной выжившей, но и она не уцелела – в том адском пожаре сгорела её душа.
Джон Винчестер отнял у её отца. Сэм Винчестер – мать и дом.
У нее все внутри перекручивалось от ненависти, когда она слышала эту фамилию.
Она отомстит. Она обещала себе это вновь и вновь, пока ненависть, боль и жажда мести не сплавились вокруг нее в непроницаемую корку, подобно тому, как песок на пепелище превратился в мутное, темное, перемешанное с золой и камнями стекло.
Она отомстит.
Но иногда, когда сердце переполнялось одиночеством и тьмой, она все же находила в себе силы переступить порог бара, как одичалая, оголодавшая кошка прокрадывается на оставленную без присмотра кухню, чтобы стащить хоть какой-нибудь еды.
Она всегда садилась одна, со стаканом виски, сжавшись в отчаянный, ожесточенный клубок нервов, воспоминаний и молчания. И любого, кто пытался подкатить, гнала прочь единственным взглядом. Сидела, пока не занимался рассвет, и только тогда уходила, вдоволь наговорившись с призраками и оставляя нетронутой свою выпивку.
Джо Харвелл ненавидела бары, но, быть может, они были единственным местом, где она чувствовала себя живой.

Закрой за мной дверь, я ухожу
Время действия: эпилог.

Вдох. Жадный, глубокий, до головокружения.
Так дышат вырвавшиеся из рук смерти. Но я не жив.
Вдох. Воздух полон земли.
Сухая, тонкая, промороженная пыль висит в воздухе и никак не хочет рассеиваться. Она оседает на коже и волосах, забивает горло при каждом вдохе, словно я все еще в вязких, тяжелых объятьях могилы.
Вдох. Полной грудью, словно он последний. Не словно, один из.
Я помню это место. Это пронзительное небо и это безграничное одиночество. А еще это невысокое каменное надгробие с моим именем.
Дыхание перехватывает, воздух больно царапает горло.
Все, что я могу сейчас – смотреть, как мой отец раскапывает мою могилу. И я прекрасно знаю, зачем.
Прости меня, Сэмми. Я так хотел уберечь тебя от всей той тьмы, через которую тебе все же пришлось пройти.
Вдох. Едкий привкус дыма щекочет нёбо. Но все же я делаю еще один вдох, теперь уже точно последний.
Жаркое, живое, такое яркое пламя разгоняет серую хмарь моего недобытия. Золотые змейки бегут по мне, оставляя взамен тонкую, сухую золу. И мне не больно, только страшно.
Прости. Я так хочу остаться, но уже не могу.
Закрой за мной дверь, братишка, я ухожу.

Пепелище
Время действия: несколько лет спустя.

Мистер Арчер Смит неторопливо вытер руки от машинного масла и поднялся навстречу клиенту.
Это давно стало привычкой – жить, не опасаясь встретить старых знакомых. Тех, кого видеть совсем не хочешь. Не хвататься при малейшем шорохе за оружие, которое, заботливо смазанное, лежит в запертом ящике на запертом чердаке.
Это вновь стало привычным, и простые, незамысловатые радости снова вернулись в его жизнь. Небольшой дом, из которого не надо уезжать. Там, может быть, не слишком уютно, но ему с сыном вполне хватает. Нормальные соседи, с которыми он здоровается каждое утро и которые, не смотря на все его усилия, продолжают шептаться у него за спиной. Это нормально. Простая работа в собственной мастерской, начавшая со временем даже приносить радость, удовлетворение и уважение со стороны все тех же соседей. Он испытывает чувство гордости, когда в конце непростого дня убитый в хлам автомобиль оживает его усилиями.
И сын, сумевший найти себя в адвокатуре. Тонкие, параллельные шрамы на его левой щеке, так похожие на отметины чьих-то когтей, – а он-то знал, что их оставило одно-единственное лезвие, - не помешали Ричарду сделать карьеру. Пусть и не в крупном городе. Здесь он был лучшим и не оставался без работы.
Когда они только переехали сюда, - а, точнее сказать, приехали, - жизнь напоминала пепелище. Черная, выжженная, опустошенная земля его надежд. И сын, пустым взглядом смотревший перед собой, замкнувшийся, отчаявшийся, почти уничтоженный.
День за днем он заново терпеливо возводил все то, что было отняло у него и разрушено. Несколько лет назад он утратил последнюю связь с нежеланным прошлым, когда от сердечного приступа скончался некто по имени Роберт Сингер.
Мистер Арчер Смит – обычный механик в автомастерской, хотя его клиенты утверждают, что у него золотые руки. И он не ищет неприятностей, что подтвердит любой, кто его знает.
Однако тщательно запертый ящик на чердаке надежно похоронен под необъятными грудами старых книг, в которых мертвые языки соседствуют с замысловатыми и непонятными рисунками и схемами.
Как правило, рано или поздно сквозь пепел пробивается новая поросль.

Альтернативный эпилог
День начинался, как обычно. В полутемной комнате он тщетно пытался отдышаться и успокоить бешено колотящееся сердце.
Один и тот же сон преследовал его уже около полугода, неизменно вызывая сокрушительное чувство потери, гнева и вины. В этом сне Сэм умирал у него на руках, и потому он каждое утро убеждался, что сын рядом, живой и невредимый.
Те несколько раз, когда Сэм уходил куда-то до его пробуждения, едва не довели старшего Винчестера до сердечного приступа. Неконтролируемые минуты, когда паника, разрастаясь, поглощает все вокруг, ледяной петлей затягиваясь на горле, а где-то внутри зарождается боль, он при всем желании не сможет забыть.
Он пытался скрывать все это, но Сэм, едва оклемавшись от собственных ранений, быстро понял, что с отцом твориться что-то неладное. И ему не составило особого труда разобраться, в чем именно дело, стоило лишь пару раз поймать на себе взгляд отца, полный неприкрытого смятения и страха и сменявшего их облегчения.
Так что еще неизвестно, кто кого вытягивал из пропасти отчаяния и депрессии.
И, может быть, именно потому Сэм достаточно быстро, учитывая характер его повреждений, пришел в относительную норму. Правда, они не охотились до сих пор, и, скорее всего, так и не начнут никогда вновь, справедливо рассудив, что риска, боли и смерти с избытком хватило на каждого из них.
Тихий, мирный городок в богом забытой глуши – лучшее место, чтобы воевать с внутренними демонами. И эта борьба начиналась каждый раз, когда вечером в их доме гас свет.
- Спокойной ночи, - произносил Джон, а в его голосе звучал один и тот же вопрос.
«Сэм?»
- Спокойной ночи, - отвечал тот.
«Я буду рядом, когда ты проснешься».
Это невысказанное обещание было единственным, что заставляло Джона закрывать глаза и засыпать.

Некоторое время он просто смотрел вверх. Серый, когда-то беленый потолок казался смутно знакомым. Неприятный, въевшийся в самые стены запах пока был лишь фактом, не требовавшим осознания. Ровный, неживой свет люминесцентных ламп царапнул где-то внутри, пробуждая тревогу. В коридоре раздались шаги, и чей-то незнакомый голос произнес его имя.
Против воли Джон прислушался.
Поначалу слова казались бессмысленными: полгода… никакой реакции…
Потом разум начал осмысливать предложения.
- … застрелил своего сына на пороге их бывшего дома…
Нелепица. Сэм ведь жив. Он видел его еще вчера.
- … утверждал, что тот одержим демоном, от рук которого в свое время погибли его жена и старший сын…
Мэри. Дин. Их образы, яркие, живые, разрушили плотину забвения. Реальность обрушилась на него горной лавиной.
Сэм. Сэмми. Его мальчик.
Воспоминания вспыхивали перед глазами ослепительно – острыми звездами.
Выстрел. Слабая улыбка в измученных, таких родных карих глазах. И еле слышное «Спасибо», отлетевшее вместе с последним вздохом.
Из пересохшего горла вместо крика вырвался мучительный стон. Он бы плакал, если б мог.
Это не может быть правдой! Он не мог потерять и его! Сэм! Сэмми…
Открылась дверь, и вбежавший санитар вколол успокоительное. Засыпающее сознание уловило последние слова, сказанные все тем же незнакомым голосом.
- К сожалению, пациент отказывается воспринимать реальность. Прогноз на данное время неутешителен…
Он говорил что-то еще, но веки сомкнулись под тяжестью сна.

День начинался, как обычно…

Р.С. альтернативный эпилог был навеян "Островом проклятых". Кто смотрел - поймет Happy


Last edited by Vladda on Tue Aug 31, 2010 4:14 pm; edited 1 time in total
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
BleededChain
Оборотень


Joined: Aug 13, 2009
Posts: 438

PostPosted: Sun Aug 15, 2010 12:52 pm 
Post subject:
Reply with quote

Это было сногсшибательно, мастерски, просто вышибало дух.

Vladda, вы гений, с вами никто не сравнится. Спасибо. Благодарю за этот шедевр.



Я смотрел Остров Проклятых.
_________________
"— Мальчик, ты невежда, — сказала мисс Люпеску. — Это плохо. Причём тебя устраивает, что ты невежда, а это гораздо хуже." (с) Нил Гейман "Книга Кладбищ"
Back to top
View user's profile Send private message
simankar
Оборотень


Joined: Jul 25, 2009
Posts: 499

PostPosted: Sun Aug 15, 2010 2:03 pm 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, спасибо! Это потрясающий фик, он так не похож на другие!
И альтернативный эпилог мне тоже понравился больше, мне он показался логичнее.
Back to top
View user's profile Send private message
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Wed Aug 18, 2010 1:45 am 
Post subject:
Reply with quote

BleededChain, благодарю за теплые слова, очень приятно.

simankar, и вам также большое спасибо Smile

Quote:
И альтернативный эпилог мне тоже понравился больше, мне он показался логичнее.


Ну, как говориться, на вкус и цвет все фломастеры разные. Хотя первый эпилог все-таки основной, ведь там был Дин. А уж он-то не мог дать Сэму погибнуть.


Может, кто-нибудь еще выскажет свое мнение?
И да, это даже не намек Smile
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Mon Aug 30, 2010 1:01 am 
Post subject:
Reply with quote

Vladda, это *косится на финал* вышибает дух. Честно.. очень правдивый, жесткий финал. Хотя в чем-то это почти ХЭ для Винчестеров-мирная жизнь, пусть и без Дина, но все же я глупо надеялась на его возвращение) А теперь мне грустно!
На моменте выстрела Джона я решила, что это и есть финал, так тоже, на мой взгляд, было бы интересно, но ты продолжила и стало еще грустнее...
Бросилась читать альтернативный финал, и что? Опять стало еще грустнее...
В общем очень грустно и очень интересно.
Я с удовольствием провела с тобой и твоим фф эти почти три года. Спасибо тебе.[/list]
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
Vladda
Дантист


Joined: Nov 29, 2007
Posts: 43
Location: Владивосток

PostPosted: Wed Sep 01, 2010 1:49 pm 
Post subject:
Reply with quote

Del, благодарю, дорогая, что нашла время дочитать это и оставить несколько строк взамен. Это так приятно после тяжелого рабочего дня Happy
Quote:
очень правдивый, жесткий финал

Спасибо. Мир Суперов сам по себе мрачен и жесток, так что я рада, что финал удался ему под стать. Он был написан практически вместе с прологом, и вся трудность (которая преодолена во многом благодаря вашим откликам) была соединить их.
Quote:
Опять стало еще грустнее...

Я рассказываю только мрачные сказки Smile И Дина я не собиралась возвращать с самого начала Smile "ищет, где бы спрятаться". Но все же это почти счастливый конец. В некотором смысле.
Quote:
Я с удовольствием провела с тобой и твоим фф эти почти три года.

Smile А уж сколько было радости для меня Smile Благодарю и буду скучать по всему этому, жаль что новый фанф затевать не собираюсь Happy
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Angel_Sveta
Призрак


Joined: Jan 22, 2012
Posts: 165
Location: С этого края Вселенной

PostPosted: Wed Feb 22, 2012 8:18 pm 
Post subject:
Reply with quote

Это было потрясающее, эмоционально, грустно, драматично, и со счастливой концовкой! Sad
Спасибо за замечательный рассказ. Очень немного я встречала так сильно цепляющих историй, а прочла я их как минимум сотню.
Очень понравилось альтернативное начало 2-го сезона, ведь я и сама задумывалась над вопросом - а что, если бы...?
Хорошо и весьма натурально прописаны эмоции Дина, настолько, что действительно чувствуешь его боль, тревоги, переживания!
Еще раз большое спасибо! Может будет продолжение? Confused
_________________
Надежду найти можно и в Темные Времена, если не забывать обращаться к Свету. А.Д.
Back to top
View user's profile Send private message
Tanhay
Свидетель


Joined: Mar 15, 2013
Posts: 22

PostPosted: Sat Apr 13, 2013 5:04 pm 
Post subject:
Reply with quote

Прочитала еще вчера ночью, но прокомментировать решилась только сегодня. Фик понравился, хорош стиль, сильно описаны чувства, но как же веет безысходностью. Жаль всех- Сэма, Дина, Джона, так горько. Вроде бы исходя из сюжета ничего хорошего ждать для Винчестеров не приходится, и это реальность, но как же хочется чуда. Какой из эпилогов лучше-даже не знаю, задевают за живое все(правда не очень верится, что Джон мог оставить охоту и тихо жить с Сэмом, но если он не смог спасти Дина может это действительно изменило их жизнь). У вас получилась интересный вариант возможного Спасибо.
Back to top
View user's profile Send private message
Display posts from previous:   
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести All times are GMT + 3 Hours
Goto page Previous  1, 2, 3, 4
Page 4 of 4

 
You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot vote in polls in this forum
Jump to:  


Powered by phpBB © 2001, 2004 phpBB Group
Forums ©


| Главная | Галерея |Сезон 1 | Сезон 2 | Сезон 3 | Видео | Музыка | Субтитры | Дневники | Бестиарий | Дин | Сэм | Джон| Бобби |
| Статьи/Интервью | Актеры | Фанфикшен | Фан-арт | Форумы | Чат | Поиск |

supernatural-family

supernatural. Дженсен Эклз

supernatural TV-Mania



Все текстовые и графические материалы размещены на данном сайте с ознакомительной целью, и принадлежат их авторам. Любое прямое использование материалов сайта (или их модификация) за пределами сайта в целях коммерции запрещены.
Supernatural and all related elements © 2007 The CW Television Network and Warner Bros. Television Production Inc. in association with Wonderland Sound and Vision. All rights reserved.
Supernatural-family © 2006-2007 Крис & Штрига


:: Powered by PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi :: localization Rus-PhpNuke.com :: MSTrenches phpbb2 style by Matt Sims :: Nuke theme by www.nukemods.com ::
Дизайн Aliura :: Создание сайта Kinzy ::