supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное supernatural - сверхъестественное
supernatural - сверхъестественное
 •  Главная  •  Медиа   •  Галерея   •  Фанфикшен   •  Профиль  •  Форумы  • 
 
Навигация
Эпизоды / Медиа
· Сезон 1
· Сезон 6
· Сезон 7-Форум
· Сезон 7-Медиа
· Фильмы
· Сезон 8 -Форум
· Сезон 8 -Медиа
· Обратная связь. Любимые герои.
· Сезон 9
· Сезон 10
· Сезон 11
· Сезон 12
· Сезон 13
О сериале
· Новости
· Джеффри Дин Морган
 Сверхъестественные твитты
· Спойлеры
· 
· 
Перекресток
· Supernatural Diaries
Творчество
· Фанфикшен
· Фан-арт
· Лит. ФЕСТ 2010-2011
· WinterFest - 2012.
 ·
Общение
· Форумы
Конвенции
· 2010
· 2011
· 2012
· 2013
· осень 2017
· 2018
Эксклюзив - Интервью
· Интервью Михаила Тихонова.
· Интервью Владимира Герасимова
Статьи/Интервью/Публикации
· 2010-2015
· 2016
Supernatural Issue
· Выпуск № 1
· Выпуск № 2
· Выпуск № 3
· Выпуск № 4
· Выпуск № 5
· Выпуск № 6
· Выпуск № 7
· Выпуск № 8
· Выпуск № 9
· Выпуск № 10
· Выпуск № 11
· Выпуск № 12
· Выпуск № 13
· Выпуск № 14
· Выпуск № 15
Ссылки
Новая серия
13.10

"Блудные сестры"

18 января 2018 года.
_______________
Цитата недели
Дин:Когда-нибудь придёт и наш черёд. И если меня прикончат, знайте - я зла не держу. Безоговорочно прощаю вас за всё дерьмо, что вы натворили.
Сэм:Кое-кто наворотил дел.
Дин:Ну... прощаю всё.
6.16. И никого не стало.
Наши Дневники































Информация

Rambler's Top100



Рейтинг@Mail.ru
Сверхъестественное в России :: View topic - Сердце сжалось... [PG-13, Дин/Сэм/ Кейт, Angst/Romance]
Навигация по форумам :: Сверхъестественное в России ::
Forum FAQ :: Search :: Memberlist :: Usergroups :: Profile :: Log in to check your private messages :: Log in

Сердце сжалось... [PG-13, Дин/Сэм/ Кейт, Angst/Romance]
Goto page 1, 2  Next
 
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести
View previous topic :: View next topic  
Author Message
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Thu Jul 03, 2008 10:36 pm 
Post subject: Сердце сжалось... [PG-13, Дин/Сэм/ Кейт, Angst/Romance]
Reply with quote

НАЗВАНИЕ: Сердце сжалось…
АВТОР: yanson
БЕТА: Sovka.
EMAIL: chursinova.e@mail.ru
ЖАНРЫ: много Angst
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: Дин/Сэм/ Кейт
РЕЙТИНГ: наверное PG-13 (с рейтингами еще не очень разобралась)
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: все вроде бы живы, но по факту не совсем здоровы; есть пара-тройка весьма жестоких сцен.
ДИСКЛЕЙМЕР: Думаю и так все в курсе кто и кому принадлежит, жаба конечно душит, но…
СОДЕРЖАНИЕ: «Она уже убедилась, что если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее. И неизвестно, кто выйдет победителем из этой встречи.»
СПОЙЛЕРЫ: первый и второй сезоны, включая 2.14
СТАТУС: закончен
ОТ АВТОРА: Поскольку во многих прочитанных мною фиках Дин с завидным постоянством либо умирает, либо находится при смерти, периодически передавая эстафету мучений Сэму, я решила мальчиков особо физически не истязать (так, немножко). Но только физически… Все шишки третьему лицу. Немного любви, немного юмора и, наверное, многовато жести. И почти полное отсутствие мистики. Что получилось, не мне судить…



Сердце сжалось…

Глава I.

Сердце сжалось, дыхание остановилось…
Удар в лицо отбросил ее назад, обрушив на стену. Искры из глаз, хоть походный костер разжигай! Ооох ! Черт, как больно! Голова кружится. Нельзя лежать! Вставай!!! Надо продержаться. Сколько? Сколько раундов в этом диком, неравном спарринге она сможет выстоять? И какой в этом смысл? Идиотизм и безвыходность ситуации начинали раздражать, пересиливая панику и страх. Как она собирается вытащить Стива, если сама еле стоит на ногах?
Он был какой-то непомерно большой. Огромный просто! Футболка готова была лопнуть на его перекаченных бицепсах. Ее удары его не доставали. Они его, наверное, насмешили бы, если бы это было смешно. Напротив, это было весьма жалкое зрелище. Она была слишком быстрой для него, но при этом слишком слабой: она безостановочно заставляла его двигаться вокруг своей оси. Но сама уже начала выдыхаться от полного бессилия – пробить его защиту голыми руками не представлялось возможным. Черт!! Как не хватает пистолета! или хотя бы ножа! Просто до зубовного скрежета. Когда она очнулась в этом подвале, оружия уже не было, как, впрочем, и кобуры, и документов, и ключей от машины, и любимой кожаной куртки. Сволочи, куртку все-таки жалко.
Так танцевать можно до бесконечности… Упасть ему под ноги, ударить ногами в пах. ЧЕРТ!! Рука!! Он успел перехватить запястье ее левой руки, прежде чем сам взвыл от адской боли. Хруст выворачиваемых суставов ни с чем не спутаешь. Темные, с расплывающейся радужной серединой круги перед глазами. Ну что ж, боль на боль – это достойный ответ.
Он схватил ее за вывихнутую руку, как за рычаг, и со всей силы ударил ее тело о каменную стену. Совершенно оглушенная, она медленно, повернула к нему разбитое лицо, попыталась сфокусировать взгляд на его расширившихся от бешенства и боли глазах. До сих пор он играл с ней в кошки-мышки, позволяя приближаться и удаляться на ограниченное расстояние, как будто держа ее на коротком поводке. Он даже позволял ей иногда дотягиваться, чтобы у нее появилась иллюзия, что она дерется. Он надсмехался над ней, в полной мере наслаждаясь своим превосходством. Теперь она его взбесила, ему надоела эта игра. Обычно, наигравшись, кошка съедает мышку, пожалуй, именно так он сейчас и поступит. Он ее сейчас просто задушит и выкинет тело в ближайшую придорожную канаву. Или где скажет Леон. В конце концов, это ведь у него с ней счеты. В конце концов, он придумал всю эту затею с похищением ее напарника. Вот пусть и решает, где ей гнить.
Кровь заливала ей правую половину лица, капала с подбородка, сбегая тонкими струйками по горлу за вырез футболки. В голове мелодично звенело, как будто ветер играл в китайской игрушке. Перед глазами все плыло в какой-то красноватой пелене.
- Ну, вот тебе и мир в розовом цвете, – прошептала она сама себе. Он надвигался на нее, как взбесившийся локомотив, так до обидного быстро, что она едва успела уловить слегка запоздалую мысль: «какого черта я поперлась сюда одна?».
Достойный ответ для самой себя придумать она не успела, да собственно и сам вопрос был явно риторическим. Поняв, что уже видит перед собой его разъяренное лицо и пудовый кулак, занесенный над ее уже пострадавшей головой, она закрыла глаза в тоскливом ожидании того, как ее будут убивать. Она никогда не понимала, как можно взрослого, физически подготовленного человека забить насмерть голыми руками. Бред какой-то… похоже сейчас ей это продемонстрируют наглядно. Слишком наглядно. Сопротивляться сил уже не было. Осталась только безысходность и острое чувство жалости к самой себе. Так глупо попасться!…
Она услышала, как рассекает воздух кулак, летящий ей в голову.
Удар… Боль?… боли не было… Звук падающего тела…. Кто-то ухватил ее за плечи и легко посадил, прислонив к стене:
- Эй! Милая!! Открой глаза!!

Пара легких шлепков по щекам. Быстрые, уверенные движения чужих рук по ее телу в поисках повреждений. Ее сдерживаемый стон, оповещающий об изуродованной руке.
Она медленно открывает глаза. Правый почему-то не хочет открываться. Похоже, кровь уже запеклась…Зеленые внимательные глаза, длинные ресницы, сильные руки с серебряным кольцом, язвительный изгиб губ.
- Посмотри на меня, сколько пальцев?
- Мне без разницы, сколько у тебя пальцев…точно не больше десяти, - недоверие.
- Не стоит благодарности, – легкая обида в голосе. – Как тебя зовут, и какого черта ты здесь делаешь?
- Это допрос?
- И? – спокойный настойчивый голос, язвительно поднятая бровь.
- Кейт.
- Не любишь, когда тебе помогают? – он смотрит на нее каким-то странным, сочувствующим взглядом.
- Извини… Спасибо. Просто, знаешь, как-то день не задался…- ей едва хватает сил на сарказм.
- Всегда пожалуйста. Меня зовут Дин. Мы с братом увидели, как тебя запихивают в машину, и поехали следом.
- Почему просто не позвонили в полицию?
- Мы привыкли решать проблемы сами.
- Какие проблемы?
- Разные… Идти можешь?

Дин поднялся на ноги, затем подхватил ее под руки и легко поставил рядом. От слишком резкой перемены положения голова бешено загудела, окружающая действительность рванула по кругу, проносясь мимо с пугающей скоростью. Она едва успела отвернуться от него, чтобы не обдать его остатками своего завтрака.
- Оу... да у тебя, походу, сотрясение!
- Я в курсе, - вяло парировала Кейт. – Похоже, моя голова все-таки не выдержала конкуренции со стеной.
Они медленно двинулись к выходу. Дин поддерживал ее, не давая упасть. Через пару шагов Кейт споткнулась о старую бейсбольную биту. На ней запеклась кровь и кусочки еще чего-то, совершенно мерзкого вида. Ее вновь замутило.
- Ты ему полбашки снес?- вопрос был явно риторическим.
- А что мне оставалось?! – он так возмущенно выкатил глаза, что ей стало почти смешно. - Думаешь, он оставил бы тебя в живых, если бы я его просто об этом попросил?
Человек лежал на боку, неловко подвернув руку со сжатым кулаком. На лице – недоумение. Кейт быстро отвернулась, чтобы еще раз не вспомнить про завтрак, и быстро проговорила, будто боясь забыть:
- Здесь где-то мой напарник. Я за ним сюда шла.
- Да я уж понял, что не на пикник… А какого черта ты поперлась сюда в гордом одиночестве? Ты камикадзе? Или не в себе?
- …- Кейт только усмехнулась. Нет, ну надо же, он еще и мысли читает. Удивительное рядом. - Ты можешь дать мне какое-нибудь оружие? Хотя бы нож.
- Ты умеешь пользоваться ножом? – в голосе прозвучал неприкрытый сарказм.
- Не бойся, не порежусь,- она устала, и вся эта словесная перепалка начала раздражать.
- Ну, ты и язва!
- На себя посмотри.
- Мило общаетесь, прям заслушаться можно, – из-за двери появился высокий вихрастый парень, тряхнул темно-русой головой. Озорные глаза, широкие плечи, ямочки на щеках. – Теперь ты понимаешь, Дин, какое отвратительное впечатление производишь на окружающих?
- Сэмми, усохни.
- Так, ты дашь мне нож или нет? – она нахмурила брови, зрачки расширились от боли.
Вот ведь пристала! Дин неохотно протянул ей большой охотничий нож, недовольно пробурчав:
- Не забудь отдать, - он как-то слишком ревниво следил за ее реакцией на предлагаемое оружие.
- !!!! Это…. сильно!! – она с удовольствием взвесила в руке тяжелое сверкающее лезвие. – Хорошо сбалансирован, - ее слова произвели нужный эффект. Плечи Дина расслабились, уголки губ чуть приподнялись, правая бровь поехала вверх, в глазах заплескалась нескрываемая гордость.
- Сэм, сколько их там еще?
- Ну, двоих я приложил, один у тебя здесь, походу в гараже еще двое…
- Ладно, пошли тихонько, надо свалить, пока они не оклемались.
- Стоп, а Стив? Я без него не пойду! – Кейт остановилась.
- Давай мы тебя отсюда выведем, а потом разберемся с твоим Стивом? – терпеливо, как маленького ребенка, попросил Дин.
- Нет, – она упрямо выпятила подбородок, как будто собиралась подраться заодно еще и с ним.
- Сэм, там еще кто-нибудь был? - Дин обреченно вздохнул.
- Нет, я все помещения проверил. Ни-ко-го. А в подвале только ты со своей дамой прохлаждаешься… как ты только все успеваешь? - ехидная усмешка не сходила у Сэма с лица. Кейт внимательно разглядывала братьев во время всего разговора, и они ей положительно нравились. У них была особая легкость и естественность отношений, какую она вовсе не ожидала встретить при сложившихся обстоятельствах.
- Сэм, почему бы тебе не заткнуться?! – Дин скривил губы.
- Отвали, – беззлобно огрызнулся младший
- Придурок! – явно привычно кинул старший.
- Отлично! Значит, я теперь придурок?
- Ты всегда им был, Сэмми, – Дин бросил на брата короткий насмешливый взгляд.
- Кто бы сомневался... – Сэм возмущенно фыркнул, берясь за ручку двери.- Ладно, пошли уже…
Дверь с треском распахнулась, от неожиданности удара Сэм не смог устоять на ногах и рухнул на пол, крепко приложившись всем телом о гранит. Дин рванулся вперед, не давая опомниться нападавшим. Он сцепился с ввалившимся в дверной проем человеком. Кейт, оставшись без поддержки, плавно стекла по стене. Не в силах пошевелиться, она наблюдала, как второй парень начинает душить оглушенного Сэма, бесцеремонно усевшись ему на грудь. Сэм слабо сопротивлялся, предпринимая неловкие попытки оторвать его руки от своей шеи. Кейт внезапно поняла, что сейчас, буквально на ее глазах, Сэма убьют.
Глаза были зажмурены, широкие плечи начали судорожно вздрагивать от недостатка воздуха. Сэм хрипел, ловя воздух перекошенным ртом. Пальцы слабо цеплялись за одежду врага, безвольно соскальзывали. Она словно собралась в комок, заставляя себя мысленно представить, как из ртутной лужи неотвратимо превращается в стойкого оловянного солдатика. Затем медленно, неуверенно поднялась вдоль стены и, придерживаясь за нее, стала приближаться к убийце и его жертве. В пылу боя про нее забыли, не беря в расчет. Это должно помочь…
Сердце сжалось, дыхание остановилось…
Удар… Крови не было. В замах она вложила последние силы. Нож с омерзительным чавкающим звуком вошел в тело почти по рукоятку, разрывая мышцы, связки, позвонки. Человек глухо вскрикнул и затих, придавливая Сэма к полу всем своим безжизненным весом. Кейт медленно выдыхала, боясь расплескать что-то горячее и томительное в своей голове. Это нечто мешало дышать, думать, видеть, осязать, заполняя все уголки сознания каким-то приторно-тошнотворным киселем. Стены опять завертелись с явным ускорением. Она, заторможено придерживаясь за стену, сползла на пол рядом с Сэмом, попыталась столкнуть с него чужое безжизненное тело, но сил уже не хватило. Их осталось только на то, чтобы потянуть за рукав мертвую руку, отрывая ее от горла Сэма. Сэм судорожно вздохнул, закашлялся и распахнул глаза. Через пару секунд взгляд стал осмысленным, стремительно вернулось воспоминание о происходящем. Он с отвращением, как дохлую лягушку, спихнул с себя труп, перевернулся на живот и, неуверенно опираясь на стену, поднялся. Тело пробивала крупная дрожь, ноги предательски подкашивались, на шее быстро наливались синевой отпечатки чужих рук. В голове заметалась испуганная мысль: Дин!! Где Дин?!

Дин, поскользнувшись на мокром гранитном полу, рухнул, увлекая за собой противника, ломая в щепки остатки полуразвалившейся старой мебели, служившей когда-то хозяевам этого дома. Падая, он врезался локтем в пол, выронив пистолет. 45-й с грохотом отлетел в сторону, выбивая по пути искры из гранита. В какой–то момент Дин смог резко отпихнуть от себя врага, практически на длину вытянутой руки. Этой секунды хватило, чтобы дотянуться до ножен на боку. Внезапно по спине пробежал нехороший холодок, лоб покрылся испариной: ножны были пусты. Он вдруг ясно увидел кадр, как в кино: вот он язвительно улыбается этой девице своей фирменной усмешкой, вот он отдает ей любимый охотничий нож и …идиот, да и только! Направленный ему в лицо блестящий зазубренный клинок вернул его к действительности. Рука дрожала от напряжения, удерживая острие ножа в дюйме от глаз, второй рукой он крепко сдавил горло врага, отталкивая его от себя, не давая ему приблизиться и победить. Оба противника тяжело, хрипло дышали, не имея возможности изменить диспозицию, не потеряв преимуществ.
Неожиданно противник резко дернулся и неловко провис на вытянутой руке Дина. Рука с ножом обмякла, нож выпал, ударив рукояткой по щеке. Дин спихнул оглушенного на пол. Человек упал с глухим стуком, лицом прямо в гранитный пол. Над Дином покачиваясь, но при этом довольно ухмыляясь, стоял Сэм, сжимая в руках злосчастную бейсбольную биту.
- Отдохнул? Поднимайся, давай, – Сэм протянул брату руку, помогая ему сесть.
- Это что, семейный бизнес такой? – братья вздрогнули от неожиданности и одновременно повернули головы в сторону слабого, но, на удивление, язвительного голоса. - Вы всегда так свободное время проводите? – ее взгляд красноречиво блуждал по спортивному снаряду в руках Сэма, уже дважды использованному не по назначению.
- Слушай, чем ты умудрилась их так разозлить? – Дин бросил на нее заинтересованный взгляд, потирая ушибленный локоть. - Я думал, мы с Сэмом… одни так умеем отношения налаживать…
- Это длинная и не очень красивая история, я тебе потом ее как-нибудь расскажу… в качестве сказки на ночь.
- На ночь?… не возражаю, – в глазах старшего промелькнул шкодливый плотоядный огонек.
- Боже, как романтично, я сейчас разрыдаюсь, - пробормотал себе под нос Сэм. - Может быть, все-таки пойдем отсюда? – он уже слегка пришел в себя и теперь нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
Дин поднялся, оглядывая комнату в поисках утерянного пистолета: «И нож забери, пожалуйста», - Кейт чуть кивнула в сторону своей жертвы. Дин повернулся в направлении ее взгляда, смесь изумления и недоверия прокатилась по его лицу, когда он опять посмотрел на Кейт: «Твоя работа?!!!» Кейт слабо кивнула, опираясь всем телом о стену, все еще боясь расплескать остаток мыслей в горячей голове: «Он Сэма душил…»
- Он что делал?!! – Дин нахмурился, быстрыми шагами пересек комнату, развернув к себе лицом брата. Зеленые глаза потемнели, губы плотно сжались, челюсти напряглись, когда его взгляд споткнулся о кровоподтеки на шее Сэма, - Ты вообще как, старик?
- Дин, да в порядке я! Ты лучше помоги... Дин!!! Блин! Держи ее!! Она сейчас рухнет!
Парни рванули к Кейт, Сэм успел подхватить ее под спину, когда она начала заваливаться, сползая по стене. Она еще пыталась пару мгновений удержать себя в сознании, потом ей вдруг отчетливо представилось, что перед ней с треском захлопнули тяжелую чугунную дверь, закрыв от нее свет, и она провалилась в бездонный колодец, холодный и безжизненный.
Сэм легко поднял ее на руки. Светлые пряди густых волос упали ей на глаза, правый висок в крови, на скуле наливался багровым цветом синяк. Дин беспокойно заглянул ей в лицо, поднял глаза на младшенького: «Как она?»
- Ну, она, собственно, в отключке. Ей изрядно досталось. Что она там про напарника говорила? - братья поднимались по лестнице. Дин впереди, с пистолетом наготове, сзади двигался Сэм со своей обморочной ношей.
- Она сказала, что пришла сюда за ним, но, похоже, это ловушка, напарник - только предлог…она, кстати, твою задницу спасла, студент. Ты в курсе?
- Я в курсе, что она и твою задницу спасла заодно. Ей надо в больницу.
- Догадываюсь. …Как мы это объясним?
- Ну…так как и было … упуская некоторые подробности.
- Поня-а-а-атно, импровизируем, как обычно. Ладно, ключи у тебя?


Глава II

Дин внимательно разглядывал ее бледное лицо на больничной подушке. Упрямый подбородок, красивые скулы не портил даже кровоподтек, темные тени ресниц, непослушная светлая челка.
Уголки губ слегка дрогнули, глаза плотнее зажмурились, затем медленно неуверенно открылись. Дин наклонился, вглядываясь в ее лицо.
- Привет, спящая красавица…
- Хм?
- Ты меня помнишь?
- Дин, – она попыталась утвердительно кивнуть и снова закрыла глаза. – Давно?
- Сутки, - он слегка приподнял ей голову, давая возможность сделать глоток воды. Дин почему-то со странным удовольствием подумал, что они понимают друг друга с одного слова, так у него бывает только с Сэмом. - Твоего напарника нашли.
- ???- глаза распахнулись в немом вопросе, плавно переходящим в панику.
- Тихо, тихо… все с ним в порядке, не дергайся!!! Твой напарник был только предлогом: они, как только до тебя добрались, тут же его на ходу из машины и выкинули. У него пара ушибов, одно ребро сломано, но жить будет.
Кейт расслаблено откинулась на подушку. Закрыла глаза. Она так надеялась никогда больше об этом не вспоминать. Она затолкнула те события в самый дальний уголок сознания, задернула шторки, навесила огромный амбарный замок и выкинула ключ. Она тщательно оберегала от посторонних глаз все, что хранилось под этим замком – дружба, доверие, защита, обманутые, преданные в одночасье, растоптанные, раздавленные, взывающие о мести. Она устала носить внутри этот груз. Иногда у нее появлялась шальная мысль: может, сделать лоботомию, вырезать к черту эти воспоминания из головы, избавиться от отравы, которая точит год за годом, час за часом, даже когда она этого не замечает или делает вид что не замечает.
Три года назад мир рухнул. От прежней Кейт не осталось и следа. Она стала такой, какой была теперь - самоуверенной, независимой, жесткой, саркастичной. Как будто внутри все замерзло, не осталось тепла, сострадания, участия. Теперь она просто выполняла свою работу. В общем-то, и за напарником она пошла потому, что он был частью ее работы. Они работали вместе, по ее вине он попал к ним в руки, значит, она обязана его вытащить. Коротко и ясно, никаких эмоций, никаких сантиментов, только долг. Она не позволяла себе любить, дружить, мечтать. Теперь не позволяла. Она больше не имела на это права.
Иногда ей, правда, казалось, что где-то там на самом дне ее изуродованной души осталась крошечная частичка ее прежней: нежной, веселой и открытой - той, которая умела и могла мечтать и любить. И тогда она плотнее задергивала шторки, отодвигаясь от той, прежней Кейт. Тогда боль притуплялась, становилась почти терпимой. С ней даже можно было существовать, делать вид, что живешь.
Перед ней, как кадры кинофильма, поплыли события прошедших суток. Грубый голос по телефону…. Она садится в машину, запах хлороформа, холодный каменный пол…Тяжелый удар, чувство беспомощности, желание сдаться, умереть, чтобы все уже закончилось…. Зеленые глаза… сильные руки, удерживающие ее на грани сознания, холодный колодец…
- Кейт, ты здесь? – эти самые зеленые глаза мягко смотрели на нее из-под опущенных ресниц, сочувствовали, изучали. Кейт внезапно увидела искренность этого взгляда; в нем не было игры, фальши, настороженности. Просто мягкий, внимательный взгляд. Она попыталась улыбнуться, улыбка получилась вымученная и совсем не веселая.
- Привет, сладкая парочка, - в дверях стоял Сэм с двумя стаканами кофе.
- Сэм, почему бы тебе… - Дин затянул обычную волынку.
- Да, уже заткнулся! Привет, Кейт. Ты как?
- Ну… жить, наверное, буду.
- Знаешь, я должен тебя поблагодарить.
- Сэм, не...
- Подожди, я не только за себя, но и за своего братца-оболтуса. Если бы не ты, Дину бы тоже досталось.
- Не думаю, что… убийство человека нуждается в благодарности.
- Я просто пытаюсь сказать тебе спасибо за то, что мы с Дином живы.
- Продано. Но, между прочим, если бы вы за мной туда не потащились, у вас бы и проблем не было. И давай больше не будем об этом. Не самая, знаешь ли, приятная тема для беседы, – Кейт все же удалось мягко улыбнуться, сглаживая впечатление от последней фразы. Ее немного смутило, что на ее тираду об отсутствии у них проблем парни как-то одинаково криво ухмыльнулись. Но уточнять она не стала. Сил не было.
- Окей, врач сказал, что ты неделю здесь проторчишь. Им надо тебя хорошенько обследовать,- Сэм присел на край кровати, протянул один стакан брату и улыбнулся ей в ответ. Ей нравился этот большой мальчик-мужчина. Его открытая улыбка. Она его практически не знала, но испытывала странное чувство, что знает очень давно, чувствует его мысли, эмоции. Как будто он был ее младший брат, который рос у нее на глазах. Это было странное чувство близости, кровного родства. Она без слов понимала его мимику, жесты, будто это была она сама. Будто она смотрелась в зеркало. Она поймала себя на мысли, что постоянно думает о них обоих. И чем больше думает, тем больше ей это нравится. Их присутствие давало ей возможность вдруг на мгновение, на минуту вспомнить давно забытое ощущение безопасности, покоя, тепла. Как когда-то, в далеком безоблачном детстве… когда у нее еще была семья.
Она тряхнула головой, отгоняя наваждение, и тут же пожалела о своей опрометчивости. Сотрясение! Мать его!!!
«Это ж надо было так головой приложиться!» – мысль пришлось буквально выдавливать по слогам, разгоняя серую пелену с белыми ослепительными всполохами в глазах. Она крепко зажмурилась. Секунд через двадцать она снова смогла смотреть на свет.
- Полагаю, мне тоже следует вас поблагодарить. Не знаю, почему вы это сделали, но спасибо вам. Вряд ли полиция оказалась бы более оперативной.
Парни самодовольно и совершенно синхронно ухмыльнулись. Сэм нетерпеливо заерзал на кровати, устраиваясь поудобнее.
- Ты обещала нам сказку на ночь.
- Я обещала ЕМУ сказку на ночь! – она насмешливо взглянула на старшего, делая явное ударение на слове «ему». Не ожидая такого откровенного выпада в свой адрес, Дин слегка стушевался. Что, естественно, не осталось незамеченным. Сэм радостно мотнул головой: Дин растерян?! Эт-то редкость! Это чего-то да стоит!
- Может быть, она не кусается?! - протянул младшенький, подливая масла в огонь и уже давясь от смеха.
- Так! Все! Стоп! Дружно все замолкли! – Дин попытался взять ситуацию по контроль. Ишь, разошлись! Эти двое над ним откровенно издевались. Нет, ну надо же: им понадобилось каких-то полчаса, чтобы найти общий язык и его слабое место в придачу, тогда как он всю свою жизнь бьется за понимание с этим лохматым верзилой и далеко не всегда выходит победителем. – Ты уж будь добра, посвяти нас в свою страшную тайну, - с легкой издевкой, сердито нахмурив брови, произнес Винчестер. Пусть знают, что шутки кончились!
- Ну…Ты не далек от истины. Тайна действительно не из приятных. Если коротко, то у меня был напарник, я ему доверяла, прикрывала его спину, а он меня предал ради больших денег. Убил походя пару моих друзей. Я его подловила и подставила перед теми, на кого он работал, и они вынесли ему смертный приговор. Я думала, его нет в живых. Но он жив и жаждет мести. И, скорее всего, не успокоится, пока не похоронит меня. Вот, собственно, и вся тайна. Это если коротенько. Так что, не хотелось бы вас огорчать, но вы, похоже, зря старались. Это всего лишь вопрос времени,- она произнесла все это почти на одном дыхании. И …испугалась. Она говорила об этом впервые за три года. Но странное дело: как только она это сделала, ей стало легче.
- Как его зовут, - спокойно спросил Дин, нарочно не обращая внимания на ее последнюю фразу.
- Леон Ставски.

***

- Мы отвезем тебя домой, - Дин помог ей накинуть куртку на больную руку. – Детектив Симонс сказал, что копы будут патрулировать твой квартал постоянно.
Она молча кивнула. Чем ближе подходил день выписки и возвращения домой, тем теснее становился комок в горле. Ей казалось, что на нее медленно и неотвратимо надвигается липкий туман ужаса и безысходности. Она пыталась не замечать его, игнорировать, но тщетно. Он медленно заползал в сердце, сжимал холодными пальцами легкие, мешая дышать и думать. Она почти физически ощущала обволакивающее болото страха, постепенно и неизбежно засасывающее ее в свои объятия. Она будто бы видела, как утопает в нем по колено, потом по грудь, по плечи. Еще немного, и она начнет захлебываться им, и уже ничего нельзя будет изменить.
Она смотрела, не видя, слушала и не понимала. Как в вакууме. Она ждала хоть какого-то знака, слова, за которое можно будет уцепиться, удержаться. Она не представляла, где взять хоть каплю надежды на спасение. Паника вязкой массой заполняла сознание.
Внезапно что-то мягко, но настойчиво вывело ее из этого сумеречного состояния. Ее плечо крепко сжимала сильная мужская ладонь. Другой рукой Дин взял ее за подбородок и повернул лицом к себе.
- Мы. Никуда. Не уедем. Слышишь? Мы разберемся с этим. Мы с Сэмом будем рядом.
Его глаза внимательно смотрели на нее, притягивая взгляд, проникали внутрь, успокаивая мерзкие волны страха, растворялись блаженным теплом, заполняя все ее существо уверенностью и робкой надеждой. Надеждой на жизнь.
Снежная королева растаяла, превратившись в маленькую беззащитную девочку. По щекам потекли слезы, вымывая из души напряжение, ужас, боль, одиночество последних дней… месяцев… лет…
Ей вдруг стало неимоверно легко. Она уткнулась ему в плечо и тихо всхлипнула. Дин бережно обхватил ее руками, гладил по голове, прижимая к себе. Она тихо охнула, когда он неловко задел еще не зажившую рану на виске: «Прости! прости!» Он вспомнил давно забытое чувство: он старший, ему 10 лет. Сэм всхлипывает, прижавшись к его футболке мокрым лицом. Дин гладит его по голове, по спине, сильнее обнимает за плечи… и боль уходит, стекает в землю, забирая с собой тревоги и обиды. И он шепчет: «Все будет хорошо, Сэмми».
- Все будет хорошо, Кейт.
На него посмотрели заплаканные глаза, мокрые ресницы казались еще чернее, губы слегка вздрагивали, выдавая не утихшую волну эмоций. Внезапно Дин понял, что нет сил удержаться. Он наклонился и поцеловал ее в уголок рта. Кейт неуверенно улыбнулась: «Вкусно»? В ответ Дин мягко усмехнулся:
- Сэмми номер два, – он подумал, что ее так же легко смутить.
- Вы часто с ним целуетесь? - ей было немного неловко за слезы, она решила отделаться шуткой.
- Скорее, Дин номер два, - эхом отозвался вошедший Сэм. Поняв, что опять не вовремя, остановился у двери, привалившись здоровенным плечом к косяку. Но окончательно промолчать не смог. - Кейт у нас, походу, тоже черепашка-нидзя.
- ??? – Кейт и Дин с одинаково удивленными непонимающими лицами уставились на Сэма.
- Вечный панцирь и от друзей и от врагов, - подытожил Сэм, разводя руки.
- Сэмми, не начинай опять,- Дин с тоскливым выражением взъерошил волосы.- Пожааааалуйста…
Кейт молча усмехнулась, на лицо мгновенно вернулась обычная спокойная, уверенная маска. От маленькой девочки не осталось и следа. Занавес опустился…
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Thu Jul 03, 2008 10:43 pm 
Post subject:
Reply with quote

Глава III

- Приехали, - то ли с радостью, то ли с сожалением вздохнула Кейт.
- У тебя очень симпатичный домик, - Дин галантно открыл для нее заднюю дверь и помог выбраться из машины. Сэм только изумленно вздернул брови – галантным в их тандеме, по правилам, полагалось быть ему. Не к добру это…
- Тебе, правда, нравится? – Дин молча кивнул. Он подумал, что если бы у него был дом, то, наверное, он был бы именно таким: большим, но не огромным, светлым, с французскими окнами, выходящими в сад. Хотя… зачем ему такой дом? Если он всегда, всю свою жизнь в дороге.
Сэм стоял рядом с Импалой, облокотившись на открытую дверцу. Кейт посмотрела на него каким-то нервно-веселым взглядом:
- Ты не мог бы съездить в ваш мотель и забрать вещи?
- Зачем?! – Сэм слегка опешил, не ожидая подобного вопроса.
- Думаю, вам будет удобнее у меня. Места много, для каждого найдется комната, - проговорила она быстро, боясь, что они откажутся, даже не дослушав.
Дин уставился на нее с молчаливым подозрением.
- Вы собираетесь охранять меня, находясь на другом конце города? – Кейт занервничала.
- Нет, конечно, но мы не хотим тебя стеснять, и потом…. двое мужчин ночью в доме… что скажут твои соседи? – легкая издевка начала набирать обороты в голосе старшего.
- Если они что-нибудь скажут, я их пристрелю, - она очаровательно улыбнулась, как будто разговор шел о порции крем-брюле. На самом деле, она уже паниковала, еле сдерживая дрожь в голосе и понимая, что продержится недолго. Не хватало еще разреветься при них.
Наконец, Дин «сдался». Он наклонил голову, спокойно улыбнулся, уперся в нее смешливым взглядом.
- Только смотри… малыша не совращать. Я, вроде как, отвечаю за его моральный облик.
- Малыша не буду, - выдохнула Кейт с облегчением, виновато покосившись на Сэма.
Сэм только неодобрительно хмыкнул, бросив на Дина сердитый взгляд. Дин повернулся к брату, успевшему за время этой словесной перепалки переместиться на ступеньки крыльца. Младший ловко поймал ключи от Импалы, брошенные братом, спустился с крыльца и все еще обиженно поплелся к машине.

Кейт с Дином вошли в дом. Дин с удовольствием отметил про себя, что не ошибся в своих ожиданиях: в доме было светло, просторно, уютно. Он давно не бывал в таких домах. Последний по-настоящему уютный дом, который он помнил, был в Лоурэнсе. Его дом…
- У тебя и, правда, очень хорошо, - Дин отпустил воспоминания, уселся на диван, разглядывая гостиную.
- Спасибо, хочешь кофе? Или пива?
- Чуть позже, а сейчас садись, есть разговор, – он как-то вдруг посерьезнел, брови слегка нахмурились, мышцы на челюсти напряглись. – Мы с Сэмом за эту неделю перелопатили кучу информации, проверили все возможные зацепки…. Если Леон и был в городе, то сейчас его здесь нет. Он испарился или растворился; причем ту заброшенную ферму вымели дочиста, еще до приезда полиции.
Кейт стояла, оглушенная услышанным, не веря своим ушам.
- Что значит - испарился, это же человек, а не дух? Человек всегда оставляет следы. Их просто надо найти. Говорю тебе, как профессионал.
- Духи тоже иногда оставляют следы, - задумчиво промычал Дин и запнулся, поняв, что случайно перешел границу.
- Ты это о чем?
- Да, так обо всем помаленьку, - он проговорился и теперь пытался вывернуться из трудного положения. Почему-то честный рассказ о его работе, как правило, пока никого не приводил в восторг. Скорее, это было замешательство, либо откровенное недоверие. Воспоминание больно укололо. – Давай, мы отложим это на потом в качестве ответной сказки на ночь?
- ???
- Не скажу, что был в восторге от твоей, так что готов достойно ответить. Но это потом, сейчас есть вопросы поважнее, - он выждал пару секунд, затем проговорил слишком торопливо: – Ладно, давай вернемся к нашим баранам…
Кейт, наконец, поняла, что ее так напугало в словах Дина. Вовсе не то, что Леон пропал – это, конечно, неприятно, даже больше, чем неприятно, но не смертельно… или смертельно? Но сейчас ее волновало другое: это означало, что им здесь больше нечего делать. Вот это оказалось для нее настоящим шоком.
- И что теперь? - тихо спросила она, ожидая ответа, как приговора.
- Я думаю, нам следует остаться на несколько дней, чтобы окончательно убедиться, что ты в безопасности.
Она смогла слегка выдохнуть. Ну, слава богу, что не сегодня и не завтра. Хотя, что это меняет? Перед смертью не надышишься. Она горько усмехнулась своим мыслям. Они с маниакальным упорством кружились вокруг неминуемого смертельного исхода.

***

Во входную дверь постучали. Вернулся Сэм, сбросив в прихожей две дорожные сумки.
- Сэм, пойдем наверх, я покажу ваши комнаты, – Кейт двинулась в сторону лестницы.
- Наши? – на лице Сэма промелькнуло выражение растерянности. Он посмотрел на Дина почти страдальческим взглядом. В ответ Дин выкатил глаза и пожал плечами: мол, иди.
Сэм нехотя подхватил сумки и тоскливо поплелся за Кейт. Дин покачал головой, мягко усмехаясь ему в спину. Сэмми, Сэмми…
Что-то во всем этом диалоге и в этих ужимках ее насторожило. Внезапная догадка осенила ее: похоже, они не привыкли спать в разных комнатах, видимо, постоянная опасность заставляет их всегда держаться рядом, даже во сне. Так надежнее. Вопрос, что это за опасность…
Кейт повернулась к Сэму и улыбнулась ему спокойной улыбкой:
- Если хочешь, постелю тебе на диване в комнате Дина, - шепнула она ему на ухо.
Лицо младшенького мгновенно просветлело, он ничего не ответил, но его бодрое топотание по лестнице все рассказало за него. Дин вновь усмехнулся, мгновенно оценив ситуацию.
За всю их кочевую жизнь они спали в разных комнатах считанные разы, да и тогда Сэмми умудрялся приплестись ночью в комнату к Дину, волоча за собой одеяло, и улечься рядом с братом на полу. Но Дин был этому даже рад. Он не мог толком уснуть, если не слышал рядом сопение Сэмми. Сэм обычно ворочался во сне, вздыхал, бормотал что-то бессвязное, но тем сильнее Дин ощущал его присутствие, и только тогда он сам мог успокоиться и уснуть.
Иногда Сэму снились кошмары, и тогда Дин просыпался от криков младшего брата. Он брал его за руку, гладил по вихрастой голове и приговаривал свое любимое: «Все будет хорошо, Сэмми…», и младший успокаивался и тоже начинал верить, что все будет хорошо…до следующего кошмара…
Дин с усилием отогнал от себя эти воспоминания. Тут же рядом на диване материализовалась долговязая тушка Сэма с двумя банками пива. Одну он протянул Дину.
- Думаю, нам следует еще раз все проверить, - младший стал серьезным. – Ей, похоже, больше не на кого рассчитывать, кроме нас. Копы – это, конечно, хорошо…- Сэм не успел закончить фразу.
- Отличная мысль, Сэмми, вот и займись этим, – Дин хлопнул брата по плечу, поставил пиво на журнальный столик и вышел из гостиной. Сэм проводил его взглядом, в котором читалось легкое недоумение.
Дин быстрыми уверенными шагами поднялся по лестнице на второй этаж. Он пока еще сам не знал, зачем пришел сюда. Он шел по коридору, ища комнату, куда ушла Кейт, машинально разглядывая фото, занимавшие немало места на стенах. На нескольких фотографиях он увидел Кейт в компании темноволосой большеглазой девушки и парня. Все трое улыбались в камеру счастливыми открытыми улыбками: «…я ему доверяла, прикрывала его спину, а он меня предал. Убил походя пару моих друзей…». Он вспомнил пустоту и отрешенность в ее взгляде при этих словах. Ему ли не знать, что испытываешь, когда за тебя умирает самый близкий тебе человек. Когда за тебя просто кто-то умирает. Дин помрачнел.
За всеми этими невеселыми мыслями он не заметил, как дошел до ее комнаты. Дверь была открыта, он постучался в косяк и, не дождавшись ответа, вошел. Из приоткрытой двери ванной комнаты слышалась песня Evanescence под аккомпанемент звука льющейся воды. Кейт мелодично подпевала. Уже понимая, что делает что-то не то, но продолжая по инерции двигаться, он шагнул на звук ее голоса.
- Кейт, извини, я хочу…- слова застряли в горле, голос пропал.
Дин заворожено замер на пороге ванной. Матовая стеклянная стенка практически не скрывала фигуру в душе. По гибкой загорелой спине стекали белоснежные мыльные хлопья, смуглые бедра слегка двигались в такт музыке, голова была запрокинута назад – Кейт разминала одной рукой плечи и шею, подставляя себя под горячие струи душа. Дин понимал, что надо уходить, что он не имеет права вторгаться сюда, но не мог оторвать взгляда от этого чудесного зрелища и не мог сдвинуться с места. Он просто стоял и смотрел, забывая дышать.
Наконец, он все-таки совладал с собой, судорожно сглотнул, чтобы восстановить дыхание. Затем тихо вышел, не прикрывая за собой дверь.

- Дин, да что с тобой!? – голос Сэма вывел его из состояния прострации, в котором он находился с тех пор, как спустился вниз. – Старик! Эй!! Ты в порядке? Ты там что, привидение увидел? Ди-и-ин!- два звонких щелчка пальцами перед лицом завершили процесс его возвращения в реальность.
- Сэмми, все нормально, - это прозвучало не совсем уверенно. Дин откашлялся, чтобы привести голос в норму. Перед глазами все еще мерцало смуглое тело в потоках воды.

***

- Мальчики, идите ужинать, - Дин невольно вздрогнул от звука ее голоса. Воспоминание о недавнем незаконно увиденном вновь отозвалось сладкой томительной судорогой внизу живота.
Дин глубоко вздохнул, нацепил на лицо повседневную беззаботную ухмылку и, толкнув плечом Сэма, отправился на зов. Сэм захлопнул ноутбук и двинулся вслед за старшим. На пороге оба остановились, причем Сэм умудрился сходу врезаться в спину брата, и с изумлением уставились на обеденный стол: здоровенные горячие отбивные, свежие овощи, пиво…
- Ты, кажется, говорил, что тебе надоела еда из микроволновки в супермаркете? - Сэм ответно поддел старшего плечом.
На физиономии Дина расплылось весьма счастливое выражение: предвкушение удовольствия и полноты ощущений.
За ужином Кейт и Сэм перебрасывались ленивыми незначительными репликами, шутили, периодически заливались беззаботным смехом. Дин же, напротив, был непривычно тих, молча наслаждаясь отличной едой и холодным пивом. Он несколько раз чувствовал на себе их встревоженные пристальные взгляды, но делал вид, что не замечает их. Один раз ей все-таки удалось поймать его глаза: она явно ждала его и легко подловила. Дин натянуто улыбнулся и тут же вновь уткнулся взглядом в тарелку. Он сам себе поражался: ему ли смущаться при виде девицы. Голой девицы – напомнил он себе. Боже мой, мало я их видел?
К концу ужина Кейт не выдержала:
- Дин, с тобой все в порядке? – он терпеть не мог этот вопрос, направленный ему. Чаше всего он слышал его от Сэма. Тот обычно начинал волноваться: брови домиком, в глазах появлялся этот его фирменный щенячий взгляд. «Со мной все в порядке, Сэм!» - даже если это было не так, он не мог, не имел права взваливать это на младшего брата.
- Все хорошо, Кейт. Ужин был отличный, просто я немного устал, пойду, пожалуй, наверх.
- Ладно… тогда спокойной ночи.

Глава IV

Она долго не могла уснуть, даже пыталась читать книжку, но не могла понять ни слова из прочитанного. В голову лезли совсем другие мысли, совершенно не вязавшиеся с выдуманной детективной историей.
Кейт думала о Дине. Она закрывала глаза и видела его крепкие сильные руки и этот зеленый взгляд, слегка притушенный ресницами. И эту фирменную ухмылку, за которой он скрывает что-то очень болезненное, что точит его беспрестанно. Что-то, о чем не должен знать никто, что-то, от чего он оберегает Сэма. Она почувствовала это. Слишком часто ей доводилось видеть такое выражение лица в собственном зеркале.
Она отметила, что он все время следит за Сэмом, за его движениями, перемещениями, за его реакцией на происходящее, за его настроением. Дин делает это машинально, как дышит или ходит. Сэм, как обязательная составляющая жизни, без которой это уже не его жизнь.
Она как-то сразу, еще на той злополучной ферме, почувствовала эту незыблемую связь. Как будто есть только они, а все остальное в этом мире - лишь дополнение, фон. Яркий красочный, или серый, или кроваво красный, в зависимости от ситуации, но только фон. Не более.

Кейт бежала. Бежала что было сил, задыхаясь, сжигая легкие. Она неслась, как белка в колесе, все ускоряя темп, но не двигаясь с места. Она хотела кричать, но получился лишь приглушенный хрип, она уже видела черту, за которой будет спасение, но не могла до нее дотянуться. Ей казалось, что все происходит очень быстро, и тут же она в панике понимала, что все как в замедленной съемке, ноги будто увязают в патоке, силы на исходе. Ужас заливает грудь, не давая вырваться ни единому звуку. Она увидела его прозрачные глаза. Они приближались, притягивали взгляд, парализовали волю. Он смотрел на нее как паук на муху, точно зная, что ей некуда деваться, изучая ее, прикидывая, как лучше убить: сразу или медленно и мучительно. Он улыбнулся ей, уголки рта изогнулись в ледяной улыбке. Эта улыбка всегда действовала на людей как разряд тока. Особенно на тех, кому было что скрывать. Он всегда умел убедить любого сознаться в содеянном.
Кейт похолодела и застыла под его гипнотическим взглядом. Он приближался. Его лицо стало меняться, искажая человеческие черты, превращаясь в звериный оскал. Кейт уже могла разглядеть пожелтевшие зрачки, кровь на оскаленных клыках. Она в ужасе закрыла глаза…..

….и проснулась. Несколько минут она просто пыталась вновь научиться дышать. Когда дыхание пришло почти в норму, Кейт села на постели и оглядела комнату. Это была все та же спальня, привычная и любимая. Ее тайная комната, ее крепость, куда не было входа чужим.
Она резко выдохнула, окончательно приводя себя в чувство, и спустилась босиком на кухню за глотком воды. Часы на стене показывали почти три часа ночи. Она постояла в темноте у окна, наблюдая, как ветки деревьев танцуют в свете фонаря. По дороге перед домом проехала одинокая машина, пробежалась яркими бликами фар по стене кухни. «Тоже не спится», – усмехнулась Кейт. Медленно, неохотно она побрела по лестнице обратно в свою постель.
Она проходила мимо их комнаты. Их, потому что точно знала, что Сэм спит на диване в комнате Дина. Иначе и быть не может. Она тихонько, подталкиваемая в спину любопытством, приоткрыла дверь.
Братья спали. Кейт подошла к ним на цыпочках и облокотилась на высокую спинку кровати, на которой лежал Дин. Она рассматривала, затаив дыхание, в свете ночника его широкую гладкую грудь, сильную челюсть, ямочку на подбородке. И вдруг впервые она заметила то, что заставило ее улыбнуться. Веснушки! Нежные детские веснушки на мужественном спокойном лице. Сон делал его моложе, разлаживал лоб, успокаивал подвижные брови, смахивал тревогу с лица. Ресницы вздрогнули, губы слегка улыбнулись. Дин дышал ровно и спокойно. Одна рука была закинута за голову, спрятана под подушку, вторая прикрывала сердце широкой сильной ладонью. Она стояла, задержав дыхание, боясь спугнуть эту улыбку, нарушить покой спящих ресниц. Что-то привлекло ее внимание, она повернулась на звук… и нахмурилась. Сэм спал беспокойно, слегка вздрагивая и вздыхая. Глаза дрожали под веками, лоб вспотел, и к нему прилипла влажная прядь темно-русых волос. Он сжал кулаки, скрипнул зубами, выпятил упрямый подбородок, как будто приготовился с кем-то драться. Кейт осторожно присела на край дивана. Положила прохладную руку Сэму на лоб, в другую руку взяла его здоровенный кулак. Она нежно, как ребенка, поглаживала его по голове, по руке, по плечу, нашептывала ласковые слова, перебирала пальцами прядки волос. Так когда-то в детстве делала ее мама, когда маленькая Кейт просыпалась со слезами от ночного кошмара. Она не заметила, что внимательные зеленые глаза наблюдают за ней.
Ее старания не прошли даром. Сэм расслабился, задышал ровно и глубоко, в лице появилось что-то детское и беззащитное. «Тоже мне ребенок, всего на три года младше меня», - в который раз усмехнулась она про себя своим мыслям. Она наклонилась над ним и поцеловала в лоб, прошептав: «Все будет хорошо, Сэмми…». Потом тихо встала и вышла из комнаты. Дин молча наблюдал за ней из-под опущенных ресниц. В голове мелодично билась шальная мысль: «Может быть?!…»

***

Парни уехали еще с утра, наказав ей как в сказке: дверь никому не открывать, из дома без них никуда не уходить. Она валялась на своей кровати в тяжких раздумьях, в обнимку с коробкой шоколадных конфет. Прошла почти неделя после возвращения из больницы, и она с тревожным чувством ожидала со дня на день всего двух слов, которых не хотела бы услышать никогда: «Нам пора…». Кейт всегда была реалисткой, но это была слишком болезненная реальность даже для нее. Ей казалось, что их отъезд можно приравнять к концу света или к концу счастья, что в принципе было равноценно. Она опять потеряет все, что у нее было в течение этих двух недель. Почти спокойствие, почти семья…
Кейт думала о Дине, скорее даже мечтала. Она думала о том, какой он на самом деле, когда теряет броню своей вечной нахально-беззаботной усмешки.
Этой усмешкой он с неизменным успехом прикрывал все: беспокойство, страх, боль, обиду, пустоту. Она хотела увидеть его настоящим, открытым. Понять, что за боль кроется в сердце, не дает расслабиться ни на секунду, сжигает его изнутри. Забрать себе часть этой боли, чтобы он понял, что не должен нести этот груз в одиночку. Она-то точно знала, каково это.
Из плавного потока мыслей ее вывел легкий стук в дверь. Она быстро раскрыла книжку, валявшуюся рядом без дела.
- Входи.
Дверь отворилась, вошел Дин, прислонился плечом к косяку.
- Привет, чем занята?
- Читаю.
- Ну, и как?... Удобно? – он насмешливо смотрел на нее, все также подпирая плечом косяк.
Кейт в недоумении уставилась на Дина, затем, проследив за его взглядом, посмотрела на книжку. Она держала ее вверх тормашками. Кейт смутилась, если не сказать больше. На щеках вспыхнули два пунцовых пятна.
- Согласна. Один ноль, - она закрыла книгу, бросила ее на кровать рядом с конфетами и села, спустив на пол босые ноги.
- Ладно, так и быть. Сэму не расскажу, чтоб не хихикал, - он подмигнул ей весело, улыбнулся уголком губ. – Пошли вниз, разговор есть.
- Опять… - Кейт тоскливо вздохнула, скроив обреченное лицо, сползла с кровати и, протиснувшись мимо него, побрела по коридору, шлепая голыми ступнями по полу. Дин неторопливо двинулся за ней, с удовольствием разглядывая ее крепкие бедра, одетые в мягкие домашние брюки с низкой талией… полоску загорелой кожи, выглядывающую из-под коротковатой футболки… тонкие щиколотки.
Пока Кейт спускалась по лестнице, ее посетили две совершенно не связанные между собой мысли: «Веселится он как-то натянуто…» - примерно такой была первая. Вторая оказалась куда как занимательнее: «Он не попытался от меня отодвинуться, пропустить, он просто стоял и молча ждал, пока я протиснусь, обтираясь бедрами о его джинсы. Случайно ли?». Вторая мысль, в результате, понравилась значительно больше, поэтому первую временно с почестями похоронили в закромах памяти. Но она не хотела уступать законную пальму первенства и вырвалась вперед в один толчок, едва Кейт вошла в гостиную и узрела Сэма с ноутбуком на диване. Он поднял голову, машинально улыбнулся ей, но тоже «как-то не так». Как будто смотрел на нее, а думал о вечном.
Кейт забралась с ногами на диван и стала терпеливо ждать, когда ее посвятят в суть дела. Дин ходил по гостиной, Сэм продолжал шарить по клавишам, насупив брови.
- Никогда не куплю часы с маятником, свихнуться можно, - проскрипела Кейт, наблюдая, как Дин уже в шестой раз пересекает гостиную из угла в угол. Он же, нисколько не смутившись, продолжил свой демарш, едва бросив на Кейт короткий задумчивый взгляд.
Почему-то от этого взгляда ей стало не по себе.
- Господи! У вас такие унылые рожи, будто вы меня хоронить завтра собрались!.. Я опять что-то пропустила?
Дин резко остановился. Сэм, наконец, поднял голову.
- Нам завтра нужно уезжать, - Дин сел напротив нее на другом диване, внимательно прочитав ее реакцию на свои слова. Она не впала в панику. Это хорошо. Или плохо? Хорошо, если она просто не боится. Плохо, если ей все равно. Но ей не может быть все равно! Он же видел ее глаза. Он знал, какие они на самом деле. Он успел в них прочитать нечто очень важное, близкое, нужное ему. Пока она вновь не нацепила эту безразличную маску там, в больнице. Может быть, он ошибся? Нет… Он охотник, и он не ошибается.
Дин оторвал от нее взгляд, опустил глаза, собираясь с мыслями; Сэм продолжил за брата:
- Звонила Элен, она наш друг. У них, похоже, серьезные проблемы. Мы срочно нужны им там. Мы вернемся сюда, как только сможем.
- Кейт, мы побывали везде, где Леон может объявиться, и наладили нужные контакты. Если только он засветится в городе, мы первыми об этом узнаем. Если это случится, мы вернемся сразу, чем бы ни были заняты, – Дин опять внимательно смотрел на нее. – Кейт, ты слышишь меня?
Она молча кивнула. Дин вздрогнул: когда она в больнице вот так же молча кивнула, он успел заметить в ее глазах лавину надвигающейся паники. Господи! Неужели опять? Дин протянул руки и взял ее ладони в свои:
- Кейт, мы все время будем на связи. Ты можешь звонить нам в любое время, – ей резануло это обобщенное «нам».
В горле вдруг толкнулась злость, искажая дыхание. Она резковато убрала руки. Голос зазвенел:
- Мальчики, я не так беспомощна, как вам кажется. Обещаю, больше не буду ездить на заброшенные фермы и ближайшие пару месяцев ловить бандитов и убийц… У меня, к сведению, есть оружие, мой дом на сигнализации, и вообще, так для справки, я – опытный, подготовленный офицер полиции. Я в состоянии постоять за себя, – пар был выпущен, накал в голосе начал потихоньку стихать. Она продолжила почти мягко: - Спасибо вам, что вытащили меня оттуда, спасибо, что были со мной все это время. Но вы не можете опекать меня вечно. И потом, Дин, как ты и говорил: соседи и все такое… - она вернула его недавнюю издевку.
- Кейт, не злись, пожалуйста. Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, - Дин попытался остановить поток ее горечи. - Мы вернемся. И разберемся с этим ублюдком. Если сможем поймать - сдадим властям, если не сможем взять живым – убьем! Я не позволю ему портить тебе жизнь.
Кейт хотела вновь возразить, но, услышав долгожданное «я», просто кивнула. Взгляд стал спокойнее. Она получила от него подтверждение, остальное не важно. Теперь ей придется их убеждать.
- Сражаться с Леоном - это самоубийство чистой воды. Я не хочу, чтобы вы влезали во все это. Пусть этим занимается полиция.
- Кейт, мы уже влезли, - это был Сэм. На лице все та же натянутая улыбка.
- Сэм, если не терпится умереть молодым, ты просто уколись хорошей дозой. Это будет однозначно менее болезненно и мучительно, уверяю тебя, – отрезала Кейт, на что младший не преминул тут же обиженно надуться. - Вы в принципе не представляете, на что он способен…
- Вот ты нам и расскажешь, - Дин начал терять терпение. Ну, до чего же упрямая девица! Прям, как Сэм. Если ухватил кость, черта с два из зубов вырвешь. Черт!!! Он опять их сравнивает? С чего бы это: они действительно так похожи, или она просто становится ему так же дорога, как брат? Этого не может быть, просто по определению. Бред какой-то. Он должен думать о Сэме, прежде всего о Сэме. И в первую, и во вторую, и в третью очередь. Сэм - его главная забота и его ответственность. И Кейт… Н-да, надо сознаться себе, что теперь и Кейт… Это невозможно, но это так.

- Дин, помнится, ты обещал мне рассказать что-то СТРАШНО-интересное, – она решила схитрить и просто сменила тему.
Сэм удивленно приподнял брови. Как ловко она это делает, почти так же профессионально, как Дин. У него, что ли, за пару недель научилась? Дин недоуменно посмотрел на нее, потирая переносицу, все еще предпринимая отчаянные попытки выпутаться из вороха своих мыслей: «О чем ты?»
- Ты сказал, что это будет пострашней моей сказки на ночь. Ну же! Давай! – она спокойно смотрела, ожидая, когда он созреет.
- Знаешь, даже не знаю с чего начать, - Дин нервно взъерошил волосы, машинально потер ладони о джинсы. – Давай об этом потом?
- Мы охотимся на призраков, демонов и прочих сверхъестественных тварей… – спокойно и весело сообщил Сэм, весьма своеобразно приходя на помощь братцу.
Дин швырнул в младшего просто зверский взгляд. Но Сэм продолжил, лучезарно улыбаясь:
- Мы находим их и уничтожаем, спасаем людей. Семейное дело. Этим занимался наш отец… теперь мы с Дином. Как тебе сказочка?
Кейт молча оценивала услышанное. Судя по тому, как неуверенно заерзал на диване Дин, как зазвенел голос Сэма, она сделала вывод, что это… правда. Причем, не приукрашенная, голая правда, которую они знают и не могут доверить никому постороннему. Весьма неприятная для обывателя правда. Правда, которая причиняет им обоим боль и беспокойство.
- Мило, – Кейт спокойно, без тени удивления в глазах переводила взгляд с одного Винчестера на другого. Затем протянула задумчиво. – Значит, твари?
- Черт бы тебя побрал, Сэмми! – прошипел Дин.- Ты мне очень помог!!
- Да при чем здесь Сэм? Дин, не в нем дело, а в озвученной информации. Насколько я понимаю, это правда?- Сэм удивленно усмехнулся: «М-да! Прям чудо, а не девчонка! Кесси отдыхает!». Вообще-то, он и не надеялся, что она поверит. Он и сам до конца не понял, почему заговорил об этом с ней, да еще с такой злостью. Злостью на демона, который лишил их семью нормальной жизни. Злостью на отца, который в своей одержимости идеей убийства демона не позволил им даже создать иллюзию этой самой нормальной жизни. Злостью на Дина, который живет этой правдой, каждый день уничтожая себя чувством вины за смерть отца.
- Ты нам веришь?- Дин с нескрываемым изумлением выкатил глаза. Он развел руки в стороны, пытаясь еще что-то добавить, потом выдохнул и уставился на Кейт. – Ты, ей богу, ненормальная!
- Это плохо?
- Это хорошо. Пока.
- Почему пока?
- Потому что завтра мы уедем, и я себе всю голову сломаю, раздумывая, в какую очередную историю ты собираешься влипнуть.
- Я могла бы предложить вам остаться, но знаю, вам это не нужно.
- Мы не можем себе этого позволить. Но мы можем обсудить то, зачем собрались. – Дин уверенно вернул разговор в прежнее русло.
Кейт тяжело вздохнула, всем своим понурым видом говоря: «Эх!... не прокатило…»
Сэм хмыкнул, приготовившись к бою.


***
- Знаете, братцы, ваше упрямство порой выходит за рамки приличия… и не возвращается обратно.
- Кейт, мы профессионалы. Мы охотимся на зло. Да, мы не охотимся на людей, мы охотимся на сверхъестественных тварей. Но мы делаем это всю нашу сознательную жизнь. Это будет другая охота, но это тоже охота на зло. И мы не дадим ему уйти безнаказанно. Знаешь, с этими паранормальными тварями всегда не просто, но они играют по правилам. Людей же никогда невозможно понять. Люди часто более жестоки и извращены в своих поступках, – ожидая ее реакции на свою тираду, Дин хмуро наблюдал, как она измеряла шагами комнату: шесть в одну сторону, шесть в другую. Она резко остановилась, подняла на него глаза. Слишком решительное выражение ее лица заставило Дина забеспокоиться.
- Знаешь, Дин, мне чертовски не хочется умирать, но еще больше мне не хочется узнать, что вы с Сэмом пострадали из-за меня. На моей совести уже лежит груз весом в две загубленные жизни. Еще две сверху я просто не потяну, - сказано все это было спокойно, но жестко. Дин нутром почувствовал, как тяжело далось ей это спокойствие.
Сэм продолжал наигранно веселиться:
- Ну, ты еще скажи, что просто умереть готова ради того, чтобы с нами ничего не случилось?!
Через секунду он пожалел о своих словах. Едва посмотрев в ее глаза, Сэму захотелось провалиться сквозь землю или ударить себя чем-нибудь тяжелым, причем неоднократно и до потери сознания, лишь бы не видеть этого взгляда. Она смотрела на него тоскливо и обречено:
- Ты прав, Сэм, я действительно не готова умирать, но если вопрос коснется…. вас… двоих, то мой ответ…да. Тем более я - первая и единственная причина вашего участия в этом…- она хотела сказать «кошмаре», но запнулась и промолчала.
- Шутишь?! – неловко, по-детски выдохнул Сэм, уже понимая, что зашел слишком далеко, что давно надо было заткнуться, а еще лучше вообще не начинать этот разговор. Она молча отвернулась и вышла из комнаты.
Сэм повернулся к Дину и буквально ударился об его взгляд. Если бы взглядом можно было покалечить, он был бы уже в реанимации, однозначно. Лохматая голова скорбно поникла: «Я знаю, я полный кретин, и нет мне прощения», - прошептал он убитым голосом и вновь поднял на брата щенячий взгляд, умоляя о прощении. Оценив брови домиком и несчастные глаза, выдержав не больше десяти секунд, Дин сдался.
- Ты все-таки дурак, Сэмми. Я ее почти уговорил, а ты все испортил.
- Никого ты не уговорил, Дин. Это все твои иллюзии. Ты бы себя этим уговорил, если бы речь шла о ком-то, кто тебе дорог? – Сэм вновь начал горячиться. - А она, к твоему сведению, практически твоя копия, когда дело доходит до подобных вопросов. Она тоже считает, что должна справляться со всем сама, не подвергая опасности нас. А еще она, похоже, вбила себе в голову, что запросто готова умереть за тех, кого любит. Но умрет прежде, чем позволит кому-либо сделать то же ради себя. Не находишь параллелей??
- Сэм, о чем, черт возьми, ты говоришь! При чем здесь я?!
- Ты прекрасно знаешь при чем! Не ври хотя бы самому себе. Это же твоя фирменная манера: защищать меня в ущерб себе… всегда в ущерб себе. С тех пор, как папа умер, ты стал вообще неуправляемый. Ты прешь, как танк, ломаешь все на своем пути и думаешь, что этим можно что-то исправить, думаешь так можно заглушить боль и пустоту, которая живет у нас внутри?!! – Сэм практически перешел на крик. Он почти задохнулся, выплевывая последние слова. Лишь бы не заплакать, лишь бы не заплакать… Во всяком случае, Дину он точно этим не поможет. – Дин, отца ты этим не вернешь, но вот себя точно угробишь! Прекрати вечно винить себя во всех смертных грехах! И прекрати постоянно жертвовать собой! Мне уже начинает казаться, что она от тебя этим заразилась…
Дин раздраженно ухмыльнулся, слегка качнув головой.
- Терпеть не могу эту твою улыбочку! – Сэм продолжал выпускать пар.
- Тебе не нравится моя улыбка? – бровь издевательски взлетела вверх.
- Мне не нравится то, что за ней скрывается.
Сэм хотел добавить еще пару резких слов, а еще лучше врезать хорошенько этому упрямому болвану, который по сущему недоразумению был его братом. Его остановил неожиданно спокойный тихий голос Дина:
- Сэмми, пожалуйста. Я обещаю тебе, что мы поговорим об этом, когда все закончится. Хорошо? – Дин взял его за плечи, мягко заглянул в глаза младшему брату. - А сейчас давай решим, что мы можем сделать с этой упрямой проблемой по имени Кейт.
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Thu Jul 03, 2008 10:44 pm 
Post subject:
Reply with quote

Глава V

Кофе в четыре утра. Мило. Очень мило. Что дальше? Виски? Сигареты? Там, глядишь, и до травки не далеко. Да, привыкание - вещь суровая. В четыре утра нормальные люди обычно спят в своих уютных теплых постельках. Поодиночке, вдвоем или кучками. Кому как больше нравится. А она почему-то сидит на кухне в полутьме и тупо пялится в кофейную чашку. Но лучше уж так, чем до рассвета крутиться в бессонной постели или просыпаться от очередного кошмара в мокрой от пота пижаме. Просто чудесный выход из положения… практически, панацея. В голове бьется неспокойная мысль: завтра, завтра, завтра… Нет, уже сегодня. Она отпустит. Она улыбнется в ответ, чтобы они уехали с легким сердцем. Она не позвонит, хотя и обещала. Она должна справиться со всем сама. А если не справится? Не должно быть никаких «если». А даже «если» и будет, пусть это останется только ее проблемой.
Кейт сделала еще глоток остывшего кофе… взгляд в окно. Небо светлеет, фонари еще пытаются разогнать черноту, но она уже уходит сама, отступает, не нуждаясь в их уговорах. Уже можно разглядеть тонкие ветки на фоне бледно светлеющей стали неба. Раньше она любила это время - раньше, когда не боялась темноты. Любила ночные запахи, ночные шорохи, звуки. Они казались сказочными из другого мира. Другой мир оказался жестоким, приносящим боль, не дающим забвения. Ей не было сейчас страшно. Было спокойно и грустно. Она приняла решение, и все сразу встало на свои места.
За всей этой сбивчивой вереницей мыслей Кейт не сразу услышала тихие шаги. Она скорее почувствовала чье-то присутствие. Быстрый взгляд в сторону двери: в проеме стояла здоровая долговязая фигура с лохматой головой. Кейт увидела силуэт, в кухне с каждой минутой становилось все светлее. Рассвет был уже не за горами.
- Почему не спишь? – она улыбнулась в полутьме. Он был забавный со сна. Сонный красивый мальчик с мужественной фигурой охотника и немного растерянным взглядом.
- Могу спросить тебя о том же? Тут вроде кофе пахнет? Это только для избранных или можно примазаться? – Сэм сонно потер глаза, смущенно улыбнулся, запустив пальцы в шевелюру.
- Садись, я тебе сейчас сварю. Может, расскажешь? – Кейт включила маленькую подсветку над плитой. Сразу стало как-то теплее, уютнее.
- Обычные кошмары.
- А что, бывают обычные кошмары? Я-то, по наивности, всегда считала, что кошмары - это противоестественно. Хотя в вашей жизни куча всего противоестественного… я бы даже сказала, почти все. ... Извини. Ляпнула, не подумав.
- Да нет, ты права… К сожалению. Но это - наша работа.
- Понятно. Чего уж тут не понять, – Кейт почему-то начала сердиться. Почему они оба так себя ведут, почему они гробят свою жизнь, подвергая себя постоянной опасности? Почему не могут остановиться? Причина должна быть серьезной. Смертельно серьезной. Если она что-то понимает в Винчестерах…. Она подождала, пока закипит кофе в турке, налила Сэму большую чашку. Он с удовольствием вдохнул запах свежего, крепкого напитка с кружевной бежевой пенкой, не то что из кофейного автомата в мотеле. Ее вопрос застал врасплох.
- Сэм, вы едете охотиться? – вопрос был задан мягко, почти вскользь. Но ее взгляд не оставлял никаких сомнений. Она желает получить ответ.
- Да, - Сэм сделал вид, что очень увлечен процессом рассматривания столешницы. Он уже пожалел, что спустился. Ему хотелось выяснить, что с ней творится, а в результате, он сам превратился в тестируемого кролика.
- Сэм, я не пытаюсь вас удержать, я просто хочу понять, что происходит. Я могу это знать? – она вопросительно посмотрела на него, слегка изогнув левую бровь.
Сэм молча трогал кончиками пальцев горячий фарфор. Взгляд был прикован к кофейной пене, длинная челка упала, закрывая глаза, скрывая взгляд.
- Ладно. Извини. Я не хотела на тебя давить, просто… просто я волнуюсь за вас, ребята. Я лишь хочу оценить степень риска, - Черт!! Говорит так, будто она старшая сестра. Еще не хватало на его голову! Хватит с него одного, пусть и любимого, но придурка. Тоже вечно носится с младшим, как с писаной торбой.
- Мы нашли след демона. Его трудно выследить, но Эш смог, – голос Сэма был спокойным, почти отрешенным: подумаешь, всего лишь какая-то очередная нечисть, всего лишь демон. Обычный демон… Пальцы плотнее сжали кружку, задержавшись лишь на секунду на, по-прежнему, обжигающем фарфоре. Одна секунда, но Кейт этого оказалось достаточно, чтобы понять, что не все так спокойно в Датском королевстве...
- Сэ-э-эм? – она тронула его за руку. - Ты в порядке?
- Я в порядке, – нет, он не в порядке. Он совсем не в порядке. Он уже сутки не может спать, есть, дышать. Он может только думать о том, что, наконец, найдет эту чертову тварь, которая убила его маму, его Джессику, его отца. Которая пытала Дина, опустошая не только его вены, но и душу… «Ты им не нужен…» спокойно наблюдая за его мучениями с кривой равнодушной усмешкой на красивых отцовских губах. Которая толкнула его на убийство брата, забрала разум, залила сознание черным ядом, заставляя причинять брату боль. Которая ждет его, тянет в свои объятья, готовясь принять в ряды своих прихвостней. Тварь, которую он ненавидит и боится больше всего на свете. Больше смерти. – Я в порядке, Кейт. Это всего лишь работа.
- Хорошо, – нет, он не в порядке, он совсем не в порядке. Но мне не положено знать. Это его груз, его тяжкая ноша. Его и Дина – одна на двоих. Как всегда. И никому нет места рядом.- Насколько это опасно, Сэмми?
- Это не имеет значения, – что он может ей сказать: «Это наш «семейный» демон, и мы готовы сдохнуть с братом, но отомстить ему за убийства близких».
- Это имеет значение, Сэм… Для меня имеет. Мне надо знать, что вы можете справиться с тем, во что ввязываетесь.
- Ты ведь не собираешься нам звонить, если он объявиться? Ведь так? – он вдруг понял, что подспудно мучило его с самого вечера. И даже демон как-то плавно сместился на задний план. На время. Кейт слега опешила, не ожидая такого резкого поворота в разговоре. Он не была к этому готова, теперь Сэм застал ее врасплох. Не желая врать, она просто промолчала.

Глава VI

- Сэм, хватит дрыхнуть. Уже десять утра. Слышь меня, принцесса!? – Дин попытался стянуть с младшего одеяло. Сэм только замычал и накрылся им с головой. – Ну, чудно! Больше не дам тебе пялиться в телик до пяти утра. Опять, небось, на шоу Джорджа Формана отрывался... Вставай, кому говорю! Блин!
Дин, оставив на время бесплодные попытки поднять с кровати сонную, почти двухметровую тушку младшего брата, занялся упаковкой сумки. Потом вдруг остановился, задумчиво скосив глаза на лежбище младшенького, на физиономии расплылась шкодливая ухмылка.
- Сэмми, у тебя на кровати сиди Рональд Макдональд. Он жуть как хочет с тобой поиграть, братишка, – все это Дин проговорил тихим, проникновенным голосом прямо на ухо младшему брату.
Сэм непроизвольно дернулся, рывком сев на кровати, спросонья озираясь вокруг бешеным взглядом.
- Дин, ты урод, – Сэм обиженно уставился на Дина. – Опять начинаешь свои дебильные шутки?
- Да, какие уж тут шутки, Сэмми? Все по взрослому, - Дин продолжал ухмыляться, наигранно хмуря брови.
- Я Сэм, - раздраженно рявкнул младший. – И потом, я не в телик пялился. Я пытался найти хоть какую-нибудь информацию в сети.
- Ну, конечно! На сайте «горячие азиатские штучки», да, Сэмми?
- Дин, ты имбицил. Ты ограниченный придурок. Тебя кроме охоты и секса ничего не волнует, – Сэм с ярковыраженным сочувствием, как на тяжело больного, смотрел на старшего брата, слегка покачивая головой.
- Ну, да! Зато тебя секс абсолютно не волнует, и ты боишься клоунов. У каждого свои задвиги, братец, – подытожил Дин и расплылся обворожительной улыбкой, заметив, как Сэма передернуло при слове «клоун». – Знаешь, я готов повторять это снова и снова, и снова, и снова, лишь бы опять увидеть это твое неповторимое лицо. Клоун, клоун, клоун, – Дин откровенно ржал.
- Однозначно, придурок, – мрачно констатировал Сэм и скрылся в ванной, захлопнув дверь.
- Зато, ты проснулся, братишка, - усмехнулся ему вслед старший брат. Подумаешь, обычная утренняя побудка.

Дин спустился по лестнице на запах свежесваренного кофе. Кейт стояла около плиты, задумчиво наблюдая, как закипает пена в большой турке. Дин остановился в проеме двери, в который раз с удовольствием разглядывая ее сильную, но стройную фигуру. Она была немного ниже его ростом, с прямыми, красиво развернутыми плечами. Русые волосы со светлыми жемчужными прядками задирались на смуглой шее непослушными вихрами.
Пена бежала через край, а девушка продолжала неподвижно смотреть на плиту. Потом спохватилась, чертыхаясь, сняла турку с огня.
- Помощь нужна? – Дин все также стоял в дверях. Кейт подскочила от неожиданности. Повернулась на голос. Дин едва успел заметить в глазах остатки растерянности, задумчивости, но Кейт быстро взяла себя в руки и улыбнулась:
- Все в порядке. Доброе утро, Дин. А я уж собиралась вас будить.
- Ну-у-у, я бы не отказался быть разбуженным чашечкой горячего кофе с тостами в постель… - Винчестер мечтательно закатил глаза, обнажая в улыбке идеальный голливудский оскал.
- Обойдешься, нечего жевать в постели, я потом что ли крошки вытрясать буду?- беззлобно парировала Кейт.
- Вот-вот! Слышал? Не фиг жрать в постели! Послушай хотя бы ее. А то ведешь себя вечно, как последняя свинья. Еще хрюкать научись, - на кухню, запихав руки в карманы джинсов и весьма злорадно поглядывая на объект своих насмешек, втискивался младший верзила. Хм… а он не такой безобидный. Кейт с легким удивлением разглядывала вошедшего Сэма.
- Сэм, да ты просто заноза в заднице. Ты меня достал уже своими проповедями о правилах хорошего тона.
- «Сэм, ты просто заноза в заднице», - передразнивая брата, манерно повторил Сэм, - Придумай что-нибудь новенькое, Дин, надоело уже. Уши вянут от скуки. Или словарный запас иссяк?- с ехидно-мстительным выражением на лице спросил Сэм, уже отрываясь по полной.
- Ну, конечно, студентик, куда мне до тебя. Ботаник, блин! К счастью, я не такой зануда как…
- М-да! На-ча-лось…. Цирк уехал, клоуны остались, - Кейт стояла, скрестив на груди руки.
- Ты что издеваешься!!!- взвыл Сэм, вытаращив на нее обиженно-сердитые глаза.
-???? – Кейт растерянно уставилась на него в полном недоумении. - Сэм, ты чего?
- ООУ!!! - Дин хохотал уже в полный голос. Он судорожно стучал кулаком по столу, на глаза навернулись слезы. Сэм почти взвился, собираясь, как обычно, сказать братцу все, что думает по этому поводу. Но вдруг осекся, улыбка медленно расплылась на его губах, на щеках засветились ямочки. Он очень давно не слышал, чтобы Дин так искренне, от души смеялся. Ладно, пусть ржет, пусть отрывается. Это хорошо, пусть немного расслабится, хоть ненадолго, лишь на минуту, отпустит ту натянутую струну, что вытягивает всю душу, рвет на части сердце. А Сэм потерпит, ему не впервой. Как тот удар в челюсть… было чертовски больно, но это того стоило.
Сэм посмотрел на Кейт. Это она... Она заставила брата смеяться. Она, несмотря на опасность и неопределенность ситуации, дала ему возможность расслабиться, подарив несколько дней заботы, тепла и душевного покоя. Ничего не требуя взамен, ни на что, возможно, не надеясь. Он пару раз замечал ее взгляд, когда она украдкой смотрела на Дина, занятого своими делами. В этом взгляде уживался целый букет чувств. Когда-то на него также умела смотреть Джессика… Сэм сдержанно вздохнул, отгоняя воспоминание.
Вдоволь насмеявшись, Дин плюхнулся за стол, потер ладонями глаза, поднял на Кейт все еще улыбающееся лицо:
- Ты попала точно в цель! Если не хочешь превратиться в злейшего врага моего милого братца, никогда больше не говори при нем этого магического слова, - глаза искрились смехом.
- Какого!!?
- Понимаешь, Сэмми ненавидит … - он положил руки на стол и, всем корпусом наклонившись в сторону Кейт, громким трагическим шепотом произнес, - клоунов!
Сэм неодобрительно хмыкнул, но промолчал. Кейт опешила, переводя полный недоумения взгляд с одного брата на другого.
- Вы чокнутые. Причем оба. И боюсь, это заразно… - Кейт виновато улыбнулась, глядя на Сэма. - Сэм, извини.
- Не дуйся, Сэмми, - Дин тоже улыбнулся и уже вполне по-человечески.
- Пошел ты!
- Да, ладно тебе, братишка, ну чем тебя порадовать? Ну, хочешь, я удавлюсь, я уже и веревку с мылом приготовил? – Дин чувствовал, что слегка перегнул палку с клоуном, и всеми силами пытался подлизаться к брату.
- Ну, уж нет. Живи теперь и мучайся, – Сэм был непреклонен.
- Сэ-э-эм! – в голосе старшего появились наигранно жалобные нотки. Шоу продолжалось.
- Ладно, проехали. Здесь, вроде, кофе обещали? – Сэм милостиво закрыл тему.
Кофе был горячим и крепким, кружка – большой. Дин наслаждался, вгрызаясь белоснежными зубами в толстенный сандвич с ветчиной и зеленью. Вся эта довольная жизнью оболочка скрывала тревожную смуту, потихоньку поднимающую свою голову в душе. Они уедут достаточно далеко, что если они не успеют вернуться вовремя? Что если он не успеет ее защитить? От Джейнсвилля до «Дома у дороги» около трехсот миль, а до координат, которые назвал Эш, еще черт знает сколько на север... и это далеко, чертовски далеко. Она беззащитна, что бы она там ни говорила про опыт, оружие и прочую чепуху. Черт! Он будет дергаться всю дорогу. Ему сейчас надо сосредоточится на том, что сказал Эш. Признаки появились первый раз за четыре месяца. Они не могут упустить эту желтоглазую дрянь. Иначе опять кто-то погибнет. И он не может быть в двух местах одновременно. Черт возьми. Черт! Черт! Черт!... Сэм, походу, прав: наклевываются явные проблемы со словарным запасом. Лингвист хренов. Почему надо все время кого-то спасать? Почему нельзя быть там, где хочется? Дин задумался над внезапной мыслью: а где хочется? Где ему хочется быть сейчас? И как-то ясно и спокойно понял: там, где он сейчас и есть. То есть здесь. В доме Кейт. С Кейт. Мысль была неожиданная, но вполне четкая: он не хочет уезжать вовсе не потому, что беспокоится о ее безопасности, хотя и не без этого. Он просто хочет остаться с ней. Он хочет быть с ней. Неважно сколько - время не имеет значения. Дин мысленно ущипнул себя. Этого не будет. Этого не должно быть. Это ничего не изменит. Будет только хуже. У него, по определению, не может быть нормальных отношений. Его удел – девицы в придорожных мотелях. С ними все просто, о них не надо заботиться, о них не надо вспоминать. С ними ничего не произойдет, а даже если и так, не он будет причиной. За них не будет мучительно больно. Больно. Почему ему всегда так больно? За маму, за отца, за Сэмми. Это не проходит. Никуда не девается… День за днем, ночь за ночью… становиться только все хуже и больнее.

После завтрака парни ушли наверх в свою комнату, чтобы забрать вещи. Кейт бесцельно и как-то неприкаянно слонялась по кухне, перебирая руками какие-то вещи, посуду, открывая и выключая воду, так ею и не воспользовавшись. Она чувствовала себя совершенно несчастной и разбитой. Было плохо. Очень плохо. Пусто. Где-то в солнечном сплетении свернулось калачиком тоскливое ожидание. Хотелось сесть на пол и расплакаться в голос. «Ладно, подожду, пока уедут, и начну». Она подумала об этом вполне серьезно, без тени усмешки. Отлично, культурная программа на вечер уже есть.
Братья спустились по лестнице, таща на плечах свои сумки, наполненные одеждой и оружием. Сэм первым сбросил тяжелую сумку на пол, подошел и обнял ее за плечи:
- Ты не волнуйся. Все будет в порядке. Если что, звони в любое время дня и ночи. Хорошо? – он заглянул ей в глаза удостовериться, что она его слышала и поняла. Он надеялся, что ночью она не расслышала его вопрос, оттого и промолчала. Он чувствовал, как она напряжена и что, похоже, держится из последних сил. Он знал, что так обязательно будет, но надеялся, до последнего надеялся, что ошибается.
- Хорошо, Сэм, – Кейт спокойно посмотрела ему в глаза, стараясь выдавить максимально беззаботную улыбку. – Если что, позвоню тебе первому.
- А почему не мне? – Дин улыбнулся, слишком пристально глядя ей в глаза. Как будто пытался разглядеть на дне серо-зеленых глаз обуревающие ее чувства. - Почему все самое интересное всегда достается моему жуткому братцу? – он пытался шутить, дабы заглушить тоскливое беспокойство, плавно поднимающееся откуда-то из области сердца.
- Ты можешь позвонить мне сам, – Кейт перевела на него спокойный внимательный взгляд. Глаза в глаза.
- Ну, я … - Дин слегка запнулся, подбирая слова.
- Прости его, Кейт, но мой экспрессивный болтливый старший братец совершенно не умеет ухаживать за умными девушками, – Сэм улыбнулся, смягчая ситуацию. Дин даже особо не вслушивался в болтовню младшенького, он пристально и почти виновато смотрел на Кейт.
- Нам пора. Я … позвоню тебе, – Дин нахмурился, поправил на плече сумку, проходя мимо Кейт, остановился на секунду, торопливо, неловко, смазано поцеловал ее в щеку и вышел на улицу. Сэм расстроено посмотрел вслед поникшим плечам брата, качнул головой, тоже подхватив сумку на плечо. Так же как и старший, проходя мимо Кейт, наклонился и поцеловал ее:
- Не кисни, сестренка. Он не такой уж и толстокожий. Он лучше, чем кажется.
- Я знаю, братишка, – Кейт усмехнулась.- Знаешь, жаль, что у меня и, правда, нет такого братишки.
- Можешь считать, что теперь есть, – Сэм серьезно взглянул ей в глаза. – Я не шучу. До встречи.
Она посмотрела вслед широкой спине в неизменной полосатой рубашке с закатанными рукавами и толкнула дверь, не в силах наблюдать, как они сейчас будут стартовать.
Девушка медленно прошла в гостиную, огляделась по сторонам потерянными глазами, как будто впервые видела эту комнату. Потом прислонилась к стене и с тихим жалобным стоном сползла на пол. Она уперлась локтями в согнутые колени и уронила несчастное лицо в раскрытые ладони. Кейт застыла в полной тишине, заново привыкая к одиночеству.
Сэм плюхнулся на пассажирское сидение, захлопнул дверь, глянул на Дина, неподвижно вцепившегося в руль. Старший сидел с напряженным, мрачным лицом, не торопясь поворачивать ключ в замке зажигания. Прошла минута, две, а Импала все так же стояла на месте.
- Иди и поговори с ней. Думаю, вам это не помешает, – Сэм открыл ноутбук, давая понять, что ему есть чем заняться в отсутствие старшего брата.
Дин хмуро скосил на младшего глаза с неуверенным выражением «ты, правда, так думаешь?»
- Да, я, правда, так думаю! – нетерпеливо ответил Сэм на немой вопрос брата и снова уткнулся в свой лэптоп. На самом деле, он тихонько, уголком глаза подглядывал за Дином, удивляясь нерешительности вальяжного, обаятельного, всегда самоуверенно-нагловатого братца. Он ведь и, правда, не был толстокожим…. хотел бы быть, но не был… Дин еще с минуту побарабанил пальцами по рулю, собираясь с силами, затем, приняв решение, ни слова не говоря, распахнул дверь и вывалился из машины.
Дин поднялся по ступенькам, легко толкнул дверь, она оказалась не заперта. «Вот ведь зараза! Сказал же: запирать даже днем!» автоматом проскочила мысль. Даже сейчас профессионализм взял верх над эмоциями. Он прошел по прихожей, вломился в гостиную и едва не споткнулся об ее босые ноги. Кейт сидела, прижавшись спиной к стене, обхватив руками согнутые колени и уткнувшись в них лицом. Услышав шаги, она подняла взгляд и натолкнулась на зеленые глаза. Дин уже сидел перед ней на корточках. Он протянул руку, мягко провел пальцами по щеке, взял за подбородок и, все так же пристально глядя в глаза, наклонился к ней и приник губами к ее рту. Она задохнулась неожиданностью и радостью его возвращения, уже чувствуя его и не веря, что это он. Близкий, живой, родной и такой желанный. Она ответила искренне и честно, возвращая ему поцелуй. Она уже почти не могла дышать, когда он, наконец, оторвался от нее.
- Я не могу так…
- Уехать? – продолжила она за него.- А я боялась, что сможешь. И молилась, чтобы не смог.
Она положила ему руки на грудь, провела пальцами вверх по шее, взъерошила волосы на затылке. Потом притянула к себе его голову, снова впиваясь в его губы. Не отрываясь от нее, Дин подхватил Кейт на руки и, не задумываясь, не останавливаясь, понес к большому дивану в гостиной. Он приземлился на диван, оставив ее у себя на коленях. Кейт легко развернулась, оказавшись лицом к лицу, посмотрела на него, как будто увидела впервые, разглядывая каждую черточку его лица. Его светлые зеленые глаза с крапинками и пушистые длинные ресницы, бросающие тень на скулы. Его подвижные брови, детские веснушки. Его губы… Очень мужественный и одновременно выразительный изгиб губ, открывающий ослепительные в улыбке белоснежные зубы. Но все это было лишь красивой оболочкой.
Она хотела видеть все, но видела только эти зеленые, бездонные глаза. Весь ее мир был сейчас в них. Все остальное перестало существовать, превратившись в бледный фон. Она запустила ладони ему за ворот рубашки, сталкивая ее с плеч вместе с кожаной курткой. Куртка сползла на пол, теряя по пути содержимое карманов. Дин, не отрывая взгляда от Кейт, завел руки за плечи и, прихватив пальцами футболку, рывком стянул ее через голову. Кейт, затаив дыхание, наблюдала, боясь спугнуть этот момент. Она вспомнила его легкую спокойную улыбку во сне и эти неподражаемые веснушки, которые теперь были так близко, что их можно было целовать. И она поцеловала… Дин сидел лицом к ней, оперевшись о спинку дивана, едва сдерживая дрожь во всем теле, не решаясь двинуться дальше. Кейт опустила глаза, рассматривая то, о чем догадывалась, но что не увидела тогда в свете ночника. Шрамы… они были повсюду. Старые, побелевшие и более свежие, большие и маленькие. Один был совсем недавний на левом плече, явно от пулевого ранения… Ей захотелось целовать их, забирая ту боль, которую они причиняли, даже зажив. Она поцеловала, потом еще и еще. Она покрывала поцелуями все его сильное, красивое и такое уязвимое тело, широкую шею, любимое лицо. Дин понял, что больше не в силах выносить это напряжение, кровь закипала в венах, грозясь разорвать их в любой момент. Он непроизвольно выгнулся под ее поцелуями, запрокинув голову. Кейт увидела закушенную нижнюю губу и дрожащие ресницы закрытых глаз. И продолжила свою сладкую пытку.
Дин отстранил ее от себя, удерживая вздрагивающими руками за плечи. Задержал лишь на секунду взгляд на ее лице, будто получая молчаливое согласие, которое подтвердило бы то, что он и так уже знал. Он стянул с нее майку и, судорожно выдохнув, сильно, но легко бросил ее под себя на диван. Кейт почувствовала его тяжелое крепкое тело, увидела над собой его лицо, вновь почувствовала вкус его губ. Не в силах больше сдерживаться, она прикусила ему нижнюю губу. Дин тихо застонал, но не попытался вырваться.
Сердце сжалось…Дыхание остановилось…

Кейт лежала на животе, подперев голову левой рукой, положив правую ему на грудь. Ее пальцы легко скользили по гладкой загорелой коже, едва касаясь. Она разглядывала его спокойное расслабленное лицо. Дин чуть приоткрыл глаза, глянул на Кейт из-под ресниц, улыбнулся:
- У тебя губы распухли.
- Знаю. Думаешь, тебе не досталось? – она наклонилась к нему и поцеловала в уголок рта, провела пальцем по переносице, по брови. Она хотела до бесконечности гладить и целовать это лицо, смотреть в эти глаза, зная, что с каждой секундой приближается мгновение, когда он исчезнет вместе со своей обожаемой Импалой и младшим братом в комплекте в далеком неизвестном направлении. Он не может остаться, да это и не нужно. Дикого тигра нельзя держать в клетке, потому что тогда он перестанет быть диким или умрет от тоски. Его удел – вечная дорога, вечная война, вечная борьба за Сэма. В этом весь Дин. Но она всегда будет знать, что где-то есть он. Его зеленые глаза, его сильные руки, его израненная душа.
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Thu Jul 03, 2008 10:58 pm 
Post subject:
Reply with quote

Глава VII

- Дин, не гони так! Элен нас живыми ждет, - Сэм оторвался от ноутбука, скосив недовольные глаза на брата, затем на бешено проносящуюся дорогу.
- Мы обещали быть к вечеру, - Дин сосредоточенно смотрел вперед.
- А никто тебя не заставлял торчать у Кейт два часа, – съехидничал Сэм.
- Нет, ну нормально! А кто меня чуть ли не ногами из машины выталкивал: «Иди, поговори с ней»? - возмущенно передразнил Дин.
- Дин, я тебя выталкивал поговорить, на это хватило бы и пяти минут, зная твой словарный запас, - не остался в долгу Сэм, лениво, беззлобно издеваясь над Дином. Младший был вполне доволен такой развязкой. С лица брата, наконец, пропало это мрачное выражение: беспокойство, досада, разочарование, тоска – всего понемногу. А в купе – гремучая смесь.
- Ну…мы и поговорили, – Дин довольно улыбнулся воспоминанию, облизнул все еще слегка припухшие губы.
- Как думаешь, он вернется? – Сэм не мог отделаться от этой мысли с тех самых пор, как вышел из дома Кейт. Это хоть номинально помогало отвлечься от тяжелой думы о предстоящем сейчас деле.
- Уверен, – старший помрачнел. Действительность неуклонно возвращала его в реальный мир, расставляя все на свои места. Дин потянулся к приемнику, увеличивая громкость. Сэм недовольно поморщился, но промолчал, снова уткнувшись в ноутбук.
Сэму не давало покоя то, что об этом человеке практически не было никакой информации. Только разрозненные обрывочные данные, небылицы, сплетни. Ничего конкретного. Единственное, что он понял наверняка – этот человек опасен, как гремучая змея, жесток и непредсказуем. Почему его не было в городе, куда он исчез, где и когда его ждать вновь? Сэм ни секунды не сомневался, что он вернется. И если они опоздают, беды не миновать. Ее, конечно, будет охранять полиция. Но бдительность людей со временем притупляется. А он опасен и терпелив, он будет выжидать удобного момента.
После Сент-Луиса им стало все сложнее добывать официальную информацию. А она нужна была сейчас, как воздух. Кто предупрежден – тот вооружен.
- Дин, я ни черта не могу на него найти. Должно же хоть что-то быть о тех событиях - в официальных отчетах полиции, может, ФБР? Здесь просто вакуум какой-то, - Сэм раздраженно захлопнул лэптоп.
- Учись, студент, – Дин, самодовольно ухмыльнулся, приподнял бровь и гордо скосил глаза на Сэма. Потом выудил из внутреннего кармана куртки сложенный лист факсовой бумаги и с видом победителя, зажав листок между указательным и средним пальцами, протянул брату. Сэм раскрыл лист: в нем содержалась лаконичная, но полная информация на Леона Ставски. Младший Винчестер обиженно уставился на брата, на челюстях напряглись мышцы, подбородок по обыкновению упрямо выехал вперед:
- Ну, и когда ты собирался мне об этом рассказать? После второго пришествия? – спросил он хмуро.
- Ой, да ладно? Чего надулся? Помнишь Миннесоту? Хибинг? Я просто взял трубку и позвонил Кетрин. Делов-то… И она не смогла мне отказать. Ну, как обычно, – Дин насмешливо глянул на обиженного братца. – Она проверила всю информацию. Его разыскивают еще в трех штатах. И он очень опасный мерзавец. Почти, как я, - почему-то с гордостью закончил Дин.
- Нет, Дин. С твоими подвигами ему не сравниться, – Сэм язвительно поддел брата.
- Да, ладно! Я, по сравнению с ним, бедная овечка, - усмехнулся Дин. - Ты список видел? Убийства в трех штатах, наркота, киднепинг. И это только то, что известно. Вот это букет! Урод какой-то моральный. Просто редкостная тварь. Мне интересно, как такое сокровище могло работать в полиции… или он уже после с катушек съехал?
- Знаешь, в полиции тоже работают всего лишь люди. Помнишь того копа из Балтимора? Думаю, за ним списочек не меньше был. Однако никому и в голову не приходило. Он ведь был такой милашка, – Сэм невольно скривился, вспоминая всю эту дикую историю с их арестом.

***

В салоне Импалы стояла напряженная тишина. Даже до ненависти привычно орущая Металлика на сей раз скромно молчала. Разочарование и недоумение большими буквами светилось на удрученных неприятными мыслями лицах обоих Винчестеров. Словно бегущая строка на лбу: « Как же так? Как же…? Как…?». Демон исчез. Просто исчез, как делал это сотни раз до того, и сделает, возможно, сотни раз после, если они впредь будут так нерасторопны. Пропали все знаки и предзнаменования в зоне его появления. Они опоздали. На сей раз никто не погиб, ничего не произошло. Он просто был и исчез.
- Дин, я не понимаю, – Сэм оторвался от компьютера. Последние полчаса он провел, тупо глядя на страницу одного и того же сайта. Он даже не смог бы сейчас внятно рассказать, о чем там шла речь. Мешанина чувств и мыслей выбила его из привычной колеи. Он был расстроен, зол, разочарован. Горечь неоправданных ожиданий отдавалась неприятным привкусом в горле.
- Чего конкретно? – Дин был не в лучшем настроение, чем брат. Эш не мог ошибиться. Несмотря на всю свою экстравагантность, он все-таки был гением, даже Сэм преклонялся перед его способностями. Они были готовы. Они готовились к этой встрече несколько месяцев, вымещая свою ненависть на мелких и крупных запредельных тварях, готовясь к большому сражению. них не было кольта. Но у них все еще была сила духа, которую демон не смог забрать вместе с отцом, у них была ненависть к этому сукиному сыну, у них была непреклонная решимость покончить с ним. У них все еще была вера. Вера друг в друга.
Они неоднократно обсуждали способы уничтожения этой чертовой твари и каждый раз приходили к неутешительному выводу, что все эти способы несостоятельны. Но боль и ненависть толкали их вперед, боль и ненависть подогревали нелогичную храбрость. Главное - найти эту тварь, а там они что-нибудь придумают, заманят его в ловушку; Бобби нашел обряд, которым можно не просто изгнать демона, но полностью его уничтожить. Это опасный ритуал, при котором может пострадать тот, кто его проводит, но ведь это дело того стоит. Главное - на время ритуала удалить подальше Сэма. Он, конечно, будет сопротивляться, но лучше уж оглушенный или связанный и жутко оскорбленный Сэм, чем мертвый Сэм…. Однозначно, лучше.
- Я не понимаю, почему он исчез так быстро. Не понимаю, почему он бездействовал. Это как-то неправильно. Это не похоже на него. Он всегда причиняет страдания там, где появляется. А теперь что: пришел, поглазел на все и мирно удалился? Бред какой-то. Может, Эш что-то перепутал? Может, просто совпадение?
- Нет, не думаю. Слишком много совпадений, все знаки в одном месте, в одно время. Это не совпадение. Это что-то другое, – Дин задумчиво глянул на брата. – Может быть, дело совсем в другом? Может быть, это было всего лишь представление? Вот только для кого?
- Думаешь, для нас? – Сэм изумленно, по-детски вытаращил глаза, открыв рот. Эта мысль ему в голову не приходила. – Но зачем это ему? Он в курсе, что мы его ищем. И, думаю, в курсе, что мы, мягко говоря, делаем это отнюдь не с добрыми намерениями. Он что, играет с нами? Зачем ему это?
- Хороший вопрос… Он никогда ничего не делает просто так. Может быть, ему надо было, чтобы мы оказались там сейчас… или чтобы нас просто не было в это время где-то в другом месте? – от внезапной нехорошей догадки Дин побледнел… О черт!!!!! Черт! черт!... резко зыркнул на Сэма, убедившись, что младший все понял правильно.– Сэм! Она ведь там одна!
Сэм испуганно сглотнул: Господи, он забыл, он совсем забыл!! Он был так эгоистичен, настаивая на этой поездке, не обращая внимания на слабые протесты брата. Дин сомневался, откладывал отъезд, это было так не похоже на него, твердил, что ее нельзя оставлять сейчас, слишком все затихло, не к добру это и все такое…. Но Сэм был непреклонен, в голове свербила лишь одна мысль: «Найти и отомстить. Отомстить мучительно, жестоко, сполна отплатив за все, что им пришлось потерять и пережить по его вине». Почему же он не понял? Он должен был увидеть это, но не увидел. Где же эти его долбаные видения, выматывающие душу, не в отпуск же они ушли, в самом деле? Или это тоже часть дьявольского плана? Он поддался, он сделал то, что демон ждал от него - сыграл в точности по его сценарию - и теперь за это опять кто-то поплатится жизнью. Не кто-то... Кейт. Он обещал ей защиту, он обещал ей помощь. И он ее погубил….
Дин ударил по тормозам. Импала обиженно взвизгнув, резко остановилась на обочине шоссе, практически клюнув бампером асфальт. Он обреченно облокотился на рулевое колесо, задев локтем клаксон. Теперь Импала взвыла уже истошным голосом, не понимая, что происходит с любимым хозяином. Резкий звук вернул Дина к действительности. Он мгновенно подобрался, напрягся как хищник перед прыжком, заставляя заработать мозги в ускоренном режиме. Он торопливо достал из кармана куртки мобильник, быстро пробежал по списку абонентов, выбирая из этого списка телефон Кейт. Длинные гудки били по нервам, усиливая своим тоскливым звуком напряжение.
- Да, Дин, привет! – Дин, только сейчас поняв, что не дышит уже почти минуту, с облегчением выдохнул.
- Привет! У тебя все в порядке? – он очень старался, чтобы голос казался спокойным, он боялся ее напугать, тем более что, возможно, и повода не было. Может, они с Сэмом все себе напридумывали, может, это их больное, уставшее от постоянного напряжения воображение сыграло с ними злую шутку?
- Да. А вы там как? Нашли, что искали? – она была так счастлива слышать этот голос, что даже не пыталась этого скрыть. Дин почувствовал почти осязаемое тепло ее голоса, сердце слегка отпустило, на лицо вернулся легкий румянец.
- Нет, Кейт. Съездили впустую. Но это не важно. У тебя там никаких … происшествий или чего-нибудь необычного не было? Может, люди чужие или еще что-то, – она задумалась, быстро пролистывая в памяти последние дни. – Кейт! Не молчи, меня это нервирует.
- Ой, да ладно тебе! Нервный ты мой, – она легко засмеялась. - Да нет, вроде ничего такого… Рада тебя слышать. Как там Сэмми? Вы, вообще, где? – она засыпала его вопросами. Не задала лишь один, который волновал ее больше всего: «Вы вернетесь?», потому что им нельзя возвращаться. Она уже убедилась, что если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее. И неизвестно, кто выйдет победителем из этой встречи.
- Слышал бы он, как ты его называешь, надулся бы стопудово, – Дин улыбнулся, скосившись на Сэма. Тот напряженно следил за братом, с каждым словом немного расслабляясь, понимая, что еще не все так плохо, как они себе накрутили.
- Ничего подобного. Мне можно. Я же над ним не стебусь поминутно, как некоторые, – она вновь хихикнула.- Так вы где?
- Мы в Монтане, недалеко от Биллингса. Мы возвращаемся в Джейнсвилль. Думаю, к утру будем.
- Вы что, собираетесь всю ночь гнать?! С ума сошли?! Хотите, чтобы я разорилась, таская вам передачи в больницу? Будь добр, найди мотель и не гробь себя и брата вдобавок. Честное слово, я переживу без вас лишние пять-шесть часов, зато спать буду спокойно, – в течение всего ее пылкого монолога Дин безуспешно пытался разобраться, чего больше в ее голосе: заботы, плохо скрываемой радости, тревоги, беспокойства за них…
- Кончай командовать. Сказал, приедем, значит приедем. Ты там ….поосторожнее….пожалуйста. Я серьезно - будь внимательна.
- Хорошо, папочка, – она улыбнулась в трубку. – Если меня не будет дома, ты уж там, пожалуйста, не паникуй сразу. Ключи знаете где.
- Что значит, «если меня не будет дома»? – Дин возмущенно вскинул брови.
- Дин, ты не забыл случаем: я вроде бы как работаю?
- Кейт, ты же обещала…
- Я обещала не ввязываться ни во что серьезное. Я и не ввязываюсь. Пока работаю со всякими мелочами. Короче, завтра приедете, и поболтаем, о чем пожелаешь. Окей? – ей совершенно не хотелось втягиваться сейчас в эту бесконечную и, главное, бесполезную полемику о ее безопасности. – Спокойной ночи, Дин. Я вас буду ждать, – она смешно чмокнула в трубку, изображая воздушный поцелуй.
- Спокойной ночи, Кейт. До завтра. Помни, что я сказал…
Он захлопнул раскладушку, уперев задумчивый взгляд в приборную доску. Сэм заерзал рядом, напоминая о своем присутствии.
- Дин.
- Да, Сэмми.
- Что там? Она в порядке?
- Да, пока в порядке. Но, думаю, у нас не так много времени. Надеюсь, мы успеем. Сменишь меня через четыре часа. Сейчас спи.
Импала радостно взревела всеми клапанами, вырываясь на просторы ночного шоссе. Она не любила города с их постоянными пробками, светофорами, пешеходами. Она предпочитала просторы пустых шоссе и дикую скорость, рев ветра, бьющего в лобовое стекло, и грохот Металлики и Лед Зеппелин. Она обожала своего хозяина и готова была для него на любые подвиги и на любые жертвы, повинуясь любым его желаниям. И ее любовь никогда не была безответной…

Глава VIII

Импала плавно затормозила напротив дома Кейт. Парни синхронно вышли из машины, резко привычно хлопнув дверьми. Дин первым поднялся по ступенькам, постучался в дверь. Она слегка приоткрылась под его рукой: «Ну что за бестолочь!.. сказал же дверь за…черт!». Он резко и очень выразительно обернулся на младшего брата. Сэм кивнул понимающе, быстро спустился по ступенькам и пошел вокруг дома к заднему крыльцу. Дин достал из-за пояса сорок пятый, вытянутой рукой приоткрыл пошире дверь. Быстрым змеиным движением заглянул в холл… пусто. Медленно и очень тихо пошел по первому этажу. Везде был полный порядок, наметанный взгляд охотника не уловил никаких признаков борьбы или присутствия чужого человека. На столе в кухне обнаружилась кружка с недопитым чаем. Дин пальцами прикоснулся к фарфору: он был чуть теплый. Он прошел почти весь первый этаж, когда услышал шаги за спиной.
- Сэм, ты там что-нибудь нашел? - спросил он, одновременно поворачиваясь на звук. Сердце глухо ударилось, потом почти остановилось. Сэм стоял, зажатый между двух здоровенных парней, с вывернутыми за спиной руками, рот был туго перетянут скрученным тканевым жгутом. Нижняя губа рассечена, кровь капала на рубашку, правый рукав порван. Взгляд у младшего был абсолютно виноватый. Дин молниеносно вскинул пистолет, направляя его на одного из нападавших. В ту же секунду второй человек приставил дуло пистолета к шее Сэма, вдавливая холодный металл в кожу. Сэм напрягся: железо болезненно впечаталось в мышцы. Ему было больно и стыдно одновременно. Он попался, как младенец, он подвел Дина. Он подвел Кейт.
Дин продолжал молча целиться, губы слегка вздрагивали от закипавшей ярости. Никто не смеет так обращаться с его братом, никто не смеет угрожать его жизни. Он убьет их, если они причинят Сэму вред. Не в его правилах убивать людей, но этих он убьет, не задумываясь.
- Отойдите от него, или я за себя не ручаюсь… - Дин шипел, как гадюка, не разжимая зубов, не сводя темных опасных глаз с троицы.
- Ты полагаешь, что успеешь что-то сделать? Не дури, он ведь может пострадать. И это будет всецело твоя вина, - от этого мягкого, спокойного голоса пробивала дрожь, зловещие нотки царапали по нервам.
Дин скосил взгляд в сторону двери, не опуская напряженных рук. В дверях стоял высокий стройный мужчина лет сорока. Точно возраст определить было трудно: он был ухоженный, подтянутый, прозрачные серые глаза спокойно и холодно смотрели на Дина. Человек стоял, расслабленно прислонившись плечом к косяку двери, засунув руки в карманы куртки.
- Отпусти. Моего. Брата, – четко деля слова, процедил Дин.
- Не пытайся со мной играть, Дин. Тебя ведь зовут Дин, не так ли? А это твой брат Сэм? Да, я тоже умею работать с информацией… Зря вы в это впутались, ребятки. На твоем месте, Дин, я бы сейчас положил пистолет и отошел от него в сторону… если ты, конечно, не хочешь, чтобы пострадал твой братишка. Ну же, мальчик, я жду! – в подтверждение его слов человек, державший Сэма на мушке, коротким движением схватил младшего за волосы и с силой рванул назад. Пистолет мгновенно переместился, утыкаясь дулом в нижнюю челюсть. Сэм зажмурился от резкой боли, стиснув зубами кляп, но не издал ни звука.
- Ах ты ублюдок!!!! – Дин рванулся к брату, но державший Сэма человек одним неуловимым движением снял пистолет с предохранителя и, нагло ухмыляясь, взглянул на Дина:
- Даже не думай. Еще шаг и… БУМ!! – словно в подтверждение своих слов он неожиданно размахнулся и с силой ударил рукояткой пистолета по запрокинутому лицу Сэма. Тот задавленно вскрикнул, дернувшись от удара всем телом, и начал оседать на подкосившихся ногах. Но руки мучителей резко вздернули его вверх, выворачивая напряженные плечи, ставя в полный рост.
Дин замер, с ужасом наблюдая, как по лицу младшего течет кровь, заливая искаженные от боли губы, подбородок. В голове вихрем пронесся список возможных действий, все как одно приводящих к неисправимым последствиям. Вариантов не было. При любом раскладе мишенью однозначно становился Сэм… Потерпи, братишка, я что-нибудь придумаю, а потом убью их. Обещаю… Он слегка вздохнул, переводя дыхание, медленно повернулся к своему главному противнику.
- Где она?! – Винчестер зло скривил губы.
- Пока не знаю. Но думаю, она приедет в нашу теплую компанию, как только узнает о вас с братом.
- Может, решим вопрос по-мужски, не впутывая ее? Или тебе такое понятие не знакомо?
Дин холодно наблюдал за всей честной компанией, сжимая в вытянутых руках свой сорок пятый. Глаза были прищурены, губы плотно сжаты. Он выглядел опасным. Очень опасным. Таким же опасным, как и его собеседник.
- Ты еще не понял, мальчик? Вы мне не нужны. Вы - всего лишь банальная приманка. Не более. И мне без разницы, двое вас будет или один… она придет в любом случае. Я ее знаю, очень чувствительная девочка… и такая правильная, - он повернулся к людям, державшим Сэма, с явным намерением отдать приказ.
- Ладно, ладно…остынь, - Дин медленно развел руки, сделал шаг в сторону, дотягиваясь до телефонного столика. Пистолет слабо стукнул о деревянную поверхность… Я что-нибудь придумаю, Сэмми. Нож за поясом джинсов, второй в ножнах, закрепленных на руке под рубашкой... Я успею, Сэмми. Успею… Старший одновременно услышал испуганное протестующее мычание младшего брата и чье-то неуловимое присутствие у себя за спиной. Он опоздал всего лишь на долю секунды, поворачиваясь лицом к невидимой опасности. Тяжелый удар оглушающей болью врезался в лицо.
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Thu Jul 03, 2008 10:58 pm 
Post subject:
Reply with quote

Глава IX.

Дорога плавно надвигалась и пробегала мимо, не запоминаясь, не задерживая на себе взгляд. Воздух был прозрачным, на асфальт падала кружевная тень, как бывает только ранним утром. Кейт врубила на всю катушку Evanescence, добавила газу. Жизнь была не так уж и плоха. Есть машина, есть дорога, есть любимая музыка. Что еще нужно свободному человеку для счастья? Может быть, (разве) немного несвободы? Немного сильных рук, немного зеленого взгляда, слегка притушенного ресницами…которые уже где-то рядом, совсем близко. А она как в воду глядела: вместо того, чтобы приготовить парням вкусный завтрак и потом с тайным удовольствием наблюдать, как двое красивых, сильных, голодных мужчин с аппетитом его поглощают, она едет в пригород, проверить заявление фермера о пропаже жены. Рутина вместо удовольствия. Удовольствие придется отложить на пару часов…
Звонок телефона вырвал ее из приятных мечтаний. Она машинально нажала кнопку блютуз на руле, одновременно отключая музыку.
- Ну, здравствуй, Кейт, – от неожиданности Кейт ударила по тормозам, они пронзительно завизжали, снося креном машину на край дороги. Голос. Этот до ужаса, до боли знакомый и давно забытый, ледяной голос. Ей показалось, что каждый его звук полосует ее острым лезвием, вызывая фантомные боли. Она молчала, собираясь с духом, чтобы ответить. – Ну, что же ты молчишь, детка? Уверен, ты скучала по мне. Сколько мы не виделись? Хм… три года, четыре месяца и два дня. Я считал Кейт... Я ждал.
- Леон? – ей почти удалось справиться с паникой. В голосе звучало спокойствие с легким наигранным налетом насмешки и удивления. – Вот уж не ожидала услышать тебя вновь. Надеялась, что ты сдохнешь или хотя бы смертельно обидишься и больше не попадешься мне на пути.
- А ты не изменилась. Ты все та же: наивная малышка Кейт. Я вовсе не хотел тебя расстраивать, - в его голосе послышалась почти нежность и почти раскаяние. Кейт это насторожило, если не сказать – испугало. Что-то не так?! – Я просто приготовил тебе подарок.
Кейт молча ждала. Нельзя сорваться, нельзя заглотить эту наживку, надо просто терпеливо ждать, не давая ему возможности втянуть себя в этот ядовитый диалог.
- Да, так о чем это я? … о подарке, – он продолжил с той же отеческой интонацией, не дождавшись реакции Кейт. - У меня в гостях двое твоих друзей. Помнишь, ну совсем как в прошлый раз. Бедная девочка, ты не успела тогда их спасти. А они так ждали тебя.
- О чем ты, Леон, какие друзья? - она уже точно знала, о чем он говорит, знала с той самой секунды, когда услышала звонок телефона. Пустота. Черная, мерзкая, безысходная пустота. И никто не спасет, никто уже не придет на помощь, не протянет руку, не скажет: «Все будет хорошо, Кейт»… тот, кто мог ей это сказать сейчас.
- Я о мальчиках Винчестерах, - где-то на заднем плане послышался глухой сдерживаемый стон и бешеная ругань.- Слышишь их?
- И что с ними? - Кейт едва смогла проглотить ком, подступивший к горлу. На лбу выступила испарина.
- Пока ничего. Но это только пока. Так ты приедешь? Мы ВСЕ очень ждем тебя.
- Допустим. И что дальше? – она отвечала машинально, судорожно пытаясь придумать на ходу хоть мало-мальски разумный план действий.
- А дальше мы поиграем в одну интересную игру. Ты будешь водить, и ты … будешь выбирать.
- Что я буду выбирать? - Кейт явно тянула время.
- Ну, ты же знаешь, детка. Ты ведь точно это знаешь? В этой игре будет очень щедрый приз – чья-то жизнь. Ну, и для равновесия… чья-то смерть.
- А где гарантии, что ты не передумаешь или не обманешь?
- У тебя нет гарантий, Кейт. Тебе придется положиться на мое честное слово, – Кейт язвительно хмыкнула. - И не стоит оскорблять меня недоверием, детка.
- Что будет с теми, кто… выиграет? – она сейчас позвонит в офис, попросит помощи, она их спасет.
- Они смогут уйти, но не думай, что ты сможешь провести меня: я - твой старый напарник, я знаю тебя всю насквозь, и знаю, о чем ты сейчас думаешь. Не стоит звонить в офис, Кейт. Потому что тогда наша игра не получится, и ты не успеешь попрощаться с теми, кого любишь. И тебе придется жить с этим Кейт. Сможешь ли ты выжить, зная, что убила их своими руками?
- Куда мне ехать? – она, наконец, все решила. Раз он дает ей выбор, значит, она сможет все исправить, и уже не важно какой ценой. С нее все началось, ею все и закончится. Они не должны пострадать. Она не позволит этому случиться.
- Отлично, Кейт! – в его голосе слышались самоуверенные нотки. Он и не сомневался. Вся эта жестокая дискуссия явно доставляла ему истинное удовольствие. Ему нравилось, что она в его власти, ему нравилось, что он, практически, гениально смог все рассчитать и спланировать. Она была так предсказуема. Теперь оставалась еще одна трудная, но увлекательная задача. Ее надо сломать, раздавить, заставить отречься от них, унизить ее же собственной слабостью в глазах будущих жертв. Он убьет одного из них, если она не сможет, он выберет сам – наверное, младшего, он такой милый. На второго наплевать, а она сама себя казнит, вернувшись домой. Ему нужна была ее слабость, ее предательство, и он их получит, и насладится ими. В полной мере…
Кейт почувствовала, как он улыбается. Она, в который раз, представила себе эту улыбку и невольно вздрогнула от омерзения.
- Езжай по пятьдесят первому шоссе на север. После пересечения с четырнадцатым шоссе проедешь четыре мили и свернешь на второстепенную дорогу. Там до упора. Ждем тебя одну и без оружия… и без глупостей, - он радостно засмеялся собственной шутке.
Кейт отключила телефон, повернула ключ в замке зажигания, заглушая мотор… вышла из машины. Она разглядывала нежные зеленые листья на придорожных деревьях, просвеченные янтарными всполохами утреннего солнца. Небо было высокое и чистое. Она вспомнила, как однажды, когда ей было года три, она лежала в поле на траве и смотрела на небо. Оно было необыкновенно высокое, чистое и такое сочно голубое, каким она не видела его больше никогда. Она смотрела как будто в живое, дышащее ароматами окно из склонившихся к ее лицу травинок, каких-то мелких голубых цветков, белоснежных ромашек. Это ускользающее неуловимое чувство иногда преследовало ее, настойчиво напоминая о счастье, детстве, маме… о том, что могло бы быть, и чего не было. Кейт медленно присела на высокий порог машины. Мысли превратились в вязкую кашу, не давая возможности выделить главное. Она приняла решение, но готова ли она к нему? Она должна быть готова, иначе случится непоправимая беда. То есть беда случится при любом раскладе, но так ей хотя бы не придется жить еще и с этим грузом на душе. Хватит с нее и одного раза. Боже, как же она устала. Каждый вечер, пытаясь забыть, и каждое утро, вспоминая заново. Она не знала, она не успела, она будет с этим жить. Она не даст случиться этому опять.
Мотор взревел, разгоняя машину за считанные секунды, набирая скорость.


***

Видимо, это здесь. Большое, обшарпанное здание, обшитое листами железа, то ли ангар, то ли заброшенный склад. Господи, с тоской подумала Кейт, ну почему всегда заброшенные склады, мало этого дерьма в кино? Она открыла бардачок, аккуратно убрала туда свой 38-й, запасную обойму, нож, мобильный телефон. Ей все это уже не понадобится, а им, если сумеют уйти, пригодится. Она вырвала листок из своего органайзера и, коротко написав «простите меня», положила его в бардачок. Вряд ли можно было сказать больше или меньше. Еще раз оглядела машину, словно прощаясь, посмотрела в зеркало заднего вида и увидела там почти прозрачные от солнца серо-зеленые глаза. Она даже не сразу поняла, что смотрит на себя. Оттененные длинными ресницами, эти глаза выделялись особенно ярко на побледневшем лице. Она удивилась, не увидев в собственном взгляде ни испуга, ни паники, ни метаний. Там было мертвое спокойствие и безнадежность: она смирилась, сдалась.
Кейт оставила ключи в замке зажигания, захлопнула дверь и медленно, но уверенно пошла к ангару. Вокруг природа жила своей жизнью, птицы заливались трелями, в траве стрекотали кузнечики, согревая крылья после ночной прохлады. Кейт усмехнулась: сейчас бы на озеро на пикник, погода уж больно подходящая.
В высоких воротах ангара нашлась обычного размера дверь. Девушка открыла ее, вошла. Это было что-то вроде гигантской прихожей, в дальней стене была еще одна дверь, на этот раз металлическая. Повсюду валялись мешки с какими-то стройматериалами, вероятно, давно просроченные, порванные, рассыпающиеся по растрескавшемуся бетонному полу.
Кейт толкнула железную дверь, та с протяжным стоном тяжело подалась, пропуская ее внутрь.
Она уже знала, ЧТО увидит. Но сердце оборвалось, когда ожидания подтвердились. Кейт увидела их в центре большого помещения. Оба стояли привязанные к несущим опорам, поддерживающим дряхлую крышу ангара. Их руки были заведены назад вокруг широких столбов, у которых они стояли, и туго стянуты тонкими синтетическими веревками. Не растянешь и не разорвешь. Видимо, они стояли так уже давно: веревки врезались в тело, руки у обоих побагровели от замедленного тока крови. На скуле Дина разливался здоровенный синяк, губы Сэма были разбиты в кровь и опухли. Когда она вошла, оба охотника с нескрываемым ужасом уставились на нее.
- Кейт??!! Какого черта ты…оох!! – удар в солнечное сплетение прекратил доступ воздуха в легкие, заставив Дина замолчать. Его искаженный болью, задыхающийся рот был тут же заклеен куском строительного скотча. Сэм бешено мотал головой, сопротивляясь, но его постигла та же участь. Кейт с усилием отвела от них взгляд. Ей больше нельзя на них смотреть, это ослабляет ее, а она не может сейчас себе этого позволить.
- Ты не заставила себя ждать, я даже удивлен.
- Я удивлю тебя еще больше. Еще не вечер… – она уверенно повернулась на звук его голоса. Он был, как всегда, хорош. Импозантен. Она невольно оценила это даже сейчас. Отличная дорогая, но не броская одежда, ухоженные руки, опасно-притягательное лицо, которое так нравится женщинам. Леди ведь так любят опасных красивых мужчин.
Он подошел к ней ближе, внимательно вглядываясь в ее лицо, пытаясь пробиться сковзь маску невозмутимости, которую она на себя надела. Но не увидел ничего, кроме потемневших спокойных глаз, плотно сжатых губ. Он словно обыскивал ее взглядом, пытаясь нащупать слабое место в броне, с которого можно будет начать этот беспроигрышный бой. Он искал… искал внимательно, но к своему удивлению, ничего не находил. Пока что это было просто удивление. Не более того. Сейчас он даст первый пас, заставит ее раскрыться, растеряться.
Тем временем, чьи-то руки, действительно, быстро обыскали ее от плеч до самых щиколоток. Когда чужие пальцы намеренно задержались на ее груди, она лишь скривила губы, но промолчала.
- Ну что ж! Первый раунд! – возвестил Леон, широко обаятельно улыбаясь. - Не будем откладывать удовольствие.
- Кончай паясничать, говори, зачем звал, или я пойду, – Кейт резко оборвала его тираду. В глазах Леона плеснулось удивление, смешанное с некоторой долей досады: а она изменилась и, похоже, серьезно… стала жестче и как-то…безразличней, что ли?
- Хорошо, тогда слушай правила игры, - его голос резко похолодел, от наигранной веселости не осталось и следа, в глазах застыл опасный змеиный взгляд. – Играем на добровольных началах. Я даю тебе слово, что все будет так, как ты решишь. Тебе остается самая малость… выбрать, - он холодно улыбался, глядя ей в глаза.
- ???- она продолжала молча на него смотреть, слегка изогнув бровь.
- Выбрать надо всего лишь одного, - в его голосе проскользнул легкий оттенок нетерпения, ее безразличие и отстраненность начинали раздражать. - Это так просто: ты, Дин или малыш Сэмми.
- Это действительно очень просто. Я уже выбрала, – ее даже рассмешило выражение лица оппонента. Леон был не просто удивлен. Он был ошарашен. Кино пошло не по сценарию. Он хотел шоу, а она все испортила. Ему нужна была игра, фарс, трагедия, а она сообщила ему новость таким спокойным, обыденным голосом, словно обсуждала список покупок в супермаркете. – Я умная девочка и сделала домашнее задание.
- И … что же ты выбираешь? – оправившись от потрясения, с сомнением протянул он.
- Я скажу, когда ты подтвердишь мне, что двое оставшихся смогут беспрепятственно выйти отсюда, сесть в машину и уехать в любом направлении.
- Не заставляй меня повторять, - Леон начинал потихоньку закипать. Черт! Ей все-таки удалось его разозлить. – Я уже дал тебе слово, что так и будет. И это слово чести, хотя ты и считаешь, что у меня ее быть не может по определению, – последние слова были сказаны едким тоном.
- Отлично, тогда это … я, – боль и страх отпустили. Она смогла это сказать, почти выдавить из себя. Теперь обратной дороги уже нет.
- Что ты …? - он недоверчиво уставился на нее прозрачными глазами. - Это шутка?… это не шутка, – Леон разочаровано покачал головой.
Кейт молча смотрела на него, не в силах перевести взгляд на тех, кого спасала.
Сука! Она окончательно все испортила!!! Сломала такой забавный план. Он, конечно, сдержит слово. Но спрашивается: где же удовольствие, где кайф гона, ради которых все и затевалось?! Похоже, она его обыграла, хотя…может матч-реванш?
- Ну, хорошо, - он тянул слова, медленно по кругу обходя Кейт. Она же стояла неподвижно, следя за ним только взглядом. - Но это будет больно, детка. Ооч-чень больно, - Дин успел заметить, как ее губы едва уловимо дрогнули, глаза на мгновение прикрылись при этих словах, по лицу проскользнула тень страха. Леон продолжал разливаться соловьем, не видя, что с ней происходит, обходя ее со спины. - Может, передумаешь? Твои мальчики терпели и не такое, оставь им мужские игры.
- Ну… ты прям, как змей-искуситель, - Кейт презрительно усмехнулась, глядя ему прямо в глаза, когда он закончил свой обход, вновь оказавшись с ней лицом к лицу. - Ты упустил свой шанс, признай это и смирись.
- Продано. Это будешь ты… я не этого хотел. Но ты сама решила.
- Ты хотел именно ЭТОГО, но только не так. Угадала? Я не вписалась в сценарий? Ну, извини… Ладно, а как на счет последнего желания?
- Из тебя получился бы прекрасный менеджер, Кейт, умеешь выбивать скидки. Чего ты хочешь: вкусный обед, последняя сигарета или любимый фильм?
- Пять минут один на один с ними, - она кивнула головой в сторону братьев. Всего лишь кивнула, намеренно не смотря в их сторону.
- Боже, я так и думал. Кейт, это же банально! Ну что ты им скажешь: «Ах! мальчики, живите и помните меня?!» - в голосе просто плескалась злоба и неприкрытая издевка.
- Так ты даешь мне пять минут или нет? – ее голос не изменился ни на полтона, как будто она не расслышала его последнюю фразу.
- Ладно, - он улыбнулся, качнул головой своим людям, они быстро беспрекословно покинули ангар. - Но ты ведь знаешь, детка, это почти честная игра, если захочешь меня надуть, сначала посмотри наверх, - Леон снова улыбнулся, следя за ее взглядом. Кейт быстро пробежала глазами по верхним коммуникациям ангара, заметила в дальнем верхнем углу человека с винтовкой: он сидел в прицепной корзине и наблюдал за ней в прицел. Обзор у него был отличный – даже не стоило и пытаться. Собственно, другого она и не ждала. - Он тебя, конечно, не слышит, но очень хорошо видит. И это, надеюсь, отшибет у тебя желание что-либо тут мудрить. До встречи через пять минут, дорогая.
Леон резко развернулся на каблуках и вышел, дернув за собой дверь.
Теперь надо было сделать самое главное и самое трудное. Нужно было попрощаться. Кейт подняла, наконец, на них глаза. Сначала Дин. Она едва не споткнулась, встретив его взгляд. Его глаза были ужасны. Боль, ярость, горечь, непонимание, потерянность, гнев. Вся эта гремучая смесь сбивала с ног. Она быстро перевела взгляд на Сэма. И увидела отражение глаз старшего брата. Она подошла к Сэму, быстрым движением сорвала скотч с его лица и, пока он не успел начать говорить, мягко закрыла ему рот рукой.
- Тише, Сэм. Я все знаю. Знаю, что ты думаешь. Но я не могу ничего изменить, – она убрала руку, мягко провела ладонью по щеке, случайно размазав кровь, сочившуюся из губ. – Я очень люблю тебя, Сэмми, и мне повезло, что ты мой друг и мой брат. Я давно должна была тебе это сказать.
- Нет! Нет!.. не делай этого! Мы что-нибудь придумаем!.. – губы Сэма дрожали от ярости и беспомощности.
- Прости меня, – она поднялась на цыпочки и поцеловала его щеку. Затем прижалась на секунду к его щеке, едва дотянувшись
Похлопала по груди, попыталась улыбнуться. Губы дрогнули, но у нее почти получилось. Сэм, не отрываясь, в отчаянии смотрел на нее, глаза быстро наполнялись слезами. Потом капнули через край, побежали по щекам, промывая дорожки в кровавых разводах. Она еще раз провела рукой по его мокрой щеке, отвернулась и сделала два шага к Дину. Так же быстро и резко она освободила его лицо от скотча.
- Ты не имеешь права решать за нас!!! Не смей этого делать!!- его голос хлестнул гневом.
- Дин, - она умоляющее посмотрела на него. - Пожа…...
- К черту!! Что ты делаешь?!
- Дин, пожалуйста, у нас всего пару минут. Неужели мы будем ругаться? – она неуверенно, почти заискивающе улыбнулась, глядя ему в глаза. – Я понимаю, что ты чувствуешь, но я не могу поступить по-другому. Выбор дан мне, и я его приняла… И ты знаешь, что я права. Ты нужен Сэму. Он пропадет без тебя, и это ты тоже знаешь не хуже меня.
- А ты подумала, как мы с этим будем жить?!!! - его рот кривился от ярости. - Ты могла бы…
- Нет, Дин, не могла бы. Я просто скончаюсь от разрыва сердца, если увижу тебя мертвым, так что твоя смерть не дает никаких преимуществ, - она невесело улыбнулась своей похоронной шутке. Хотя для нее это была вовсе не шутка. С того самого дня в больнице она точно знала, что умрет или свихнется, если увидит его смерть.
- Помоги мне снять веревки, - голос Дина стал угрожающим. В нем отчетливо зазвенел все нарастающий гнев.
- Нет, Дин. Как только я это сделаю, здесь будет три трупа, – Дин напряг плечи, пытаясь ослабить веревки, на Кейт он смотреть не мог. – Дин, остановись и просто послушай, – он внезапно послушно затих, не сводя с нее темного, убитого, раздавленного взгляда.- Во дворе моя машина, загляни в бардачок. Дай мне слово, что вы просто сядете в машину и уедете, не оборачиваясь.
- Кейт, - Дин сделал последнюю, безнадежную попытку. - Отдай мне свой выбор. Я смогу пережить то, что тебя убьет. Я сильнее тебя, Кейт, я выдержу все, – теперь он просил, умолял.
Она мягко двумя руками обняла его лицо. Провела ладонью по подбородку, пробежала пальцами по губам. Дин смотрел на нее застывшим больным взглядом. Она притянула его голову и поцеловала в губы. Он не ответил, словно окаменев. Кейт подняла на него измученные глаза. – Прости… прости, что так вышло. Но это был лишь вопрос времени. И я ни о чем не жалею. Я … - она мысленно закончила фразу: «люблю тебя».
Металлическая дверь распахнулась. Кейт все еще стояла перед Дином, положив ему руки на грудь, когда ее резко дернули назад, грубо заведя руки за спину.
- Ну что, поворковали? Вот и чудно! Объявляю второй раунд! – Леон лучезарно улыбнулся.
- Тебе этот балаган еще не надоел? – Кейт взяла себя в руки, проглотив подступившие слезы. Надо было что-нибудь говорить, чтобы не разрыдаться.
- Мне нет, а ….
- Леон, - Дин прервал его хриплым голосом. - Я предлагаю обмен.
- Извини, Дин. Я дал обещание даме. А джентльмен обязан сдержать слово.
- Джентльмены, как правило, не убивают женщин, – в глазах Дина плескалась ненависть, перемешанная, в равных пропорциях, с презрением. Он тщетно попытался вызвать огонь на себя.
- Дин, ты зря стараешься меня разозлить. Выбор сделан, игра продолжается. Не пропустите самое интересное, мальчики, - Леон, потеряв всякий интерес к разговору, слегка кивнул, и парням тут же снова заклеили рты.
- Так-то лучше. Люблю тишину, – Леон театрально посмотрел на Кейт. – Присаживайтесь, леди.
Ее грубо толкнули назад в старое потрескавшееся деревянное кресло. В ход пошел все тот же скотч. Через пару минут ее руки были примотаны к подлокотникам, а щиколотки - к ножкам кресла.
- Я не хочу, чтобы они видели, – Кейт старалась говорить тихо. – Уведи их отсюда.
- Вот уж нет! Бывает только одно последнее желание, детка. Билеты проданы, публика в сборе!
Кейт растерялась, в голосе появились умоляющие нотки:
- Леон, пожалуйста!
- Нет, Кейт, ты сама их наказала, – он улыбнулся ей во все тридцать два. – И они теперь с этим будут жить. Долго ли они выдержат – вот вопрос. Ловко, не правда ли?
- Ты - больной ублюдок. Надеюсь, ты сдохнешь отнюдь не естественной смертью. И имей в виду: если ты меня обманешь, я за тобой вернусь…
В ее голосе прозвучала такая беспощадная холодная угроза, что он поверил. Поверил каждому слову… настолько реально, что дрогнули пальцы, и лоб покрылся испариной. Но лишь на пару секунд. Он снова кому-то торопливо кивнул. Перед Кейт возник неприятный худощавый человек. В руке он держал медицинский жгут. Человек закатал рукав футболки Кейт и затянул жгут на руке. В горле заворочался тошнотворный комок, норовя вырваться наружу, Кейт с ужасом и отвращением отвернулась.
Она посмотрела на Сэма. По его лицу продолжали течь слезы, он яростно двигал руками, пытаясь ослабить путы. Кейт кивнула ему и одними губами прошептала: «Все будет хорошо, Сэмми». Господи, как страшно умирать… как хочется жить… Гадкий беспокойный червячок страха монотонно вгрызался в ее сознание, судорожно цепляясь за жизнь, за возможность изменить, отдать выбор, отдать смерть… истошно кричал, разнося эхо в одурманенной ужасом голове: « Откажись!... Отступи!... Спасись!... Еще есть время!!!». Она закрыла глаза, пытаясь выдавить его из своих мыслей, уничтожить или хотя бы попробовать не замечать.
Потом она отдала свой взгляд Дину. Он принял ее взгляд и больше не отпускал. Кейт не видела, как принесли шприц, не чувствовала, как под кожу входит игла, пока жгучая, душная отрава не потекла по венам вместе с кровью. В голову ударила удушающая тошнота, стало вдруг трудно дышать. Она сжала зубы и продолжала держать этот взгляд, как единственно важное на свете, самое бесценное. Она знала, что стоит отпустить эти глаза, и она провалиться во мрак, боль, безнадежность. И обратной дороги не будет. И она держалась за его взгляд из последних сил.
И только, когда яд достиг сердца, легких, она окончательно поняла, что умирает. Здесь и сейчас. Больше не будет ничего. Даже пустоты. Она начала задыхаться, каждый вздох давался с пронзительной болью, не желая входить в раскаленные легкие. Сердце гулко рвалось где-то в горле. Холод расползался ледяной медузой по спине и рукам. И только тогда она позволила себе уйти.
Сердце сжалось…Дыхание остановилось…
Всего на секунду, последним толчком жизни, к ней вернулась способность видеть и слышать. Кейт с усилием подняла голову, чтобы еще раз поймать его взгляд. То, что она увидела, отравило ее сильнее яда, который тек в ее крови.
Дин неистово бился, пытаясь порвать путы. Тонкая синтетическая веревка, как лезвие, впивалась в его напряженные руки, оставляя на коже длинные порезы. Кровь из ран стекала тонкими дорожками, собиралась в сжатых кулаках, капала с разбитых костяшек. Дин хрипел, взгляд был почти безумный.
- Дин, не надо… - на слабеющем выдохе прошептала она.
Кейт мучительно закусила губу. Еще пара глотков воздуха, еще несколько ударов сердца, и она затихла, уронив голову. По телу прошла судорога, из прокушенной насквозь губы тонкой струйкой закапала кровь.
Худощавый человек подошел к ней, приподнял ее подбородок. Голова Кейт безвольно запрокинулась назад.
Дин, как в тумане, увидел острый упрямый подбородок, тонкую кровавую дорожку, сбегающую по горлу за ворот белоснежной футболки. Губы были почти белыми, в кровавых потеках. Он застыл, с ужасом разглядывая это бледное лицо, которое он помнил смеющимся, сердитым, испуганным, язвительным, с распухшими от поцелуев губами… Каким угодно, но только не таким.
Внезапно перед его глазами оказалось лицо Леона. Глаза Винчестера в долю секунды налились такой разрушительной ненавистью, что Леон невольно сделал шаг назад.
- Она еще жива, и если вы поторопитесь, то успеете довезти ее до ближайшей больницы. Надеюсь, тебе хватит ума не терять время на выяснение отношений? – все это было сказано скучным будничным тоном, как будто разговор шел о чем-то абсолютно незначительном. Он достаточно наказал ее, все стало безразлично. Неважно, выживет она или нет. Теперь уже не важно.

Леон одним взмахом распорол веревки на руках и груди Дина его же собственным ножом, затем то же самое проделал у столба Сэма. Проходя мимо Кейт к выходу, он бросил нож Дина к ее ногам, даже не взглянув на нее. Потом, ни слова не говоря и не оборачиваясь, вышел из ангара во главе своей стаи.
Дин дрожащими, занемевшими руками стянул с себя остатки веревок, содрал с лица скотч и, поскальзываясь на собственной крови, кинулся к Кейт. Он тяжело рухнул на колени рядом с ней, судорожно, неловко перерезая скотч, удерживающий ее. Слезы мешали в глазах, текли по щекам, он пытался их стереть, но только размазывал вместе с кровью по лицу. Рука Кейт упала с подлокотника, безвольно повисла. Рядом очутился Сэм. Схватил ее за запястье, пытаясь найти пульс, приложил два пальца к сонной артерии. Через несколько секунд почувствовал короткий слабый удар. Сэм выждал – еще один удар, еще один еле заметный толчок крови по изуродованным венам.
Дин все эти долгие секунды, не отрываясь, смотрел на Сэма, с мучительной надеждой ждал ответа на свой немой вопрос.
Сэм кивнул. Дин завел руки ей под колени и под спину, легко поднял безвольное тело. Прижал к себе, как маленького ребенка, уткнувшись подбородком в ее волосы… Сэм почти бежал впереди, открывая и придерживая двери, отпирая машину.
Дин положил ее на заднее, обнял за плечи, прислонив ее голову к своей груди. Всю дорогу до больницы он пытался уловить ее дыхание, стон, движение ресниц, пульс - хоть что-то, что говорило бы ему: «Она еще здесь… она еще с тобой…»
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Thu Jul 03, 2008 10:59 pm 
Post subject:
Reply with quote

Глава X

- Я не хочу вас обнадеживать, потому что не уверен, что она выйдет из комы. Но даже если так, есть еще один момент: передозировка фенобарбитала обычно заканчивается тяжелыми повреждениями мозговой деятельности, – врач с сочувствием смотрел на братьев. Ему действительно было очень жаль эту девушку. Ее крепкий организм боролся изо всех сил. В принципе, при такой дозе она не должна была не то, что впасть в коматозное состояние, она не должна была даже доехать до больницы. Но она удержалась на краю, уцепившись за жизнь. Сильная девочка, и он будет искренне рад, если она «вернется». Вот только вряд ли она будет прежней.
- Сколько нужно ждать? - тихо спросил Дин, уже зная ответ.
- Не знаю. Может, день, а может, год. Это невозможно просчитать. Но я скажу вам одно: будьте рядом с ней, если можете, ей это очень нужно. Самое страшное для нее сейчас - остаться одной. Вы меня понимаете?
- Да. Я понимаю, – он никогда никому бы в этом не признался, но для него не было ничего страшней, чем остаться одному… когда-нибудь…
Дин повернулся и пошел в сторону реанимационной палаты. Сэм с тупой, ноющей тоской наблюдал весь разговор, молча подпирая стену. Последний раз он видел Дина в таком же шоковом состоянии, когда умер отец. Уже тогда у старшего брата появилась щемящая душу мысль о странности его чудесного исцеления. И осознание причастности к гибели отца поглотило его, заливая безжизненными равнодушными волнами вины и отчаяния. «Смерть вашей матери почти уничтожила меня… я не переживу смерти своих детей… не переживу» - они оба знали, что отец способен на такой шаг, но надеялись, всегда надеялись… в тот день в больнице надежда умерла.
Сэм видел, как Дин тонет, все глубже погружаясь в это сумеречное состояние, и пытался, как мог, удержать брата на поверхности, не давая чувству вины окончательно истребить его душу. Тогда они смогли выплыть, удержавшись друг за друга. Они могли еще тешить себя надеждой, что это лишь жестокое совпадение, и что демон вовсе не причем. И даже после того перекрестка еще можно было повторять себе: «Демоны лгут». Они могли догадываться о произошедшем, но не знали этого наверняка.
Теперь все было по-другому, слишком ясно. Они видели и знали все до мельчайших подробностей. И с этим надо было как-то выживать. Носить в себе день за днем. Испить до дна и начать с начала, потому что эта горечь никогда не закончится. Они всегда будут помнить бескровное лицо, и струйку крови на подбородке, и сжатые в судороге тонкие пальцы, и полные ужаса и боли глаза. Как бы ни повернулась жизнь, что бы ни случилось. Теперь это их видение. Одно на двоих. Навсегда.

***

Он стоял, прислонившись к косяку двери, и молча смотрел на больничную койку. Кейт была очень бледна, дыхание еле заметно. Изо рта и носа торчали трубки, закрепленные на коже полосками пластыря, в подключичную вену была введена капельница, мерно пыхтел дыхательный аппарат, вентилирующий легкие, пикал монитор, получавший информацию от датчиков, закрепленных на груди. Он не знал, сколько уже так стоит - может, минуту, а может, час. Он хотел подойти, сесть рядом, взять за руку, пообещать, что все будет хорошо. И не мог. Это неправда. Ничего уже не будет хорошо. Без нее уже не будет… Он снова проиграл и снова потерял.
Дин продолжал смотреть на Кейт. И ему стало казаться, что он уже видел нечто подобное. Это было стойкое ощущение дежавю. В другое время, в другом месте. Но он никак не мог вспомнить: где и когда. И кто был тогда на больничной кровати, опутанный трубками, по которым текла жизнь. Он помнил бледное лицо, но не видел его ясно, помнил короткое рваное дыхание, как сейчас у Кейт. Помнил это чувство тоскливой безысходности, невозможности ничего сделать, ничего изменить. И эта сосущая пустота в желудке. Видение ускользало, так и не дав ответов. Но ему почему-то было очень важно понять, кого же он тогда видел. Ничего не вышло. Мысли растворились, оставив за собой серую пустоту.

***

- Дин, поезжай в мотель, поспи хоть пару часов. Ты жутко выглядишь, старик. Кейт проснется и испугается, – Сэм попытался шутить. Дин не реагировал, продолжая молча смотреть на лицо Кейт.
В таком состоянии он провел последние двое суток. Лицо осунулось, глаза покраснели. На лбу между бровями залегла глубокая вертикальная складка. Но больше всего Сэма пугал его взгляд. Он был какой-то мутный, невидящий, как будто Дин сам постепенно впадал в кому.
Сэм не выдержал, подошел к брату, встряхнул его за плечи сильными руками.
- Отстань, Сэмми, – голос был пустой, бесцветный.
- Отлично. Значит, ты еще здесь. Дин, пожалуйста, поезжай в мотель. Я буду с ней. Прими душ и выспись. Хорошо? – Сэм умоляюще заглянул в лицо старшему брату. Ему хотелось трясти его, хлестать по щекам, кричать, что угодно, лишь бы не видеть этой пустоты в глазах.- Дин, если ты рухнешь здесь в обморок от усталости, ей это не поможет, - это прозвучало почти как приказ.
- Хорошо, - тем же пустым голосом изрек Дин, тяжело поднялся, уронив что-то с колен и, ссутулившись, слегка пошатываясь, вышел из палаты. Сэм наклонился и поднял мятый листок бумаги, вырванный из какого-то блокнота. Младший развернул бумажку, обнаружив на ней всего лишь два слова. От этих двух написанных торопливым почерком слов ему стало не по себе, кровь ударила в уши, загудев шумным потоком в голове, во рту стало сухо, желудок сжало спазмом. Сэм едва не разревелся от жалости к Дину и обиды на него. Ну как? Как он может помочь старшему брату, если тот оберегает его от всего ценой собственной души, собственной боли? Почему ему так трудно понять, что их двое, что ноша, поделенная пополам, становится немного легче. Что боль, разбитая на два сердца, будет уже не такой невыносимо ноющей…от осознания того, что кто-то близкий и надежный знает, как тебе больно.

***

Дин стоял под обжигающе горячим душем, упершись руками в стену, опустив голову на грудь, и боялся… закрыть глаза. За последние двое суток он ни разу так и не смог этого сделать. Каждый раз, как только он пытался, он видел ее лицо, упрямый подбородок, струйку крови, сползающую за ворот футболки, расплывающуюся бордовым цветком на белоснежном хлопке. Он знал, что теперь никогда не сможет избавиться от этого видения. И к привычной, уже притупившейся боли прибавится новая. И вместе они, наверное, все-таки смогут его убить, уничтожить. Он не будет им мешать. Он позволит им это сделать. Он так устал от потерь. Он устал жить в долг. Маршал Холл, Лейла, папа… Теперь - Кейт. Сколько еще людей должно умереть ради него? Из-за него.
Горячая вода хлестко била по коже, стекая по старым шрамам, обжигая новые. Руки, изрезанные веревками, мучительно ныли. Он почти не замечал. Он простоял так долго, очень долго. Может, минут сорок, а может, час. Потом врубил ледяную воду и едва не задохнулся от шока. Но это помогло немного прояснить мысли. Надо поспать «хоть пару часов». Сэм просил. Ему вдруг стало стыдно за свою слабость. Братишка прав. Если он умрет от усталости, то кто тогда приглядит за Сэмом. Он обещал приглядывать за ним. Он обещал спасти его, даже если это будет последнее, что он сделает в жизни.
Обессилев после душа, Дин рухнул на кровать. Он уснул, не успев донести голову до подушки, но сделав то единственное, что не забывал сделать никогда: спрятать под подушкой нож. Возможно, поэтому они с Сэмом до сих пор были живы.

Он шел по дороге, чувствуя босыми ступнями нагретый солнцем асфальт. Теплый ветер гнал песчинки, поднимая маленькие пылевые бури. Девушка стояла у обочины и улыбалась ему мягкой, слегка насмешливой улыбкой. Как обычно. Дин протянул к ней руки, желая дотронуться, почувствовать тепло ее кожи, услышать запах ее волос, вспомнить вкус ее губ. Она стояла все так же неподвижно. Дин сделал к ней несколько шагов, но не стал ближе, он побежал, но не приблизился ни на йоту.
Он не заметил, когда все успело измениться. Ветер собрал воедино все песчинки, как черный пчелиный рой, поднимая их все выше над дорогой, заполняя ими пространство, закрывая все, что до этого казалось освещенным солнцем. Раскаленный песок больно вонзался в кожу, в глаза, забивался в легкие, сминая дыхание. Вой ветра поглотил все другие звуки. За этой пеленой из песка и пыли он увидел, как Кейт исчезает, растворяется, превращается в зыбкое марево. Дин в отчаянии закричал, пытаясь пробиться к ней сквозь песчаную завесу, удержать за руку, не отпустить, не отдать этому жестокому ветру. Но пальцы схватили лишь пустоту. Обессилев, он упал на колени и заплакал. Слезы жгли глаза, рыдания судорогой сжимали горло.
- Дин, не надо, - сквозь вой ветра пробился слабый шепот. - Дин, не... - измученный шепот бился в воспаленном сознании болезненным эхом.
Потом его отголоски постепенно превратились в странную резкую музыку. Она звучала все громче, все настойчивее, набирая темп, выводя его из забытья.
Дин распахнул глаза и резко сел на кровати. На тумбочке надрывался телефон. Он открыл «раскладушку», приложил к уху.
- Сэм?
- Дин, она очнулась!

Глава XI

Сэм в нетерпении переминался с ноги на ногу у входа в больничный корпус. Заметив подъезжающую Импалу, он быстро сбежал по ступенькам навстречу брату. Дин выскочил, едва припарковавшись, хлопнул дверью. Проходя мимо Сэма, торопливо спросил:
- Как она?
- Она очнулась, Дин, и она почти в порядке. Во всяком случае, физически. Интоксикация, естественно, и все такое, но она поправится.
- Что значит «почти», Сэм? – Дин был напряжен до предела. Казалось, еще минута ожидания, и его нервы порвутся, как подрезанная струна.
- Она… похоже, ничего не помнит.
- Что значит – ничего? Она себя-то хоть помнит?
- Нет, Дин! Я же сказал – НИЧЕГО!! Во всяком случае, это слова лечащего врача.
- Час от часу не легче! – он сказал это просто для того, чтобы не молчать. Он был к этому почти готов. Его груз стал и так вполовину легче, когда он услышал слова Сэма: «она очнулась». Она жива, с остальным они справятся! Она жива. Жива. Наверное, на свете существуют не только демоны. Сэм прав: иногда стоит верить не только в то, что видишь. У них, похоже, есть ангел-хранитель. Теперь есть. Не зря Сэм молится каждый день. За них обоих. Спасибо, братишка!
Сэм внимательно смотрел на брата. Похоже, сон и первая хорошая новость вернули его к жизни. Всего несколько часов назад Сэм был в панике, не находя способа, чтобы вывести брата из этого тупого отчаяния. Безнадежность – страшное слово.
Перед палатой Дин остановился, будто споткнувшись.
- Ты уже говорил с ней?
- Нет, она спит.
- Хорошо, – что конкретно было хорошо, Дин не знал: то, что спит, или то, что Сэм не успел ничего ей еще рассказать. Он должен сделать это сам. Это будет очень трудно и болезненно, но это его дело.
Дин нерешительно вошел в палату, приблизился к спящей девушке. Он сразу заметил, как все изменилось: она дышала сама, все трубки и провода были убраны, остался только мониторинг, прикрепленный на запястье и палец левой руки, и капельница. Дыхание было глубокое, почти ровное, слегка хрипловатое. Кейт лежала, чуть повернув голову на подушке, прикрывая живот левой рукой. Тени от ресниц падали на все еще бледные скулы. Дин простоял так несколько минут, разглядывая ее, затем подвинул кресло для посетителей, уселся на него верхом, облокотившись на спинку кресла. И стал ждать.

***
Ей снилось небо. Высокое, голубое, в окружении белоснежных ромашек и нежных травинок с капельками росы. Она вдыхала запахи лета, перемешанные с ароматами цветов и свежескошенной травы. Она лежала в траве и наслаждалась этим покоем, теплом, этой высотой. Потом небо стало бледнеть, будто растворяясь, запахи стали почти неуловимыми. Сквозь закрытые веки пробился дневной свет, но это был уже не сон, а явь. Она впитывала этот свет сквозь едва приоткрытые ресницы, не решаясь окончательно вынырнуть из приятного обволакивающего сонного тепла. Реальность вторглась внезапно и весьма неприятно. Каждый вздох отдавался хриплым болезненным толчком в легких, правая рука слегка немела, во рту была выжженная пустыня. Она попыталась сглотнуть, но не смогла. Тогда она заставила себя слегка приоткрыть глаза. Рядом явно кто-то был. Она хотела попросить воды, но голос будто пропал. Вдруг она почувствовала, как этот кто-то, словно услышав ее немую просьбу, приподнял ей голову, помогая сделать глоток воды. Дышать стало легче, язык уже не казался таким распухшим. Ее голова вновь оказалась на подушке. Она полежала пару минут с закрытыми глазами, потом медленно открыла их, на сей раз по-настоящему. Она внимательно разглядывала то, что оказалось в зоне досягаемости ее взгляда. Это была больничная палата, со светлыми жалюзи на окнах. Все было однотонное, молочно-светлое. Взгляду не за что было зацепиться.
- Здравствуй, Кейт, – она не сразу поняла, показалось ей это, или, действительно, кто-то разговаривал в палате. – Ты слышишь меня? Ответь, пожалуйста…
Голос был мягкий, но настойчивый, просящий. Она перевела взгляд в сторону, откуда звучал этот голос. Рядом с ее кроватью сидел молодой мужчина. Она озадаченно разглядывала его лицо, одежду. Он сидел неподвижно и пристально смотрел на нее.
- Кейт, ты меня понимаешь? – она никак не могла взять в толк, где же эта молчаливая Кейт, и почему она не хочет отвечать на вопрос. Но крутить головой из любопытства сил не было.
Мужчина все также не сводил с нее глаз, и она вдруг с удивлением поняла, что он обращается к ней. Кейт… Кейт? Что за глупости? Какая Кейт?
- Кто вы? – голос показался ей слабым и ломким. Она даже не была уверенна, что этот парень ее расслышал.
- Я - Дин Винчестер. Я твой друг. Ты помнишь меня? – он смотрел на нее с затаенной надеждой. Это был полувопрос – полуутверждение.
- Я не знаю… - она запнулась, она не знает его или не помнит? – Я в больнице?
- Да, Кейт, ты в больнице. Но врачи говорят, что с тобой все будет в порядке, - его голос почему-то дрогнул, и ей даже показалось, что фразу он договорил с трудом.
- Что со мной? – она почему-то начала волноваться. И что это за Кейт?
- Тебе… сделали неудачную инъекцию. Ты была без сознания двое суток. Ты что-нибудь помнишь?
- Конечно. Я помню… - она попыталась наглядно проиллюстрировать свое заявление и испуганно осеклась. В голову не приходило ни одно воспоминание, подтверждающее ее слова. Она капалась в голове, но не могла нарыть там ничего конкретного. Какие-то лохматые расплывчатые обрывки, похожие на сон. Они мелькали перед глазами, как разрозненные стеклышки калейдоскопа, не давая возможности составить целостную стройную картину.
Она уставилась на него испуганным беззащитным взглядом. Дин хотел взять ее за руку, но не решился, боясь напугать еще больше.
- Подожди, не паникуй. Я знаю, кто ты. Я помогу тебе все вспомнить, - он улыбнулся ей мягкой белозубой улыбкой.
- Меня зовут Кейт? – она постаралась собраться и перестать паниковать, как он и просил. Ее зовут Кейт. Уже неплохо. Его зовут… Дин… да, Дин. Точно. Тоже, какая ни есть, информация. Он сказал, что он друг. Верить? Пока без вариантов. Дальше посмотрим.
- Хорошо, – Кейт закрыла глаза, обдумывая сказанное им. Она начала аккуратно, пласт за пластом, откапывать из глубин воспаленной головы свою память. Но за каждым слоем пустоты был все тот же неразборчивый песок из обрывков каких-то лиц, фраз, голосов. Ни одного события, ни одного конкретного имени она не нашла даже на самом дне. Беспокойство потихоньку поднимало голову, заглядывало ей в глаза, холодило пальцы. Что будет, если она не вспомнит? Конечно, этот парень расскажет ей то, что знает. Но, во-первых, где гарантия, что это будет правда? И, во-вторых, как он сможет передать ей воспоминания об эмоциях, мыслях, ощущениях? О любви, если она когда-нибудь любила, о тоске, если она кого-то теряла. Она чувствовала себя перезревшим одуванчиком посреди зарослей крапивы – стоило только налететь ветру, только чуть поднажать, и вся ее прошлая жизнь разлетелась, рассыпалась парашутиками, ее невозможно уже отыскать в этих зарослях, невозможно сложить из осколков в цельную и правильную картинку.
Было такое щемящее чувство пустоты и безразличия, словно вместе с памятью ушли и эмоции, как будто им не за что было теперь зацепиться, нечем напитаться. Перед глазами нарисовалась странная картинка: ее собственная голова изнутри. Кейт даже хмыкнула от такой фантазии. Она словно видела себя со стороны. Голова представлялась ей абсолютно пустой, наподобие рождественского шарика. Ей показалось, что если встряхнуть головой, то в ее пустующем нутре встрепенутся и поплывут по кругу пенопластовые снежинки. Сказка, да и только. Ей было странно, что она помнит про одуванчики, рождественские шарики, калейдоскопы, любовь. Но напрочь не помнит себя. И ни единого события своей жизни.
Потом мысли плавно переместились на Дина, все также сидевшего верхом на стуле у ее кровати. Его лицо как-то очень быстро и цепко заняло большую часть пока еще пустого пространства в ее голове, надежно там закрепившись. И это лицо не было чужим. Оно не было знакомым, но и чужим назвать его она бы не решилась. Образ этого лица словно притягивал за собой еще что-то, что она никак не могла уловить.
- Не хватает… чего-то не хватает… - бормотала она, стараясь зацепить, ухватить изворотливую, неуловимую мысль.
- Тебе чего-то не хватает? – переспросил Дин, чтобы вновь вытянуть ее на разговор.
- Тебе... - коротко и удивленно сказала она, подняв на Дина глаза.
- Мне? – Дин опешил от такого неожиданного заявления. – И ты знаешь, чего?
- Нет, не знаю, – честно призналась Кейт. – Это что-то, что… не помню, - она выдохнула, как спустившийся шарик, посмотрела на него устало, разочарованно. – Что-то рядом… рядом с тобой.
И тут ее взгляд наткнулся на тихо вошедшего высокого вихрастого парня.
- Вот, его! – радостно возвестила Кейт, старательно заглаживая в голове швы между первыми двумя найденными и мгновенно скрепленными между собой осколочками памяти. Братья недоуменно переглянулись.
- Объяснишь? – Дин смотрел на нее озадаченно.
- Кто он? – вопросом на вопрос ответила Кейт.
- Это мой ужасный братец. Сэм, - губы чуть тронула смущенная улыбка. - И он - тоже твой друг.
- Мой друг? – Кейт, не стесняясь, приступила к разглядыванию друга №2. Сэм стоял молча, слегка улыбаясь разбитыми губами, давая ей возможность свыкнуться со своим присутствием. – Просто… он и ты – вы как одно… ну, как сердечко-кулончик напополам… я не знаю, как объяснить.
- Я знаю, - Сэм аккуратно присел на край ее кровати, - в твоих воспоминаниях мы всегда вместе, рядом.
- Нет. Не так. Не совсем так, – она запнулась, подбирая слова. – Вы не просто вместе, вас… нельзя делить, - выдохнула она залпом; взгляд был озадаченный, как будто она сделала открытие и теперь не знала, что с ним делать, куда его пристроить.
- Ты права, - тихо проговорил Дин. Через приподнятые жалюзи на его лицо падали полоски солнечного света, искрились в прозрачных зеленых глазах, дразнили веснушки.
Веснушки. Веснушки? Да, что-то было и про веснушки. Про эти… или другие. «Надеюсь, про эти», почему-то смущенно подумала она.
- Это, как мозаика… – она попыталась вслух осмыслить свои ощущения.
- Мозаика? – Дин слегка приподнял бровь, все также не отрывая от нее взгляда своих зеленущих в солнечном свете глаз.
- Она хочет сказать, что ее память рассыпалась, как детская мозаика, и ей тяжело сложить кусочки заново. Это ассоциация, - услужливо пояснил Сэм.
- Сэмми, я не идиот!
- Правда?- брови домиком плюс сочувствующая улыбка были ему ответом. Дин скривился с выражением «очень смешно!». Кейт переводила взгляд с одного на другого, ловя каждое слово, мимику, жесты. Она это уже видела. Точно уже видела, и, похоже, тогда ей было смешно. Вот ведь клоуны. Клоуны? При чем здесь клоуны?
Она устала. Глаза слипались сами собой. Голова начала гудеть, явно требуя отдыха. Она закрыла глаза и начала неуклонно проваливаться в сон. Просто сон. Без сновидений, без кошмаров, без воспоминаний.
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Thu Jul 03, 2008 11:03 pm 
Post subject:
Reply with quote

Глава XII

Звонок телефона застал его в баре, где они с Сэмом решили перекусить, одурев от больничного кофе.
- Дин, здравствуй. Как дела? – кокетливый голос заставил его по обыкновению плотоядно ухмыльнуться. Эта ухмылка появлялась на его красивой физиономии каждый раз, когда он слышал или видел хорошеньких кокетливых девушек, которые все поголовно его желали. Во всяком случае, он в этом нисколько не сомневался. Он ведь умный и очаровательный.
- И тебе привет, Даниэль. Ты соскучилась или по делу?
- И то, и другое. Знаешь, не против была бы увидеться с тобой. Ну, поговорить и все такое, – Дин просто физически почувствовал, как она мечтательно закатывает глаза.
- У тебя что-то есть для меня, милая? - Дин поддержал ее игру.
- Да, дорогой, – промурлыкала Даниэль в трубку. – Это то, о чем ты просил. Помнишь?
Сэм, все это время с легким укором наблюдавший за самодовольной физиономией брата, заметил, как резко изменилось ее выражение. Взгляд стал напряженным, на челюстях заиграли мышцы, брови резко съехались к переносице.
- Ну, говори, Даниэль, не томи, – еле сдерживаясь, чтобы не рявкнуть на замечтавшуюся девицу, все так же мягко проговорил Дин.
- Ну, этот твой друг… Сегодня рано утром он снял номер. Заплатил наличными. А он красавчик… Ди-и-ин, так ты приедешь? – последние слова она протянула капризным голосом, надув губы.
- Конечно, детка. Сегодня же. А в каком номере, ты говоришь, он остановился?
- А я и не говорила. Что я буду с этого иметь? – она воспринимала их разговор как забавную игру.
- Меня. Или тебе мало?
- Номер одиннадцатый, – торопливо, почти захлебываясь пробормотала девушка.
Дин захлопнул раскладушку. Потер ею переносицу, потом поднял как-то резко потемневшие глаза на брата. Сэм сидел, внимательно наблюдая за Дином, с уже нарастающим чувством тревоги.
- Он вернулся? Верно? - Дин только кивнул в ответ. Он вспомнил свои слова, сказанные три недели назад в гостиной Кейт: «Если сможем поймать, сдадим властям, если не сможем взять живым – убьем». И вдруг почувствовал такой обжигающий прилив ярости, ненависти, что его замутило, и однозначно понял, что «властям» ничего не достанется, кроме тела. Он не позволит себе взять подонка живым.
- Да. «Super 8 Motel» на Милтон Авеню, номер одиннадцатый. Снял сегодня рано утром.
- Поехали? Дин… Ди-и-ин! Эй! Ты здесь?
- Да, Сэмми, я здесь, – Дин смотрел перед собой тяжелым черным взглядом.
- Дин, ты меня пугаешь… - Сэм начал нервничать. Он очень не любил этот взгляд. Это был очень страшный, пустой взгляд, не предвещавший ничего хорошего.
- Не бойся, Сэм. Все будет в порядке. В полном порядке… - к этому жуткому взгляду прибавилась жестокая ледяная улыбка.
Сэм едва сдержался, чтобы не вздрогнуть. Все также настороженно поглядывая на старшего, он вылез из-за стола, повесил на плечо длинную плоскую сумку с ноутбуком, притормозил в ожидании. Дин бросил на стол купюру и поднялся, устремляясь к выходу вслед за младшим братом.


***

Они остановили Импалу недалеко от отеля. Это был достаточно фешенебельный район города. Аккуратные подстриженные газоны, чистые улицы, красивые витрины магазинов. Отель был под стать району: игрушечно-красивое светлое здание с ассиметричной скошенной крышей, окруженное цветочными клумбами и низкими декоративными решетками. Эту идиллию слегка портила вывеска: черно-красная надпись на огромном желтом щите, расположенном над входом в отель. С места их временного пристанища хорошо просматривался вход и парковка, принадлежащие отелю.
Спустя четыре часа на противоположной стороне улицы около мотеля остановился новенький, блестящий на солнце черный «Крайслер», уставившись на братьев круглыми выпуклыми фарами, претенциозно выпятив огромную никелированную решетку радиатора. Задняя дверь автомобиля мягко распахнулась, выпуская из своего кондиционированного нутра пассажира. Уверенно-мягкие хищные движения, прозрачные опасные глаза, через секунду спрятанные под темными очками. Парни застыли, молча отслеживая перемещение объекта наблюдения к дверям мотеля. В метре от него шел второй человек, высокий, широкоплечий, вышедший с водительского места этой дорогой представительской машины, выполняя роль охраны. Он был выше Сэма и крупнее, тяжелее Дина, но двигался легко, уверенно. Телохранитель на секунду оглянулся, окидывая быстрым опытным взглядом улицу. По спине Сэма пробежала предательская дрожь, губы свело невольной судорогой, он снова почувствовал острую фантомную боль в разбитых губах, вкус металла и крови во рту. Дин тревожно взглянул на брата, молча, сжав ладонью его плечо, ожидая, когда его отпустит шок от не вовремя всплывших воспоминаний:
- Он свое получит, я тебе обещаю, - Сэм благодарно кивнул, не поворачиваясь к Дину, молча сообщая, что он уже в порядке, секундная слабость не в счет.
Братья продолжали безмолвно сидеть в машине. Ожидание тянулось томительной патокой: нельзя уйти, но и оставаться сил уже не хватает. Памятуя о выражении глаз старшего брата, промелькнувшем там, в кафе, Сэм с завидным постоянством поглядывал на Дина, пытаясь определить ход его мыслей, настроение, предугадать возможную реакцию. Он не может, не должен допустить, чтобы Дин совершил что-то непоправимое. Последние несколько месяцев тем же самым занимался именно Дин, приглядывая за братом, вытаскивая его из переделок, охраняя его разум и тело. Теперь пришла очередь Сэма отдавать долги…
- Сэмми, прекрати.
- Что?
- Не идиотничай, ты знаешь «что». Прекрати на меня так смотреть.
- Как, Дин? О чем ты?
- О том, что хватит чувствовать себя виноватым и ответственным за все зло мира, и за меня заодно до кучи... Тебе это не осилить, братишка.
- С чего бы это мне чувствовать себя виноватым? Или это ты у нас теперь чертов экстрасенс? Может, расскажешь?!!!
- Расскажу, малыш. Тебе не по себе от мысли, что ты утащил меня, как бедную овечку, за тридевять земель, оставив Кейт без присмотра. Только тебе почему-то не приходит в голову, что я не очень-то похож на бедную овечку, которую можно тупо заставить что-то сделать. И все что я делаю, я делаю по собственной воле. Так что давай уж вместе томиться от чувства вины, коль тебе так приспичило... Продолжать? Или хватит?
- Это действительно моя вина, Дин. Если бы я не настоял на отъезде, этого бы не случилось. Так что, как ни крути… - Сэм обреченно качнул головой, собираясь с мыслями, формулируя ту единственную, которая станет для него приговором самому себе.
- Извини, братишка, дебаты потом. Сейчас работа, - Сэма всегда восхищала способность старшего брата все замечать, причем в любом состоянии. Не важно, где он был, чем занимался: он мог набираться в баре, или флиртовать с девчонкой, или прикрывать спину отца, или грудь брата на очередной или внеочередной охоте. Он всегда видел и замечал все вокруг, абсолютно все. Малейшее движение или мелкая, еле заметная деталь не ускользали от его острого пристального взгляда. Именно этот взгляд не раз спасал жизнь ему, а также жизнь близких людей и тех, кого они спасали. Вот и теперь, Дин словно раздвоился: одна его половина планомерно разбиралась с чувством вины младшего брата, не давая ей довести его до самоистязания… в то время как другая половина Дина Винчестера внимательно следила за входными дверями мотеля, где пребывал палач, который их стараниями должен превратиться в жертву. Нет, не их, его стараниями...
Сэм мгновенно подобрался, на лице появилось жесткое, холодное выражение. Не лицо виноватого, нашкодившего мальчика, а лицо опытного, сильного, опасного охотника.
Игра началась…
Импала петляла по улицам, плотно повиснув на хвосте у Крайслера, пропуская между ними по две-три машины, дабы оставаться незамеченной. Спустя полчаса слежка привела парней в совершенно обветшалый, будто заброшенный пригородный район. Он разительно отличался от места, откуда они начали преследование: серые, давно не крашенные дома, изрядно побитый, выщербленный асфальт проезжей части. Район был явно не жилой. Причина этого обнаружилась, едва Импала завернула в маленький переулок, следуя за черным Крайслером: в конце переулка стояла строительная техника, видимо, район шел под снос. Судя по тишине на стройплощадке, все рабочие в полном составе ушли на заслуженный выходной.
Крайслер, тем временем, медленно поворачивал в очередной проулок. Здраво рассудив, что на такой скорости он далеко от них не уедет, парни припарковались, потратив еще пару минут на экипировку. Затем быстро и осторожно двинулись вслед за удалившейся машиной.
- Ну, хоть бы раз повернуть за угол и увидеть милый домик… Н-да, это счастье не для нас, - Дин недовольно скривил губы, зло цокнув языком. Опустевший Крайслер был припаркован около неприглядного обветшалого дома. Покосившаяся крыша грозила завалиться набок от легчайшего дуновения ветерка, на перекошенном крыльце валялись осыпавшиеся с козырька куски черепицы, легкая дверь с рваными остатками москитной сетки покачивалась на ветру, жалобно поскрипывая ржавыми петлями. В общем, полный антураж для малобюджетного фильма ужасов: заходи и снимай нетленку про идиотов-первокурсников, решивших провести ночь в доме с привидениями.
Осторожно ступая по прогнившим доскам, братья тихо, как две бесшумные, опасные пантеры, вошли в дом. Внутри домишко выглядел чуть лучше. На стенах еще сохранились обои, вдоль стен стояла разнокалиберная мебель, все лаковые поверхности которой были покрыты сеточкой кракелюров. В глубине дома послышались голоса, шаги, звуки сдвигаемых тяжестей. Сэм сделал шаг по направлению к услышанному, но Дин быстро перехватил его, остановив ладонью, упершейся в грудь младшего брата, затем произвел мгновенную рокировку, оказавшись, как обычно, впереди. Охотники медленно, затаив дыхание, продвигались по длинному обветшалому коридору, пока не обнаружили источник звуков: они доносились из-за двери, ведущей в подвал.
- Проверь все ящики. Их должно быть четыре. Проверь досконально, до дна.
- Будет сделано, босс.
- Завтра их надо вывести, дом скоро снесут.
- Хорошо, завтра я вызову Джейсона.
- Нет, ты сделаешь это один. И молча.
- Как скажете, босс.
- Кто бы сомневался… - последние слова человек явно пробурчал себе под нос, видимо, его внимание уже переключилось на нечто более важное, нежели разговор с подчиненным.
Быстрым движением Дин заглянул в проем двери, обнаружив ветхую лестницу, за ней узкий коридор около пяти метров в длину. В конце подвального коридора светился скудным светом проем еще одной двери, на полу четко выделялись тени двух человек. Дин обернулся к младшему, кивнув ему, и начал медленно, замирая на каждой ступеньке, спускаться вниз, чувствуя, что Сэм почти дышит ему в затылок. Когда они уже практически спустились, один из голосов вдруг стал быстро приближаться, набирая громкость. Сэм змеей юркнул в узкий промежуток между лестницей и стеной, скрываясь в тени, отбрасываемой лестничной конструкцией. Дин метнулся к единственному поместившемуся в узком коридоре стеллажу. На фоне дверного проема четко вырисовывался силуэт высокого крупного мужчины. Телохранитель… Стоя на пороге, он совершил роковую ошибку, повернувшись спиной к коридору, выслушивая последние указания, кивая головой и периодически мыча что-то вроде «Как скажете, босс». Его глаза внезапно расширились, голова безвольно дернулась, и он рухнул, как подкошенный, ударившись об угол дряхлого деревянного стеллажа, увлекая за собой на пол грохочущие ржавые детали каких-то доисторических конструкций, хранившихся в подвале... Леон в изумление проследил за полетом своей охраны, одновременно запуская правую руку под куртку, но кобуру расстегнуть уже не успел: прямо ему в глаза смотрело черное злое дуло сорок пятого.

***
Дин ударил его в лицо, вложив в замах всю свою недюжинную силу: Леон с грохотом врезался в стену. Не давая ему времени опомниться, Дин сгреб его за отвороты куртки и снова с размаху ударил его тело о бетон. Затем еще раз, и еще, и еще… Леон хрипел, захлебываясь текущей по лицу кровью, безуспешно пытаясь последние несколько минут разомкнуть мертвую хватку противника.
- Дин, хватит! Ты убьешь его! – Сэм, не вмешивавшийся до сих пор, с тихим ужасом начал подозревать, что избиением дело не кончится. Надо остановить Дина, пока он не натворил дел. Ему вовсе не жаль этого ублюдка, он заслужил смерть, но не так. Дин не должен, не обязан это делать, в очередной раз сжигая свою душу, выполняя чужую обязанность, чужую работу. Его надо сдать полиции. – Дин, пожалуйста! Брось эту падаль, давай вызовем копов, не пачкай руки. Дин!!! Прошу тебя…
Дин подозрительно послушно отпустил методично избиваемое им в течение десяти минут тело, которое не замедлило с глухим стуком и жалобным стоном рухнуть на пол. Потом он обернулся к младшему брату и сделал то, чего Сэм точно никак не ожидал. Младший почувствовал крепкие руки старшего брата на своих предплечьях, и в следующую секунду он уже летел в дверной проем, тяжело и болезненно приземляясь на пятую точку в подвальном коридоре. Он едва смог расслышать задыхающийся приглушенный голос брата: «Прости, Сэмми…», затем резкий клацающий звук запираемого замка. Оглушенный ударом и непониманием произошедшего, Сэм промедлил несколько секунд, прежде чем подняться… и оказался у запертых изнутри дверей подвального помещения. Дверь открывалась из коридора в комнату, так что оставалась призрачная надежда успеть выбить дверь, прежде чем Дин совершит непоправимое.
- Дин, я не собирался ее убивать, я рассчитал дозу и, как видишь, верно. Она же жива? - Леон растирал по лицу кровь, текущую в изобилии из сломанного носа и разбитых губ. Лицо опухло, почернело почти до неузнаваемости, в глазах застыл взгляд загнанного зверя. Но он все еще пытался выторговать себе жизнь. Он очень хотел жить, так же как и три года назад.
- Да, понимаю... Ты всего лишь заставил ее пройти через ад. Но ведь это такая мелочь, - Дин скривил губы в злобной, дикой усмешке, обнажившей белоснежный оскал. Он медленно и спокойно достал из-за пояса джинсов пистолет. Так же медленно, уверенно снял его с предохранителя и направил в сторону своей жертвы. Леон испуганно уставился в черное, жадное до убийств дуло сорок пятого калибра. Он знал, что ему не поздоровится, но до последней секунды надеялся на законопослушность этих парней. Он был абсолютно уверен, что после избиения его непременно сдадут полиции. Такого поворота событий он явно не ожидал и точно не желал. Такой финал его вовсе не устраивал. Он ошарашено таращил глаза, суетливо переводя их с оружия на лицо своего потенциального убийцы. Во рту все пересохло, язык, казалось, мгновенно распух, прилипая к небу, не давая вымолвить ни слова в свою защиту. Он готов был плакать, умолять, ползать на коленях, но дикий первобытный страх за свою никчемную жизнь ввел его в холодное, беспомощное состояние полного ступора.
Дин молча целился, плавно поводя пальцем по курку. И тут услышал крики за дверью, бешеный стук… Кричал младший брат… Кричал громко, испуганно, звал его, умоляя остановиться. С глаз как будто упали шоры. Дин опустил руку с зажатым оружием, обвел взглядом помещение, словно попал сюда не десять минут назад, а всего лишь секунду. Затем резко повернулся и пошел по направлению к двери со стойким желанием выйти из этого подвала на свежий воздух, чтобы не чувствовать больше этого сырого затхлого запаха, не видеть этого ненавистного лица, не совершать непоправимых ошибок.
Дин, в последний момент почувствовавший движение у себя за спиной, начал разворачиваться лицом к врагу. И лишь это спасло ему жизнь: нож, нацеленный прямиком под левую лопатку, скользнул по плечу, прорезая одежду вместе с кожей. Боль полоснула оглушающее резко, приводя в движение инстинкт самосохранения. Дин рефлекторно, не задумываясь, вскинул пистолет, разряжая всю обойму в противника. С этого момента он плохо помнил и понимал происходящее: пресловутый инстинкт самосохранения предпочел выкинуть дальнейшие события из памяти, размазать их туманной массой, оставив лишь отголоски эмоций, разрозненные, не связанные между собой кадры. Он не слышал, как младший брат выбивает дверь, кричит, вновь умоляет остановиться…
Дин продолжал нажимать на курок, даже когда кончились патроны. Боек сухо клацал. Сэм осторожно взял его руку с зажатым 45-м. Мягко вынул оружие из сведенных судорогой пальцев.
- Дин! Дин, посмотри на меня, братишка. Вот так. Пойдем отсюда... – Сэм аккуратно, но сильно взял его за плечи, повернул спиной к мертвому окровавленному телу. Кровь ударила Сэму в голову, когда он посмотрел в лицо брату. Оно было в точности таким же, как в тот раз, когда Дин орудовал бензопилой, расправляясь с вампиром. Безжизненные глаза, пустой, черный взгляд. Ни боли, ни гнева, ни ярости: пустота. Как черная дыра – пугающая и безжизненная. Для полного дежавю не хватало лишь брызг крови на лице.

Глава XIII

У них дежавю… Они уже второй раз привозят ее из больницы в этот дом. Это входит у них в привычку. Нехорошая привычка, пора завязывать.
У нее нет дежавю. У нее нет ничего. Она неуверенно выходит из машины, неуверенно озираясь, оглядывает собственный дом, растерянно поднимается по ступенькам, уже почти паникуя, входит в прихожую… Неуверенность, растерянность, граничащие с паникой, теперь ее постоянные спутники, почти друзья. Она уже не представляет, что бывают другие состояния души. Она бродит в потемках своего сознания, постоянно натыкаясь на что-то в темноте, но не видит, что это. Ощущения бывают разными. Это может быть нечто теплое или холодное, острое ранящее и вполне мирное обтекаемое. Иногда это бывает болезненное, обжигающее. Но она никогда не видит, что это. Она похожа на маленького слепого котенка, она начинает жизнь с нового листа. Она не знает, удастся ли ей когда-нибудь увидеть свое прошлое, но она не может ждать. Ей надо начинать заново строить свою жизнь, собирая воедино информацию, которой ее насыщают Винчестеры. Она верит им. Возможно, не должна бы. Но больше некому. Они всегда уходят, когда к ней должны прийти коллеги с работы или врач. И возвращаются, едва посторонние покидают ее дом. Два раза в неделю, еще с больницы, к ней приходит психолог, они разговаривают, но это не помогает. На гипноз она не соглашается. Она не верит психологу, она не верит никому… кроме Винчестеров.
Она уже целых шесть дней дома. Шесть дней новой жизни. По вечерам они пьют кофе в гостиной и раскладывают фотографии. Винчестеры не знают никого на этих фото кроме нее… Она тоже.
Зато теперь она знает, что ее зовут Кейт Монаган, она офицер полиции, работает в убойном отделе. Коллеги по работе уверяют, что она отличный полицейский, прекрасный человек, замечательный друг и бла-бла-бла… Ей все равно.
Винчестеры рассказывают ей обстоятельства знакомства с ними. Но на вопрос о том, что произошло с ней сейчас, отводят глаза, сжимают челюсти и упрямо молчат или пытаются перевести разговор на другую тему. Особенно ловко это получается у старшего. Он красив, обаятелен, и знает это. Но с ней он не заигрывает. Иногда она ловит его странный, тоскливый взгляд. Или виноватый. Она никак не может понять. Но это лишь секунды, и он вновь улыбается своей неотразимой улыбкой.
Младший тихий и словно застенчивый. Нет, не застенчивый. Он тоже виноватый. И ему трудно это скрывать. Он не так артистичен, как старший брат, и все его эмоции на лице большими буквами. Он почти никогда не смотрит ей в глаза. Он проводит кучу времени, уткнувшись в ноутбук. Но порой она видит взгляд его блестящих карих глаз, хотя он и пытается скрыть их под длинной челкой. Они много и часто говорят обо всем, но никогда о том, что случилось. Это мучает ее. Это не любопытство, это страх. Она уже знает, что такое неизвестность. И она не любит неизвестность. Она ненавидит ее. И она говорит об этом младшему. Она уже кричит ему об этом. Она требует, просит, почти умоляет. А он молчит, сжав губы. В глазах - слезы. Он отворачивается, надеясь, что она не заметила, и выходит из комнаты. Она заметила…
Она растеряна… Она не знает, что теперь делать. Что должен делать нормальный помнящий человек, оказавшись на ее месте? Злиться?… Или плакать?… Она злится и плачет. Злыми, растерянными, болезненными слезами.
И чувствует сильные руки на своих плечах. Она прижимается к широкой груди, растирает слезы об его футболку. Обвивает руками его шею и замирает, в первый раз в своей новой жизни наслаждаясь незнакомым чувством… Безопасность и спокойствие. Она чувствует его горячее сильное тело, она слышит, как бьется его сердце. Его руки оплетают ее всю, удерживая в живом теплом коконе. Он что-то шепчет ее на ухо, что-то ласковое, теплое. Она может разобрать только: « …все будет хорошо, Кейт…». Она поднимает голову, чтобы увидеть его глаза, которые должны подтвердить, что это правда. Ей нужны доказательства.
Он смотрит на нее несколько секунд, потом, не отрывая взгляда, наклоняет к ней лицо. Его губы так близко. Они прикасаются к ее заплаканным мокрым глазам, к скулам, спускаются к ее губам. Она впитывает вкус этих губ, их нежность, их напор. Ей знакомо это чувство, она помнит этот вкус… Она словно восполняет утрату, возвращает себе то, чего была лишена… ее дежавю…
Она останавливается, разрывая связь. Отступает на шаг назад, внимательно вглядываясь в его лицо…

Она ясно увидела его припухшие от поцелуев губы, вспомнила их тепло, их мягкость, нежность. Эта картинка всплыла перед глазами, не желая исчезать. И Кейт поддалась, впуская воспоминание, запоминая его вновь. Что случилось дальше, она не поняла. Это было так неожиданно. Словно кто-то дернул за веревку летнего походного душа, и вся вода, не успевшая нагреется на солнце, разом рухнула на нее, норовя утопить.
Сердце сжалось, дыхание остановилось…
Этот поток ошеломил ее, опрокинул, заставив зажмуриться. Она ухватилась за спинку кресла и медленно по стене сползла на пол. Она, как сквозь войлок слышала тревожный голос Дина, чувствовала его руки, но не могла ему ответить даже кивком головы. Лавина воспоминаний испугала ее, сбила с ног, вливаясь неудержимым потоком, заполняя все уголки сознания, болезненно вгрызаясь в воспаленный мозг. Воспоминания проносились вихрем, заставляя одновременно испытывать радость, тоску, восторг, ужас, боль. Их было так много, что они разрывали голову мучительной болью. Не выдержав их натиска, Кейт потеряла сознание.

Дин увидел, как Кейт вздрогнула, плотно зажмурив глаза. Лицо мгновенно побелело, как полотно, пальцы впились в подлокотник кресла, и она начала стекать по стене. Дин едва успел ее подхватить, помогая сесть на ковер. Он взял ее лицо в ладони, стал звать, пытаясь пробиться к ее сознанию. Но Кейт сидела, зажмурившись, вздрагивая всем телом, по лицу пробежала судорога. Девушка дышала так, будто бежала марафон. Потом закусила нижнюю губу, из груди вырвался жалобный мучительный стон, и она окончательно обмякла в его руках, уронив голову ему на плечо.
Дин поднял с пола ее обессилевшее тело, перенес на диван, опустился рядом на ковер, прислонившись спиной к соседнему креслу. Он взял ее руку в свою, другую руку положил ей на лоб, убирая с глаз челку, провел по лицу. Он не знал точно, что с ней произошло. Но это, как две капли воды, было похоже на приближение видений Сэма. Те же зажмуренные от боли глаза, бледное лицо и невозможность удержаться на ногах. Он с тревогой наблюдал за ней в ожидании, когда же она откроет глаза или хотя бы шевельнется. Ждать пришлось почти час. Она будто спала: дыхание было ровным, ни стонов, ни бреда. Потом Дин почувствовал, как Кейт слегка сжала пальцами его ладонь. Она проснулась, но продолжала лежать с закрытыми глазами. Дин молчал, ожидая, когда она сама захочет заговорить. Он был почти готов к тому, что произойдет дальше, но сердце предательски кольнуло: из-под ее опущенных ресниц на висок потекла первая слезинка. Кейт еще какое-то время лежала тихо, пытаясь сдержать рвущиеся наружу слезы. Потом закусила губы, резко перевернулась почти на живот, уткнувшись лицом в подушку. Плечи судорожно вздрагивали, Кейт пыталась удержать глухие рыдания. Она подтянула колени к животу, свернувшись калачиком, руками закрыв лицо.
Дин обнял ее за плечи, прижал к себе. Он хотел закрыть, заслонить ее собой от всей этой боли, которую ей пришлось переживать сейчас, дать ей надежду, силы, веру. Но негде было их взять. У него самого ничего не было. Он мог дать ей только сочувствие и любовь.
Дин терпеливо ждал, надеясь, что слезы принесут ей облегчение. Через несколько минут она затихла, перестав вздрагивать. Лишь редкие сдерживаемые всхлипы напоминали о пролитых слезах. Все еще не поворачиваясь к Дину, она вытерла лицо тыльной стороной ладоней, медленно собралась с духом, села, прислонившись к спинке дивана. Дин ждал, когда она поднимет на него глаза, что-нибудь скажет, разомкнет этот молчаливый душный круг.
- Я все вспомнила... кажется, все, – голос прозвучал устало, надломлено и как-то непривычно тускло. - Это было… знаешь, лучше бы я оставалась в неведении.
- Прости. Это моя вина. Я не смог тебя уберечь. Я обещал и не смог… Прости меня, - мышцы жестко напряглись на сжатых челюстях, брови сошлись на переносице, но он смотрела ей в глаза. Пусть казнит, пусть презирает, пусть обвинит – он заслужил, и ему придется через это пройти.
- Здесь нет ничьей вины, Дин, кроме… этой твари. Он сделал это с нами… Он сделал бы это со мной… в любом случае. Но только ты удержал меня на краю, без тебя я бы сорвалась и уже не вернулась, – Кейт протянула руку и, прежде чем Дин смог понять, что происходит, мягким движением задрала рукав его рубашки. Под тканью обнаружились тонкие, уже поджившие, но еще болезненные ссадины. Кейт дотронулась до кожи. Дин невольно вздрогнул, пытаясь опустить рукав. Он не привык к заботе о себе, не привык, чтобы его жалели. Это была его прерогатива: заботиться, жалеть, защищать. По-другому он не умел, по-другому его никто не научил.
Кейт подняла на него полные боли и тоски глаза:
- Это я тоже вспомнила.
Дин больше не мог этого выносить, резко поднялся, высвободив руку из ее пальцев и повернувшись к ней спиной. Сделал пару шагов к середине комнаты. Потом так же резко остановился, словно споткнувшись о невидимое препятствие:
- Я его убил, – голос прозвучал хрипло и глухо. Кейт дернулась, как от удара, отшатнулась назад с расширившимися глазами.
- О Господи, Дин! – прошептала она еле слышно, даже не поняв, что больше испытала при его словах. Боль за Дина, за то, что он заставил себя сделать это ради нее. Торжество, оттого что эта тварь получила по заслугам. Облегчение, потому что больше не будет всепоглощающего, топящего страха. Щемящую Пустоту, оттого что это ничего не меняет. Это не изменит того, что уже случилось. Это навсегда связало их прочной нитью боли, и эта боль никогда больше не позволит им сблизиться, выстраивая между ними прозрачную, но непреодолимую стену. Они всегда будут вместе и всегда будут врозь. И каждый из них всегда будет помнить, чем пожертвовал другой ради него.
Кейт поднялась с дивана и, слегка покачиваясь на все еще нетвердых ногах, подошла к Дину. Она пропустила ладони под его безвольно повисшими руками, и они как две змейки поползли по его бокам, по груди, сцепляясь в мягкий замок, закрывающий защитным теплом его сердце. Потом она уткнулась горячим лбом ему в спину между лопаток и застыла, как маленький испуганный зверек, вдруг нашедший защиту. Дин замер в ее руках, боясь пошевелиться. Он готов был просто закрыть глаза и стоять так вечно, тихо наслаждаясь ее теплом, ее любовью, впитывая ее спокойствие и близость. Он простоял так пару минут, потом попытался мягко повернуться в ее руках, вынуждая ее на секунду расцепить защитный замок теплых рук. И снова нашел ее губы, нежно приподняв подбородок. Они целовались, словно в первый раз, жадно, ненасытно, боясь, что это всего лишь сказочный сон, и они могут проснуться в любой момент, вернувшись в кошмар их жизни. Дин оттеснил ее к стене, нависая над ней, упираясь руками в стену, продолжая неотрывно целовать ее скулы, шею. Ей показалось, что она очутилась в защитном коконе, теплом, уютном, безопасном и… необыкновенно сексуальном. Сладкая судорога томительно сжимала низ живота, пробегая мягкими кошачьими лапами по телу, сбивая дыхание, будя от сонной спячки грудь. Его руки вновь изучали девичье тело, забираясь под футболку, заползая за пояс джинсов…

Эпилог.

Сэм задумчиво спускался со второго этажа, складывая в голове по порядку то, что ему предстояло сейчас сказать Кейт. Он не знал, как это сделать. Как сказать близкому человеку, что вся его жизнь – это многослойный сэндвич из боли, кошмара, потерь, вины, тоски и любви? Как объяснить, что все это в прошлом, и надо начинать жить с чистого листа, оставив позади все былые невзгоды. Не дойдя до конца лестницы всего пару ступеней, он машинально поднял голову, взглянув в узкое декоративное зеркало, висевшее в холле на противоположной стороне. За долгие дни в этом доме он уже знал, что если смотреть в него с лестницы, то можно отлично разглядеть почти все, что происходит в гостиной. Он ожидал увидеть одинокую поникшую фигуру на диване. То, что он увидел, его ошеломило, удивило. И под конец вызвало искреннюю улыбку облегчения. Его брат неистово целовал свою девушку, прижимая ее к стене обнаженным торсом. Футболка уже валялась где-то на полу у ног. Ее руки жадно путешествовали по его спине, плечам, задерживаясь на напряженных мускулах, плавно перекатывающихся под гладкой загорелой кожей. Сэм замер, как завороженный. Внезапно оценив двусмысленность ситуации, он покраснел, как вареный рак, резко развернулся на лестнице и быстрыми, бесшумными шагами через две ступеньке рванул обратно в свою комнату. Уже идя по коридору, он слегка сбавил скорость, все еще чувствуя себя почти пойманным за подглядыванием, но уже облечено усмехаясь. Может быть, и на этот раз им повезет. И они смогут выплыть… теперь уже втроем…

End.
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Астарта
Кровавая Мэри


Joined: Nov 12, 2007
Posts: 529

PostPosted: Fri Jul 04, 2008 9:13 am 
Post subject:
Reply with quote

yanson, солнышко, обажаю этот фик! Помню, когда первый раз его прочитала, позвонила маме и прокричала в трубку: "Я такой классный фик скачала! Тебе понравится!!!" И я не ошиблась! Читается на одном дыхании, оторваться невозможно! Особенно сейчас, когда не нужно ждать продуHappyСпасибо тебе огромное за него!!!
_________________
Иногда проявление доброты ломает человека сильнее, чем самые жестокие и изощренные пытки. (с)
Back to top
View user's profile Send private message
Del
Фей - нечисть неклассифицируемая


Joined: Dec 13, 2007
Posts: 6782
Location: г. Москва

PostPosted: Fri Jul 04, 2008 6:28 pm 
Post subject:
Reply with quote

yanson, спасибо что восстановила фф. Очень он мне нравится. Сколько раз читала (да, не один))) каждый раз наслаждаюсь.
Спасибо)
_________________
"It's never gonna be over. There's gonna be others. There's always gonna be somethin' to hunt. " Dean Winchester

Back to top
View user's profile Send private message
Nici
Призрак


Joined: Mar 19, 2008
Posts: 157
Location: HELL, дом 13 кв.666

PostPosted: Fri Jul 18, 2008 10:18 pm 
Post subject:
Reply with quote

yanson, у меня почему то никак не получалось прочитать этот фик целиком. То концовку ухвачу то начало... а теперь собралась с мыслями, копирнула себе на комп и убегла читать )))потом отпишусь о впечатлениях )))

Я как и обещала, оставляю свои отзывы ) Рассказ очень интересный, хоть в нём и не присутствовала уже такая привычная и незаменимая нечисть, ну как говорит один мудрый человек «люди - чокнутые» ) Ты ловко и интересно описала детали, знаешь как у меня часто бывает, я пропускаю всякие описания мелочей. А здесь наоборот, вчитываясь в них складывала в воображении яркую и реалистичную картинку, как в кино ей Богу )
Quote:
Дин, ты имбицил. Ты ограниченный придурок. Тебя кроме охоты и секса ничего не волнует
Живо при этом представила обиженную мордашку Сэма )))
Quote:
. Дикого тигра нельзя держать в клетке, потому что тогда он перестанет быть диким или умрет от тоски
Святая Диновская истина, хотя кажется в конце концов клетка для тигра обернулась уютным и просторным заповедником ?)
Вот правда я в одном моменте слегка недопоняла, зачем демон устраивал этот отвлекающий манёвр? Смутно представляю желтоглазого в качестве компаньона Лиона…
_________________
"Господь Бог создал людей, а Кольт уравнял их в правах"
Руби: У кого нибудь есть мятная жвачка? А то наглоталась кишок пока сюда прорубалась
† ХэЛлОуИн† Happy
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Mon Aug 04, 2008 9:34 pm 
Post subject:
Reply with quote

Астарта, Del, девочки, спасибо. Рада, что он вам нравится, Happyхотя он и самый первый у меня, и наверное, не во всем правильный и доработанный.
Quote:
когда первый раз его прочитала, позвонила маме и прокричала в трубку: "Я такой классный фик скачала! Тебе понравится!!!"
Астарта, ну ты даешь, еще и маму подсадила на фики?! Lol Lol

Nici,
Quote:
Ты ловко и интересно описала детали, знаешь как у меня часто бывает, я пропускаю всякие описания мелочей. А здесь наоборот, вчитываясь в них складывала в воображении яркую и реалистичную картинку, как в кино ей Богу )
Спасибо, а то , я вообще-то, боялась, что увлекусь деталями не по-детски, и читатели увязнут в описаниях и потеряют нить сюжета. Видать, вовремя себя остановила Happy Happy
Quote:
Вот правда я в одном моменте слегка недопоняла, зачем демон устраивал этот отвлекающий манёвр?Смутно представляю желтоглазого в качестве компаньона Лиона…
Хм... ну, в тот момент мне казалось это вполне естественным и закономерным *делает умное лицо*. Не то что бы демон был компаньоном Леона, но почему бы не подыграть, если это хоть как-то заденет Винчестеров, почему бы не сыграть на их нервах и душах? Забавы ради... Ну так, легкое разлвечение, не более того. Но в принципе, соглашусь, несколько необоснованный ход, со стороны автора Confused
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Астарта
Кровавая Мэри


Joined: Nov 12, 2007
Posts: 529

PostPosted: Tue Aug 05, 2008 9:11 am 
Post subject:
Reply with quote

Quote:
Астарта, ну ты даешь, еще и маму подсадила на фики?!

А кому сейчас легко? Happy В том году я сглупила и сказала ей, что балуюсь писаниной по СПН. Так она приставала ко мне, хотела мои фики почитать. Я не дала. Поэтому, она читает чужие))) Сейчас, правда, уже успокоилась)))
_________________
Иногда проявление доброты ломает человека сильнее, чем самые жестокие и изощренные пытки. (с)
Back to top
View user's profile Send private message
SVETIK15
Свидетель


Joined: Mar 24, 2008
Posts: 38
Location: Москва

PostPosted: Sat Aug 09, 2008 2:32 pm 
Post subject:
Reply with quote

прикольный фик. мне очень понравился. продолжай в том же духе.
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Julia22
Медиум


Joined: Aug 19, 2008
Posts: 83
Location: Lawrence, Kansas

PostPosted: Tue Aug 19, 2008 1:21 pm 
Post subject:
Reply with quote

В общем и целом мне понравилось, и понравилось сильно, но лично мне кажется, что концовка скомкана и обрубленна.
Back to top
View user's profile Send private message
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Tue Aug 19, 2008 5:58 pm 
Post subject:
Reply with quote

SVETIK15, спасибо... только продолжать уже наверное, не буду. Кажется, четыре рассказа, это уже мой предел Happy

Julia22, ну может и так, хотя для меня такая концовка видится вполне логичной.Рассказ был первым... в смысле, вообще первый, никогда до этого не писала и даже не пробовала. Так что, возможны и огрехи. Но радует, что, не смотря на концовку, все равно, понравилось. Спасибо.
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
nikki122
Жертва


Joined: Jul 01, 2008
Posts: 7
Location: Одесса

PostPosted: Fri Aug 22, 2008 8:05 pm 
Post subject:
Reply with quote

Класный рассказ!!!!!!!
Back to top
View user's profile Send private message
SVETIK15
Свидетель


Joined: Mar 24, 2008
Posts: 38
Location: Москва

PostPosted: Sun Aug 24, 2008 10:44 am 
Post subject:
Reply with quote

yanson, жаль, что продолжать не будешь! у тебя получается просто супер.
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Berkana
Кровавая Мэри


Joined: Apr 24, 2008
Posts: 640
Location: Киев, Украина

PostPosted: Mon May 04, 2009 9:00 pm 
Post subject:
Reply with quote

yanson, очень понравился фик, замечательная история.
Сейчас даже как-то не хватает слов, чтобы описать все впечатления и ощущения. Может, чуть позже, когда соберу мысли в кучку, напишу еще. А пока все просто очень понравилось!
_________________
Спасать людей, охотится на тварей, семейный бизнес...

...приказа верить в чудеса не поступало...

аватар от Tarbeeva58
Back to top
View user's profile Send private message AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
yanson
Призрак


Joined: Nov 07, 2007
Posts: 159
Location: Питер

PostPosted: Tue Jun 09, 2009 10:29 pm 
Post subject:
Reply with quote

nikki122, спасибо. Smile

SVETIK15, спасибо, но я себя, к сожалению, исчерпала, а писать абы как не хочу. Так что, пусть будет, как будет.

Berkana, спасибо, приятно знать, что кто-то еще читает старые рассказы Happy Happy
_________________
Если поблизости есть проблема, то она обязательно найдет Винчестеров, а если проблема будет не слишком расторопной, то Винчестеры сами найдут ее... А аватарку мне сделала Gala! =))
Back to top
View user's profile Send private message Send e-mail AIM Address Yahoo Messenger MSN Messenger
Эрика
Жертва


Joined: Jul 22, 2009
Posts: 10

PostPosted: Sat Jul 25, 2009 9:25 am 
Post subject:
Reply with quote

yanson, просто нет слов! Ничего более захватывающего я не читала)))
Молодчинка! Оч понравилось. Very Happy
_________________
Все приходит в свое время для тех, кто умеет ждать.
Back to top
View user's profile Send private message
Display posts from previous:   
Post new topic   Reply to topic    Сверхъестественное в России Forum Index -> Фанфикшен - Библиотека - Повести All times are GMT + 3 Hours
Goto page 1, 2  Next
Page 1 of 2

 
You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot vote in polls in this forum
Jump to:  


Powered by phpBB © 2001, 2004 phpBB Group
Forums ©


| Главная | Галерея |Сезон 1 | Сезон 2 | Сезон 3 | Видео | Музыка | Субтитры | Дневники | Бестиарий | Дин | Сэм | Джон| Бобби |
| Статьи/Интервью | Актеры | Фанфикшен | Фан-арт | Форумы | Чат | Поиск |

supernatural-family

supernatural. Дженсен Эклз

supernatural TV-Mania



Все текстовые и графические материалы размещены на данном сайте с ознакомительной целью, и принадлежат их авторам. Любое прямое использование материалов сайта (или их модификация) за пределами сайта в целях коммерции запрещены.
Supernatural and all related elements © 2007 The CW Television Network and Warner Bros. Television Production Inc. in association with Wonderland Sound and Vision. All rights reserved.
Supernatural-family © 2006-2007 Крис & Штрига


:: Powered by PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi :: localization Rus-PhpNuke.com :: MSTrenches phpbb2 style by Matt Sims :: Nuke theme by www.nukemods.com ::
Дизайн Aliura :: Создание сайта Kinzy ::