Хотелось бы так сказать в общих чертах понять что ему нужно

Иван Васильевич меняет профессию

ТочностьВыборочно проверено

«Ива́н Васи́льевич меня́ет профе́ссию» — советская фантастическая кинокомедия Леонида Гайдая по пьесе М. А. Булгакова «Иван Васильевич».

Содержание

Цитаты [ править ]

Александр Сергеевич Тимофеев [ править ]

Зинаида Михайловна Тимофеева [ править ]

Иван Васильевич Бунша [ править ]

Ульяна Андреевна Бунша [ править ]

Жорж Милославский [ править ]

Иван Васильевич Грозный [ править ]

Антон Семёнович Шпак [ править ]

Карп Савельевич Якин [ править ]

Другие персонажи [ править ]

Диалоги [ править ]

Тимофеев: Может быть, вы хотите вернуться в комнату Шпака? Я открою вам стенку.
Милославский: Нет-нет. Я лучше посмотрю на вашу машину. Она мне очень понравилась.
Тимофеев: Я очень рад! Вы первый, кто увидел, вы, так сказать, первый свидетель.
Милославский: Никогда ещё свидетелем не приходилось быть.

Иван Грозный: К пренебесному селению преподобному игумну Козьме…
Феофан: Козьме…
Иван Грозный: Царь и великий князь всея Руси…
Феофан: Всея… Руси…
Иван Грозный: Челом бьёт.

Тимофеев: А где царь?
Шпак: Закусывать надо!

Милославский: Ой, как они кричат!
Бунша: Они не могут кричать, они давным-давно покойники.
(В палату прилетают стрелы, одна из них попадает в шляпу Бунши)
Милославский: Видали, как покойники стреляют?
Стрелец: (за дверями) Отворяй, собака!
Бунша: А кому это он?!
Милославский: Вам.
Бунша: Мне?

Милославский: Эврика! Царские шмотки! Одевайся. Царём будешь!
Бунша: Ни за фто!
Милославский: Одевайся, убью!

Милославский: Будем знакомы.
Феофан: (кланяется) Не гневайся, боярин. Не признаю я тебя. Аль ты князь?
Милославский: Я? Пожалуй, князь. А что тут удивительного?
Феофан: Хе-хе-хе-хе. Да откуда ж ты взялся в палате царской? Ведь не было тебя! (Бунше) Батюшка-царь, кто же это такой?
Бунша: А… Это приятель Антона Семёныча Шпака.
Милославский: Ой, дурак! (Феофану) Надёжа-царь говорит, что я князь Милославский. Устраивает это вас?
Феофан: (шарахается) Чур! Сгинь! Сгинь!
Милославский: Что такое?! Опять не слава Богу? В чём дело?!
Феофан: Да ведь казнили тебя намедни…
Милославский: Вот это новость.
Феофан: …повесили тебя на собственных воротах… третьего дня по… по-по приказу царя!
(Милославский кивком вопросительно указывает на Буншу, Феофан кивает в ответ)
Милославский: Так. (Бунше, шёпотом) Ой, спасибо. Повесили меня, по твоему приказу. Выручай, а то засыплемся. Чё ж ты молчишь, сволочь?! (Феофану) А! Вспомнил. Ведь это не меня повесили. Того повешенного-то как звали? А?
Феофан: В-В-Ванька-разбойник.
Милославский: Ага. А я — наоборот, Жорж. Тот бандит — просто мой однофамилец. (Бунше) Правильно я говорю? Правильно я говорю?!
Бунша: (кивает) Угу.
Милославский: Вот. Пожалуйста.

Шпак: Ах, это вы репетируете, Зинаида Михайловна…
Зина: Реп-пеп-пет-тир-руем…
Якин: Какая же это репетиц… (шёпотом) Позвоните в милицию…
Иван Грозный: (наступая на него сапогом) Куды?!
Якин: Э-э… Я здесь, я здесь.
Шпак: Натурально как вы играете… И царь у вас такой… типичный… На нашего Буншу похож.

Якин: Он же мог меня зарезать.
Зина: И, между прочим, правильно бы сделал.
Якин: Хм, бред. Какой Иоанн Грозный?! Он же давно умер!
Иван Грозный: Кто умер?!
Якин: Я не про вас это говорю. Это другой, который умер, который… (торопливо ставит перед царём кресло, тот садится в него)
Иван Грозный: Ты боярыню соблазнил?
Якин: Я. Аз есмь. Житие мое
Иван Грозный: Какое житие твое, пёс смердящий? Ты посмотри на себя! «Житие»…
Якин: Зинаида, подскажи мне что-нибудь по-славянски.
Зина: (тихо) Паки.
Якин: Паки, паки… иже херувимы! Ваше сиятельство, смилуйтесь. Между прочим, вы меня не так поняли.
Иван Грозный: (смеётся) Да как же тебя понять, коль ты ничего не говоришь?
Якин: Языками не владею, ваше благородие.
Иван Грозный: Любишь боярыню?
Якин: Люблю, безумно!

Милославский: Интурист хорошо говорит.
Бунша: А что он говорит, конкретно что?
Милославский: А пёс его знает. Феденька! Надо бы переводчика.
Феофан: Был у нас толмач-немчин. Ему переводить, а он лыка не вяжет. Мы его в кипятке и сварили.
Милославский: Нельзя так с переводчиками обращаться.
Шведский посол: (о Кеми) … schwedische Armee erobert hat …
Милославский: Отвечай что-нибудь. Видишь, человек надрывается…
Бунша: Гитлер… капут!
Милославский: Продолжайте, мистер посол, мы с вами совершенно согласны!
Шведский посол: Кемска волост.
Милославский: Правильно, совершенно пр… (замечает на груди посла богато украшенный орден) …совершенно правильно. (натягивает перчатки)
Бунша: Послушайте, товарищ. Товарищ, можно вас на минуточку? Хотелось бы, так сказать, в общих чертах понять, что ему нужно.
Феофан: Да понять его, надёжа-царь, немудрено: они Кемскую волость требуют. Воевали, говорят, так подай её сюда.
Бунша: Что-что? Кемская волость?
Шведский посол: Oh, ja, ja, Kemska wolost. Oh ja, ja!
Бунша: Ха-ха-ха! Да пусть забирают на здоровье, я-то думал, Господи!
Феофан: Как же это так, кормилец?!
Бунша: Царь знает, что делает! Государство не обеднеет. Забирайте! Забирайте!
Феофан: Ха-ха-ха.
Милославский: Не вели казнить, великий государь, вели слово молвить! (шёпотом) Да ты что, сукин сын, самозванец, казённые земли разбазариваешь?! Так никаких волостей не напасёшься!
Шведский посол: Так что передать мой король?
Милославский: Передай твой король мой пламенный привет. (показывает)
Шведский посол: А Кемска волост?
Милославский: Такие вопросы, дорогой посол, с кондачка не решаются. Нам надо посоветоваться с товарищами… Зайдите на недельке.

Бунша: Меня опять терзают смутные сомнения… У Шпака — магнитофон, у посла — медальон…
Милославский: Ты на что намекаешь? Я тебя спрашиваю — ты на что, царская морда, намекаешь?
Феофан: Татарский князь Едигей! К государю.
Милославский: Э, нет-нет-нет! Сколько можно? Приём окончен. Обеденный перерыв!
Феофан, в двери: Царь трапезничать желает!

Милославский: Это сон какой-то…
Бунша: Минуточку! За чей счёт этот банкет? Кто оплачивать будет?
Милославский: Во всяком случае, не мы.

Бунша: (Милославскому) Скажите, пожалуйста, у вас нет отдельного кабинета?
Милославский: О, да ты, ваше благородие, нарезался.
Бунша: Но-но-но-но-но!

Лейтенант милиции: Курите? Не курите? Правильно делаете! Я тоже не курю. Ну, а всё-таки, кто вы такой, а?
Иван Грозный: Аз есмь царь!
Старшина милиции: Кличка?
Лейтенант милиции: (старшине) Тихо! (царю) Фамилия?
Иван Грозный: Рюриковичи мы.
Лейтенант милиции: Имя, отчество?
Иван Грозный: Иоанн Васильевич.
Лейтенант милиции: Иоанн. Год рождения?
Иван Грозный: 1533 от Рождества Христова.
Лейтенант милиции: Шутим.
Старшина милиции: Тоже мне, Тарапунька и Штепсель нашёлся.
Лейтенант милиции: (старшине) Тихо. (царю) Где живёте?
Иван Грозный: В палатах!
Лейтенант милиции: (бьёт ладонью по столу и вскакивает) В каких палатах?! Адрес, адрес ваш?!
Иван Грозный: Да ты скажи, какая вина на мне, боярин?
Лейтенант милиции: Тамбовский волк тебе боярин! Квартиру Шпака вы брали?!
Иван Грозный: Шпака?!
Лейтенант милиции: Да!
Иван Грозный: Казань… брал… Астрахань… брал… Ревель брал… Шпака… н-не брал.

(оба Ивана Васильевича — Грозный и Бунша — стоят перед Ульяной Андреевной в смирительных рубашках)
Иван Грозный: Самозванец!
Бунша: От самозванца слышу! Вот так.

Тимофеев: То, что вы рассказали, — грандиозно! Вам, как очевидцу, цены нет! Я бы на вашем месте за докторскую диссертацию немедленно сел.
Милославский: Торопиться не надо, сесть я всегда успею.

Источник

Хотелось бы в общих чертах понять о чем говорит иностранец.

Хотелось бы так сказать в общих чертах понять что ему нужно

Хотелось бы так сказать в общих чертах понять что ему нужно

Американские СМИ: «Изменник» Трамп «продался» России

После заявлений, сделанных по итогам переговоров президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа, американские СМИ в своих заголовках обвинили американского лидера в том, что он «продался», «занял сторону России» и усомнился в выводах американской разведки.

Хотелось бы так сказать в общих чертах понять что ему нужно

Так, Reuters выпустил текст с заголовком «Трамп сдает США», где процитировал сенатора США от Демократической партии Чака Шумера. Сенатор заявил, что Трамп «сдал» США, «укрепив своими заявлениями противников, ослабив оборону Соединенных Штатов и их союзников».

CNN отмечает резкую реакцию многих политиков: один из высокопоставленных дипломатов страны-союзника США заявил, что выступление Трампа было «мерзостью», а другой назвал его «пугающим».

Также портал цитирует неназванного высокопоставленного украинского дипломата, который заявил, что пребывает в гневе, как и другие люди, которым «дорога Америка».

CNN в заголовке о переговорах пишет, Трамп «отказался поддержать американскую разведку». На этом же делает акцент Washington Post, который отмечает, что Трамп сомневается в выводах разведки США.

New Yorker выпустил заголовок о встрече двух лидеров «Трамп дает Путину то, что он хочет». Портал пишет, что президент России не сделал что-то блестящее, а просто оказался достаточно умен, чтобы сидеть сложа руки и получать от этого выгоду.

Чарльз Блоу, обозреватель New Yorker, в своей колонке назвал Трампа «предателем и изменником», вынеся эти слова в заголовок. По его словам, Трамп совершил непростительное преступление, так как показал неспособность защищаться.

Huffington Post утверждает, что в Хельсинки «Трамп продался», в частности, отказавшись осуждать Путина за «вмешательство» в американские выборы, и возложив вину за плохие отношения двух стран на оба государства сразу.

New York Times также обращает внимание на тему «вмешательства» в выборы, отмечая, что Трамп в этом вопросе оказался «на стороне Путина».

Отметим, что Трампа начали критиковать еще во время пресс-конференции по итогам переговоров. В частности, экс-директор ЦРУ Джон Бреннан обвинил его в госизмене, а журналист CNN назвал выступление американского лидера «позорным».

Текст: Сергей Гурьянов

Хотелось бы так сказать в общих чертах понять что ему нужно

Дагестан очищают от мафии радикальными «сицилийскими» методами

От нового главы Дагестана ожидали решительного усиления борьбы с коррупцией – но действий такого масштаба, которые происходят сейчас в республике, не мог предсказать никто. Сотни представителей спецслужб высадились в Махачкале, сняты с должностей и арестованы важнейшие в регионе чиновники. Происходящее разительно напоминает методы, которыми Италия борется с сицилийской мафией.

Задержание целого ряда высокопоставленных дагестанских чиновников стало, возможно, самой масштабной антикоррупционной операцией за всю историю России. И похоже, что это лишь один из эпизодов новой антикоррупционной войны в Дагестане.

По итальянскому сценарию

«Первой ласточкой» стал глава администрации Махачкалы Муса Мусаев, задержанный 19 января по подозрению в превышении должностных полномочий при выделении земельных участков. За ним последовал главный архитектор столицы республики Магомедрасул Гитинов, подозреваемый по той же статье. Арест Мусаева стал сигналом для его главного покровителя – врио премьер-министра Абдусамада Гамидова, под началом которого сити-менеджер Махачкалы 10 лет проработал в местном минфине.

Не исключено, что именно Мусаев дал показания, позволившие задержать Гамидова, а также двух его ключевых заместителей – Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова. Бывший министр образования Шахабас Шахов, скорее всего, пошел «прицепом» – за ним уже давно тянулся шлейф коррупционных скандалов, связанных с хищениями бюджетных средств при строительстве школ. Еще несколько дней назад, комментируя увольнение Шахова и министра земельных и имущественных отношений Руслана Магомедова, врио главы республики Владимир Васильев заявил, что причиной их отставки была «безобразная работа».

В сообщении СК о задержании дагестанских чиновников следует обратить внимание на упоминание «иных лиц, причастных к хищениям», которые стали поводом к возбуждению уголовного дела о мошенничестве против Гамидова и компании. Сейчас в Дагестане гадают, кто может быть среди этих «иных лиц», называются имена нескольких министров, глав районов и городов. При этом мало кто считает, что на этом задержания закончатся – слишком уж серьезные силы были мобилизованы федеральным центром. Как утверждают сотрудники органов безопасности, главное при аресте столь высокопоставленных лиц – это преодолеть многочисленные препятствия и согласования, и этот этап, как видно, пройден.

Еще в середине января в республику была направлена комиссия Генпрокуратуры для комплексной проверки, причем ее приезд совпал с долгожданной сменой прокурора Дагестана. На место основательного встроенного в местную клановую систему представителя «нацкадров» Рамазана Шахнавазова в регион переехал бывший прокурор Хакасии Денис Попов. О том, какие процессы разворачивались за кулисами, можно судить по такой детали: о завершении согласования кандидатуры нового прокурора Владимир Васильев сообщил на встрече с президентом Владимиром Путиным еще в начале декабря. «Пакетное» задержание чиновников явно свидетельствует о том, что теперь у федеральных силовиков развязаны руки.

Эти перипетии сильно напоминают практику борьбы с сицилийской мафией – массовые задержания давно стали «фирменным» подходом итальянских правоохранителей к проблеме ОПГ. Последний такой эпизод произошел совсем недавно, 21 января, когда карабинеры арестовали на Сицилии более 50 представителей 16 мафиозных семей провинции Агридженто, включая мэра города Сан-Бьяджио-Платани. В рамках другой спецоперации в июне 2014 года пришлось мобилизовать порядка 500 карабинеров для ареста более 30 участников группировки «Коза Ностра».

Параллели между Дагестаном и Сицилией обоснованы: и в том, и в другом случае речь идет о регионах, где местные кланы сформировали параллельную систему власти.

Кланы провалили экзамен

О том, какие настроения преобладали в Дагестане за несколько месяцев до президентских выборов, можно судить по многочисленным публикациям в местных СМИ и соцсетях, авторы которых требовали от нового руководителя республики Владимира Васильева (в прошлом высокопоставленного функционера МВД) немедленно начать очередную «чистку». Однако Васильев не торопился, первоначально сохранив должности за всеми членами правительства, сформированного при его предшественнике.

Такое поведение, как представляется, преследовало несколько целей. Во-первых, новый глава Дагестана дал возможность всем министрам показать, на что они способны, пусть и с приставкой «врио». Во-вторых, Васильев, скорее всего, учел опыт хаотичной кадровой политики Абдулатипова и не стал «ломать дрова» в первые же дни, тем более что для Дагестана он человек новый и непродуманными действиями мог нажить врагов на ровном месте. Поэтому резких перемен поначалу не было, более того, некоторые чиновники, казалось, стали пользоваться благосклонностью нового главы. Тот же Гамидов часто появлялся на официальных мероприятиях с Васильевым, а работа Юсуфова и Мусаева даже пару раз удостоилась похвалы врио главы республики.

Очень возможно, что отсутствие резких движений усыпило бдительность коррупционеров.

Обстоятельства задержания министров напоминали эпизод с арестом Саида Амирова пять лет назад. Абдулатипов в тот день находился на футбольном матче в Грозном, Васильев же 5 февраля как ни в чем не бывало встречал в Махачкале главу Татарстана Рустама Минниханова. Последний, как выяснилось, привез в Дагестан нового премьер-министра: сразу после задержания Гамидова Васильев предложил дагестанскому парламенту кандидатуру нового премьера – министра экономического развития Татарстана Артема Здунова. Кстати, мордвина по национальности.

Поиск нового главы правительства в Казани был логичным решением, учитывая то, что «продвинутые» чиновники северокавказских республик давно видят образец для подражания в экономической политике именно в Татарстане.

Воспримут ли коррупционеры эти сигналы, отдельный вопрос. После ареста Амирова, который правил Махачкалой полтора десятилетия, самым популярным комментарием было высказывание в духе «неприкосновенных больше нет». Однако коррупционная система опять воспроизвела саму себя и потребовала новых вмешательств – на сей раз куда более масштабных. Дело Амирова, по большому счету, было политическим – экс-мэра судили по террористическим статьям УК, а вся его нахрапистая самодеятельность в городском хозяйстве осталась за рамками следствия и благополучно продолжилась при преемниках.

Аналогичная история произошла в случае с Муртазалиевым, которому предъявили обвинения по ряду террористических составов, но не по предполагаемым гигантским махинациям со средствами ПФ, о которых в Дагестане знают даже дети (в первую очередь речь идет об аферах с материнским капиталом).

Теперь у правоохранительных органов добрались руки и до этих эпизодов, а там круг подозреваемых может оказаться гораздо шире, чем первые лица. Это заставляет задуматься о принципиальном вопросе: насколько дагестанское общество, глубоко пораженное коррупцией, готово к самоочищению? Вспоминая опыт Сицилии, где борьба с мафией растянулась на десятилетия и до сих пор не завершена, не следует предаваться излишнему оптимизму: коррупция будет преследовать Дагестан еще долго. Но первые впечатляющие шаги по ее искоренению сделаны.

Источник

Хотелось бы так сказать в общих чертах понять что ему нужноvinalnik

ТРЕНЕР «ГАЗМЯСА»

Иван Васильевич меняет профессию — советский фильм. Производство киностудии «Мосфильм», 1973. Жанр — кинокомедия. Экранизация пьесы М. А. Булгакова «Иван Васильевич».

— Когда Вы говорите, Иван Васильевич, впечатление такое, что вы бредите.

— А меня же, Зинаида Михайловна, обокрали — собака с милицией обещала прийти.

— Врёшь, собака! Аз есмь царь!

— Я бросаю мужа — этого святого человека со всеми удобствами!

— Ему сообщают, что жена от него уходит, а он — «так-так-так-так-так-так-так-так»! Даже как-то невежливо!

— Эх, красота-то какая! Лепота!

— А что вы на меня так смотрите, отец родной? На мне узоров нету и цветы не растут.

— Ах, это вы репетируете…
— Реп-пе-пе-тир-руем…
— Натурально, как вы играете… И царь у вас такой… такой типичный! На нашего Буншу похож…

— Вот что крест животворящий делает!

— Всё, шо нажито непосильным трудом, всё погибло!

— Вы ещё ответите за ваши антиобщественные опыты, хулиган!

— А ещё очки одел! Да, да. Поможем, поможем! Интеллигент несчастный! Выучили вас на свою голову — облысели все!

— Граждане! Храните деньги в сберегательной кассе! Если, конечно, они у вас есть.

— Да нам, царям, за вредность молоко надо бесплатно давать!

— Живьём брать демонов!

— Живьём брать самозванцев!

— Аз есмь… житие мое…
— Какое житие твое, пёс смердящий?

— За чей счёт этот банкет? Кто оплачивать будет?
— Во всяком случае, не мы!

— А где царь?
— Закусывать надо!

— Замуровали, замуровали, демоны!

— И тебя вылечат… и тебя тоже вылечат… и меня вылечат.

— Как челобитную царю подаёшь?!

— Ты такую машину сделал?
— Да, я.
— У меня тоже один такой был — крылья сделал. Я его на бочку с порохом посадил — пущай полетает!
— Зачем же так круто?

— Понимаешь, у того лицо умнее!
— Вот лица попрошу не касаться!

— Оставь меня, старушка, я в печали…

— Отведай ты из моего кубка.

— Так что передать мой король?
— Передай твой король мой пламенный привет.

— Ты скажи, какая вина на мне, боярин?
— Тамбовский волк тебе боярин!

— Молви ещё раз, ты не демон?!
— Иван Васильевич, я вам сто раз уже говорил, кто я такой! Не демон я!
— Ой, не лги! Ой, не лги! Царю лжёшь! Не человечьим хотением, но Божьим соизволением царь есмь…
— Хорошо! Я прекрасно понимаю, что вы царь, Иван Васильевич…
— Увы мне, увы мне, Иван Василичу! Горе мне!
— Вы водку пьёте?
— Анисовую…

— Ты пошто боярыню обидел, смерд?

— Ай, боярыня — красотою лепа! Червлёна губами, бровьми союзна… Чего ж тебе ещё надо, собака? …Вот и женись, хороняка, князь отпускает её!

— Меня опять терзают смутные сомнения… У Шпака — магнитофон, у посла — медальон…
— Ты на что намекаешь? Я тебя спрашиваю — ты на что, царская морда, намекаешь?!

— Царь, очень приятно, здравствуйте, царь!

— Какого Бориса-царя?! Бориску — на царство?! Так он, лукавый, презлым заплатил за предобрейшее?! Сам захотел царствовати и всем владети?! Повинен смерти!

— Квартиру Шпака вы брали?!
— Шпака?
— Да!
— Казань брал, Астрахань брал, Ревель брал, Шпака — не брал.

— Эй, человек! Человек. Официант! Почки один раз царице!

— Это я удачно зашёл.

— Позвольте! Вы не хулиганьте. Что это ещё за пьяные выходки?! Я на вас жалобу подам… коллективную!

— Я требую продолжения банкета!

— Паки, паки… Иже херувимы. Языками не владею, ваше благородие.

— Эврика! Царские шмотки! Одевайся! Царём будешь!
— Ни за что!
— Одевайся, убью!

— Не вели казнить, великий государь! Вели слово молвить!

— Пиши: «Царский указ. Приказываю послать войско выбить крымского хана с Изюмского шляха». Точку поставь.
— Точка… Подпиши, Великий Государь!
— Я не имею права подписывать такие исторические документы.

— Я б на вашем месте за докторскую диссертацию сел!
— Торопиться не надо — сесть я всегда успею.

— Хотелось бы, так сказать, в общих чертах понять, что ему нужно.
— Да понять его, надёжа-царь, немудрено: они Кемскую волость требуют. Воевали, говорят, так подай ее сюда!
— О, йа-йа! Кемска волост! О, йа-йа!

— Видел чудеса техники, но такого!

— Да головы им отрубят и всего делов.
— И всего делов… А?
— Да пёс с ними!

— Вот смотрит… Вы на мне дыру протрёте!

— Тьфу на вас. Тьфу на вас ещё раз!

— Федя, ты чего там жмёшься около почек? Иди сюда.

— Как они кричат!
— А… Они не могут кричать, они уже давным-давно покойники!
— Видали, как покойники стреляют?

— Рявкни на них!
— Воооооон.

— В милицию замели, дело шьют!

— Скажите, как ваше имя-отчество?
— Марфа Васильевна я…

— Марго, вы единственный человек, который меня понимает.

— Эх, Марфуша, нам ли быть в печали?

— Какая это собака?! Распустились тут без меня! Что за р-репертуар у вас? Надо что-нибудь массовое, современное: тили-тили, трали-вали, это мы не… тили-тили, эта нам не трали-вали…

— Я занят, позвоните попозже!

— Отворяй, собака.
— А кому это он?
— Вам.

— Был у нас толмач-немчин. Ха, ему б переводить, а он лыка не вяжет. Мы его в кипятке и сварили.
— Нельзя так с переводчиками обращаться.

— Ошибаетесь, уважаемый, это дело общественное. Вы своими разводами резко снижаете наши показатели.

— А еще борются за почётное звание «Дома высокой культуры быта»!

— За стенку ответите по закону!

— Я — артист больших и малых академических театров. А фамилия моя — фамилия моя слишком известна, чтобы я её называл!

— Какой паразит осмелился сломать двери в царское помещение?

— Да ты что, сукин сын, самозванец, казённые земли разбазариваешь? Так ведь никаких волостей не напасёшься!

— Такие вопросы, дорогой посол, с кондачка не решаются. Нам надо посоветоваться с товарищами, зайдите на недельке

— Ну, царь, вздрогнули!

— Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая, три… куртки.

— Войско взбунтовалось! Говорят, царь — ненастоящий!

— Минуточку! Если ты ещё раз вмешаешься в опыты академика и станешь на пути технического прогресса, я тебя.

— Вы первый, кто увидел, вы, так сказать, первый свидетель!
— Никогда ещё свидетелем не приходилось быть…

— Скажите, у вас нет отдельного кабинета?
— О, да ты, ваше благородие, нарезался!

— Введите гражданина посла!

— Одумайтесь, одумайтесь, прежде чем, начать понимать — увидеть древнюю Москву — без санкции соответствующих органов!

— Милочка, ты себе не представляешь! Якин бросил свою кикимору, ну, и уговорил меня лететь с ним в Гагры!

— Милиция? Это говорит сегодняшний обокраденный Шпак… а я не по поводу кражи, у нас тут дело почище — инженер Тимофеев в свою квартиру живого царя призвал! …Я непьющий! Даю чесное благородное слово. …Жду

— Вельми понеже… весьма вами благодарен!

— Были демоны, — мы этого не отрицаем. Но они самоликвидировались. Так что прошу это бесполезную панику прекратить!

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *